Признании недействительным договора залога недвижимого имущества. Признание договора залога недействительным - план действий и консультация юриста

13.06.2020 Алименты

К делу № – 972 / 15

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

председательствующего Ожева М.А.

при секретаре Куиз Ж.Б.,

с участием:

представителя истца (ответчика) ООО «РУСФИНАНСБАНК» - Кожевникова А.А.,

представителя ответчицы (истицы) Рамазановой С.З. - Передерий Г.М.,

третьего лица без самостоятельных требований Ешева А.Б.,

третьего лица без самостоятельных требований Карапетьян С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению ООО «РУСФИНАНСБАНК» к Рамазановой Саиде Зиябуттиновне об обращении взыскания на предмет залога и о взыскании судебных расходов и по встречному исковому заявлению Рамазановой Саиды Зиябуттиновны к ООО «РУСФИНАНСБАНК» о признании договора залога недействительным и прекращении залога автомобиля,

установил:

Истец ООО «РУСФИНАНСБАНК» обратился с иском к ответчице Рамазановой С.З., пояснив следующее. ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с кредитным договором №-ф, заключенным между ООО "РУСФИНАНС БАНК" и Ешевым Анзором Бечмирзовичем, Заемщику был предоставлен кредит на сумму 770346,16 руб. на срок до ДД.ММ.ГГГГ на приобретение автотранспортного средства согласно договора купли-продажи автомобиля HYUNDAI IX35, год выпуска 2014 г., идентификационный №№, двигатель № G4NA DU242133, кузов № №, цвет белый. В целях обеспечения выданного кредита ДД.ММ.ГГГГ между Ешевым А. Б. и Банком был заключен договор залога приобретаемого имущества (автомобиля) №-фз. При нарушении Заемщиком своих обязательств по договору, Банк вправе согласно условиям договора залога №-фз от ДД.ММ.ГГГГ обратить взыскание на заложенное имущество и реализовать его. В соответствии с условиями кредитного договора №-ф от ДД.ММ.ГГГГ Заёмщик обязан осуществлять частичное погашение кредита и уплачивать проценты за пользование кредитом ежемесячно в срок до 30 (31) числа. Согласно ст. если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами. Согласно ст. обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Однако в нарушение вышеуказанных условий кредитного договора №-ф от ДД.ММ.ГГГГ Ешев Анзор Бечмирзович неоднократно не исполнял свои обязательства по кредитному договору, в связи с чем ООО "РУСФИНАНС БАНК" вынужден был обратиться в суд с иском о взыскании с гр. Ешева Анзора Бечмирзовича задолженности по кредитному договору. ДД.ММ.ГГГГ Майкопским городским судом Республики Адыгея было вынесено решение о взыскании с Ешева Анзора Бечмирзовича в пользу ООО "РУСФИНАНС БАНК" задолженности по кредитному договору №-ф от ДД.ММ.ГГГГ в размере 862113,05 руб., расходов по оплате госпошлины в размере 11821,13 руб. Решение суда вступило в законную силу. Однако заемщик до настоящего времени не исполнил решение суда и не погасил свою задолженность перед Банком. Кроме того, Ешев Анзор Бечмирзович в нарушение условий договора залога №-фз от ДД.ММ.ГГГГ продал находящийся в залоге автомобиль HYUNDAI IX35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов № №. В настоящее время новым собственником предмета залога является Рамазанова Саида Зиябуттиновна, проживающая по адресу: 385730, . В силу п. 1 ст. залог является способом обеспечения обязательства, при котором кредитор - залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счёт заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами. Согласно ч. 1 ст. взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. Согласно ст. 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" если взыскание на имущество обращено для удовлетворения требований залогодержателя, то взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь независимо от наличия у должника другого имущества. Обращение взыскания в пользу залогодержателя на заложенное имущество может производиться без судебного акта об обращении взыскания. Требования залогодержателя удовлетворяются из выручки от продажи заложенного имущества после погашения расходов на проведение торгов без соблюдения очерёдности исковых требований, установленных ст. 111 ФЗ "Об исполнительном производстве". Таким образом, заложенное имущество обладает особым статусом, при котором кредитор (залогодержатель) вправе в случае не исполнения должником обязательств, обеспеченных залогом, обратить взыскание на заложенное имущество. Согласно ст. , а также условий договора залога №-фз залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя. Никакого согласия на реализацию заложенного имущества ООО "РУСФИНАНС БАНК" не давал. Таким образом, Ешев А. Б. нарушил условия договора залога, а также допустил нарушение норм действующего законодательства. Согласно п. 1 ст. Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 23. Обеспечение исполнения обязательств > § 3. Залог > 1. Общие положения о залоге > Статья 353. Сохранение залога при переходе прав на заложенное имущество к другому лицу" target="_blank">353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом) либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя. В статье содержится перечень оснований прекращения залога. Такое основание к прекращению залога, как приобретение заложенного имущества лицом, которое не знало о его обременении залогом, не указано в ст. , регулирующей прекращение залога. Данная позиция также поддерживается судебной практикой (Определение ВС РФ от ДД.ММ.ГГГГ по делу №-В11-4, апелляционное определение Нижегородского областного суда по делу №). Конституционный суд РФ в своих определениях от ДД.ММ.ГГГГ N741-0, от ДД.ММ.ГГГГ N1247-0 установил, что сохранение залога при переходе права на заложенное имущество другому лицу, установленное ст. Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 23. Обеспечение исполнения обязательств > § 3. Залог > 1. Общие положения о залоге > Статья 353. Сохранение залога при переходе прав на заложенное имущество к другому лицу" target="_blank">353 ГК РФ составляет конституционный элемент этого института, без которого залог не может выполнять функции обеспечения кредита, в том числе публично - значимые. Таким образом, общим правилом, характерным для залоговых правоотношений, является наличие права следования, которое заключается в том, что при отчуждении заложенной вещи право залога следует за вещью, а у лица, которое приобрело вещь, возникают залоговые обременения. С переходом права собственности на заложенное имущество кредитор (залогодержатель) не утрачивает право на удовлетворение своих требований за счёт заложенного имущества. Следовательно, ООО "РУСФИНАНС БАНК" с переходом права на заложенное имущество, а именно на автомобиль HYUNDAI IX35, год выпуска 2014 г., идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №№, цвет белый не утратил права на удовлетворение своих требований за счёт заложенного имущества. При этом не имеет значения тот факт, что новый собственник имущества не знал о нахождении имущества в залоге. Добросовестность собственника имущества не влияет на установленное законом правило сохранения залога при переходе права собственности. Данная позиция поддерживается судебной практикой (Определение ВС РФ от ДД.ММ.ГГГГ по делу №-В11-4, определение ВС РФ от ДД.ММ.ГГГГ по делу N16-В11-19). Права третьего лица (нового приобретателя) могут быть защищены в рамках иных отношений - между новым приобретателем (третьим лицом) и бывшим собственником (залогодателем) по поводу возмещения продавцом убытков, причинённых при изъятии товара у покупателя третьими лицами. Данная позиция поддерживается судебной практикой. Требования об обращении взыскания на заложенное имущество необходимо предъявлять новому собственнику, если иное не установлено соглашением между залогодателем и залогодержателем. Согласно ст.ст. , судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. ГПК. Истец ООО «РУСФИНАНСБАНК» просил суд: обратить взыскание на предмет залога - автомобиль HYUNDAI IX35, год выпуска 2014 г., идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №№, цвет белый, находящийся у Рамазановой Сайды Зиябуттиновны, по месту её жительства (385730,); взыскать с Рамазановой Сайды Зиябуттиновны, в пользу ООО "РУСФИНАНС БАНК" расходы по оплате госпошлины в сумме 6000,00 рублей.

Рамазанова С.З. обратилась с встречным иском к ООО «РУСФИНАНСБАНК», в котором пояснила следующее. ООО «РУСФИНАНСБАНК» (далее Банк) обратилось в суд с исковым заявлением об обращении взыскания на предмет залога, автомобиль HYNDAY IX 35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №№, цвет белый, который числится по договору залога по кредитным обязательствам Ешева А.Б. перед Банком. Данный автомобиль был приобретён Рамазановой С.З. по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключённому между ней и Карапетьян С.В., что подтверждается договором купли-продажи автомобиля. В настоящее время автомобиль зарегистрирован в МРЭО № ГИБДД МВД ПО РА с ДД.ММ.ГГГГ госномер А077ЕР01, и она им пользуется, как своим, по настоящее время. Договор купли-продажи оформлен в соответствии с нормами ГК РФ, никем не оспорен, является действительным и правомочным документом. В договоре купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что «указанный автомобиль, никому другому не продан, не заложен, в споре и под запретом (арестом) не состоит». Поэтому при покупке Рамазановой С.З. автомобиля, у неё даже мысли не возникало, что этот автомобиль числится в залоге по кредитному договору. Более того, она несколько раз уточнила у Карапетьян С.В., не заложен ли данный автомобиль в Банке. Но тот ответил, что не заложен, если бы был заложен, то был бы запрет в ГАИ на регистрацию, а он сам ставил на учёт автомобиль в ГАИ в июне 2014 г., сам видел чеки, согласно которым автомобиль был куплен в автосалоне «Хюндай» за наличные деньги. Истец не могла проверить никоим образом, что автомобиль заложен, т.к. при регистрации этого автомобиля в ГИБДД на её имя, никакого запрета на производство с этим автомобилем регистрационных действий, не было. Согласно ст. «Договор о залоге, его форма и регистрация», договор о залоге автомобиля по Кредиту Ешева А.Б. должен быть зарегистрирован. В приложенных к исковому заявлению, и в иске не упомянуто о доказательствах о регистрации «договора залога». Пунктом. 2 ст. Федерального Закона «О залоге», установлено правило об обязательной регистрации залога всех транспортных средств (прил.1). Необходимость регистрации залогового автотранспорта предусматривается Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N1354 "О дополнении и признании утратившими силу решений Правительства Российской Федерации в связи с принятием Закона РФ "О залоге". Кроме того, согласно приложению к кредитному договору Ешева А.Б., «Договора залога имущества №1223861/01-ФЗ» от ДД.ММ.ГГГГ, п. 1.3, «Залогодатель обязан не позднее 5 (пяти) рабочих дней с даты регистрации Имущества в органах ГИБДД передать Залогодержателю на ответственное хранение оригинал паспорта технического средства (ПТС). Оригинал ПТС заложенного Имущества передаётся Залогодержателю на весь срок действия Кредитного договора». Однако этот пункт договора залога не был выполнен Ешевым, и нет доказательств, что Банк потребовал предоставления ему Залогодателем Ешевым ПТС на заложенный автомобиль после истечения «...5 (пяти) рабочих дней с даты регистрации Имущества в органах ГИБДД.. .». Кроме того, пунктом 4.3 договором залога предусмотрено, что Ешев «Залогодатель не вправе отчуждать имущество... без письменного согласия Залогодержателя...». Этот пункт договора также был нарушен. Также не выполнены Залогодателем и Банком действия, предусмотренные пунктами 4.6,4.7 договора залога. Кроме того, в договоре залога не упомянуто и не представлено согласие супруги Ешева А.Б., на передачу совместного имущества - автомобиля в залог Банку, в связи с чем договор залога также является недействительной сделкой. Ешевым и Банком нарушены требования договора залога, требования Закона «О залоге», требования Семейного Кодекса РФ о совместном имуществе супругов, что влечёт признание договора залога недействительным. Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ №367-ФЗ внесены изменения в Гражданский Кодекс РФ по нормам на залоговое имущество, вступившие в силу с ДД.ММ.ГГГГ Согласно ст. в новой редакции залог прекращается: 1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства; 2) если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога. Рамазанова С.З. приобрела автомобиль возмездно. Она не знала и не должна была знать, что купленный ею автомобиль является залогом по кредитному договору в Банке у Ешева А.Б., т.к. покупала автомобиль у Карапетьян С.В., и тот ей сказал, что автомобиль свободен от всех обязательств, и в договоре купли-продажи было указано, что автомобиль в залоге не состоит, что подтверждено договором купли-продажи автомобиля от ДД.ММ.ГГГГ Из этого следует, что на настоящий момент залог автомобиля в Банке должен быть прекращён. Все правовые акты, принятые судебной властью, на которые ссылается Банк в исковом заявлении, приняты до ДД.ММ.ГГГГ, и не имеют правового значения в связи с внесёнными законодателем поправками в норму закона ст. по прекращению залога действующего с ДД.ММ.ГГГГ Обзором судебной практики Верховного Суда РФ № (2015), утверждённом Президиумом Верховного Суда РФ ДД.ММ.ГГГГ, дано разъяснение для правоприменения ст. в новой редакции. Согласно обзору, правоотношения, регулируемые подпунктом 2 пункта 1 ст. возникают в связи с возмездным приобретением заложенного имущества по сделке, указанная норма применяется к сделкам по отчуждению заложенного имущества, которые совершены после ДД.ММ.ГГГГ (в ред. Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ №-Ф3). Правоприменение подпункта 2 пункта 1 ст. к залоговому имуществу при его возмездном приобретении, также подтверждено судебной практикой (прил.4,5), когда по аналогичным обстоятельствам по искам Банков было отказано, в связи с введением норм закона подпункта 2) пункта 1 ст. . Она просила суд: признать «Договор залога имущества №1223861/01-ФЗ» от ДД.ММ.ГГГГ недействительным; прекратить залог автомобиля HYNDAYIX 35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №MAJU81EDEJ558751, цвет белый, государственный регистрационный знак А077ЕР01, в Банке с ДД.ММ.ГГГГ.

