Публично-властные полномочия. Соотношение административного и гражданского законодательства

18.06.2020 Алименты

Событие: 21 июля 2014 года Президент РФ подписал Федеральный закон № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». Проект закона был внесен Президентом РФ в Государственную Думу 12 марта 2014 года и одобрен Советом Федерации 9 июля.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н., Александр Гаганов

1. История законопроекта

О необходимости разработки законопроекта давно говорила Общественная палата Российской Федерации, в 2012 году ею был подготовлен свой проект закона об общественном контроле. Возможно, этот проект был взят за основу при разработке закона: проект 2012 года состоял из 94 статей, тогда как принятый закон устанавливает лишь основы общественного контроля и содержит 27 статей.

Поручение о подготовке проекта закона об общественном контроле было дано Совету по развитию гражданского общества и правам человека Президентом России Владимиром Путиным в сентябре 2013 года по итогам заседания Совета. В своем Послании Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 года Президент озвучил просьбу к Общественной палате, Совету по правам человека, другим общественным и правозащитным организациям активно включиться в подготовку проекта закона «Об общественном контроле».

В российской действительности нет работающих механизмов для воплощения в жизнь проектов, которые идут снизу, от граждан, поэтому не вызывает особого удивления то, что даже закон об общественном контроле был инициирован сверху, главой государства. Казалось бы, в таком законе должны быть заинтересованы представители народа – депутаты, и, действительно, несколько раз они пытались вносить законопроекты на тему контроля. Так, в 1996 году депутаты вносили проект № 96700363-2 «Об общественном контроле за проведением выборов и референдумов и об открытости и гласности подведения итогов голосования», приняли его в трех чтениях, но Совет Федерации отклонил закон. В 2007 году группа депутатов, в том числе Виктор Алкснис и Сергей Бабурин, вносила в Думу проект закона № 478630-4 с наименованием, аналогичным советскому закону 1979 года, «О народном контроле». Проект предусматривал создание государственного органа – Комитета народного контроля РФ, также аналогично одноименному советскому органу. Однако проект был возвращен авторам для доработки, в частности, для получения заключения Правительства РФ, но депутаты почему-то не стали устранять указанные им недостатки, и закон не рассматривался на заседании Думы.

2. Государственный и общественный контроль. Правовая база

Надо различать контроль, который осуществляет само государство как за деятельностью своих органов, так и за частной сферой, и тот контроль, который исходит от общества. Первый осуществляется в рамках властных полномочий органами государства, второй организационно независим от государства и реализовывается гражданами как частными лицами. Контрольные полномочия в той или иной степени есть практически у всех органов государственной власти. В конституциях зарубежных стран, а также в российской доктрине конституционного права выделяется контрольная ветвь власти. В России к контрольной власти относят органы прокуратуры, уполномоченных по правам, счетную палату, органы конституционного контроля. Среди исследователей нет единства по вопросу о существовании самостоятельной, обособленной контрольной власти в России, а не выделяет эту ветвь власти.

Общественный контроль имеет иную природу, он обособлен от контрольной власти государства и осуществляется на основе самоорганизации граждан и даже просто отдельными гражданами по их собственной инициативе. В России контролем по собственной инициативе занимаются, как правило, НКО и правозащитные организации, а общественные палаты и общественный контроль насаждаются сверху.

В 2005 году по инициативе Президента России был принят закон об Общественной палате РФ. В 2008 году по инициативе депутатов был принят Федеральный закон № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания», над которым работали почти 8 лет.

В конце 2011 года Президент РФ также внес законопроект № 3138-6 «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (двумя другими проектами, вносящими изменения в закон об уполномоченном и в КоАП РФ), он был принят Думой в первом чтении, затем рассмотрение было перенесено на неопределенный срок.

Ряд федеральных законов также содержит отдельные положения об общественном контроле, однако до сих пор стройной системы общественного контроля не было. Ряд законов напрямую не относится к общественному контролю, но их можно отнести к правовой базе, обеспечивающей контроль. В частности, большое значение имеют Федеральный закон от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», Федеральный закон от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов». В связи с принятием Федерального закона об общественном контроле потребуется внести изменения в 25 федеральных законов (согласно перечню в пакете документов президентской законодательной инициативы). Поскольку вопросы общественного контроля относятся к совместному ведению Федерации и ее субъектов и многие субъекты Федерации уже приняли свои законы об общественных палатах и об общественном контроле, придется приводить их в соответствие с новым федеральным законом.

3. Что же такое общественный контроль?

Попробуем найти ответ в определении, которое предлагает статья 4 Закона об общественном контроле: общественный контроль – это «деятельность субъектов общественного контроля, осуществляемая в целях наблюдения за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, а также в целях общественной проверки, анализа и общественной оценки издаваемых ими актов и принимаемых решений». Бросается в глаза определение понятия через формулировку «контроль – это деятельность субъектов контроля». Такой же неудачный способ конструирования определения был недавно применен в от 28.06.2014 № 172-ФЗ. Возникает и другой вопрос: что такое публичные полномочия? Что за организации их осуществляют, то есть, кого собирается контролировать общество? Понятие публичных полномочий не расшифровывается в правовых актах, хотя и встречается в нескольких законах.

Определение понятия содержит цели общественного контроля: наблюдение за деятельностью органов власти и организациями, осуществляющими публичные полномочия, и общественная проверка, анализ и общественная оценка их актов и решений. Что такое наблюдение за деятельностью органов? Смотреть новости по телевизору? Преодолев множество бюрократических препятствий, посетить заседание Госдумы? Телевизор смотрят почти все, так что же – все могут гордо заявить, что они принимают участие в общественном контроле?

Однако контроль не сводится к наблюдению. Изучение словарей позволяет прийти к выводу о том, что контроль – это, прежде всего, проверка. И вторая часть целей – общественная проверка, анализ и общественная оценка актов и решений – отражает истинный смысл понятия контроль.

Статья 5 Федерального закона также говорит о целях и задачах общественного контроля. К целям отнесены следующие: обеспечение реализации и защиты прав и свобод граждан, обеспечение учета общественного мнения, общественная оценка деятельности органов и организаций. Почему эти цели не корреспондируют с целями, указанными в определении понятия? Как правило, защита прав предполагает, что права уже были нарушены (если же еще не были нарушены, то это режим охраны). Какими способами будут защищаться нарушенные права граждан, если общественный контроль – это наблюдение и проверка, анализ и общественная оценка? Общественная палата вынесет общественное порицание госоргану – нарушителю прав и свобод?

Учет мнения и предложений граждан необходим в демократическом государстве, поэтому ниже мы рассмотрим, предлагает ли Закон работающий механизм учета мнения.

Общественная оценка деятельности госорганов – также немаловажный элемент обратной связи в государстве. Есть ли в Законе последствия негативной оценки? Об этом – ниже.

Задачи общественного контроля, согласно Закону, таковы: формирование и развитие гражданского правосознания; повышение уровня доверия граждан к деятельности государства, а также обеспечение тесного взаимодействия государства с институтами гражданского общества; содействие предупреждению и разрешению социальных конфликтов; реализация гражданских инициатив, направленных на защиту прав и свобод человека и общественных объединений; обеспечение прозрачности и открытости деятельности органов власти; формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению; повышение эффективности деятельности органов власти. Вкратце все эти задачи сводятся к созданию механизмов работы гражданского общества, двусторонней обратной связи между обществом и государством. Задачи правильные, но звучат неконкретно и декларативно. Они содержат общие цели, стоящие перед государством, и в той или иной степени дублируют положения других законов (например, пункт 1 статьи 6 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», пункт 1 статьи 4 Федерального закона от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»).

Сравним эти современные задачи с теми, что ставились перед советским народным контролем. Согласно статье 3 Закона СССР 1979 года «О народном контроле в СССР» «органы народного контроля призваны вести систематическую проверку выполнения директив Партии, советских законов и решений Правительства, решительно выступать против всего, что наносит ущерб интересам государства, способствовать развитию у граждан чувства ответственности за дела всего общества». Далее закон называл основные направления работы органов народного контроля: контроль выполнения госпланов; повышение эффективности и качества производства; внедрение в производство достижений науки и техники, борьба с нарушениями государственной дисциплины (бесхозяйственностью, расточительством, волокитой, бюрократизмом и др.); контроль за соблюдением законов при рассмотрении обращений граждан. Советский закон даже эмоционален: «Всей своей деятельностью органы народного контроля должны способствовать улучшению работы предприятий, колхозов, учреждений, организаций, министерств, государственных комитетов и ведомств, воспитанию их работников в духе строгого соблюдения государственной дисциплины и социалистической законности, предупреждать должностных лиц от ошибок и упущений в работе, добиваться устранения выявленных недостатков». Да, эти задачи тоже декларативны, но за ними стоит больше содержания, чем за пустыми красивыми словами российского закона. Советский народный контроль ставил перед собой задачи в первую очередь в экономической сфере, тогда как современный общественный контроль является политическим средством. Вот только в чьих руках и в каких целях он будет действенным средством?

4. Что принципиально в общественном контроле?

Статья 6 Федерального закона говорит о принципах общественного контроля. Тут почти все стандартно (законность, добровольность, самостоятельность, публичность, объективность и др.), за исключением нескольких принципов, которым мы уделим некоторое внимание.

Закрепляется обязательность рассмотрения органами и организациями итоговых документов, подготовленных по результатам общественного контроля, а в некоторых случаях обязателен и учет указанными органами и организациями предложений, рекомендаций и выводов, содержащихся в этих документах. Обязанность рассматривать госорганами итоговых документов может вытекать и из закона об обращениях граждан (в котором, правда, почему-то нет аналогичной обязанности организаций, осуществляющих «публичные полномочия», так что в этом смысле новый закон прогрессивен). А с обязанностью учитывать выводы органов общественного контроля опять вопросы. Если в статье 5 Закона учет мнения назван в качестве общей цели контроля и не содержит изъятий («есть мнение общества – учитывайте»), то здесь, в принципах контроля, оказывается, что

учет обязателен только в случаях, предусмотренных законами. К слову, такие законы пока не приняты, а могут и не быть приняты никогда. Получается, что каким бы ни был механизм учета общественного мнения, содержащийся в Законе, он обездвижен этой отсылочной нормой уже на уровне принципов.

Очень хитрая правовая конструкция, которую легко не заметить неискушенному человеку.