Представитель истца (ответчика) ООО «РУСФИНАНСБАНК» - Кожевников А.А. в судебном заседании поддержал исковые требования общества в полном объеме, встречные исковые требования Рамазановой С.З. не признал и просил отказать в их удовлетворении по основаниям, изложенным в отзыве на исковые требования. В своем отзыве на встречный иск представитель ООО «РУСФИНАНСБАНК» пояснил, что необоснованны и не подлежат удовлетворению доводы Рамазановой С.З. о том, что она является добросовестным приобретателем заложенного автомобиля, по следующим основания: Согласно ст. , ст. Закона «О залоге» (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора, договора залога, а также на момент возникновения права на обращение взыскания на предмет залога) залог является способом обеспечения обязательства, при котором кредитор - залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счёт заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами. Согласно ч.1 ст. взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. Согласно ст. ФЗ «Об исполнительном производстве» если взыскание на заложенное имущество обращено для удовлетворения требований залогодержателя, то взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь, независимо от наличия у должника другого имущества. Таким образом, исходя из вышеизложенного, молено сделать вывод о том, что обращение взыскания на заложенное имущество является основным способом исполнения решения суда. Согласно ст. , а также условий договора залога №-фз залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя. Никакого согласия на реализацию заложенного имущества ООО «Русфинанс Банк» не давал. Таким образом, можно сделать вывод о том, что гр. Ешев А.Б. нарушил условия договора залога, а также допустил нарушение норм действующего законодательства. В силу ст. 32 закона от ДД.ММ.ГГГГ N 2872-1 "О залоге" (с последующими изменениями и дополнениями) залог сохраняет силу, если право собственности или полного хозяйственного ведения на заложенную вещь либо составляющее предмет залога право переходит к третьему лицу. Согласно п. 1 ст. Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 23. Обеспечение исполнения обязательств > § 3. Залог > 1. Общие положения о залоге > Статья 353. Сохранение залога при переходе прав на заложенное имущество к другому лицу" target="_blank">353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или права оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом) либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя. В статье (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора, договора залога, а также на момент возникновения права на обращение взыскания на предмет залога) содержится перечень оснований прекращения залога. Такое основание к прекращению залога, как приобретение заложенного имущества лицом, которое не знало о его обременении залогом, не указано в ст. Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей прекращение залога (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора, договора залога, а также на момент возникновения права на обращение взыскания на предмет залога). Данная позиция также поддерживается судебной практикой. Конституционный суд РФ в своих определениях от ДД.ММ.ГГГГ N 741-0, от ДД.ММ.ГГГГ N 1247-0 установил, что сохранение залога при переходе права на заложенное имущество другому лицу, установленное ст. Раздел III. Общая часть обязательственного права > Подраздел 1. Общие положения об обязательствах > Глава 23. Обеспечение исполнения обязательств > § 3. Залог > 1. Общие положения о залоге > Статья 353. Сохранение залога при переходе прав на заложенное имущество к другому лицу" target="_blank">353 ГК РФ составляет конституционный элемент этого института, без которого залог не может выполнять функции обеспечения кредита, в том числе публично значимые. Довод Рамазановой С.З о том, что она является добросовестным приобретателем в силу ст. (в редакции от 21.12.2013г.) не основан на законе и не заслуживает внимания суда. Согласно ст. акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Согласно п. 2, 3 ФЗ № от ДД.ММ.ГГГГ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившим силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов РФ)» настоящий федеральный закон вступает в силу с ДД.ММ.ГГГГ Положения ГК РФ (в редакции ФЗ № от ДД.ММ.ГГГГ) применяются к правоотношениям, возникшим после вступления в силу ФЗ № от ДД.ММ.ГГГГ Следовательно, можно сделать вывод о том, что положения ГК, введённые в действие ФЗ № от ДД.ММ.ГГГГ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ и признании утратившим силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов РФ)» обратной силы не имеют и не могут быть применимы к правоотношениям, возникшим до ДД.ММ.ГГГГ Таким образом, поскольку положения, введённые в действие ФЗ № от 21.12. 2013 г., обратной силы не имеют, и к данным правоотношениям по обращению взыскания на заложенное имущество должны применяться нормы законодательства, действовавшего до ДД.ММ.ГГГГ, т.е. нормы ГК в редакции, действующей до ДД.ММ.ГГГГ, а также нормами Закона «О залоге». Поскольку договор залога заключен ДД.ММ.ГГГГ, то есть до вступления в силу ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ № 367-ФЗ, необходимо руководствоваться нормами Гражданского Кодекса РФ о залоге в предыдущей редакции. Общим правилом, характерным для залоговых правоотношений, является наличие права следования, которое заключается в том, что при отчуждении заложенной вещи право залога следует за вещью, а у лица, которое приобрело вещь, возникают залоговые обременения. С переходом права собственности на заложенное имущество кредитор (залогодержатель) не утрачивает право на удовлетворение своих требований за счёт заложенного имущества. Следовательно. ООО «Русфинанс Банк» с переходом права на заложенное имущество, а именно на автомобиль HYUNDAI IX35, год выпуска 2014 г., идентификационный № №, двигатель № G4NA DU242133, кузов № №, цвет белый, не утратил права на удовлетворение своих требований за счёт заложенного имущества. При этом не имеет значения тот факт, что новый собственник имущества не знал о нахождении имущества в залоге. Добросовестность собственника имущества не влияет на установленное законом правило сохранения залога при переходе права собственности. Данная позиция поддерживается судебной практикой. Права нового приобретателя могут быть защищены в рамках иных отношений -между новым приобретателем и бывшим собственником (залогодателем) по поводу возмещения продавцом убытков, причинённых при изъятии товара у покупателя третьими лицами. Данная позиция поддерживается судебной практикой (Определение Санкт -Петербургского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ №). Требования об обращении взыскания на заложенное имущество необходимо предъявлять новому собственнику, если иное не установлено соглашением между залогодателем и залогодержателем. Данные выводы находят отражение и в судебной практике. В соответствии с п.1.3. договора залога №-фз, залогодатель обязан не позднее 5 (Пяти) рабочих дней с даты регистрации имущества в органах ГИБДД передать залогодержателю на ответственное хранение оригинал паспорта транспортного средства (ПТС), передаваемого в залог. Оригинал ПТС заложенного транспортного средства передается в банк на весь срок действия Кредитного договора. Данный пункт договора закрепляет, прежде всего, обязанность залогодателя передать залогодержателю ПТС. Сдать оригинал ПТС Банку является исключительной обязанностью Заемщика, а Банк в свою очередь, лишь принимает оригинал ПТС на ответственное хранение. Нормами действующего законодательства не предусмотрены способы воздействия на заемщиков, которые уклоняются от сдачи оригиналов ПТС в Банк. Кроме того, регистрация залога автотранспортных средств в настоящее время не находится в компетенции Министерства внутренних дел Российской Федерации. Данная позиция также подтверждается Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N ВАС-14635/09 по делу N А09-2963/2009. Пунктом 2 статьи 40 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 2872-1 "О залоге" предусмотрено, что залог транспортных средств подлежит регистрации в реестрах, которые ведутся государственными организациями, осуществляющими регистрацию гражданских воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств. Вместе с тем, деятельность правоохранительных органов, в том числе и Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ, строго регламентирована положениями нормативно-правовых актов и действующим законодательством. Согласно пункту 1 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N711, Государственная инспекция безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (Госавтоинспекция) осуществляет специальные контрольные, надзорные и разрешительные функции в области обеспечения безопасности дорожного движения. В пункте 11 данного Положения перечислены обязанности, возложенные на Госавтоинспекцию. Указанный в Положении перечень обязанностей является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит, изменения могут быть внесены только соответствующим Указом Президента РФ. Однако в перечне не содержится такой обязанности Госавтоинспекции как регистрация договоров залога автотранспортных средств. Одной из обязанностей Управления является осуществление регистрации и учета автомототранспортных средств и прицепов к ним в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Такой порядок регистрации транспортных средств установлен Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N938. Во исполнение данного Постановления Приказом МВД РФ от ДД.ММ.ГГГГ N1001 "О порядке регистрации транспортных средств" утверждены Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ. Данными правилами установлена процедура регистрации исключительно транспортных средств, регистрация договоров залога автотранспортных средств не предусмотрена. Деятельность правоохранительных органов, в том числе Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД Российской Федерации, строго регламентирована положениями нормативно-правовых актов и действующим законодательством. Одной из обязанностей Госавтоинспекции является осуществление регистрации и учета автомототранспортных средств и прицепов к ним, предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования, выдачи регистрационных документов и государственных регистрационных знаков на зарегистрированные автомототранспортные средства и прицепы к ним, а также выдачи паспортов транспортных средств в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Такой порядок регистрации транспортных средств установлен Постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 938. Во исполнение данного Постановления, приказом МВД Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 1001 "О порядке регистрации транспортных средств" утверждены Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД Российской Федерации. Данными Правилами установлена процедура регистрации исключительно транспортных средств, регистрация договоров залога автотранспортных средств не предусмотрена. Ранее, в соответствии с приказом МВД Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 624 "О порядке регистрации транспортных средств" регистрация залога транспортных средств была возложена на Государственную автомобильную инспекцию, позже переименованную в Государственную инспекцию безопасности дорожного движения МВД Российской Федерации (ГИБДД). Однако приказом МВД Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 413 в приказ N624 были внесены изменения, в соответствии с которыми с ГИБДД были сняты обязанности по регистрации договора о залоге автотранспортных средств. Положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции, действующей на момент заключения договора залога между гр. ФИО9 и ООО «Русфинанс Банк» случаи регистрации залога автотранспортных средств не определены. Регистрация договоров залога автотранспортных средств к обязанностям органов ГИБДД не отнесена. Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел, утвержденные приказом Министерства внутренних дел от ДД.ММ.ГГГГ N1001, регистрацию залога также не предусматривают. Таким образом, поскольку законодательством, действующим на момент заключения договора залога прямо не была предусмотрена регистрация договоров о залоге автотранспортных средств, вступление в силу договора о залоге автотранспортных средств не связано с необходимостью его регистрации. Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что отсутствие государственной регистрации залога автомобиля в органах ГИБДД, отметки о залоге в ПТС не влечет признания договора залога автомобиля недействительным. Данная позиция поддерживается судебной практикой. Следовательно, можно сделать вывод о том, что договор залога автотранспортного средства не подлежит обязательной государственной регистрации в органах ГИБДД. Он просит суд отказать Рамазановой С.З. в удовлетворении встречных исковых требований в полном объеме.

Представитель ответчицы (истицы) Рамазановой С.З. - Передерий Г.М.. в судебном заседании исковые требования ООО «РУСФИНАНСБАНК» и просил отказать в их удовлетворении по основаниям, изложенным в их возражениях на исковые требования, встречные исковые требования своего доверителя поддержал и просил их удовлетворить. В своих возражениях Рамазанова С.З. и Передерий Г.М. пояснили, что спорный автомобиль был приобретён Рамазановой С.З. по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ у Карапетьян С.В. Ранее Карапетьян С.В. приобрёл этот автомобиль у Ешева А.Б. по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, автомобиль зарегистрирован в МРЭО № ГИБДД МВД по РА с ДД.ММ.ГГГГ на Рамазанову С.З., госномер А077ЕР01, и она им пользуется, как своим. Договор оформлен в соответствии с нормами ГК РФ, никем не оспорен, является действительным и правомочным документом. В обоих договорах купли-продажи: как в договоре Ешева с Карапетьян, так и в договоре Карапетьян с ФИО13 установлено, что указанный автомобиль, никому другому не продан, не заложен, в споре и под запретом (арестом) не состоит. Поэтому при покупке автомобиля у Рамазановой С.З. даже мысли не возникало, что этот автомобиль числится в залоге по кредитному договору. Да она и не могла проверить никоим образом, что автомобиль заложен, т.к. запрета Банка в ГИБДД на производство с этим автомобилем регистрационных действий не было. При заключении и исполнении кредитного договора с Ешевым А.Б. банк проявил явную неосмотрительность по выдаче кредита и обеспечению залогом кредита, исполнению обязательств по договору залога указанным автомобилем, что даёт основания полагать о недобросовестном пользовании правом со стороны Банка. Согласно анкете заёмщика, представленной с иском, Ешевым указан его ежемесячный доход 48000 рублей, но этот доход никакими доказательствами не подтверждён. Почему при таких обстоятельствах выдан кредит Ешеву, ещё предстоит выяснить правоохранительным органам. Согласно ст. договор о залоге автомобиля по кредиту Ешева А.Б. должен быть зарегистрирован. В иске нет доказательств о регистрации «договора залога». Согласно ст.339 ГПК РФ «3. Договор об ипотеке должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом. 4. Несоблюдение правил, содержащихся в пунктах 2 и 3 настоящей статьи, влечет недействительность договора о залоге». Пунктом 2 ст. Федерального Закона «О залоге», установлено правило об обязательной регистрации залога всех транспортных средств. Необходимость регистрации автотранспорта предусматривается Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N1354 "О дополнении и признании утратившими силу решений Правительства Российской Федерации в связи с принятием Закона Российской Федерации "О залоге". Регистрация автотранспорта предусмотрена в Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № "О государственной регистрации автотранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации". Регистрация залога автотранспорта осуществляется в соответствии с Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной автомобильной инспекции, утв. Приказом МВД РФ от ДД.ММ.ГГГГ Согласно приложения к кредитному договору, «Договора залога имущества №1223861\01-ФЗ» от ДД.ММ.ГГГГ, п.1.3 «Залогодатель обязан не позднее 5 (пяти) рабочих дней с даты регистрации Имущества в органах ГИБДД передать Залогодержателю на ответственное хранение оригинал паспорта технического средства (ПТС). Оригинал ПТС заложенного Имущества передаётся Залогодержателю на весь срок действия Кредитного договора». Однако этот пункт «Договора залога...» не был выполнен Ешевым, а Банк не потребовал предоставления ему Залогодателем Ешевым ПТС на заложенный автомобиль. Кроме этого «Договором залога...», пунктом 4.3 предусмотрено, что Ешев «Залогодатель не вправе отчуждать имущество... без письменного согласия Залогодержателя...». Этот пункт договора также был нарушен. В действиях Ешева А.Б. по отчуждению залогового автомобиля содержатся признаки преступления по ст. «Мошенничество», однако Банком в правоохранительные Органы не направлено соответствующее заявление, как потерпевшим, что даёт основания полагать, что Банк умышленно допустил ситуацию отчуждения залогового автомобиля, чтобы взыскать с Ешева А.Б. побольше процентов прибыли, а возможно Банк, как залогодержатель, для выполнения Ешевым кредитных обязательств, дал разрешение на продажу залогового автомобиля Ешевым, с целью погашения задолженности Ешевым по Кредиту, но в материалах искового заявления это не отражено. Возможно именно поэтому Банк до сего времени не обратился в правоохранительные Органы по возбуждению в отношении Ешева А.Б., уголовного дела по мошенничеству. Также не выполнены Залогодателем и Банком действия, предусмотренные пунктами 4.6,4.7 «Договора залога...». Кроме этого в «Договоре залога...» не упомянуто, и не представлено согласие супруги Ешева А.Б., на передачу совместного имущества - автомобиля в залог Банку. В связи с этим «Договор залога...» также является недействительной сделкой. Таким образом Ешевым и Банком нарушены требования Закона «О залоге», «Договора залога», что даёт основания полагать, что Банк не проявил необходимую осмотрительность, а Ешевым произведены действия (возможно мошеннические) по отчуждению заложенного имущества без согласия, или с согласия Залогодержателя, что привело к материальным потерям Банка, как потерпевшей убытки стороны, изложенным в исковом заявлении. Банк длительное время вообще не принимал меры по взысканию кредита явно по причинам, чтобы накопилось побольше процентов по кредиту и неустойки. Обратился в Майкопский городской суд о взыскании задолженности по истечении почти года после выдачи кредита. Из вышеуказанного возможно сделать вывод, что Банк принимал умышленные действия по «затягиванию» взыскания кредита, чтобы побольше предъявить к возмещению Банку процентов прибыли и процентов неустойки от Ешева, умышленно не выполнил требования Закона «О залоге», нарушил требования «Договора залога имущества №1223861\01-ФЗ» от ДД.ММ.ГГГГ Согласно ст. вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано. Полагает, что Банку должно быть отказано по взысканию её имущества - автомобиля, в счёт погашения кредитных обязательств Ешева, т.к. Банк сам явно умышленно способствовал наступлению ему вреда. Банк явно не принял надлежащие меры осмотрительности для предотвращения возникновения вреда и его уменьшению по кредитному договору. Вызывают сомнения взыскиваемые проценты неустойки, ещё и поэтому сумма иска необоснованна. Статьей предусмотрено: «1. Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. 2. В случаях, когда за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена ограниченная ответственность (ст. 400), убытки, подлежащие возмещению в части, не покрытой неустойкой, либо сверх ее, либо вместо нее, могут быть взысканы до пределов, установленных таким ограничением». На практике применение положений о процентах за пользование чужими денежными средствами, рекомендовано Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N13, Пленума ВАС РФ № от ДД.ММ.ГГГГ В соответствии с п. 1 ст. , если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа, в размерах и в порядке, определенных договором. В кредитном договоре предусмотрен очень высокий процент неустойки 0,5% в день. Банку выгодно, что Ешев не выполнил график платежей. При просрочке возврата кредита в договоре определяется, что размер уплачиваемых процентов увеличивается, путём начислении на суммы платежей кредита, неустойки. Проценты, уплачиваемые заемщиком за пользование кредитом, по своему характеру являются установленной договором платой за пользование заемными средствами, а не неустойкой. Проценты по кредитному договору в отличие от процентов, взыскиваемых за неисполнение денежного обязательства согласно п. 1 ст. , являются не дополнительным обязательством, а элементом главного обязательства по кредитному договору, что позволяет Банку многократно обогатится за счёт заёмщиков по кредитному договору, при его неисполнения со стороны заёмщика. После расторжения договора в случае просрочки уплаты суммы долга кредитор имеет право в соответствии с п. 2 ст. требовать исполнения этого главного обязательства и в отношении основной суммы долга, и в отношении предусмотренных договором процентов. Полагает указанное незаконным и злоупотреблением правом, т.к. Банк предоставил некачественную услугу оформил кредитный договор в противоречие действующему «деловому обороту» по кредитам и условием начисления неустойки по сумме платежа, только на сумму долга, а не на и проценты кредита. Исчисление процентов неустойки, явно противоречит принципу соразмерности ответственности, объему и характеру нарушения обязательств, и Правосудным судом не может быть признано обоснованным. Рекомендациями Постановления Пленума ВС РФ от ДД.ММ.ГГГГ №, предусмотрено: если определенный в соответствии со ст. ГК размер (ставка) процентов, уплачиваемых при неисполнении или просрочке исполнения денежного обязательства, явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов, применительно к ст. (т.е. в силу аналогии закона) вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства. При этом должны учитываться изменения размера ставки рефинансирования Банка России в период просрочки, а также иные обстоятельства, влияющие на размер процентных ставок (п. 7). Банк требует от Ешева одновременно неустойку, и на долг и на проценты, предусмотренные ст. , тогда как он вправе требовать применения только одной из указанных мер ответственности: «убытки либо неустойку». Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ №367-ФЗ внесены изменения в Гражданский Кодекс РФ, по нормам на залоговое имущество, вступившие в законную силу с 01.07.2014г. Согласно статьи в новой редакции, залог прекращается: с прекращением обеспеченного залогом обязательства; если заложенное имущество возмездно приобретено лицом. Которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога. ФИО13 не знала и не должна была знать, что купленный автомобиль является залогом по кредитному договору в Банке, что подтверждается прилагаемыми доказательствами: договорами купли - продажи автомобиля. Из этой нормы закона следует, что на настоящий момент действует в отношении автомобиля ФИО13 норма закона о прекращении залога. Следовательно, с ДД.ММ.ГГГГ залог автомобиля в Банке прекращён. Все правовые акты, принятые судебной властью, на которые ссылается Банк в исковом заявлении, приняты до ДД.ММ.ГГГГг. и не имеют правового значения, в связи с внесёнными законодателем поправками в норму закона ст. по прекращению залога. 5.Правоприменение абзаца 2 пункта 1 ст. к залоговому имуществу при его возмездном приобретении, подтверждено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О применении судами некоторых положений и раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», пунктом 96 «В случае отчуждения арестованного имущества лицу которое не знало и не должно было знать об аресте этого имущества (добросовестному приобретателю), возникает основание для освобождения имущества от ареста, независимо от того, совершена такая сделка до или после вступления в силу решения суда, которым удовлетворены требования кредитора или иного управомоченного лица, обеспечиваемые арестом (пункт 2 статьи 174.1, пункт 5 статьи 334, абзац второй пункта 1 статьи )». Исковые требования Банка об обращении взыскания на залоговое имущество - автомобиль ФИО13, приобретённый возмездно, на основании договора купли - продажи, в котором не указано, что автомобиль находится в залоге у Банка, являются необоснованными и незаконными, и подлежат отклонению. Они просят суд в исковых требованиях Банка по обращению взыскания на автомобиль Рамазановой С.З. отказать.

Третье лицо без самостоятельных требований Ешев А.Б. в судебном заседании пояснил, что в мае 2014 г. он заключил с ООО «РУСФИНАНСБАНК» кредитный договор на приобретение автомобиля HYNDAYIX 35, который выдал ему на эти цели деньги и он купил в салоне в данный автомобиль. Согласно договору с банком, автомобиль находился в залоге у банка. Согласие на передачу в залог банку автомобиля его супруга ему не давала. Поскольку у него возникли финансовые проблемы, у него было несколько кредитов, чтобы погасить задолженность перед банком он решил продать автомобиль. В конце мая 2014 г. он передал свой автомобиль на продажу Демьяненко Михаилу, занимавшемуся продажами автомобилей, отдал тому паспорт транспортного средства, который в банк не возвращал. Демьяненко должен был продать автомобиль и вернуть ему за него 620000 рублей. После этого Демьяненко от него скрылся, ни денег, на автомобиль ему не вернул. В связи с чем ДД.ММ.ГГГГ он обратился в полицию с заявлением по факту мошенничества в его отношении со стороны ФИО12 Подписывал ли он бланк договора купли-продажи автомобиля, не помнит, однако имеющаяся в представленном суду договоре купли-продажи автомобиля от ДД.ММ.ГГГГ между Ешевым А.Б. и Карапетьян С.В. подпись продавца похожа на его подпись. Он полагает, что иск ООО «РУСФИНАНСБАНК» не подлежит удовлетворению.

Третье лицо без самостоятельных требований Карапетьян С.В. в судебном заседании пояснил, что он возражает против удовлетворения исковых требований ООО «РУСФИНАНСБАНК» по основаниям, изложенные в его возражениях на исковые требования. При покупке и продаже спорного автомобиля он не знал и не мог знать о том, что автомобиль находится в залоге у банка. В возражениях на исковые требования Карапетьян С.В. пояснил, что автомобиль HYNDAY IX 35 2014 года выпуска был приобретён Рамазановой С.З. у него по договору купли-продажи ДД.ММ.ГГГГ Ранее он приобрёл этот автомобиль у Ешева А.Б. через посредника Сашу, по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, автомобиль был поставлен на учёт на его имя в МРЭО № ГИБДД МВД по РА. С ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время автомобиль зарегистрирован в МРЭО № ГИБДД МВД по РА на Рамазанову Саиду Зиябуттиновну, госномер А077ЕР01. ФИО13 является собственником автомобиля на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, который оформлен в соответствии с нормами ГК РФ, никем не оспорен, является действительным и правомочным документом. В обоих договорах купли-продажи: как в договоре Ешева с ним, так и в договоре Карапетьян с ФИО13 отмечено, что указанный автомобиль, никому другому не продан, не заложен, в споре и под запретом (арестом) не состоит. Поэтому при покупке им автомобиля, и дальнейшей его продаже, у него не возникало сомнений, что этот автомобиль числится в залоге по кредитному договору. Распоряжался он автомобилем при следующих обстоятельствах. В начале июня 2014г. на автомобильном рынке он увидел автомобиль белого цвета, который продавался за 1 000 000 рублей, он решил его купить. Посмотрел автомобиль, документы, всё было в порядке. Продавал автомобиль Саша, которого раньше часто он видел на авторынке, знал, что тот занимается перепродажей автомобилей. Автомобиль был новый. Оригинал ПТС был почти пустой. Первым владельцем был Хюндай - Центр, затем - Ешев А.Б. У Саши была рукописная доверенность на распоряжение автомобилем от имени Ешева. В ПТС и бланке договора купли-продажи уже стояла подпись Ешева о продаже автомобиля, как прежнего владельца. Сговорились о цене продажи 980 000 рублей, 150 000 рублей он отдал сразу, остальные 830 000 рублей - после регистрации в ГАИ. Саша заполнил договора купли-продажи, написал расписку. В договоре купли-продажи было написано, что автомобиль, никому другому не продан, не заложен, в споре и под запретом (арестом) не состоит. Он уточнил у Саши, действительно ли автомобиль никому не заложен и под арестом не состоит. Саша ответил, что не заложен и не арестован, и если это не так, то возникнут проблемы в ГАИ с регистрациёй. Он подтвердил, что автомобиль куплен в Хюндай - центре в за наличные деньги, показал чеки, сам собственноручно заполнил договоры и, кажется, ПТС, точно не помнит, они съездили в ГАИ, поставили машину на учёт на его имя. При регистрации в ГАИ никаких вопросов не возникло. Машина была чистая: в розыске не состояла, запрета на регистрацию не было. Потом он собрал деньги, доплатил Саше ещё 830 000 рублей. При этом присутствовало несколько человек, один из них был Ешев. Он владел автомобилем некоторое время. Потом машина ему разонравилась, не тянул движок. Его товарищ Абдул ФИО13, который живёт в, хотел купить такой автомобиль, и он решил продать ему машину. Сговорились за 925 000 рублей. Машину оформили на имя супруги ФИО13 - Саиды Рамазановой. Это очень внимательная женщина. При оформлении договора купли- продажи она несколько раз спрашивала у него, не состоит ли эта машина в залоге в банке. Он ответил, что не в залоге, так как сам в этом убедился. Сначала он получил за автомобиль от Рамазановой С.З. 95000 рублей, потом, когда ФИО13 поставили автомобиль на учёт в ГАИ на своё имя, передали ему ещё 830 000 рублей, всего автомобиль был продан им за 925 000 рублей. Никто этим автомобилем больше не интересовался до предъявления иска к Рамазановой С.З. Так как они не знали при покупке и продаже, что автомобиль был заложен в банке, уплатили за него деньги, то он полагает, что их сделки законные, и автомобиль следует оставить Рамазановой С.З.