Далее. Принцип недопустимости необоснованного вмешательства субъектов общественного контроля в деятельность органов и организаций и оказания неправомерного воздействия на них. Что считать необоснованным вмешательством и кто решает, насколько вмешательство обосновано? В каких пределах воздействие допустимо, а когда неправомерно? Имеются ли в виду угрозы, шантаж, рукоприкладство, либо речь о широком освещении в СМИ, пикетировании и других протестных акциях? То есть Закон говорит: контролируйте, но не слишком-то вмешивайтесь, выражайте свое мнение, но не особо требуйте его учета.

Закон устанавливает презумпцию добросовестности деятельности органов власти и организаций. Это должно бы означать, что общественным контролерам предстоит доказывать обратное. Ни вопросы о добросовестности, ни правовой смысл презумпции не раскрыты в Законе, поэтому смысл закрепления этого принципа теряется. Принцип добросовестности – древний гражданско-правовой принцип еще из римского права (bonafides). Презумпция добросовестности характерна для участников гражданских правоотношений, она закреплена Гражданским кодексом РФ (пункт 5 статьи 10). В философском плане можно провести аналогию с презумпцией невиновности в уголовном праве. Возможно, презумпция добросовестности госорганов подчеркивается в противовес негативному мнению общества о государстве («все чиновники воры», «везде коррупция»), что только усиливает подозрения в недобросовестности. Распространение презумпции добросовестности на публичное право в указанном контексте и перспективы ее практического применения сомнительны.

Ряд принципов разделяют общественный контроль и деятельность партий. Так, закрепляется принцип «соблюдения нейтральности субъектами общественного контроля, исключающей возможность влияния решений политических партий на осуществление общественного контроля». Тем самым, возможно, предпринимается попытка сделать контроль объективным, исключить политические мотивы. Насколько это реально, особенно в свете в целом политических целей общественного контроля? Кто будет следить за соблюдением этого принципа? Каковы будут последствия его нарушения? Всё это неясно.

5. А контролёры кто?

Глава 2 Закона посвящена статусу субъектов общественного контроля. Общественный контроль осуществляют: общественные палаты федерального уровня, уровня субъектов Федерации и муниципального уровня, общественные советы при федеральных органах исполнительной власти и при органах государственной власти субъектов Федерации (законодательных и исполнительных), общественные наблюдательные комиссии, общественные инспекции, группы общественного контроля. Перечень субъектов открытый. Существует также понятие общественного инспектора и общественного эксперта и даже понятие «иного лица общественного контроля». Субъекты общественного контроля могут создавать ассоциации и союзы.

Советские органы народного контроля являлись государственными органами, образовывали вертикаль на принципах двойного подчинения (подчинялись Совету Министров, Верховному Совету и его Президиуму своего уровня, либо советам народных депутатов, а также вышестоящему комитету народного контроля). Для органов общественного контроля закрепляется принцип самостоятельности и независимости от органов власти и организаций, то есть от тех, чью деятельность контролируют. Отсутствует также вертикаль общественных палат, то есть подчинение нижестоящих палат вышестоящим, однако есть элементы такой вертикали. Так, состав общественного совета при федеральном органе исполнительной власти утверждается руководителем органа по согласованию с советом Общественной палаты Российской Федерации. Какова роль такого согласования, каковы последствия несогласования состава совета, для чего вообще нужно это согласование, закон умалчивает. Есть элемент вертикали и в порядке формирования Общественной палаты РФ, в которую входят представители региональных палат.

Как формируются органы общественного контроля?

Федеральная общественная палата формируется в соответствии с федеральным законом о ней из сорока граждан Российской Федерации, утверждаемых Президентом РФ, восьмидесяти пяти представителей общественных палат субъектов РФ и сорока трех представителей общероссийских общественных объединений, иных некоммерческих организаций. Палаты субъектов Федерации формируются в соответствии с законами субъектов РФ. Например, московская Общественная палата частично утверждается Мэром Москвы, частично избирается по административным округам и частично избирается членами самой Общественной палаты. В Московской области Общественная палата частично назначается Губернатором области, частично – Московской областной Думой, частично избирается членами самой палаты. Список кандидатов формируется общественными объединениями.

Общественные советы при федеральных министерствах и общественные советы при органах власти субъектов Федерации наделены консультативно-совещательными функциями. Первые формируются на основе конкурса, который организовывает Общественная палата РФ, если иной порядок не установлен Президентом или Правительством РФ. Вторые формируются в соответствии с законами субъектов РФ. Кандидатов в члены общественного совета при министерстве выдвигают общественные организации, требования к кандидатам устанавливает сам госорган совместно с федеральной Общественной палатой. Состав совета утверждается руководителем госоргана по согласованию с Общественной палатой РФ.

Порядок образования общественных инспекций и групп общественного контроля Закон не устанавливает: есть отсылочные нормы к другим законам. Общественные наблюдательные комиссии образовываются в соответствии с Федеральным законом от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

Какие права у общественных контролеров?

Права субъектов общественного контроля, на первый взгляд, обширны. Помимо осуществления общественного контроля в формах, очерченных законом, и других вспомогательных прав (статья 10 Закона), они могут обращаться в суд в защиту прав неопределенного круга лиц, в случаях, предусмотренных федеральными законами. Это серьезное процессуальное право, которое, однако, не обеспечено ни Гражданским процессуальным кодексом РФ, ни другими законами, которые должны установить случаи, когда возможна реализация права. Субъекты общественного контроля имеют право запрашивать у контролируемых органов необходимую информацию, посещать эти органы в установленном порядке, подготавливать по результатам осуществления контроля итоговый документ и направлять его в органы власти, при выявлении нарушений прав и свобод человека направлять материалы уполномоченным по правам. Однако непонятно, чем все эти права принципиально отличаются от прав любого гражданина, который также может обращаться в органы власти, запрашивать интересующую информацию, посещать органы власти в том же установленном порядке (пока этот порядок одинаков и для граждан, и для общественных контролеров), направлять свои выводы о нарушениях прав. Обращение гражданина также обязательно для рассмотрения в органе власти, также обязательно ему должны дать ответ, также орган власти может дать отписку как гражданину, так и общественным контролерам. Как было указано выше, есть одно важное отличие: по закону об обращениях граждан обязанность рассмотреть обращение гражданина и дать ответ в срок есть только у госорганов и местных органов, а по закону об общественном контроле такая обязанность появляется и у организаций, осуществляющих публичные полномочия.

Другие отличия статуса субъектов общественного контроля от статуса обычного гражданина содержатся в статье 16 Закона. Статья закрепляет обязанность органов рассмотреть итоговые документы общественного контроля; в установленных случаях они также учитывают предложения, рекомендации и выводы, содержащиеся в этих документах (такие случаи пока не установлены); в установленных случаях предложения, рекомендации и выводы, содержащиеся в итоговых документах, учитываются при оценке эффективности деятельности органов власти (эти случаи также не установлены). О результатах рассмотрения итоговых документов органы должны дать ответ в течение 30 дней (такой же срок установлен для обращений граждан), а в случаях, не терпящих отлагательства, - незамедлительно. Что это за случаи, закон не уточняет. При этом орган власти не обязан безропотно соглашаться со всеми выводами субъектов общественного контроля, он вправе направлять обоснованные возражения на предложения и рекомендации, содержащиеся в итоговых документах общественного контроля.

Закрепляется обязанность органов власти и организаций предоставлять общественным контролерам в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации, информацию о своей деятельности, представляющей общественный интерес (но не содержащую гостайну или иную конфиденциальную информацию). Эта обязанность может быть актуальна, но ее легко обойти, ссылаясь то на коммерческую тайну, то на гриф «ДСП». И как тогда быть общественным контролерам – каждый раз требовать информацию через суд?

Установлена обязанность органов власти и организаций в случаях, предусмотренных законами, учитывать предложения, рекомендации и выводы, содержащиеся в итоговых документах, и принимать меры по защите прав и свобод. Как мы писали выше, такие случаи пока не установлены и могут вовсе не устанавливаться: все это отдано на откуп другим федеральным законам, законам субъектов Федерации и муниципальным актам. Есть небольшая надежда, что такие случаи будут закрепляться на региональном и муниципальном уровне, так как там власть ближе к населению и народ может через депутатов повлиять на местные законы.

Закон называет следующие формы общественного контроля (статья 18): общественный мониторинг, общественная проверка, общественная экспертиза, общественные обсуждения, общественные (публичные) слушания и другие. Субъекты общественного контроля обязаны обнародовать информацию о своей деятельности и о результатах контроля.

Закон говорит о том, что в состав общественного совета не могут входить лица, замещающие государственные должности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, госслужащие и лица, замещающие муниципальные должности и должности муниципальной службы, лица, имеющие судимость, а также лица с двойным гражданством. Имеется также статья 11 о конфликте интересов. Все это в той или иной степени аналогично положениям закона о государственной гражданской службе, однако общественные контролеры не имеют таких же социальных гарантий как госслужащие. Даже члены Общественной палаты РФ работают на общественных началах, получая лишь компенсацию расходов.

6. Ответственность

Ответственности за нарушение законодательства об общественном контроле посвящена заключительная статья Федерального закона. В ней только отсылочные нормы об ответственности, причем как для субъектов общественного контроля, так и для тех, кто препятствует общественному контролю. Конкретные меры ответственности (видимо, административной) пока не предусмотрены законодательством РФ.

Ответственности же для органов власти и организаций за то, что они, например, не учли мнение или предложения субъектов общественного контроля, не предусматривается вообще. О дисциплинарной ответственности конкретных чиновников, как обычно, нет и речи. Выше мы неоднократно сетовали на то, что учет мнения общественности будет обязателен лишь в случаях, которые только предстоит прописать в законах. Однако даже если эти случаи появятся, но ответственности за игнорирование мнения общества не будет, можно будет продолжать считать нормы об учете общественного мнения, предложений и рекомендаций граждан пустыми декларациями.

В статье 5 к одной из трех целей общественного контроля отнесена общественная оценка деятельности органов власти и организаций, которая производится в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов общественных объединений. При оценке деятельности министерств общественные советы содействуют учету прав и законных интересов общественных объединений, правозащитных, религиозных и иных организаций. Заключение общественной экспертизы должно содержать «общественную оценку социальных, экономических, правовых и иных последствий принятия акта, проекта акта, решения, проекта решения, документа или других материалов, в отношении которых проводилась общественная экспертиза». При этом Закон не упоминает, какие должны быть последствия резко негативной общественной оценки. Общественная оценка – это частный случай общественного мнения, поэтому здесь могли бы быть установлены общие правила для учета мнений и оценок общества.