Свидетель ФИО10 пояснил, что Рамазанова С.З. доводится ему супругой. ДД.ММ.ГГГГ его супруга купила у Карапетьян С.В. автомобиль HYNDAYIX 35, гос№, 01 регион. Переход права собственности они оформляли в ГИБДД, никаких данных о том, что данный автомобиль находится в залоге у банка, не было. У продавца находился оригинал ПТС и товарный чек, из которого следовало, что автомобиль был куплен в автосалоне.

Суд, заслушав стороны, третьих лиц, свидетеля, исследовав материалы дела, приходит к следующим выводам.

Как следует из кредитного договора №-ф от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между ООО "РУСФИНАНС БАНК" (кредитор) и Ешевым Анзором Бечмирзовичем (заемщик), заемщику был предоставлен кредит на сумму 770346,16 руб. сроком до ДД.ММ.ГГГГ на приобретение автотранспортного средства согласно договору купли-продажи автомобиля HYUNDAI IX35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов № №.

В целях обеспечения кредита, ДД.ММ.ГГГГ между Ешевым А.Б. и банком был заключен договор залога приобретаемого имущества (автомобиля) №-фз. При нарушении заемщиком обязательств по договору, банк вправе согласно условиям договора залога (п.5) обратить взыскание на заложенное имущество и реализовать его.

В соответствии с условиями кредитного договора №-ф от ДД.ММ.ГГГГ, заёмщик был обязан осуществлять частичное погашение кредита и ежемесячно уплачивать проценты за пользование кредитом. В нарушение условий договора Ешев А.Б. не исполнял свои обязательства по договору, в связи с чем ООО "РУСФИНАНС БАНК" обратился в суд с иском о взыскании с Ешева А.Б. задолженности по договору.

Решением Майкопского городского суда Республики Адыгея от ДД.ММ.ГГГГ взысканы с Ешева А.Б. в пользу ООО "РУСФИНАНС БАНК" задолженность по кредитному договору №-ф от ДД.ММ.ГГГГ в размере 862113,05 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 11821,13 руб. Решение суда вступило в законную силу.

решил:

Отказать ООО «РУСФИНАНСБАНК» в удовлетворении исковых требований к Рамазановой Саиде Зиябуттиновне об обращении взыскания на предмет залога -автомобиль HYUNDAY IX 35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №№, цвет белый, и о взыскании с Рамазановой Саиды Зиябуттиновны судебных расходов по оплате госпошлины в сумме 6000 рублей.

Встречные исковые требования Рамазановой Саиды Зиябуттиновны к ООО «РУСФИНАНСБАНК» удовлетворить частично.

Отказать Рамазановой Саиде Зиябуттиновне в удовлетворении исковых требований к ООО «РУСФИНАНСБАНК» о признании недействительным договора залога имущества №1223861/01-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между ООО «РУСФИНАНСБАНК» и Ешевым Анзором Бечмирзовичем в целях исполнения обязательств по кредитному договору №-Ф от ДД.ММ.ГГГГ.

Прекратить залог автомобиля HYNDAY IX 35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №№, цвет белый, государственный регистрационный знак А077ЕР01, принадлежащего Рамазановой Саиде Зиябуттиновне на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ и зарегистрированного в органах ГИБДД на имя Рамазановой Саиды Зиябуттиновны, возникший по договору о залоге имущества №1223861/01-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между ООО «РУСФИНАНСБАНК» и Ешевым Анзором Бечмирзовичем в целях исполнения обязательств по кредитному договору №-Ф от ДД.ММ.ГГГГ - с ДД.ММ.ГГГГ.

Отменить обеспечительные меры, наложенные определением Майкопского районного суда Республики Адыгея от ДД.ММ.ГГГГ в виде ареста автомобиля HYUNDAY IX 35, год выпуска 2014, идентификационный №№, двигатель №G4NA DU242133, кузов №№, цвет белый – с момента вступления решения суда в законную силу.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Адыгея через Майкопский районный суд Республики Адыгея в течение месяца со дня вынесения мотивированного решения.

Судебная практика по применению нормы ст. 302 ГК РФ


По залогу, по договору залога

Судебная практика по применению норм ст. 334, 352 ГК РФ


По мошенничеству

Судебная практика по применению нормы ст. 159 УК РФ

"Юридическая работа в кредитной организации", 2006, N 3

Среди способов обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств залог занимает особое место, поскольку обладает относительной надежностью и преимуществами в сравнении с иными способами обеспечения исполнения обязательств. В течение последних лет залог получил широкое распространение в предпринимательских отношениях, прежде всего в практике банковского кредитования. Тем не менее вопросы, связанные с признанием договоров залога недействительными, не потеряли свою актуальность, о чем свидетельствует неуменьшающееся количество рассматриваемых судами соответствующих споров.

Признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности являются одним из способов защиты гражданских прав. Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты.

Следует напомнить, что недействительные договоры необходимо отличать от несостоявшихся, или иначе незаключенных договоров, которые не возникают ввиду отсутствия предусмотренных правом общих условий, необходимых для совершения сделки.

В соответствии со ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Касательно договора залога следует отметить более широкий по сравнению с другими гражданско-правовыми договорами перечень его условий, которые признаются существенными. Согласно п. 43 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество (п. 1 ст. 339 ГК РФ). Если сторонами не достигнуто соглашение хотя бы по одному из названных условий либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным.

<1> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.

Заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В.В. Витрянский полагает, что условие договора залога о том, у кого находится заложенное имущество, является существенным, однако отсутствие такого условия в тексте договора не влечет признания его незаключенным <2>. ГК РФ содержит ряд правил, позволяющих определить данное условие договора и при отсутствии такового в его тексте. Указанные правила сформулированы как в виде императивных, так и диспозитивных норм.

<2> См.: Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1999. С. 421.

Условие договора о предмете залога должно содержать сведения, позволяющие идентифицировать заложенное имущество. Исходя из существа залогового обязательства, при определении в договоре предмета залога необходимо указать не только видовую принадлежность имущества, но и иные характеристики, позволяющие выделить заложенное имущество из однородных вещей.

Судебная практика исходит из того, что при отсутствии в договоре залога таких сведений существенное условие договора о его предмете является несогласованным, а сам договор залога - незаключенным. Согласно п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 26 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге" <3> при отсутствии в договоре о залоге сведений, индивидуально определяющих заложенное имущество, договор о залоге не может считаться заключенным.

<3> Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.

Проанализировав условия конкретного договора залога оборудования, который содержал наименование оборудования, передаваемого в залог, его стоимость и залоговую стоимость, но не имел указания на иные идентифицирующие признаки, в частности заводские или инвентарные номера, суд пришел к выводу о незаключенности договора залога (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.07.2005 по делу N А294820/2004-2Э).

В этом аспекте показательно еще одно дело, рассмотренное ФАС Восточно-Сибирского округа. Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на ст. ст. 78, 81 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 432 ГК РФ, Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8, Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 26, пришел к выводу, что договор залога является незаключенным в связи с неопределением сторонами предмета договора. Суд посчитал, что оборудование и механизмы, составляющие предмет залога, являются технически сложными аппаратами и должны иметь индивидуальные признаки, позволяющие вычленить их из однородных вещей: марки, год выпуска, заводской и серийный номер, наименование изготовителя, технические паспорта и т.д.

Кассационная инстанция не согласилась с выводами суда апелляционной инстанции, указав, что анализ условий договора залога позволяет однозначно определить предмет залога - это наименование товара, указанное в спецификации к договору залога, индивидуализированного такими характеристиками, как год выпуска, вид агрегатов, их объем, количество, его балансовая стоимость. Определены условиями договора размер и срок исполнения обязательства, а также условие о том, у кого из сторон находится заложенное имущество. По мнению суда кассационной инстанции, указание иных условий договора залога законодательством не регламентировано. Выводы арбитражного суда апелляционной инстанции о незаключенности договора залога в связи с отсутствием индивидуализирующих признаков предмета залога, позволяющих вычленить его из однородных вещей, не обоснованы ссылками на нормы права, определяющие требования к указанию таких характеристик предмета залога. Суд кассационной инстанции посчитал, что выводы арбитражного суда апелляционной инстанции о несогласовании сторонами предмета договора в связи с невозможностью индивидуализировать предмет залога не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и не основаны на правильном применении норм материального права (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.01.2005 по делу N А10-961/04-Ф02-5692/04-С2).

В договорах залога стороны часто указывают различную стоимость предмета залога: рыночную, балансовую, инвентаризационную, залоговую, что может явиться основанием для инициирования спора о признании такого договора залога незаключенным. В этой связи, в частности, в отношении договоров ипотеки Президиум ВАС в п. 19 Информационного письма от 28.01.2005 N 90 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке" отметил, что при указании сторонами в договоре об ипотеке нескольких разных оценок предмета ипотеки такой договор не может считаться незаключенным, если возможно установить, какая из оценок представляет собой ту, о которой стороны договорились как о существенном условии договора об ипотеке. При анализе условий конкретного договора об ипотеке суд установил, что в нем стороны указали три разные оценки предмета ипотеки: оценку по заключению независимого оценщика, залоговую оценку и оценку по документам органа технической инвентаризации. Суд, исследовав все обстоятельства и материалы дела, пришел к выводу, что именно залоговая оценка является той оценкой заложенного здания, которую стороны по соглашению между собой дали этому предмету ипотеки.

В банковской практике нередки ситуации, когда существенные условия договора залога определены в двух документах - в тексте самого договора залога и тексте кредитного договора - при наличии взаимных отсылок в этих документах. Например , некоторые существенные условия договора залога указываются в тексте кредитного договора, а в договоре залога стороны ограничиваются лишь ссылкой на дату и номер заключенного между заемщиком и банком кредитного договора и не прописывают существо, размер и срок исполнения обязательства. Полагаем, что в таких ситуациях договор залога не может признаваться незаключенным, но лишь при условии, что заемщик и залогодатель - одно лицо, то есть когда залогодателем является должник в основном обязательстве.

Соответствующее разъяснение содержится в п. 43 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8: "В случаях, когда залогодателем является должник в основном обязательстве, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия".

Интерес представляет соответствующая позиция Президиума ВАС РФ применительно к договорам залога ценных бумаг, которая изложена в п. 4 Информационного письма от 21.01.2002 N 67 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами". Президиум ВАС РФ указал, что условия договора о залоге ценных бумаг, индивидуализирующие его предмет, могут оформляться несколькими взаимосвязанными документами. В рассматриваемом примере в тексте договора залога содержались сведения о векселедателях передаваемых векселей, их вид (простые), номинал и сроки платежа, но их серии и номера приведены не были. Эти данные не были указаны и в акте приема-передачи векселей в заклад. Истец - залогодержатель объяснял, что индивидуальные признаки векселей были определены в тексте кредитного договора, исполнение которого должно было обеспечиваться залогом. Поскольку залогодатель являлся заемщиком по данному договору, условия договора о залоге содержались одновременно в двух не противоречащих друг другу и взаимосвязанных документах. Кроме того, при передаче векселей в заклад залогодатель передал истцу перечисленные в тексте кредитного договора ценные бумаги. Это подтверждалось самим фактом нахождения именно этих бумаг у истца. Суд на основе анализа текстов кредитного договора и договора о залоге сделал правомерный вывод о согласовании сторонами всех существенных условий договора о залоге. Ссылаясь на ст. ст. 160 и 434 ГК РФ, под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами. В связи с этим отсутствуют основания для признания договора о залоге незаключенным только на том основании, что его условия определены в двух документах.