Упомянутый выше закон СССР о народном контроле также ограничивался одной статьей об ответственности: «на лиц, виновных в допущенных недостатках или нарушениях, органы народного контроля воздействуют как путем товарищеской критики, обсуждения их неправильных действий, так и посредством привлечения их к ответственности в соответствии с настоящим Законом». И ведь «товарищеская критика» была страшным делом для совестливых советских граждан. Современные нормы Закона де-факто сводят весь общественный контроль к «товарищеской критике», потому как больше общественники ничего не смогут сделать с государственной машиной, если только она сама не захочет пойти навстречу обществу.

Основной вывод по результатам изучения Закона об общественном контроле такой: идея хорошая, но пока не будет принят весь огромный массив правовых актов во исполнение этого закона, работать он не будет. Как долго будут приниматься эти акты, не исказят ли они смысл закона – на эти вопросы ответит время. Кто войдет в состав общественных советов при органах власти, из каких людей будут состоять общественные палаты и не превратятся ли они в послушные «группы поддержки» органов власти – это отчасти зависит и от нас с вами.

Есть и другие опасности: если, например, налоговые проверки и другие проверки со стороны государственных органов регламентированы по количеству и срокам, то Закон об общественном контроле не ограничивает число одновременных общественных проверок. Это может стать лазейкой для дестабилизации работы органов власти и организаций со стороны недобросовестных общественников. Однако хочется верить и в добросовестность граждан, и в добросовестность органов власти, которые, принимая этот Закон, действительно хотели развивать гражданское общество, вовлекать общественность в процесс принятия государственных решений, да и, наконец, повернуть государство лицом к народу.

Существо публичного полномочия

Предметом административно-правовой науки являются проблемы разграничения компетенции между Российской Федерацией и субъектами РФ. Конституцией РФ установлены публичные полномочия, отнесенные:

  • а) к ведению Российской Федерации, т.е. федеральные полномочия (ст. 71 Конституции РФ). Реализация федеральных полномочий осуществляется федеральными законами (ч. 1 ст. 76 Конституции РФ);
  • б) к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ (ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). Предметы совместного ведения включают в себя две группы полномочий – полномочия, отнесенные к ведению Российской Федерации и к ведению субъектов РФ (ст. 73 Конституции РФ), применительно к которым установлены единые правила правовой регламентации. Реализация полномочий осуществляется в соответствии с федеральным законом, определяющим унифицированный порядок правового регулирования, согласно которому субъекты РФ принимают законы и иные нормативные правовые акты (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ);
  • в) к исключительному ведению субъектов РФ. В отличие от полномочий, отнесенных к предметам совместного ведения и указанных в ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, полномочия, отнесенные к исключительному ведению республик (государств) в составе России, устанавливаются их конституциями, а применительно к краям, областям, городам федерального значения, автономной области и автономным округам – их уставами. В целях реализации таких полномочий в случаях, предусмотренных конституциями (уставами) субъекта РФ, соответствующим исполнительно-распорядительным органом принимается закон субъекта РФ или иной нормативный правовой акт (ч. 4 ст. 76 Конституции РФ);
  • г) к ведению муниципальных образований. Полномочия, отнесенные к исключительному ведению муниципальных образований, устанавливаются их уставами. Унифицированный порядок правового регулирования применительно к таким полномочиям устанавливается федеральным законом, а в соответствующих случаях также и законом субъекта РФ (ст. 12, ч. 2 ст. 132 Конституции РФ).

Таким образом, применительно к каждой из перечисленных групп публичных полномочий установлен специальный порядок правовой регламентации, в соответствии с которым принимается соответствующий закон, ведомственный нормативный правовой акт или иной подзаконный акт. Государственное право рассматривает лишь политико-правовые основы указанных категорий. В частности, оно не изучает методы реализации конституционных норм о разграничении компетенции. Одним из таких методов являются договорные отношения федеральных министерств и ведомств, их территориальных органов с органами исполнительной и законодательной власти субъектов РФ.

Объектом исследования науки государственного права являются организация деятельности законодательной власти, процедура выборов и принципы функционирования представительных органов на федеральном уровне и в субъектах РФ. Однако реализация полномочий, отнесенных Конституцией РФ к ведению обеих палат парламента (ст. 102 и 103) затрагивает сферу административного регулирования.

Соотношение административного и гражданского законодательства. Публичные имущественные отношения, административные процедуры их возникновения, изменения и прекращения

Имущественные отношения регламентируются не только гражданским, но и административным и иным публичным законодательством. Возникновение, изменение или прекращение имущественных отношений, обусловленных субординационной подчиненностью их участников, регламентируется административным и иным публичным законодательством, нормы гражданского законодательства в этой сфере имущественных отношений не применяются (п. 3 ст. 2 ГК РФ). Правомочия владения, пользования и распоряжения публичным имуществом регулируются административным законодательством, а возникающие в этой сфере имущественные отношения относятся к публичным имущественным отношениям. Обязательным участником таких отношений являются органы исполнительной власти, иные публичные органы или уполномоченные ими должностные лица.

Возникновение, изменение и прекращение публичных имущественных отношений обусловлено фискальными и иными общегосударственными потребностями. Такие отношения могут возникать по инициативе публичного органа; в иных случаях их возникновение опосредовано исполнением имущественных обязанностей граждан и субъектов предпринимательства, установленных федеральным законом.

Публичные имущественные отношения возникают:

  • в сфере ценового регулирования. Федеральные органы исполнительной власти устанавливают предельные размеры цен (тарифов) за выполнение работ, оказание услуг, либо в соответствии с их решением работы, услуги предоставляются бесплатно (отдельные виды образовательных, медицинских и информационных услуг). Осуществление указанных публичных правомочий непосредственно сказывается на имущественном статусе субъекта предпринимательства, выполняющего работы или предоставляющего услуги в соответствии с установленными государством ценами (тарифами);
  • при осуществлении публичным органом имущественных правомочий, например правомочия собственника объектов недвижимости, находящихся в ведении публичной коммерческой организации (федеральные (муниципальные) унитарные предприятия) либо публичного некоммерческого учреждения (лечебного, образовательного и иного учреждения). Правомочия по управлению федеральной недвижимостью и движимым имуществом входят в компетенцию федеральных агентств, а в некоторых случаях – федеральных министерств и федеральных служб, подчиненных Президенту РФ (в частности, такие полномочия отнесены к ведению МИДа, Минобороны, МЧС, ФСБ и др.). Публичный орган непосредственно осуществляет имущественные правомочия либо назначает должностных лиц, уполномоченных распоряжаться государственным имуществом ;
  • при установлении дополнительных имущественных обязанностей граждан и субъектов предпринимательства (например, фискальных обязанностей), при реквизиции имущества, установлении сервитута, изъятии негосударственной недвижимости в целях обеспечения публичных потребностей. В этих целях создаются специальные публичные органы, контролирующие исполнение указанных обязанностей (например, ФСФМ проверяет исполнение коммерческими организациями обязанностей, обусловленных проведением внутреннего контроля). Установление дополнительных имущественных обязанностей означает ограничение прав лица, применительно к которому обязанности предусмотрены. Подобные ограничения могут быть введены исключительно федеральным законом ;
  • в сфере правоохранительной деятельности. Федеральные органы исполнительной власти и иные публичные органы (их должностные лица) применяют имущественные санкции к нарушителям (административные наказания, например, в виде конфискации) либо меры пресечения к лицам, подозреваемым в совершении правонарушения (например, временный запрет деятельности). Наряду с вышеуказанными административными санкциями федеральные службы и другие публичные органы применяют публичные санкции в виде приостановления деятельности лицензии. Публичные санкции влекут за собой временное прекращение имущественного правомочия (при применении санкций в виде лишения специального права), либо вследствие их применения право пользования вещью прекращается полностью (при конфискации вещи).

Тот же публичный орган или уполномоченное должностное лицо, в соответствии с решением которого было установлено имущественное правомочие публичного органа или публичной организации, принимает акт о его изменении, приостановлении или прекращении. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 30 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ "Об общественных объединениях" в интересах обеспечения государственной и общественной безопасности устанавливается имущество, которое не может находиться в собственности общественного объединения.

Статья 197. Порядок рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц

Комментарий к статье 197

1. Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, нарушающих права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК, с особенностями, установленными в гл. 24 АПК.

Лицами, участвующими в делах этой категории, являются: граждане, предприниматели, организации, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, должностные лица.

2. В заявлении должно быть изложено требование о признании недействительным ненормативного правового акта или о признании незаконными решений, действий (бездействия) органов, должностных лиц. Заявление подается с соблюдением правил подсудности, установленных ст. 35, ч. 6 ст. 38 АПК.

Ненормативный правовой акт может быть не только оформлен в виде отдельного документа. Он может быть выражен в виде резолюции на документе или выражаться в иной форме. Ненормативный правовой акт характеризуется тем, что он адресован конкретному лицу и содержит обязательные для этого лица правила поведения. Например, требование уплатить налог, пени, штраф; предписание о прекращении нарушений требования закона; решение о предоставление земельного участка и т.п. Ненормативный правовой акт может быть оспорен не только лицом, которому он адресован, но и лицом, чьи права нарушены принятием этого акта. Ненормативный правовой акт может незаконно возлагать какие-либо обязанности либо создавать препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Статья 198. Право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными

Комментарий к статье 198

1. Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными обладают: граждане, организации, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия в осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.



Прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы могут обратиться по данной категории дел в защиту интересов других лиц.

Заявление о признании недействительным ненормативного акта, решений и действия (бездействия) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение не отнесено к компетенции других судов. Граждане, не зарегистрированные в качестве предпринимателей, могут обратиться в арбитражный суд по данной категории дел, например, с заявлением о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица и т.п.

2. Комментируемой статьей предусмотрен трехмесячный срок для подачи заявления, который исчисляется со дня, когда организации, гражданину стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иной срок не установлен ФЗ. Указанный срок является процессуальным и может быть восстановлен арбитражным судом при наличии уважительных причин и соответствующего ходатайства (ст. 117 АПК).

Пропуск данного срока или отказ в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи заявления является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Об удовлетворении ходатайства о восстановлении срока подачи заявления судьей указывается в итоговом судебном акте.



3. Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе. В случае обжалования такого решения в судебном порядке срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда лицу, в отношении которого вынесено это решение, стало известно о вступлении его в силу (п. 5 ст. 101.2 НК).

При несоблюдении этого порядка заявление подлежит оставлению без рассмотрения (п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК).

Статья 199. Требования к заявлению о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными

Комментарий к статье 199

1. Общие требования к заявлению по делу об оспаривании ненормативного правового акта, решений и действий (бездействия) должностного лица содержатся в ст. 125 АПК.

Дополнительно в заявлении должно быть указано:

1) наименование органа или лица, принявших оспариваемый акт, решение, совершивших оспариваемые действия (бездействие);

2) точное название, номер, дата принятия оспариваемого акта, решения; время совершения действий;

3) какие права и законные интересы нарушаются, по мнению заявителя, оспариваемым актом, решением и действием (бездействием);

4) каким законам и иным нормативным правовым актам не соответствуют оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие);

5) требование заявителя о признании ненормативного правового акта недействительным, решения и действия (бездействия) незаконными;

6) сведения об исполнительном документе, в связи с исполнением которого оспариваются решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя.

К заявлению должны быть приложены:

1) текст оспариваемого ненормативного акта;

2) доказательства направления копий заявления другим лицам, участвующим в деле (по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя - доказательства направления копий заявления и других документов судебному приставу-исполнителю и другой стороне исполнительного производства);

3) доказательства уплаты государственной пошлины, если заявитель не освобожден от ее уплаты;

4) документы, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования;

5) копия свидетельства о государственной регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя;

6) доверенность или иные документы, подтверждающие полномочия на подписание искового заявления.

Заявление, поданное с соблюдением всех требований, принимается арбитражным судом к производству, о чем выносится соответствующее определение.

Копии определения направляются лицам, участвующим в деле. Нарушение порядка подачи заявления влечет оставление заявления без движения или возвращение заявления (ст. ст. 128, 129 АПК). После принятия заявления к производству судьей производятся действия по подготовке дела к рассмотрению (гл. 14 АПК).

2. По ходатайству заявителя арбитражный суд может приостановить действие оспариваемого акта, решения в порядке, предусмотренном гл. 8 АПК.

Не может быть удовлетворено названное ходатайство, если заявитель не представил доказательства, свидетельствующие о том, что в случае непринятия обеспечительной меры могут возникнуть последствия, указанные в ч. 2 ст. 90 АПК, за исключением случаев, когда такие последствия напрямую вытекают из существа оспариваемого акта, решения (ч. 1 ст. 69 АПК).

Понятие "ущерб", использованное в ч. 2 ст. 90 АПК, охватывает как ущерб, определяемый по правилам ст. 15 ГК, так и неблагоприятные последствия, связанные с ущемлением чести, достоинства и деловой репутации.

Необходимо иметь в виду, что недопустимо приостановление действия актов, решений государственных и иных контролирующих органов, если есть основания полагать, что приостановление действия акта, решения может нарушить баланс интересов заявителя и интересов третьих лиц, публичных интересов, а также может повлечь за собой утрату возможности исполнения оспариваемого акта, решения при отказе в удовлетворении требования заявителя по существу спора.

Под приостановлением действия ненормативного правового акта, решения в ч. 3 ст. 199 АПК понимается не признание акта, решения недействующим в результате обеспечительной меры суда, а запрет исполнения тех мероприятий, которые предусматриваются данным актом, решением. Если действия, предусмотренные ненормативным правовым актом, решением уже исполнены либо их исполнение началось (внесены изменения в публичный реестр, списаны средства со счета и т.п.), судам необходимо выяснять, насколько испрашиваемая обеспечительная мера фактически исполнима и эффективна.

При вынесении определения о приостановлении действия оспариваемого акта, решения в порядке ч. 3 ст. 199 АПК необходимо обращать внимание на то, чтобы такое определение не приводило к фактической отмене мер, направленных на будущее исполнение оспариваемого ненормативного правового акта, решения, в частности ареста имущества заявителя.

В том случае, если заявитель ходатайствует о приостановлении действия ненормативного правового акта, решения о взыскании с него денежной суммы или изъятии иного имущества и нет убедительных оснований полагать, что по окончании разбирательства по делу у заявителя будет достаточно средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта или решения, арбитражному суду рекомендуется удовлетворять ходатайство только при условии предоставления заявителем встречного обеспечения в порядке, предусмотренном ст. 94 АПК.

При рассмотрении ходатайств о приостановлении действия ненормативного правового акта, решения согласно п. 1 ст. 25 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" обжалование решения Банка России о назначении временной администрации, а также применение мер по обеспечению исков в отношении кредитной организации не приостанавливают деятельности временной администрации. Деятельность временной администрации не может быть приостановлена до вынесения судебного акта по существу спора.

Обжалование решения Банка России об отзыве у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций в случаях, предусмотренных ст. 20 ФЗ "О банках и банковской деятельности", а также применение мер по обеспечению исков в отношении кредитной организации не приостанавливают действия указанного решения Банка России.

Необходимо проверять обоснованность ходатайств о приостановлении действия актов, решений Банка России, направленных на предупреждение неплатежеспособности коммерческих банков, обеспечение интересов кредиторов (в том числе вкладчиков).

Не следует принимать обеспечительные меры, если в результате приостановления действия актов, решений Банка России возникает возможность реализации заявителем своих активов не в интересах кредиторов или вероятность возникновения значительного ущерба у заявителя представляется незначительной.

Статья 200. Судебное разбирательство по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц

Комментарий к статье 200

Установлены следующие правила рассмотрения заявления по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц.

Срок рассмотрения - не более трех месяцев с момента поступления заявления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу, если не установлен ФЗ иной срок; по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя срок рассмотрения - не более 10 дней.

Дело может быть рассмотрено в отсутствие лиц, участвующих в деле и надлежащим образом уведомленных о времени и месте судебного заседания, если арбитражный суд не признал их явку обязательной. Арбитражный суд может признать обязательной явку представителей государственных органов, органов, должностных лиц, принявших оспариваемый акт, и вызвать их в судебное заседание для дачи объяснений. Об этом указывается в определении о принятии заявления к производству (ст. 127 АПК). Неявка указанных лиц является основанием для наложения штрафа в порядке, предусмотренном гл. 11 АПК.

При рассмотрении дел этой категории арбитражный суд должен установить наличие полномочий у органа или лица, принявших оспариваемый акт, решение, совершивших оспариваемые действия (бездействие), а также установить, нарушают ли оспариваемый акт, решение, действие (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания обстоятельств, связанных с оспариваемым ненормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) (соответствие их закону, наличие полномочий и оснований для их принятия, совершения), возлагаются на соответствующие орган или лицо. Арбитражный суд может истребовать названные доказательства по собственной инициативе.

Часть 4 ст. 200 АПК предполагает, что налогоплательщик вправе предоставить, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета (Определение КС РФ от 12.07.2006 N 267-О).

Статья 201. Решение арбитражного суда по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц

§ 1. Гражданская правосубъектность

1. Государство и другие публично-правовые образования как субъекты гражданского права

Наряду с физическими и юридическими лицами участниками отношений, регулируемых гражданским правом, являются государство и другие публично-правовые образования. Для решения стоящих перед ними публичных, общенациональных или иных общественных (региональных, местных) задач они во многих случаях нуждаются в участии в имущественных отношениях. При этом должны быть учтены особенности статуса таких образований, обладающих публичной властью, а в ряде случаев являющихся политическими суверенами, которые сами определяют правопорядок, в том числе случаи и пределы собственного участия в гражданских правоотношениях. С другой стороны, необходимо в полной мере соблюсти интересы участников имущественного оборота как юридически равных собственников (или иных законных владельцев) имущества, находящихся в частноправовых, а не в публично-правовых отношениях друг с другом. Этими обстоятельствами и определяются особенности участия публично-правовых образований в гражданском (имущественном) обороте.

К числу публично-правовых образований, участвующих в гражданских правоотношениях, относятся, во-первых, государство и, во-вторых, муниципальные образования. Особенности отечественного государственного и социально-экономического устройства имеют следствием то положение, что государство не выступает в качестве единого субъекта гражданских правоотношений, а, напротив, характеризуется множественностью субъектов. К их числу относятся: Российская Федерация (федеральное государство) в целом, ее отдельные субъекты — республики, края, области, города федерального подчинения, автономная область, автономные округа (ч. 1 ст. 65 Конституции), являющиеся государственными образованиями. Согласно ст. 73 Конституции вне пределов ведения Российской Федерации (ст. 71 Конституции) и ее полномочий по предметам совместного ведения с субъектами РФ (ст. 72 Конституции) последние «обладают всей полнотой государственной власти».

Что касается городских и сельских поселений и других муниципальных образований, то в них осуществляются функции местного самоуправления (ст. 131 Конституции), в связи с чем они не могут считаться государственными образованиями. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Несомненно, однако, что они обладают известными властными полномочиями, т.е. функциями публичной власти, которыми их наделяет закон (ст. 132 Конституции). Поэтому как муниципальные, так и государственные образования охватываются общим понятием публично-правовых образований.

Особенности правового положения всякого государства обусловлены наличием у него политической власти и государственного суверенитета, в силу которых оно само регулирует различные, в том числе имущественные отношения, устанавливая в качестве общеобязательных как правила поведения для всех участников, так и порядок разбирательства их возможных споров. При этом оно само определяет и собственную гражданскую правосубъектность, ее содержание и пределы. Вместе с тем, участвуя в имущественных (частноправовых) отношениях, государство должно соблюдать установленные им же правила, обусловленные самой природой регулируемых отношений. Оно не должно использовать свои властные прерогативы для того, чтобы произвольно менять в своих интересах гражданско-правовые нормы или навязывать контрагентам свою волю в конкретных правоотношениях, иначе рыночный (имущественный) оборот не сможет нормально функционировать, а необходимая ему частноправовая форма будет разрушена.

Поэтому государство и другие публично-правовые образования в гражданско-правовых отношениях выступают на равных началах с иными их участниками — гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК). Это означает, что они не вправе использовать здесь никакие свои властные полномочия по отношению к другим участникам (контрагентам). За нарушение гражданских прав или неисполнение обязанностей к публично-правовым образованиям в судебном порядке могут быть применены обычные меры имущественной ответственности, ибо во внутренних (внутригосударственных) гражданских правоотношениях публично-правовые образования лишены судебного иммунитета (т.е. возможности привлечения к суду только с их согласия).