Если же в качестве залогодателя выступает третье лицо, отсутствие в договоре залога существенных условий, в том числе о существе основного обязательства и сроке его исполнения, влечет признание договора незаключенным, поскольку отсылка к тексту кредитного договора не может быть признана выражением воли залогодателя - третьего лица, не являющегося стороной в основном обязательстве.

Из общего правила, касающегося обязательности индивидуализации предмета залога, есть, пожалуй, единственное исключение. Речь идет о таком особенном предмете залога, как товары в обороте.

"Залогом товаров в обороте признается залог товаров с оставлением их у залогодателя и с предоставлением залогодателю права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества (товарных запасов, сырья, материалов, полуфабрикатов, готовой продукции и т.п.) при условии, что их общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге" (п. 1 ст. 357 ГК РФ). При таком залоге важен не предмет залога, а его стоимость. При залоге товаров в обороте невозможно индивидуализировать имущество, передаваемое в залог. При определении предмета залога, в частности, в договоре о залоге товаров должны быть указаны наименование товаров, их вид, сорт, стандарт, которому должно соответствовать качество товаров.

Как уже было отмечено, от незаключенных сделок необходимо отличать сделки недействительные - ничтожные и оспоримые.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом РФ, который содержит исчерпывающий перечень оснований признания сделок недействительными.

Для признания сделки (договора) недействительной необходимо наличие основания, предусмотренного ст. ст. 168 - 179 ГК РФ.

Одним из видов оспоримых сделок является сделка, совершенная органом юридического лица с превышением его полномочий (ст. 174 ГК РФ). Такие споры - не редкость в арбитражной практике.

Согласно ст. 174 ГК РФ, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении такой орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Статья 174 ГК РФ ограничивает круг случаев, в которых совершенная с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной. Для этого необходим ряд условий. Во-первых, требование о недействительности сделки может быть заявлено только лицом, в интересах которого установлены ограничения полномочий, а не контрагентом по сделке. Во-вторых, этим лицом должно быть доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о наличии таких ограничений. В-третьих, требование о недействительности рассматривается по иску заинтересованного лица. Статья 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, так как данная статья предполагает нарушение органом юридического лица положений учредительных документов, а не закона. В таких случаях, как указано в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 "О некоторых вопросах применения ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" <1>, подлежит применению ст. 168 ГК РФ.

<1> Вестник ВАС РФ. 1998. N 7.

Согласно ст. 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" крупной сделкой являются сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более двадцати пяти процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок. Пункт 5 названной статьи предусматривает, что крупная сделка, совершенная с нарушением указанных требований, может быть признана недействительной по иску общества или его участника. То есть такая сделка является оспоримой на основании ст. 174 ГК РФ.

Если же крупную сделку совершает акционерное общество, то при нарушении требований ст. 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", устанавливающей порядок одобрения крупной сделки, речь будет идти о применении ст. 168 ГК РФ, поскольку в отличие от Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", п. 5 ст. 46 которого указывает на оспоримость крупной сделки, совершенной ООО, Федеральный закон "Об акционерных обществах" не содержит соответствующего положения об оспоримости крупной сделки, совершенной акционерным обществом. Поэтому в последнем случае подлежат применению положения ст. 168 ГК РФ о ничтожности сделки, поскольку такая сделка не соответствует требованиям закона и закон не устанавливает, что такая сделка оспорима.

При решении вопроса о заключении сделок не лишним будет обращать самое пристальное внимание на положения, закрепленные в уставах юридических лиц, особенно в уставах обществ с ограниченной ответственностью.

Так, п. п. 3 и 4 ст. 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" по вопросу о том, в чью компетенцию может входить принятие решений о совершении обществом крупной сделки, отсылают к положениям устава общества. В соответствии с п. п. 3 и 4 ст. 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества. В случае образования в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества принятие решений о совершении крупных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет от двадцати пяти до пятидесяти процентов стоимости имущества общества, может быть отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Пункт 6 названной статьи содержит положение, согласно которому уставом общества может быть предусмотрено, что для совершения крупных сделок не требуется решения общего собрания участников общества и совета директоров (наблюдательного совета) общества. Уставом общества может быть предусмотрен и более высокий размер крупной сделки.

Федеральный закон "Об акционерных обществах" содержит более жесткую регламентацию порядка одобрения крупных сделок и не предусматривает в регулировании этого вопроса возможность вариативности применительно к положениям устава акционерного общества.

Проиллюстрируем эти положения законодательства примерами арбитражной практики.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия были удовлетворены исковые требования ОАО "Дом торговли" к ОАО "Мосбизнесбанк" о признании недействительными кредитного договора и договора ипотеки по мотиву их несоответствия требованиям ст. 79 Федерального закона "Об акционерных обществах" (сделки, являясь крупными, заключены без решения совета директоров либо последующего одобрения; спорные сделки не получили одобрения общего собрания акционеров). Банк решение суда обжаловал.

По мнению ФАС Восточно-Сибирского округа, Арбитражный суд Республики Бурятия, руководствуясь требованиями ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах", правильно определил соотношение цены договора залога и балансовой стоимости активов общества, в связи с чем обоснованно признал его крупной сделкой (34,85% от балансовой стоимости активов общества). Отсутствие согласия совета директоров на заключение спорного договора залога является обстоятельством в силу ст. 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", определяющего его недействительность.

Выводы Арбитражного суда Республики Бурятия о недействительности кредитного договора на основании ст. ст. 78, 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", по мнению ФАС Восточно-Сибирского округа, не являются правомерными. Суд первой инстанции, определив цену сделок кредитного договора и договора залога в совокупности (34,85 и 13,95% от стоимости активов общества), пришел к выводу, что данные сделки как взаимосвязанные между собой являются крупными и подлежат регулированию нормой ч. 1 ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах". Вместе с тем суд первой инстанции не дал оценку кредитному договору на предмет того, является ли он сделкой, совершаемой в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности.

Позиция судебных органов ранее была изложена в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 02.04.1997 N 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", согласно которому нормы ст. ст. 78 и 79 данного Закона, определяющие порядок заключения акционерным обществом крупных сделок, не распространяются на сделки, совершенные обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности (связанные с приобретением сырья, материалов, реализацией готовой продукции и т.п.) независимо от стоимости имущества, приобретаемого или отчуждаемого по такой сделке. По мнению ФАС Восточно-Сибирского округа, характер деятельности, определяемый учредительными документами, целевое использование заемных средств в рамках спорного договора свидетельствуют о том, что кредитный договор является сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности. Оснований для признания такого договора недействительной сделкой не имеется (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.02.2001 по делу N А10-2853/00-Ф02-70/01-С2). Таким образом, кассационная инстанция признала недействительным только договор ипотеки.

Хотелось бы обратить внимание, что арбитражный суд первой инстанции рассматривал цену сделок кредитного договора, составляющую менее 25% балансовой стоимости активов общества, и договора залога, превышающую 25% балансовой стоимости активов, в совокупности и сделал вывод, что обе эти сделки являются крупными именно как взаимосвязанные между собой.

Нередки в арбитражной практике споры о признании недействительными сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Согласно ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение о совершении такой сделки - прерогатива общего собрания участников общества (большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в ее совершении). Для акционерных обществ сделка с заинтересованностью должна быть одобрена до ее совершения советом директоров (наблюдательным советом) общества или общим собранием акционеров в соответствии с требованиями ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, если они совершены с нарушением требований указанных нормативных актов, являются оспоримыми (ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 84 Федерального закона "Об акционерных обществах).

Показателен, на наш взгляд, следующий пример арбитражной практики.

Акционерное общество (далее - ОАО), являющееся залогодателем, обратилось в арбитражный суд с иском к банку о признании недействительным договора залога, заключенного в обеспечение исполнения Обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО) обязательства по кредитному договору, как заключенного с нарушением ст. ст. 81, 83 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, исходя из того, что залог призван защищать имущественные интересы кредитора по кредитному договору банка, а не ООО, поэтому, по мнению суда, в силу ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" договор залога не может квалифицироваться как сделка, в совершении которой имеется заинтересованность.

Суд второй инстанции, рассмотрев договор залога в совокупности с основным договором (кредитным) и руководствуясь ст. ст. 329, 334, 387 ГК РФ, не согласился с доводами суда первой инстанции, расценил ООО в качестве стороны (выгодоприобретателя) в этих правоотношениях и признал сделки недействительными в силу ст. 168 ГК РФ ввиду нарушения требований ст. ст. 81, 83 Федерального закона "Об акционерных обществах". Решение апелляционной инстанции банком было обжаловано.

Как установлено судом, решение о заключении договора залога принималось советом директоров ОАО. Несколько членов совета директоров ОАО-залогодателя одновременно являлись участниками ООО-заемщика и в совокупности владели 27% долей в уставном капитале последнего.

В силу ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" член совета директоров (наблюдательного совета) общества, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющая организация или управляющий, член коллегиального исполнительного органа общества или акционер общества, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20% и более голосующих акций общества, признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20% и более акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке.

Суд согласился с позицией истца, что ООО - заемщик по кредитному договору является выгодоприобретателем по договору залога.

Понятие выгодоприобретателя содержится в ГК РФ. Под выгодоприобретателем понимается лицо, в пользу которого заключен договор (ст. 929 ГК РФ), либо лицо, в интересах которого исполняется обязательство (ст. 1012 ГК РФ). Таким образом, данное понятие предполагает наличие у названного субъекта имущественного интереса в существующих правоотношениях.

В соответствии со ст. 334 ГК РФ кредитор по обеспеченному залогом обязательству имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя. Приняв на себя ответственность по обязательствам заемщика, залогодатель действовал в интересах последнего. Кроме того, залог является обеспечительным акцессорным обязательством, не имеет самостоятельного действия и, следовательно, не может существовать в отрыве от основного (в данном случае кредитного) обязательства.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция подтвердила вывод апелляционной инстанции о необходимости соблюдения при заключении договора залога требований ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах".

В соответствии с названной нормой решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров - владельцев голосующих акций, если предметом сделки является имущество, составляющее 2% и более балансовой стоимости активов общества. Суд указал, что предметом залога являлось имущество, балансовая стоимость которого составляла 3,32% от балансовой стоимости активов ОАО на отчетную дату перед заключением спорного договора. Решение о заключении договора залога общим собранием акционеров ОАО не принималось. Поэтому суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил иск о признании договора недействительным (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.05.2005 по делу N А82-3068/2004-45). Что касается залоговых сделок акционерных обществ: если такие сделки являются крупными или в их совершении имеется заинтересованность, не следует забывать об обязательности применения ст. 77 Федерального закона "Об акционерных обществах". Согласно п. 2 ст. 78 и п. 7 ст. 83 названного Закона для принятия советом директоров общества и общим собранием акционеров решения об одобрении крупной сделки либо сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, цена отчуждаемого или приобретаемого имущества определяется советом директоров (наблюдательным советом) общества в соответствии со ст. 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" исходя из рыночной стоимости.

Особо хотелось бы рассмотреть вопросы, связанные с недействительностью договоров об ипотеке.

Согласно ст. 165 ГК РФ несоблюдение квалифицированной формы договора, когда требуется его нотариальное удостоверение, или правил о государственной регистрации договора влечет его недействительность.

Следует учитывать, что Федеральным законом от 30.12.2004 N 216-ФЗ внесены изменения в Федеральный закон от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (далее - Закон об ипотеке), касающиеся отмены требования об обязательной нотариальной форме договора об ипотеке (залоге недвижимости).

В соответствии с п. 3 ст. 339 ГК РФ для договора ипотеки предусмотрена государственная регистрация. Договор ипотеки, не зарегистрированный в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, является недействительным (п. 4 ст. 339 ГК РФ). Порядок регистрации договора ипотеки урегулирован нормами ст. ст. 19 - 28 Федерального закона об ипотеке и ст. 29 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

В соответствии с п. 1 ст. 5 Закона об ипотеке по договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, указанное в п. 1 ст. 130 ГК РФ, права на которое зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Предметом ипотеки могут быть и права арендатора (право аренды) недвижимости (ст. 5 Закона об ипотеке). Особенности залога отдельных видов недвижимого имущества закреплены в специальных нормах гл. XI - XIII Закона об ипотеке.

Согласно п. 3 ст. 340 ГК РФ ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его соответствующей части. Следует отметить, что правило п. 3 ст. 340 ГК РФ подлежит применению в случаях, когда залогодатель здания или сооружения является собственником или арендатором соответствующего земельного участка. Если такое лицо по договору ипотеки передает в залог только здание или сооружение, а земельный участок либо право его аренды не является предметом залога, такой договор должен считаться ничтожной сделкой.

В связи с множественностью вопросов, возникающих при применении указанной нормы закона, высшие судебные инстанции дали следующие разъяснения.

Как указано в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.02.2001 N 61 "Обзор практики применения арбитражными судами земельного законодательства" <1>, договор ипотеки здания не может считаться не соответствующим законодательству, если он заключен без залога прав на земельный участок в связи с отсутствием у залогодателя права собственности на этот участок. В приведенном в Обзоре судебном споре собственник заложенного здания владеет земельным участком, на котором оно расположено, на праве бессрочного пользования в соответствии с государственным актом, выданным в установленном порядке. При таких обстоятельствах ссылка на п. 3 ст. 340 ГК РФ является неправомерной.

<1> Вестник ВАС РФ. 2001. N 5.

В соответствии с п. 3 ст. 1 Закона об ипотеке общие правила о залоге, содержащиеся в ГК РФ, применяются к отношениям по договору об ипотеке в случаях, когда указанным Кодексом или Законом об ипотеке не установлены иные правила. Такие правила содержатся в ч. 3 ст. 69 названного Закона: "на принадлежащее залогодателю право постоянного пользования земельным участком, на котором находится здание, право залога не распространяется".

Кроме того, совместным Постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в тех случаях, когда залогодатель не является собственником или арендатором земельного участка, договор ипотеки здания не может считаться не соответствующим законодательству, если он заключен без залога прав на земельный участок.

Помимо зданий и сооружений предметом ипотеки часто является помещение в здании, сооружении. Следует заметить, что помещение может являться предметом ипотеки, если права на него зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации прав на недвижимое имущество (п. 5 ст. 1 Закона об ипотеке).

Правило п. 3 ст. 340 ГК РФ должно применяться и к залогу помещений. Так, ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 13.02.2001 по делу N А56-25828/00 указал следующее. Суд первой инстанции удовлетворил иск ООО "Смолянка" к ОАО "Петровский народный банк" о признании недействительным договора залога нежилых помещений, поскольку в нарушение п. 1 ст. 5 и ст. 69 Закона об ипотеке и п. 3 ст. 340 ГК РФ договор ипотеки не предусматривает одновременной ипотеки по нему части земельного участка, принадлежащей истцу на праве собственности. По мнению банка, обратившемуся с кассационной жалобой, правило об одновременном залоге недвижимого имущества и функционально обеспечивающего его земельного участка применимо только к договору залога, предметом которого является здание или сооружение, и не распространяется на договор залога нежилого помещения. Банк также полагал, что в залог не может передаваться доля в праве собственности на общее имущество. Кроме того, банк указывал на то, что ни заемщик, ни залогодатель не сообщили ему о существующих правах на земельный участок, а также усматривал в действиях истца злоупотребление правом.

Кассационная инстанция решение оставила в силе по следующим основаниям. ООО "Смолянка" является собственником доли земельного участка, на котором находится здание, о чем выдано свидетельство. Однако земельный участок не являлся предметом договора ипотеки нежилых помещений. Довод банка о том, что правило об одновременной ипотеке земельного участка при ипотеке здания, сооружения не применимо к ипотеке нежилого помещения, обоснованно отклонен судом, так как нежилое помещение в соответствии со ст. 130 ГК РФ относится к недвижимому имуществу и на него как на часть здания распространяется правовой режим, установленный для зданий, сооружений. Ссылка банка на то, что земельный участок, принадлежащий лицу на праве общей долевой собственности, не может являться предметом залога, также не принимается во внимание, поскольку право участника долевой собственности отдать в залог свою долю прямо предусмотрено ст. 246 ГК РФ.

Что касается ипотеки зданий, сооружений с одновременной ипотекой права аренды земельного участка, на котором находятся закладываемые здания, сооружения, следует упомянуть разъяснение Президиума ВАС РФ, содержащееся в п. 5 Информационного письма от 28.01.2005 N 90 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке", касающееся получения согласия арендодателя земельного участка на передачу права его аренды в ипотеку. Президиум ВАС разъяснил, что в соответствии с п. 9 ст. 22 Земельного кодекса собственник здания, расположенного на земельном участке из состава государственных и муниципальных земель, арендуемом им на срок более пяти лет, закладывая одновременно по одному договору об ипотеке здание и права по договору аренды этого участка, вправе заложить эти права без согласия арендодателя с его уведомления. Условие договора аренды об обязательном получении арендатором предварительного согласия арендодателя на ипотеку права аренды противоречит императивной норме п. 9 ст. 22 Земельного кодекса, предусматривающей, что арендатор без согласия арендодателя с его уведомления вправе заложить свои права по договору. Положение п. 9 ст. 22 Земельного кодекса не противоречит п. 2 ст. 615 ГК РФ, так как согласно п. 2 ст. 607 ГК РФ законом могут быть установлены особенности сдачи в аренду земельных участков. Условие договора аренды земельного участка, предусматривающее обязательное получение арендатором согласия арендодателя на залог права аренды, является недействительным в силу ст. ст. 168 и 180 ГК РФ. Действие п. 1.1 ст. 62 Закона об ипотеке, устанавливающего условие о передаче в ипотеку права аренды только с согласия арендодателя, распространяется на те случаи ипотеки права аренды земельного участка, когда такое право является единственным (самостоятельным) предметом ипотеки и закладывается без одновременной ипотеки зданий (сооружений). В случае ипотеки права аренды земельного участка в связи с ипотекой здания, находящегося на этом участке, п. 1.1 ст. 62 Закона об ипотеке не применяется.

И еще о нескольких моментах, возникающих в правоприменительной практике и касающихся недействительности договоров залога в связи с тем, что не учитываются особенности правового статуса залогодателя. Согласно ст. 335 ГК РФ залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения. Залогодателем права может быть лицо, которому принадлежит закладываемое право. Залог права аренды или иного права на чужую вещь не допускается без согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия указанных лиц.

Государственное или муниципальное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, движимым имуществом распоряжается самостоятельно. Передать же в залог недвижимое имущество такое предприятие вправе только с согласия собственника. При этом движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этих требований закона, являются ничтожными (ст. 295 ГК РФ, ст. 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях").

Казенные предприятия имеют право передавать в залог принадлежащее им на праве оперативного управления имущество лишь с согласия собственника и только в пределах, не лишающих предприятие возможности осуществлять деятельность, предмет и цели которой определены уставом (ст. 297 ГК РФ, ст. 19 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях").

Учреждения согласно ст. 298 ГК РФ не вправе передавать в залог закрепленное за ними, а также приобретенное за счет средств, выделенных им по смете, имущество. Самостоятельно распоряжаться учреждение может лишь имуществом, приобретенным за счет доходов от собственной деятельности и учитываемым на отдельном балансе, при условии, что учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность.

Неисполнение указанных требований законодательства влечет ничтожность договоров залога в силу ст. 168 ГК РФ.

Кроме того, для унитарных предприятий Федеральным законом от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" установлены специальные условия совершения крупных сделок (ст. 23) и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность руководителя (ст. 22). Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность руководителя, не может совершаться без согласия собственника имущества унитарного предприятия под страхом признания недействительной по иску унитарного предприятия или собственника имущества. Решение о совершении крупной сделки принимается с согласия собственника имущества, несоблюдение требования закона влечет ничтожность такой сделки по ст. 168 ГК РФ.

Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 29.03.2005 по делу N А43-11044/2004-21-342 было оставлено в силе решение Арбитражного суда Нижегородской области, согласно которому по иску ФГУП "Завод им. Я.М. Свердлова" к ОАО "Радиотехбанк" признан недействительным договор залога автотранспортных средств в соответствии со ст. 168 ГК РФ. Судебными инстанциями было установлено, что договор залога, являющийся крупной сделкой, заключен без согласия на то собственников имущества: Министерства имущественных отношений РФ и Российского агентства по боеприпасам - в нарушение п. 3 ст. 23 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях". В Постановлении Правительства РФ от 30.12.2002 N 940 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия" определено, что согласование совершения подобных сделок в отношении федеральных государственных унитарных предприятий, находящихся в их ведении, осуществляют федеральные органы исполнительной власти. Следовательно, на заключение договора залога ФГУП "Завод им. Я.М. Свердлова" было обязано получить согласие Российского агентства по боеприпасам.

Следует упомянуть еще об одном общем основании недействительности договоров залога, предусмотренном п. 3 ст. 329 ГК РФ, - недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства в силу акцессорного характера последнего.

М.Н.Дракина

ОАО "ИМПЭКСБАНК"

филиал "Орловский"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. N 14-КГ18-9 Дело о признании недействительным договора ипотеки недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки, прекращении залога направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку необходимо учесть положения законодательства, согласно которым, если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Романовой Аллы, действующей в интересах несовершеннолетнего Свиридова Алексея, к Ситникову Александру Александровичу, Ситниковой Ларисе Николаевне, публичному акционерному обществу "АКИБАНК" о признании недействительным договора ипотеки недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки, прекращении залога по кассационным жалобам Ситникова А.А., Ситниковой Л.Н. и представителя ПАО "АКИБАНК" на решение Центрального районного суда г. Воронежа от 25 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя ПАО "АКИБАНК" Модзолевского В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, установила:

Романова А. обратилась в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что 13 декабря 2012 г. между Ситниковым А.А. (продавец) и Свиридовым А.Б. (покупатель) заключен договор купли-продажи части нежилого здания, расположенного по адресу: ...

14 декабря 2012 г. сторонами подано заявление о государственной регистрации перехода права собственности и регистрации права собственности в отношении названного объекта недвижимости.

25 декабря 2012 г. представители сторон по указанному договору купли-продажи, действующие на основании доверенностей, обратились с заявлением о прекращении государственной регистрации и возврате документов, в связи с чем регистрирующий орган государственную регистрацию перехода права собственности прекратил.

21 января 2013 г. между Ситниковым А.А. и Ситниковой Л.Н. заключено соглашение об определении долей супругов (по 1/2) в названном нежилом помещении.

16 апреля 2014 г. Ситниковы приняли решение о разделе указанного нежилого помещения на три части.

23 сентября 2014 г. Ситниковы в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору, по которому им предоставлен кредит в размере 7000 000 руб., заключили с ПАО "АКИБАНК" (далее - банк) договор ипотеки недвижимого имущества N .., предметом залога по которому стали спорные нежилые помещения.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 5 апреля 2016 г. признано отсутствующим право собственности Ситниковых А.А. и Л.Н. на указанные объекты недвижимости с погашением записей в ЕГРП, за Свиридовым А. признано право собственности в порядке наследования на нежилой объект недвижимости, расположенный по названному адресу.

Уточнив исковые требования, истица просила суд признать недействительным договор ипотеки от 23 сентября 2014 г., заключенный между банком и Ситниковыми, применить последствия ничтожной сделки - признать отсутствие ее правовых последствий, прекратить залог в отношении спорных нежилых помещений.

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 25 апреля 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г., исковые требования удовлетворены.

В кассационных жалобах заявители просят отменить вышеназванные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 5 июня 2018 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, объяснения относительно кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 13 декабря 2012 г. между Велиевым А.А.-оглы, действующим в интересах Ситникова А.А. (продавец), и Луценко А.Л., действующим в интересах Свиридова А.Б. (покупатель), заключен договор купли-продажи части нежилого здания, расположенного по адресу: ... Договор купли-продажи был исполнен, денежные средства переданы продавцу, недвижимое имущество передано по акту приема-передачи.

14 декабря 2012 г. сторонами подано заявление о государственной регистрации перехода права собственности и регистрации права собственности в отношении указанного объекта недвижимости.

25 декабря 2012 г. Велиев А.А.-оглы, действующий в интересах Ситникова А.А. (продавец), и Луценко А.Л., действующий по доверенности в интересах Свиридова А.Б. (покупатель), обратились с заявлением о прекращении государственной регистрации и возврате документов, в связи с чем регистрирующий орган прекратил регистрацию, о чем имеется уведомление Управления Росреестра Воронежской области.

21 января 2013 г. между Ситниковым А.А. и Ситниковой Л.Н. заключено соглашение об определении долей супругов (по 1/2) в указанном нежилом помещении.

16 апреля 2014 г. Ситниковы приняли решение о разделе указанного нежилого помещения на три части с образованием трех отдельных объектов недвижимости, о чем сделаны записи в едином государственном реестре прав.

23 сентября 2014 г. Ситниковы в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору (кредит в размере 7 000 000 руб.), заключили с банком договор ипотеки недвижимого имущества N ..., предметом залога по которому стали спорные нежилые помещения.

11 февраля 2016 г. на имя несовершеннолетнего Свиридова А. нотариусом города Москвы было выдано свидетельство о праве на наследство по закону.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 5 апреля 2016 г. признано отсутствующим право собственности Ситниковых А.А. и Л.Н. на указанные объекты недвижимости с погашением записей в ЕГРП, за Свиридовым А. признано право собственности в порядке наследования на нежилой объект недвижимости, расположенный по названному адресу. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 1 декабря 2016 г. в данной части решение суда оставлено без изменения.