Выступление государства и других публично-правовых образований в гражданском обороте на равных началах с другими его участниками вытекает из общих принципов гражданского (частного) права и требуется самой природой гражданско-правовых отношений. Поэтому незаконными должны считаться любые попытки органов публичной власти использовать свои полномочия для получения публично-правовыми образованиями в гражданских правоотношениях односторонних преимуществ или ограничений в их пользу прав и интересов других участников оборота (например, путем издания правовых актов, в одностороннем порядке изменяющих условия выпущенных в обращение займов, установления иммунитета бюджетов (ст. 239 Бюджетного кодекса) и т.д.).

2. Особенности гражданской правосубъектности

публично-правовых образований

Гражданская правосубъектность государства и других публично-правовых образований в различных правовых системах оформляется по-разному. Во многих правопорядках государство в целом и (или) его органы (учреждения), а также административно-территориальные образования признаются юридическими лицами публичного права. Они отличаются от обычных юридических лиц частного права тем, что создаются на основе публично-правового (обычно — административного, властнораспорядительного) акта и преследуют в своей деятельности публичные (общественные) цели, а также имеют определенные властные полномочия. Их правовой статус регламентируется нормами публичного, а не частного права, но в качестве субъектов имущественного оборота, прежде всего в вопросах имущественной ответственности, они уравниваются с юридическими лицами частного права (в частности, при их неплатежеспособности в отношении юридических лиц публичного права открываются процедуры банкротства) .

Однако в германском праве, например, нормы о банкротстве неприменимы к государству (федерации и федеральным землям), а также к ряду других юридических лиц публичного права (Schulze R. u.a. Burgerliches Gesetzbuch. Handkommentar. 2. Aufl. Baden-Baden, 2002. S. 40).

В ряде случаев государство в целом для целей гражданского (имущественного) оборота рассматривается как фиск (казна) — особый субъект права. Это понятие применяется только к государству, но не к его органам (ср., например, абз. 1 § 89 Германского гражданского уложения и ст. 19 ГК РСФСР 1922 г.), которые в таком случае считаются лишь представителями казны. Не применяется оно и к административно-территориальным (муниципальным и иным) образованиям, которые обычно рассматриваются как юридические лица публичного права.

См. об этом, например: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. С. 239 — 242. Действующий ГК РФ вслед за законами о собственности и Основами гражданского законодательства 1991 г. рассматривает казну не как субъект права, а как часть государственного (или иного публичного) имущества, не закрепленную за государственными юридическими лицами — предприятиями и учреждениями (п. 4 ст. 214 и п. 3 ст. 215 ГК). Подробнее см. гл. 21 тома II настоящего учебника.

Действующее российское законодательство считает государство, государственные и муниципальные (публично-правовые) образования самостоятельными, особыми субъектами права (sui generis), существующими наряду с юридическими и физическими лицами. К их гражданско-правовому статусу применяются нормы, определяющие участие в имущественном обороте юридических лиц, если иное прямо не вытекает из закона или из особенностей статуса данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК). Очевидна, например, невозможность применения к ним правил о порядке создания, реорганизации и ликвидации юридических лиц, а также об их банкротстве. Гражданско-правовые сделки с участием публично-правовых образований, напротив, по общему правилу (при отсутствии специальных изъятий) подчиняются нормам о сделках с участием юридических лиц, хотя сами эти субъекты юридическими лицами не являются. Следовательно, с точки зрения законодательной техники правило п. 2 ст. 124 ГК следует понимать таким образом, что в тех случаях, когда закон говорит об участии в конкретных видах гражданских правоотношений юридических лиц, он по общему правилу имеет в виду также и публично-правовые образования.

В качестве субъектов гражданского права государство и иные публично-правовые образования обладают гражданской правоспособностью и дееспособностью. При определении их характера и содержания следует иметь в виду, что рассматриваемые субъекты, в отличие от юридических лиц, созданы не для участия в гражданских правоотношениях, которое носит для них вынужденный, вспомогательный по отношению к основной деятельности характер. Следует поэтому согласиться с утверждением, что гражданская правоспособность государства (и других публично-правовых образований) хотя и может быть достаточно широкой по содержанию, но в целом носит специальный, а не общий (универсальный) характер. Указанные субъекты могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям их деятельности и публичным интересам.

См.: Советское гражданское право. Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 270 — 271 (автор раздела — М.И. Брагинский). Попытки обосновать различия между понятиями целевой и специальной правоспособности применительно к государству (см.: Гражданское право. Том 1: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд-е. М., 2002. С. 221 — 222. Автор главы — А.А. Иванов) представляются неудачными, ибо в гражданском праве целевая правоспособность традиционно отождествлялась со специальной (ср. п. 1 ст. 49 ГК).

Государство и другие публично-правовые образования приобретают для себя гражданские права и создают гражданские обязанности, т.е. реализуют свою дееспособность, через свои органы (органы государственной власти или органы местного самоуправления), действующие в рамках их компетенции, установленной актами о статусе этих органов (п. п. 1 и 2 ст. 125 ГК). Но в результате их действий участниками гражданских правоотношений становятся именно публично-правовые образования в целом, а не органы их исполнительной или законодательной власти, либо органы местного самоуправления. Таким образом, действия органов власти, совершенные в пределах их компетенции, являются действиями самих публично-правовых образований.

Компетенция государственных органов и органов местного самоуправления, в том числе и по участию в гражданских правоотношениях, устанавливается актами публичного, а не частного (гражданского) права. Для сферы гражданского права имеет значение прежде всего их компетенция по использованию государственного и муниципального имущества, включая возможности его приобретения и отчуждения (распоряжения), а также компетенция в области возложения (несения) имущественной ответственности.

При этом речь идет о государственном и муниципальном имуществе, не закрепленном за соответствующими юридическими лицами — предприятиями и учреждениями — на самостоятельном вещном праве, ибо такое имущество составляет базу самостоятельного участия этих лиц в гражданском обороте. Поэтому такие юридические лица не отвечают своим имуществом по долгам учредивших их публичных собственников (п. 2 ст. 126 ГК). По своим собственным обязательствам государство и другие публично-правовые образования отвечают лишь той частью своего имущества, которую они не передали своим юридическим лицам (п. 1 ст. 126 ГК) и которая составляет понятие их казны (нераспределенного государственного и муниципального имущества).

Имущество казны, состоящее прежде всего из средств соответствующего государственного или местного бюджета, и составляет материальную базу для самостоятельного участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях. Бюджетными средствами распоряжаются финансовые органы (федеральное и республиканские министерства финансов, их региональные и местные управления и отделы). Поэтому именно они чаще всего выступают в качестве органов, уполномоченных публично-правовыми образованиями для участия в гражданских правоотношениях от имени этих образований, а не от собственного имени, например при выпуске (эмиссии) государственных или муниципальных внутренних займов или при предъявлении к государственным или муниципальным образованиям имущественных требований (исков), в том числе в порядке субсидиарной ответственности за долги созданных ими учреждений.

Операции со средствами республиканского бюджета РФ, в том числе управление его доходами и расходами, осуществляет Федеральное казначейство РФ и его территориальные органы, входящие в общую систему Министерства финансов РФ (см.: Положение о Федеральном казначействе Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 27 августа 1993 г. N 864 // САПП РФ. 1993. N 35. Ст. 3320; СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 681; 1997. N 5. Ст. 696).

При предъявлении Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства денежных требований или требований об уплате обязательных платежей в федеральный бюджет и небюджетные фонды органом, уполномоченным выступать от ее имени, теперь является Федеральная налоговая служба, а в некоторых случаях — Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

Ранее эти функции выполняла Федеральная служба по финансовому оздоровлению и банкротству (и ее территориальные органы) — см. ст. 11 и п. 3 ст. 29 Закона о банкротстве; п. 1 Постановления Правительства РФ от 14 февраля 2003 г. N 100 «Об уполномоченном органе в делах о банкротстве и в процедурах банкротства и регулирующем органе, осуществляющем контроль за саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих» // СЗ РФ. 2003. N 7. Ст. 659.

Что касается иного находящегося в публичной собственности имущества, то распоряжение им от имени собственника осуществляют иные уполномоченные на то органы публичной власти. Так, создание, реорганизация и ликвидация государственных и муниципальных унитарных предприятий, в том числе наделение их имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также контроль за его сохранностью и использованием по назначению обычно осуществляется министерствами и ведомствами — органами исполнительной власти, выполняющими функции управления государственным и муниципальным имуществом (абз. 2 и 3 ч. 1 ст. 2, п. п. 2 и 3 ст. 8 Закона об унитарных предприятиях). В настоящее время эти функции осуществляют различные федеральные агентства. Последние принимают решения об изъятии излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, закрепленного за казенными предприятиями либо за государственными или муниципальными учреждениями, и распоряжаются им от имени учредителя-собственника (п. 2 ст. 296 ГК).

Другие органы исполнительной власти осуществляют от имени публично-правовых образований приватизацию их имущества, в том числе выступают в качестве продавцов в сделках приватизации и учредителей хозяйственных обществ с государственным (или иным публично-правовым) участием, становясь законными владельцами принадлежащих публично-правовым образованиям акций и других ценных бумаг приватизированных предприятий (либо управомоченными лицами в отношении прав требования по бездокументарным ценным бумагам).

Распоряжение изъятыми предметами контрабанды на основании правил таможенного законодательства от имени государства осуществляют органы Федеральной таможенной службы; определенные законом государственные органы исполнительной власти выступают в роли государственных заказчиков в договорах поставки и подряда для государственных нужд (ст. 764 ГК); в роли субъектов некоторых исключительных прав, принадлежащих федеральному государству, и т.д.

3. Разграничение случаев участия в гражданских

правоотношениях публично-правовых образований и их органов

Органы публичной власти могут участвовать в гражданских правоотношениях и самостоятельно, а не от имени соответствующего публично-правового образования, но только в роли государственных или муниципальных учреждений — некоммерческих юридических лиц (с ограниченным вещным правом оперативного управления на закрепленное за ними имущество и под субсидиарную ответственность создавшего их публичного собственника). При этом надо иметь в виду, что не все органы публичной власти одновременно являются и юридическими лицами, т.е. субъектами частного, а не только публичного права. С другой стороны, публично-правовое образование не может выступать в гражданских правоотношениях иначе, кроме как через свои органы. Поэтому важной практической задачей становится разграничение ситуаций, в которых участником гражданско-правовых отношений является публично-правовое образование в лице своего органа власти либо этот орган власти самостоятельно выступает в гражданском обороте как юридическое лицо — некоммерческая организация.

От имени публично-правовых образований по их специальным поручениям могут также выступать различные государственные органы и органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (п. 3 ст. 125 ГК). Но в этом случае речь идет о гражданско-правовых отношениях представительства, в которых перечисленные субъекты выполняют функции представителей, а не органов публичной власти.