Решением Ленинского районного суда г. Воронежа от 5 июля 2016 г. кредитный договор, заключенный между банком и Ситниковыми, расторгнут, в пользу банка с последних солидарно взыскана задолженность по кредитному договору в размере 6 297 603 руб., обращено взыскание на заложенные по договору ипотеки от 23 сентября 2014 г. нежилые помещения. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 26 октября 2017 г. решение Ленинского районного суда г. Воронежа отменено в части обращения взыскания на заложенное имущество.

Разрешая настоящий спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 166-168, 334, 335, 345, 352, 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и исходил из того, что Ситниковы не вправе были распоряжаться спорным имуществом и отдавать его в залог, поскольку ранее Ситников А.А. с согласия Ситниковой Л.Н. уже им распорядился, заключив со Свиридовым А.Б. (наследодателем Свиридова А.) договор купли-продажи указанного нежилого помещения, передав его последнему по акту приема-передачи, в связи с чем ответчик не мог не знать, что фактически не является его владельцем.

Суд полагал, что оспариваемый договор ипотеки от 23 сентября 2014 г. заключен позже возникновения наследственных прав несовершеннолетнего Свиридова А. на спорное имущество и на момент передачи нежилых помещений в залог Ситников А.А. и Ситникова Л.Н. не являлись их владельцами, а потому названный договор ипотеки является ничтожным.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав на то, что договор ипотеки недвижимого имущества от 23 сентября 2014 г. является ничтожной сделкой, поскольку нарушает требования абзаца первого пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 6 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)", а также права и охраняемые законом интересы собственника спорного имущества несовершеннолетнего Свиридова А.

Кроме того, судебные инстанции, сославшись на положения пунктов 3, 4 статьи 1, пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о злоупотреблении Ситниковыми своими правами при заключении названного договора ипотеки.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В соответствии с пунктом 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи. Лицо, имеющее иное вещное право, может передавать вещь в залог в случаях, предусмотренных указанным кодексом.

Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные данным кодексом, другими законами и договором залога.

Правила, предусмотренные абзацем вторым названного пункта, не применяются, если вещь, переданная в залог, была утеряна до этого собственником или лицом, которому вещь была передана собственником во владение, либо была похищена у того или другого, либо выбыла из их владения иным путем помимо их воли.

Суды обеих инстанций, разрешая спор и признавая недействительным договор ипотеки по тем основаниям, что у залогодателей отсутствовало право распоряжаться предметом залога и обременять его ипотекой, не учли положения абзаца второго пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым право залога, принадлежащее добросовестному залогодержателю, подлежит защите.

Судом первой инстанции установлено, что на момент заключения договора ипотеки от 23 сентября 2014 г. запись о регистрации права собственности на спорное имущество за Ситниковыми в ЕГРП погашена не была.

При заключении договора ипотеки от 23 сентября 2014 г. банку были представлены выписки из ЕГРП, подтверждающие наличие у залогодателей права собственности на предмет залога. Более того, на момент заключения оспариваемой сделки залогодатели (Ситниковы) являлись не только собственниками переданного в залог имущества, но и фактическими владельцами, несущими расходы по его содержанию. При этом, Свиридов А. владельцем заложенной недвижимости не был, право собственности за ним на спорное нежилое помещение в порядке наследования признано решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа, вынесенным только 5 апреля 2016 г. и вступившим в силу 1 декабря 2016 г.

Таким образом, судам следовало разрешить вопрос о применении правил, предусмотренных абзацем вторым пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку банк является добросовестным залогодержателем.

Также нельзя согласиться с выводами судов о признании договора ипотеки от 23 сентября 2014 г. ничтожной сделкой в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (пункт 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что при заключении оспариваемого договора ипотеки нарушены требования пункта 2 статьи 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи, и пункта 1 статьи 6 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)", регламентирующего, что ипотека может быть установлена на недвижимое имущество, которое принадлежит залогодателю на праве собственности, а также права и охраняемые законом интересы собственника спорного имущества несовершеннолетнего Свиридова А., является необоснованным.

Договор ипотеки от 23 сентября 2014 г. был заключен в соответствии с указанными требованиями закона, поскольку при совершении оспариваемой сделки право собственности на спорное нежилое помещение принадлежало Ситниковым, а не Свиридову А., право собственности за которым признано через два года после заключения договора ипотеки (решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа, вступившее в силу 1 декабря 2016 г.), в связи с чем никаких прав и законных интересов, связанных с предметом залога, на момент заключения договора ипотеки у него не имелось.

В связи с изложенным, указанный договор является оспоримой сделкой, а потому при рассмотрении заявления о пропуске истицей срока исковой давности, суду надлежало руководствоваться пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 8 августа 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Судьи Романовский С.В.
Марьин А.Н.

Обзор документа

Истица, действующая в интересах несовершеннолетнего наследника покупателя недвижимости, оспаривала договор ипотеки. Он был заключен между банком, с одной стороны, и продавцом и его супругой, с другой стороны. Сделка была совершена после смерти покупателя, который оплатил недвижимость, но не успел оформить право собственности.

Суды признали договор ипотеки недействительным, но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с их выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

Суды не учли, что банк является добросовестным залогодержателем. Если вещь заложена лицом, которое не было управомочено распоряжаться ею, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать, собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя.

Также нельзя согласиться с выводом о ничтожности договора ипотеки. Суды посчитали, что было нарушено требование, в силу которого залогодателем выступает собственник. Между тем при заключении договора ипотеки право собственности принадлежало продавцу и его супруге. Наследник признан собственником позднее. Поэтому сделка является оспоримой. Срок исковой давности составляет 1 год.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дорогомиловский районный суд города Москвы в составе председательствующего, при секретаре, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Щербаковой к ПАО «Газпромбанк» о признании недействительным договора залога недвижимости,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратилась в суд с иском к ПАО «Газпромбанк» о признании недействительным договора залога недвижимости. Требования мотивированы тем, что между истцом и ответчиком заключен договор залога недвижимости от 01.01.2010 года. В соответствии с пунктом 1.2. данного договора истец передала в залог ПАО «Газпромбанк» однокомнатную квартиру общей площадью 33,8 кв.м., расположенную по адресу: г. Москва, ул. Бутырская, д.6. Договор залога недвижимости от 01.01.2010 был заключен во исполнение обязательств Щербаковой И.С. по кредитному договору от 01.01.2010. Считает, что договор залога недвижимости от 01.01.2010 не соответствует действующему законодательству РФ, и является недействительным по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2.1.9 договора залога недвижимости, Залогодатель обязана произвести страхование предмета залога на случаи утраты и повреждения, а также страхование жизни Залогодателя не позднее дня предоставления кредита Заемщику. Пунктами 3.3, 3.5 договора залога установлено, что Залогодатель обязана не изменять условия договоров страхования без предварительного согласия с Залогодержателем, а также оплачивать своевременно страховые платежи в течение срока действия договоров страхования на условиях, не ущемляющих интересы Залогодержателя, в том числе поддерживая размер страхового возмещения, указанный в пункте 2.1.9 договора.

Обязанности Залогодателя, связанные со страхованием, закреплены также в пункте 3.6 договора залога недвижимости, а именно: не изменять без согласия Залогодержателя первого выгодоприобретателя в договорах страхования, а также исполнять надлежащим образом обязательства, установленные в договорах страхования, производить регулярную оплату всех платежей по договорам страхования, не допуская просрочек и задолженности. Следовательно, договор залога недвижимости установил целый комплекс обязанностей Щербаковой И.С., связанных со страхованием квартиры, а также жизни и здоровья.

Согласно пункту 1 статьи 16 закона РФ «о защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Следовательно, договор залога недвижимости, заключенный Щербаковой И.С. и ПАО «Газпромбанк», должен не нарушать права истицы как потребителя. В случае нарушения прав потребителя договор залога недвижимости подлежит признанию в судебном порядке недействительным.

В силу части 2 статьи 935 ГК РФ, обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Исходя из условий договора, Залогодержатель обусловливает заключение договора обязательным заключением договора страхования жизни и здоровья, в то время как обязанность Заимодавца страховать свою жизнь и здоровье не предусмотрена законодательством. Условия договора залога недвижимости о страховании жизни и здоровья заемщика ущемляют права потребителя в части установления обязанности, необусловленной действующим законодательством РФ. Следовательно, договор залога недвижимости является недействительным.

Залогом обеспечиваются обязательства по возврату Щербаковой кредита ПАО «Газпромбанк». Залогодержатель имеет требовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства при нарушении истицей обязанности по страхованию предмета залога, жизни и потери собственности. Данный пункт договора залога устанавливает обязательство для лица, не являющегося его стороной – Щербаковой И.С., досрочно возвратить кредит по причине бездействия иного лица. Пункт 1.7. договора залога недвижимости не соответствует действующему законодательству РФ, т.к. гражданское законодательство РФ не предусматривает возможности возникновения обязательства (в данном случае досрочно возвратить кредит) в связи с бездействия иного лица.

Пунктом 4.5.1 договора залога недвижимости установлены обязанности Щербаковой И.С. отказаться от права пользования квартирой в случае обращения на неё взыскания Залогодержателем и освободить занимаемую квартиру, являющуюся предметом залога по договору, в течение 30 календарных дней с момента вынесения решения суда об обращении взыскания, либо с момента заключения соглашения об обращении взыскания во внесудебном порядке. Следовательно, договор залога недвижимости от 01.01.2010 предусмотрел обязанность освободить принадлежащую истице на праве собственности квартиру в случае обращения на неё взыскания в рамках договора залога.

Законодательством установлено специальное правило для обращения взыскания на квартиру, а именно: соблюдение условия о целевом назначении кредита или займа, который должен быть выдан исключительно на приобретение (строительство) или неотделимые улучшения жилого помещения, являющегося предметом залога по договору об ипотеке. Обращение взыскания на квартиру поставлено в прямую зависимость от того, что квартира была заложена именно в обеспечение возврата целевого кредита, предоставленного для приобретения или строительство квартиры. Договор залога недвижимости между истцом и ПАО ««Газпромбанк» был заключен не в связи с предоставлением истцу денежных средств на приобретение и строительство квартиры, расположенной по адресу: Москва, Бутырская, 6, а в обеспечение обязательств иного лица – Щербаковой Е.А. Более того, кредит был предоставлен Щербаковой Е.А. на потребительские цели. Учитывая, что Щербакова И.С. не являлась получателем кредита, а также, что кредит был предоставлен на потребительские цели, а не на приобретение и строительство жилого помещения, то договор залога недвижимого имущества от 01.01.2010 является недействительным, т.к. предусматривает возможность обращения взыскания и выселения собственника из квартиры, приобретенной не за счет целевого кредита.

Следовательно, договор залога недвижимости является также недействительным, поскольку предусматривает принудительную реализацию квартиры, несмотря на то, что квартира является единственным жильем истицы, и приобретена не на средства, полученные по целевому кредиту для приобретения указанной квартиры. росит признать недействительным договор залога недвижимости от 01.01.2010, заключенный между Щербаковой И.С. и ПАО «Газпромбанк».

В судебном заседании представитель истицы адвокат Жукова О.С. (доверенность в деле) исковые требования поддержала по изложенным в исковом заявлении основаниям, кроме того, представила письменные возражения истицы на отзыв ответчика, принятые судом в качестве дополнений к исковому заявлению. В своих дополнениях истица указывает на то, что п.2.1.21 договора залога недвижимости является недействительным, поскольку не соответствует положениям статьи 78 Федерального закона №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», положениями ст.ст.30, 35 жилищного кодекса РФ, ст.237 ГК РФ, в связи с чем, просит признать п.2.1.21 договора залога недействительным, в силу его ничтожности.

Представители ответчика ПАО «Газпромбанк» исковые требования не признали, суду пояснили, что в настоящее время в производстве Савеловского районного суда города Москвы находится иск Банка к Щербаковой И.С. и к Щербаковой Н.П. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество. Подача искового заявления о признании недействительным договора залога недвижимости предпринимается для затягивания принятия судом решения о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

Представителями ответчика представлены письменные возражения, в которых указывают на то, что в рамках договора ипотеки (залога), истец не использует, не приобретает, не заказывает, не имеет намерения приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных нужд. По договору залога истец сам передает банку в залог имущество в интересах третьего лица, не получая взамен услуг или работ от банка. Данный договор не направлен на удовлетворение личных семейных, домашних или иных нужд.

Действующий Закон от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не содержит ни одной нормы, предполагающей его применение к договорам потребительского кредита, поскольку в самом законе прямые запретительные нормы для банков в отношении условий, как кредитного договора, так и договора залога с гражданином отсутствуют. Включение Банком в договор залога условий, не противоречащих гражданскому законодательству, не является противоправным деянием, нарушающим права потребителя. В виду того, что истец никаких услуг от банка не получает, то нормы Закона РФ «О защите прав потребителей» к договору ипотеки (залога) третьего лица не применяются.

Обязанности Залогодателя по страхованию имущества и здоровья установлены банком в соответствии с законодательством РФ. В силу ст. 31 ФЗ «об ипотеке (залоге недвижимости)» страхование имущества, заложенного по договору об ипотеке, осуществляется в соответствии с условиями этого договора. При отсутствии в договоре об ипотеке иных условий о страховании заложенного имущества залогодатель обязан страховать за свой счет это имущество в полной стоимости от рисков утраты и повреждения, а если полная стоимость имущества превышает размер обеспеченного ипотекой обязательства – на сумму не ниже суммы этого обязательства.

Согласно подпункта 1 пункта 1 статьи 343 ГК РФ, залогодатель или залогодержатель в зависимости от того, у кого из них находится заложенное имущество (статья 338), обязан, если иное не предусмотрено законом или договором:

1) страховать за счет залогодателя заложенное имущество в полной его стоимости от рисков утраты и повреждения. Согласно ст. 343 ГК РФ, залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога в случаях:

2) невыполнения залогодателем обязанностей, предусмотренных подпунктами 1 и 2 пункта 1 и пунктом 2 статьи 343 настоящего Кодекса.

Таким образом, законом предусмотрена обязанность по страхованию заложенного имущества за счет залогодателя, если иное не предусмотрено законом или договором. Учитывая принцип свободы договора, в соответствующем договоре ипотеки стороны вправе определить особенности страхования имущества. Страхование жизни заемщика, имущества, заложенного по договору об ипотеке, является способом обеспечения исполнения кредитных обязательств. Вопрос о признании недействительным кредитного договора уже был предметом рассмотрения в суде, в удовлетворении исковых требований отказано, решение суда вступило в законную силу.

Истица после заключения договора залога недвижимости как залогодатель ни разу не страховала своей жизни и здоровья, наоборот заемщик производила страхование в соответствии с условиями кредитного договора.

На квартиру, заложенную по договору об ипотеке, может быть обращено взыскание, даже если такое жилье является единственным для проживания. статья 78 ФЗ «об ипотеке (залоге недвижимости)» не содержит изъятий из права кредитора получить удовлетворение своих требований к должнику из стоимости заложенного имущества. Законодательством об ипотеке не предусмотрено, что на квартиру, являющуюся единственным жильем, и заложенную по договору ипотеки, не может быть обращено взыскание, в законодательстве вообще нет такого запрета, иначе банк не совершал бы такой сделки. Квартира была передана собственником в ипотеку ответчику на основании договора залога. Таким образом, изъятий для обращения взыскания на указанную квартиру как единственное жилье законодательством РФ не установлено. На дату оформления договора ипотеки истица была зарегистрирована по адресу: Москва, ул. Поклонная, д.1, таким образом, указанная квартира не была единственным жильем истца.

Требование истицы о признании договора залога недвижимости недействительным не основано на законе. Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка могла быть совершена и без включения недействительной ее части. Договор залога недвижимости зарегистрирован в соответствии с законом. Все обязательные (существенные) условиями договора при заключении были согласованы сторонами. Сам факт заключения кредитного договора с кредитной организацией и договора ипотеки не противоречит законодательству РФ.

Все действия истицы направлены не в защиту ее гражданских прав, а на незаконное избежание ответственности за нарушение договорных обязательств и уплаты неустойки, что свидетельствует о направленности таких действий истца исключительно на причинение ответчику ущерба.

Заемщик Щербакова И.С. с 01.01.2014 не исполняет свои обязанности по погашению кредита, начисленных процентов и соответствующих штрафных санкций по кредитному договору. Банком в январе 2014 года было подано в суд заявление о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество. Подавая иски о признании кредитного договора недействительным в разные судебные органы города Москвы и обжалуя далее в кассационном порядке определения и решения судов первой инстанции, Щербакова И.С. затянула рассмотрение иска банка о взыскании задолженности по кредитному договору до настоящего времени. Считает, что истица допускает злоупотребление правом, в связи с чем, имеются основания для отказа в удовлетворении иска на основании п. 2 ст. 10 ГК РФ.

Третье лицо в судебное заседание не явилась, извещена о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, о причинах неявки суд не уведомила. С учетом мнения представителей истца и ответчика, а также того обстоятельства, что в материалах дела имеется доверенность на имя адвоката Жуковой О.С. представлять интересы третьего лица, суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствии третьего лица.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с положениями ст.ст.166-168 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. При этом, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 180 ГК РФ, недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

В силу ч.2 ст.334 ГК РФ, залог квартир регулируется законом об ипотеке.

Согласно п.1 ст.1 ФЗ «об ипотеке (залоге недвижимости)», по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона – залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны – залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом. Залогодателем может быть сам должник по обязательству, обеспеченному ипотекой, или лицо, не участвующее в этом обязательстве (третье лицо).

Из положений ст.2 указанного закона ипотека может быть установлена в обеспечение обязательства по кредитному договору.

Статья 5 закона предусматривает, что по договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, указанное в пункте 1 статьи 130 Гражданского Кодекса РФ, права на которое зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в том числе: жилые дома, квартиры и части жилых домов и квартир, состоящие из одной или нескольких изолированных комнат.

В силу ст. 54 закона, залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

Согласно ч.1 ст.78 закона, обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

В соответствии с п.1 ст.16 Закона РФ «О защите прав потребителей», условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. В силу п.2 ст.16 Закона «О защите прав потребителей» запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Как установлено в судебном заседании, 01.01.2010 между ПАО «Газпромбанк» (далее банк) и Щербаковой И.С. заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставил заемщику потребительский кредит в сумме 945 000 рублей. В этот же день между банком и Щербаковой Н.П. заключен договор залога недвижимости, согласно которому истица в обеспечение своевременного возврата кредита Щербаковой И.С. передает в залог банку, принадлежащую истице на праве собственности однокомнатную квартиру. Договор залога зарегистрирован в Управлении федеральной регистрационной службы 14.01.2010 г.

Согласно п. 2.1.9 договора залога истица обязана произвести страхование предмета залога на случай утраты или повреждения, страхование жизни залогодателя не позднее дня предоставления кредита.

В силу ст. 16 ФЗ «о защите прав потребителя», запрещается обуславливать приобретение одних товаров обязательным приобретением иных товаров. Суд считает, что возложение на истицу обязанности производить страхование предмета залога, а также жизни залогодателя, является навязанной услугой, в связи с чем, является недействительной. Однако, истицей не заявлено требований о признании указанной части договора залога недействительной, а в соответствии со ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Учитывая, что договор залога мог быть заключен и без включения пункта об обязательном страховании предмета залога и жизни залогодателя, требования истицы о признании договора залога недействительным по основанию, что в договор включен пункт, устанавливающий обязанность по страхованию, являются необоснованными и подлежат отклонению. Кроме того, как следует из пояснений сторон, заемщик производила страхование предмета залога, в соответствии с условиями кредитного договора.

Доводы истицы, что на квартиру не может быть обращено взыскание, согласно ст. 446 ГПК РФ, поскольку данное жилое помещение для истицы является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, суд находит необоснованными, поскольку в указанной статье имеется исключение, в соответствии с которым на данное имущество может быть обращено взыскание, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Статьей 54.1 ФЗ «об ипотеке» установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в обращении взыскания на заложенное имущество. В данном перечне отсутствует основание, согласно которому не может быть обращено взыскание на квартиру, если она является единственным пригодным для проживания залогодателя жилым помещением.

Вместе с тем суд принимает во внимание то обстоятельство, что договор залога недвижимости, заключенный между Щербаковой Н.П. и банком, обеспечивает исполнение обязательств по кредитному договору Щербаковой И.С., в соответствии с условиями которого, кредит предоставлен на потребительские цели.

Из содержания ст.78 Федерального Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» следует, что обращение взыскания на заложенную квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в этой квартире, при условии, что квартира была заложена по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком на приобретение или строительство данной квартиры или иных жилого дома или квартиры, капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Поскольку кредит Щербаковой И.С. был предоставлен на потребительские цели, оснований для включения в договор залога недвижимости пункта, в соответствии с которым установлена обязанность Щербаковой Н.П. отказаться от права пользования квартирой в случае обращения на неё взыскания Залогодержателем и освободить занимаемую квартиру, являющуюся предметом залога по договору, в течение 30 календарных дней с момента вынесения решения суда об обращении взыскания, либо с момента заключения соглашения об обращении взыскания во внесудебном порядке, не имелось. Поскольку указанное условие договора противоречит положениям Федерального закона, суд полагает возможным удовлетворить требования истицы и признать п.2.1.21 недействительным в силу его ничтожности.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Щербаковой Н.П. удовлетворить.

Признать недействительным пункт договора залога недвижимости, в соответствии с которым установлена обязанность Щербаковой Н.П. отказаться от права пользования квартирой в случае обращения на неё взыскания Залогодержателем и освободить занимаемую квартиру, являющуюся предметом залога по договору, в течение 30 календарных дней с момента вынесения решения суда об обращении взыскания, либо с момента заключения соглашения об обращении взыскания во внесудебном порядке.

Недействительность договора залога по ст.174 ГК РФ

Одним из главных «Двигателей бизнеса» в наши дни являются разнообразные сделки с недвижимом имуществом - её покупки, продажи, залог и т. д. К сожалению, весьма нередки случаи, когда одна из сторон соглашения охотно готова незаконно обогатиться на сделке - разумеется о законном обогащении речь не идёт. В этом плане весьма благодатная почва - так или иначе связанные с недвижимостью соглашения и договоры между различными организациями - не важно, идёт ли речь об ипотеке, купле-продаже, аренде и так далее. Ниже мы рассмотрим пример.

Судебный акт: решение арбитражного суда г. Москвы от 11 июля 2016 г. по делу № А40-132705/2016.

Фабула дела:

В данном судебном заседании рассмотрен иск ООО «УНИКОР-Сервис» к Компании Камилла Пропертиз Лимитед о признании недействительным Договора залога имущества от 15. 04. 2015г. между ООО «УНИКОР-Сервис» и Компанией Камилла Пропертиз Лимитед, кроме этого - заявление 3-го лица ООО «НРК Фондовый рынок» к Компании Камилла Пропертиз Лимитед и ООО «УНИКОР-Сервис» о признании недействительным Договора ипотеки от 15. 04. 2015г. Решением АС г. Москвы по делу № А40-132705/2016 суд признал данный Договор недействительным. В пользу Истца с Ответчика взысканы траты по оплате госпошлины суммой 6 тысяч рублей. В пользу 3-го лица траты по оплате госпошлины суммой 6 тысяч рублей.

Выводы суда в решении арбитражного суда г. Москвы от 11.06.2016 г. по делу № А40-132705/2016.

1) 12 июня 2014 г. Ответчик (Займодавец) и 3-е лицо, не заявляющее самостоятельных требований (Заемщик), заключили Договор займа, по нему Займодавец предоставил Заемщику процентный займ суммой семнадцать тысяч долларов США на один год с момента займа.

2) 12 июня 2014 г. Ответчик (Залогодержатель) и 3-е лицо, не заявляющее самостоятельных требований (Залогодатель) заключили Договор ипотеки, по нему Залогодатель отдал в залог недвижимость.

Кроме этого в Договоре есть пункт, по которому Заемщик обязан вернуть займ через залог недвижимости, принадлежащей и предоставленной Займодавцу в залог Истцом.

3) 15 апреля 2015г. Ответчик (Залогодержатель) и Истец (Залогодатель) заключили Договор ипотеки, по нему, обеспечивая исполнение обязательств третьего лица перед Залогодержателем по Договору займа от 12.06.2014г., Залогодатель передал в залог недвижимость.

Предмет ипотеки имеет частичное обременение по договору аренды от 19.03.2010г.

Суд удовлетворил иск по причине того, что им усмотрены в оспариваемом договоре признаки заведомого ущерба для Истца.

Комментарии:

Данное решение принято судом совершенно обоснованно, поскольку здесь мы имеем дело с злоупотреблением правом, т. е. заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Договор обеспечивает исполнение обязательств не самого залогодателя, а иного лица - при этом доказательств заинтересованности Истца в заключении такого Договора просто-напросто нет, равно как нет и доказательств взаимозависимости организаций.

Залогодатель должен был осознавать, что получил право залога в отношении недвижимости, не предоставив в ответ Залогодержателю соответствующее денежное возмещение. Не доказано, что Истец сможет получить с Заемщика возмещение после обращения взыскания свою недвижимость согласно Договору ипотеки от 15.04.2015г. в счет реализации обязательств Заёмщика по Договору займа, при том, что реализация имущества Истца не покрывает полностью задолженность Заёмщика перед Залогодателем, а недвижимость, принадлежащая Заёмщику сама находится в залоге в обеспечение Договора займа.

Также имущество - часть ПИФ, не обременяется залогом под обеспечение исполнения обязательств 3-их лиц. Здесь же как раз такая ситуация: на момент регистрации Договора ипотеки от 15.04.2015г. 100% доля в уставном капитале Истца принадлежала ЗПИФ прямых инвестиций, находящегося под управлением ЗАО «УК «Интерфин КАПИТАЛ». Залогодатель обязан был знать об этом ключевом моменте.