К сожалению, на практике эти ситуации нередко по неведению участников, а иногда и намеренно смешиваются. Так, орган публичной власти пытается выступить от собственного имени, хотя в действительности речь идет об участии в правоотношении представляемого им публично-правового образования в целом: например, правительством или губернатором субъекта РФ выдается поручительство за возврат банковского кредита крупным градообразующим предприятием, а вновь избранный губернатор или назначенное им правительство отказывается исполнить это обязательство, хотя в действительности речь идет об обязательстве соответствующего субъекта РФ. В 90-х годах имел место случай, когда федеральное Правительство разрешило Министерству путей сообщения РФ выпустить облигации железнодорожного займа от своего имени, а не от имени Российской Федерации, тогда как данное министерство, будучи госбюджетным учреждением (некоммерческой организацией!), самостоятельно не могло не только выпускать никаких облигаций, но главное — и отвечать по ним из-за отсутствия необходимого для этого имущества.

В других ситуациях, напротив, орган публичной власти, пытаясь обойти установленные законом запреты, представляет свое участие в имущественных отношениях как участие в нем публично-правового образования в целом. Так, несмотря на запрет органам государственной власти совмещать свои функции с функциями хозяйствующих субъектов, т.е. заниматься предпринимательской деятельностью, имели место, например, случаи выступления некоторых министерств и ведомств в качестве соучредителей (акционеров) коммерческих банков или создания ими хозяйственных обществ, на которые возлагалось осуществление отдельных публично-правовых функций (например, АО «Москомприватизация» от имени правительства Москвы в течение некоторого времени осуществляло такие функции в отношении оформления приватизации жилья гражданами).

См.: абз. 2 п. 3 ст. 7 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Кроме того, абз. 3 п. 4 ст. 66 ГК запрещает государственным органам и органам местного самоуправления выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере, если только иное прямо не предусмотрено специальным федеральным законом.

Необходимо, следовательно, учитывать, основаны ли действия органа публичной власти по распоряжению бюджетными средствами или иным имуществом, находящимся в собственности публично-правового образования, на имеющихся у него полномочиях, входят ли они в его компетенцию. Если это так, то данные действия следует рассматривать в качестве действий публично-правового образования в целом (которое и несет имущественную ответственность за их результаты). При отрицательном ответе на этот вопрос следует считать, что соответствующий орган публичный власти участвует в гражданских правоотношениях от собственного имени как самостоятельное юридическое лицо — учреждение, распоряжающееся только имеющимся у него на ограниченном вещном праве имуществом, в том числе выделенными ему по смете денежными средствами. В качестве учреждения такой орган действует под собственную ответственность или под субсидиарную (дополнительную) ответственность своего учредителя — публично-правового образования (п. 2 ст. 120 ГК), причем последнее обычно имеет возможность оспорить совершенные учреждением сделки либо как выходящие за пределы его правоспособности, либо даже как незаконные — нарушающие требования финансового законодательства (Бюджетного кодекса).

28. Публично-правовые образования как субъекты гражданского права.

ГК РФ – ст. 124-127, ст. 217 и некоторые другие.

К числу ППО относятся : государство (в лице собственно государства и отдельных субъектов федерации) и муниципальные образования как субъекты, обладающие публичной властью.

ППО выступают на равных началах со всеми участниками гражданского оборота, они не вправе использовать властные полномочия по отношению к своим контрагентам. За нарушение гражданских прав или неисполнение обязанностей к ППО могут быть в судебном порядке применены обычные меры имущественной ответственности. Незаконными должны считаться любые попытки органов публичной власти использовать свои полномочия для получения ППО односторонних преимуществ или ограничений в их пользу прав и интересов других участников гражданского оборота.

Подходы к оформлению гражданской правосубъектности ППО:

1. Юридические лица публичного права, создающиеся на основе публично-правового (административного) акта и преследующие в своей деятельности публичные цели.

2. Государство в целом – фиск (казна), органы – представители фиска (например, в Германии).

3. В РФ ППО принимаются за особые субъекты права , существующие наряду с ФЛ и ЮЛ. К их гражданско-правовому статусу применяются нормы, касающиеся положения юридических лиц, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из их природы (например, невозможность применения норм о порядке создания, реорганизации и ликвидации). Т.е. в тех случаях, когда закон говорит о конкретных видах правоотношений с участием ЮЛ – он по общему правилу говорит и о публично-правовых образованиях.

Государство и иные ППО обладают гражданской правоспособностью и дееспособностью. Важно отметить, что данные субъекты созданы не для участия в гражданских правоотношениях, это имеет вспомогательный характер. Т.о. гражданская правоспособность ППО, хоть и может быть широкой по содержанию, носит специальный характер. Указанные субъекты могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям их деятельности и публичным интересам.

ППО приобретают права и создают обязанности, т.е. реализуют дееспособность, через свои органы, действующие в рамках их компетенции, установленной актами о статусе этих органов. Действия органов власти в рамках своей компетенции являются действиями самих публично-правовых образований.

Компетенция органов власти устанавливается актами публичного законодательства. Для сферы ГП значение имеет их компетенция по использованию государственного и муниципального имущества, включая возможность распоряжения им, а также компетенция в области возложения имущественной ответственности. Речь идёт об имуществе, не закрепленном за предприятиями или учреждениями на самостоятельном вещном праве. Такие ЮЛ не отвечают по долгам учредивших их ППО. Государство и другие ППО отвечают по обязательствам лишь нераспределенной частью государственного и муниципального имущества (казной).

Имущество казны состоит, прежде всего, из средств соответствующих бюджетов. Бюджетными средствами распоряжаются финансовые органы (министерства финансов, их управления и отделы), поэтому эти органы чаще всего выступают в качестве уполномоченных публично-правовыми образованиями, а не от собственного имени.

Распоряжение находящимся в публичной собственности имуществом (создание, реорганизация и ликвидация предприятий и учреждений, наделение их имуществом) осуществляют уполномоченные министерства и ведомства, в настоящее время – федеральные агентства . Они же принимают решения об изъятии излишнего, не используемого или используемого предприятиями и учреждениями не по назначению имущества, распоряжаются имуществом от имени собственника.

Другие органы исполнительной власти осуществляют от имени ППО приватизацию их имущества, в т.ч. выступают в качестве продавцов в сделках приватизации и учредителей хозяйственных обществ с государственным участием, становясь законными владельцами принадлежащих публично-правовым образованиям акций и других ценных бумаг приватизированных предприятий.

Органы публичной власти могут участвовать в граждански правоотношениях и самостоятельно – в форме учреждений (на праве оперативного управления). Однако не все органы публичной власти одновременно являются и ЮЛ. Поэтому важным является разграничение подобных ситуаций. Здесь необходимо учитывать, основаны ли действия органа публичной власти по распоряжению имуществом, находящимся в собственности ППО, на имеющихся у него полномочиях. Если это так – нужно рассматривать действия органа как действия публичного образования; если же нет – нужно считать, что орган действует как учреждение, распоряжающееся только имеющимся у него на ограниченном вещном праве имуществе.

Законом предусмотрен принцип раздельной ответственности ППО по своим обязательствам: РФ не отвечает по обязательствам субъектов и муниципальных образований и наоборот.

Участие ППО в вещных отношениях:

1. Особые случаи приобретения имущества в собственность: клад; бесхозяйные недвижимости, находки и безнадзорные животные; отчуждение у частного собственника изъятых из оборота или ограниченных в обороте вещей; изъятие недвижимости для государственных или муниципальных нужд; выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, реквизиция, конфискация и национализация (государству).

2. Только эти собственники производят отчуждение своего определенного имущества в порядке приватизации .

3. Сервитутные права.

4. Участники наследственных отношений (как по завещанию, так и по закону – выморочного имущества).

5. Создание юридических лиц, наделение их необходимым имуществом на ограниченном вещном праве или праве собственности.

6. Вещные или иные способы защиты имущественных прав.

Участие ППО в корпоративных отношениях:

1. Участие через уполномоченных представителей в акционерных обществах.

2. «Золотая акция» — возможность права вето в совете директоров общества.

Участие ППО в обязательственных отношениях:

1. В качестве государственных или муниципальных заказчиков в договорах поставки или подряда (госконтрактах).

2. В качестве заемщиков или заимодавцев в договорах займа или кредита.

3. Выдача государственных или муниципальных гарантий.

4. Договоры поручения, комиссии, агентирования или доверительного управления государственным или муниципальным имуществом.

5. Договоры купли-продажи, залога, аренды имущества; договоры банковского счета.

6. Государство – обязательная сторона в соглашениях о разделе продукции (право на поиск и добычу минерального сырья из недр).

7. Обязательства из причинения вреда, например, вследствие издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления. Имущественный вред подлежит возмещению за счёт соответствующей казны.

Наряду с физическими и юридическими лицами участниками отношений, регулируемых ГП, является государство и другие публично-правовые образования. Для решения стоящих перед ними задач они во многих случаях нуждаются в участии в имущественных отношениях. При этом должны быть учтены особенности статуса таких образований, обладающих публичной властью, а в ряде случаев являющихся политическими суверенами , которые сами определяют правопорядок, в том числе случаи и пределы собственного участия в гражданских правоотношениях. С другой стороны, необходимо в полной мере соблюсти интересы участников имущественного оборота как юридически равных собственников (или иных законных владельцев) имущества, находящихся в частноправовых, а не в публично-правовых отношениях друг с другом. Этими обстоятельствами и определяются особенности участия публично-правовых образований в гражданском (имущественном) обороте.

К числу публично-правовых образований, участвующих в гражданских правоотношениях, относятся, во-первых, государство и, во-вторых, муниципальные образования . Особенности отечественного государственного и социально-экономического устройства имеют следствием то положение, что государство не выступает в качестве единого субъекта гражданских правоотношений, а, напротив, характеризуется множественностью субъектов . К их числу относятся: РФ (федеральное государство) в целом, ее отдельные субъекты – республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа (ч. 1 ст. 65 Конституции), являющиеся государственными образованиями .

Что касается городских и сельских поселений и других муниципальных образований, то в них осуществляются функции местного самоуправления (ст. 131 Конституции), в связи с чем они не могут считаться государственными образованиями. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Несомненно, однако, что они обладают известными властными полномочиями, т. е. функциями публичной власти, которыми их наделяет закон (ст. 132 Конституции). Поэтому как муниципальные, так и государственные образования охватываются общим понятием публично-правовых образований .

В соответствии с п. 2 ст. 124 к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов ГП.

Особенности правового положения всякого государства обусловлены наличием у него политической власти и государственного суверенитета , в силу которых оно само регулирует различные, в том числе имущественные отношения, устанавливая в качестве общеобязательных как правила поведения для всех участников, так и порядок разбирательства их всевозможных споров. При этом оно само определяет и собственную гражданскую правосубъектность, ее содержание и пределы. Вместе с тем, участвуя в имущественных (частноправовых) отношениях, государство должно соблюдать установленные им же правила, обусловленные самой природой регулируемых отношений. Оно не должно использовать свои властные прерогативы для того, чтобы произвольно менять в своих интересах гражданско-правовые нормы или навязывать контрагентам свою волю в конкретных правоотношениях, иначе рыночный (имущественный) оборот не сможет нормально функционировать, а необходимая ему частноправовая форма будет разрушена.

Поэтому государство и другие публично-правовые образования в гражданско-правовых отношениях выступают на равных началах с иными их участниками – гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК). Это означает, что они не вправе использовать здесь никакие свои властные полномочия по отношению к другим участникам. За нарушение гражданских прав или неисполнение обязанностей к публично-правовым образованиям в судебном порядке могут быть применены обычные меры имущественной ответственности, ибо во внутригосударственных гражданских правоотношениях публично-правовые образования лишены судебного иммунитета (т. е. возможности привлечения к суду только с их согласия).

§ 4. Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями

Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями — вид делегирования полномочий с одного уровня власти на другой. Предметом наделения являются любые публично-властные полномочия, не относящиеся к вопросам местного значения и к исключительным полномочиям Российской Федерации, субъектов Федерации. Наделение возможно только в законодательной форме. Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями иными нормативными правовыми актами не допускается. Нельзя наделить органы местного самоуправления государственными полномочиями, например, актом правительства, договором.

Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями РФ осуществляется федеральными законами, отдельными государственными полномочиями субъектов РФ — законами субъектов Федерации. Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов законами субъектов РФ допускается, если это не противоречит федеральным законам. Отдельные государственные полномочия, передаваемые для осуществления органам местного самоуправления, осуществляются органами местного самоуправления муниципальных районов и органами местного самоуправления городских округов, если иное не установлено федеральным законом или законом субъекта РФ.

Органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями на неограниченный срок либо, если данные полномочия имеют определенный срок действия, на срок действия этих полномочий. Финансовое обеспечение отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, осуществляется только за счет предоставляемых местным бюджетам субвенций из соответствующих бюджетов. Органы местного самоуправления имеют право дополнительно использовать собственные материальные ресурсы и финансовые средства для осуществления переданных им отдельных государственных полномочий в случаях и порядке, предусмотренных уставом муниципального образования. Органы местного самоуправления несут ответственность за осуществление отдельных государственных полномочий в пределах выделенных муниципальным образованиям на эти цели материальных ресурсов и финансовых средств.

Признанное в судебном порядке несоответствие федеральных законов, законов субъектов РФ, иных нормативных правовых актов РФ, предусматривающих наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, вышеизложенным требованиям является основанием для отказа от исполнения указанных полномочий.

Требования к законам о наделении. Федеральный закон, закон субъекта РФ, предусматривающий наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, должен содержать:

1) вид или наименование муниципального образования, органы местного самоуправления которого наделяются соответствующими полномочиями;

2) перечень прав и обязанностей органов местного самоуправления, а также прав и обязанностей органов государственной власти при осуществлении соответствующих полномочий;

3) способ (методику) расчета нормативов для определения общего объема субвенций, предоставляемых местным бюджетам из федерального бюджета, бюджета субъекта РФ для осуществления соответствующих полномочий, включая федеральные или региональные государственные минимальные социальные стандарты;

4) перечень подлежащих передаче в пользование и (или) управление либо в муниципальную собственность материальных средств, необходимых для осуществления отдельных государственных полномочий, передаваемых органам местного самоуправления, или порядок определения данного перечня;

5) порядок отчетности органов местного самоуправления об осуществлении переданных им отдельных государственных полномочий;

6) порядок осуществления органами государственной власти контроля за осуществлением отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, и наименования органов, осуществляющих указанный контроль;

7) условия и порядок прекращения осуществления органами местного самоуправления переданных им отдельных государственных полномочий.

Положения федеральных законов, законов субъектов РФ, предусматривающие наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, вводятся в действие ежегодно соответственно федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год, законом субъекта РФ о бюджете субъекта на очередной финансовый год при условии, если федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год или законом субъекта РФ о бюджете субъекта на соответствующий финансовый год предусмотрено предоставление субвенций на осуществление указанных полномочий.

Государственный контроль. По вопросам осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ в случаях, установленных федеральными законами, законами субъектов РФ, в пределах своей компетенции вправе издавать обязательные для исполнения нормативные правовые акты и осуществлять контроль за их исполнением.

Органы государственной власти осуществляют контроль за осуществлением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, а также за использованием предоставленных на эти цели материальных ресурсов и финансовых средств. Органы, должностные лица местного самоуправления обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам документы, связанные с осуществлением отдельных государственных полномочий. В случае выявления нарушений требований законов по вопросам осуществления органами местного самоуправления или должностными лицами местного самоуправления отдельных государственных полномочий уполномоченные государственные органы вправе давать письменные предписания по устранению таких нарушений, обязательные для исполнения органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления. Указанные предписания могут быть обжалованы в судебном порядке.

www.pravo.vuzlib.su

Реновация пятиэтажек: с какими испытаниями столкнется малый бизнес

Как утверждает Московская торгово-промышленная палата, реновация жилого фонда столицы затронет почти 1500 коммерческих помещений, находящихся в частной собственности и более 400 таких же объектов, принадлежащих муниципалитету. В расследовании РБК утверждается, что под реновацию попадут более 2500 объектов малого бизнеса. С какими проблемами столкнется бизнес при реализации программы реновации?

Гарантии прав владельцев коммерческой недвижимости и «забытые» арендаторы.

Правовые гарантии предпринимателей в ходе сноса строений закреплены в Законе города Москвы №14 от 17.05.2017 года. Статья 8 нормативного акта гласит, что собственники нежилых помещений в домах, которые подлежат реновации, получат денежную компенсацию или оформят в собственность точно такой же объект.

Как мы можем увидеть, закон говорит только о владельцах недвижимости. Однако он совершенно не упоминает об арендаторах, снимающих коммерческие помещения в подобных домах. По-видимому, им придется опять обращаться в администрацию с целью получения другого нежилого объекта в пользование. Для мелкого бизнеса это, конечно, большая проблема. И не факт, что все предприниматели, арендовавшие помещения, смогут восстановить свое дело после реновации.

Механизм реализации права при получении денежного возмещения.

Статья 8 вышеназванного закона также указывает, что размер, порядок и условия компенсации определяются в соответствии с законодательством об оценочной деятельности. Иными словами, речь идет о законе № 135-ФЗ.

Честно говоря, данный нормативный акт вообще не содержит порядка и условий возмещения убытков при реновации. Он лишь говорит о том, что объект подлежит обязательной оценке при национализации, изъятии для государственных и муниципальных нужд, контроля налогообложения и так далее.

В 1998 году, когда принимался данный закон, понятие «реновации» в России отсутствовало. Однако для бизнеса это неважно. По своей сути рассматриваемый процесс является тем же изъятием имущества для муниципальных или государственных нужд с предварительной оценкой недвижимости в соответствии с законом № 135-ФЗ.

В этом случае муниципальный орган заказывает у оценщика заключение о стоимости помещения. Если предложенная цена устроит собственника, он получает рыночную компенсацию за изымаемый объект. При несогласии с размером выплаты дело передается на рассмотрение в суд, который определяет стоимость недвижимости на основании судебной оценочной экспертизы.

Я рекомендую заранее подготовиться к процессу. Следует, например, собрать все документы, свидетельствующие о затратах, которые понес собственник в ходе эксплуатации или ремонта объекта, чтобы они были учтены при расчете размера возмещения. Если не оформлены какие-то документы, например отсутствует кадастровый паспорт или свидетельство о государственной регистрации права, иные правоустанавливающие документы, то заранее их следует привести в законный порядок. Кроме того, не лишним будет найти оценщика и обратиться к адвокату для ведения дела в суде.

Реализация права при получении равноценного помещения.

Гораздо более сложной представляется ситуация, когда владелец захочет получить не деньги, а равноценное помещение. Здесь механизм реализации не отработан и представляется довольно туманным.

Начну с того, что в настоящее время в Госдуме только разрабатывается Федеральный закон о реновации. Он предусматривает, что московские власти смогут предложить обладателю коммерческого объекта, расположенного в пределах МКД, такое же помещение в Москве. При этом его площадь не может быть меньше размера освобождаемого объекта.

В связи с этим возникает вопрос: а возможно ли вообще предоставить равноценное в коммерческом отношении помещение? Допустим, магазин находился в хрущевке. Она располагалась в шаговой доступности от станции метро. Власти же предлагают недвижимость пусть и в том же районе и такой же площадью, но на границе города и вдалеке от остановки общественного транспорта. Естественно, собственник вряд ли согласится на такой «обмен». В этом случае ему придется судиться с муниципалитетом. И здесь, кстати, возникает еще одна интересная дилемма: а в каком порядке станут рассматриваться такие дела? По КАС РФ (Кодекс административного судопроизводства) или АПК РФ (Арбитражный процессуальный кодекс)?

С одной стороны, решение о реновации возникает из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли или имущественной самостоятельности участников. Субъект РФ реализует свои публично- властные полномочия, исходя из федерального и московского законов. Собственник же находится в подчиненном положении. Следовательно, материалы должны рассматриваться по КАС РФ. С другой стороны, тот же ВС РФ пояснил, что дела, связанные с предпринимательской и другой экономической деятельностью и вытекающие из споров с государственными и муниципальными органами, рассматриваются только по правилам АПК РФ.

Ответы на эти вопросы должен дать законодатель или Верховный суд.

Проблемы арендаторов.

Но самые больше трудности ждут арендаторов. Как я уже сказал выше, закон о них вообще не упоминает. Конечно, у некоторых бизнесменов к моменту сноса домов истекут сроки действия договоров, и они в любом случае будут искать другие помещения. А вот с остальными арендаторами власть просто-напросто досрочно расторгнет соглашения в порядке ГК РФ. Следовательно, им также придется подыскивать новые площади. И чем раньше, тем лучше. Вопросы о возможности компенсации для таких арендаторов в виде денежных выплат или предоставления новых объектов остаются открытыми и неурегулированными. Об этом с горечью говорят все представители московского бизнес-сообщества.

Судебная практика по программам реновации.

Закон города Москвы о реновации вступил в силу менее 15 дней назад, а федеральный закон был принят только в первом чтении. Поэтому судебной практики по данным вопросам пока нет. За две недели она просто не успела сложиться.

Впрочем, мало кто знает, что это уже вторая программа по сносу или реконструкции старых зданий в столице. Первая была принята Правительством Москвы в 2005 году. Правда, тогда она называлась Программой реновации территорий и касалась только Центрального округа.

За прошедшие 12 лет с момента принятия данной программы было всего два-три судебных спора между собственниками и арендаторами, с одной стороны, и Правительством Москвы - с другой. В основном эти тяжбы касались нарушения сроков предоставления новых помещений. Стороны как-то приходили к консенсусу и не доводили дело до суда.

Впрочем, учитывая масштабы современной реновации, можно с уверенностью предположить, что ее судебная практика будет гораздо более обширной, так как имеет серьезные пробелы в реализации механизма прав собственников и арендаторов.

ВС: не согласился с выводом апелляционной инстанции о применении ГПК РФ, и, указал о необходимости применения КАС РФ


Положения части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предоставляют гражданину право обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделённых отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если он полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов или незаконно возложены какие-либо обязанности.

В силу пункта 2 части 2 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суды в порядке, предусмотренном данным кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.




ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№32-КГ 17-21

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Зинченко И.Н., судей Корчашкиной Т.Е. и Горчаковой Е.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Брагера Евгения Давидовича о признании незаконным постановления администрации Красноярского муниципального образования Энгельсского муниципального района Саратовской области от 13 января 2016 года № 14 об отказе в утверждении схемы расположения земельного участка по кассационной жалобе Брагера Е.Д. на апелляционное определение судебной коллегии по
административным делам Саратовского областного суда от 22 сентября 2016 года, которым отменены решение Энгельсского районного суда Саратовской области от 13 мая 2016 года и дополнительное решение того же суда от 11 июля 2016 года и прекращено производство по делу.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации,
установила:
Брагер Е.Д. обратился в суд с административным исковым заявлением о признании незаконным постановления администрации Красноярского муниципального образования Энгельсского муниципального района Саратовской области от 13 января 2016 года № 14 об отказе в утверждении схемы расположения земельного участка, указав, что данным
постановлением ему отказано в утверждении указанной схемы, поскольку схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории разработана с нарушением предусмотренных пунктом 6 статьи 11.9 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ) требований к образуемым земельным участкам. С данным постановлением административный истец не согласен, считает его незаконным и необоснованным.
Решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 13 мая 2016 года административное исковое заявление Брагера Е.Д. удовлетворено, постановление администрации Красноярского муниципального образования Энгельсского муниципального района Саратовской области от 13 января 2016 года № 14 об отказе Брагеру Е.Д. в утверждении схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории в отношении земельного участка с местоположением: Саратовская область, Энгельсский район садоводческое некоммерческое товарищество «Маяк-2» (далее – СНТ «Маяк-2»), участок № , подготовленной в целях образования земельного участка для его предоставления без проведения торгов, признано незаконным.
Дополнительным решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 11 июля 2016 года на администрацию Красноярского муниципального образования Энгельсского муниципального района Саратовской области возложена обязанность в течение одного месяца со дня вступления данного решения суда в законную силу утвердить схему расположения указанного земельного участка, об исполнении решения сообщить административному истцу и суду.
Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда от 22 сентября 2016 года указанные решения суда отменены, производство по настоящему административному делу прекращено.
Определением судьи Саратовского областного суда от 25 января 2017 года Брагеру Е.Д. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
В кассационной жалобе поданной Брагером Е.Д. ставится вопрос о её передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 мая 2017 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2017 года кассационная жалоба с административным делом передана для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не явились. На основании статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьёй 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении дела такого характера существенные нарушения норм процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.
Отменяя решения суда первой инстанции и прекращая производство по делу, суд апелляционной инстанции исходил из того, что, поскольку утверждённый в установленном порядке проект территории СНТ «Маяк-2» не включал в себя спорный земельный участок и на представленных Брагером Е.Д. и административным ответчиком проектах территории границы земельного участка СНТ «Маяк-2» имеют различные конфигурацию и площадь, то невозможно достоверно определить, находится ли спорный
земельный участок в фактических границах СНТ «Маяк-2». На основании изложенного суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что в вышеназванном деле имеется спор о праве на земельный участок, связанный с определением границ и подлежащий рассмотрению в порядке гражданского, а не административного судопроизводства.
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации с указанными выводами суда апелляционной инстанции согласиться не может по следующим основаниям.
В соответствии с частями 1 и 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
Положения части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предоставляют гражданину право обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделённых отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного
лица, государственного или муниципального служащего, если он полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов или незаконно возложены какие-либо обязанности.
В силу пункта 2 части 2 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суды в порядке, предусмотренном данным кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных
правоотношений, в том числе административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.
Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2016 года № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», к административным делам, рассматриваемым по правилам Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.
Согласно пункту 1 статьи 11.10 ЗК РФ схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории представляет собой изображение границ образуемого земельного участка или образуемых земельных участков на кадастровом плане территории.
Пунктом 2 статьи 11.10 ЗК РФ установлено, что подготовка схемы расположения земельного участка осуществляется с учётом утверждённых документов территориального планирования, правил землепользования и застройки, проекта планировки территории, землеустроительной документации, положения об особо охраняемой природной территории, наличия зон с особыми условиями использования территории, земельных участков общего пользования, территорий общего пользования, красных линий, местоположения границ земельных участков, местоположения зданий, сооружений (в том числе размещение которых предусмотрено государственными программами Российской Федерации, государственными программами субъекта Российской Федерации, адресными инвестиционными программами), объектов незавершённого строительства.
Пунктами 3 и 4 статьи 11.10 ЗК РФ определено, что подготовка схемы расположения земельного участка обеспечивается исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления, предусмотренными статьёй 39.2 настоящего Кодекса, если иное не предусмотрено настоящей статьей.
Подготовка схемы расположения земельного участка в целях его образования для предоставления без проведения торгов может быть обеспечена гражданином или юридическим лицом.
Согласно пункту 13 статьи 11.10 ЗК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения правоотношений между сторонами) схема расположения земельного участка утверждается решением исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, уполномоченных на распоряжение находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, если иное не предусмотрено ЗК РФ.
Обращаясь в суд, Брагер Е.Д. оспаривал решение уполномоченного на распоряжение находящимися в муниципальной собственности земельными участками органа местного самоуправления об отказе в утверждении схемы расположения земельного участка. Данных о том, что в настоящем деле имеется спор о границах земельного участка, в материалах дела не имеется.
Администрация Красноярского муниципального образования Энгельсского муниципального района Саратовской области реализует в данном случае административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов в отношении заявителя.
Законодательством не предусмотрено иного вида судопроизводства для оспаривания таких решений органа местного самоуправления, кроме как в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации.
Таким образом, требования административного истца вытекают из публичных правоотношений и не носят гражданско-правового характера, защищаемого в порядке искового производства, поскольку спорные правоотношения не основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности сторон, в связи с чем суд апелляционной инстанции не вправе был прекращать производство по делу.
Судебная коллегия полагает, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм процессуального права, в связи с чем обжалуемый судебный акт подлежит отмене, а дело направлению на новое апелляционное рассмотрение в Саратовский областной суд.
На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 328-330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,
определила:
апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда от 22 сентября 2016 года отменить, дело направить в Саратовский областной суд на новое апелляционное рассмотрение.

  • Приказ Минфина РФ от 30 марта 2001 г. N 26н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минфина РФ от 30 марта 2001 г. N 26н"Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01" С изменениями и дополнениями […]
  • Как узнать и оплатить транспортный налог через госуслуги В интернете можно найти множество инструкций по оплате транспортного налога, но всегда встает вопрос доверия к таким сайтам и сервисам оплаты. Совсем другое дело, когда дело касается портала госуслуг. Люди уже привыкли пользоваться онлайн услугами и полностью […]
  • Таблица по подсчету стажа Вычисление возраста или стажа функцией РАЗНДАТ (DATEDIF). Для вычислений длительностей интервалов дат в Excel есть функция РАЗНДАТ, в английской версии - DATEDIF. Точнее говоря, найти описание этой функции и ее аргументов можно только в полной версии англоязычной справки, поскольку на самом […]
  • Приказ Минздрава России от 16.06.2016 N 370н "О внесении изменений в приложения N 1 и 2 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21 марта 2014 г. N 125н "Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям" […]
  • Можно ли уволить мать-одиночку Актуально на: 12 октября 2016 г. В определенных ситуациях трудовой договор с работником может быть расторгнут по инициативе работодателя (ст. 81 ТК РФ). Однако некоторые категории работников защищены законом от увольнения. Давайте посмотрим, можно ли уволить мать-одиночку? Могут ли […]
  • Выплаты по приказу 1010 гп вс рф в 2017 году за 1 квартал Александр, 24 апреля 2015 года было озвучено решение о 1 квартале принятое мо рф 20 апреля 2015, а 8 апреля 2016 г было озвучено решение 1 квартал принятое мо рф 25марта 2016 года. Конечно, люди получающие по 8000 10000 рублей в месяц очень рассчитывают на это […]
  • Публично-правовые образования выступают в гражданском обороте через свои органы, которые действуют в рамках компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов РФ и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (ст. 125 ГК).
    Все государственное и муниципальное имущество разделено на две основные группы:
    а) имущество, закрепленное за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления;
    б) средства соответствующего бюджета и иное имущество, не закрепленное за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями, составляющие государственную казну Российской Федерации, государственную казну субъекта РФ, муниципальную казну муниципального образования (п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 215 ГК).
    Полномочия по управлению и распоряжению имуществом, закрепленным за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями, принадлежат собственникам (Российской Федерации, ее субъектам и муниципальным образованиям) и соответствующим предприятиям и учреждениям, которые владеют имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (ст. 294 и 296 ГК). Государственные (муниципальные) унитарные предприятия в лице своих органов владеют, пользуются и распоряжаются закрепленным за ними имуществом в пределах, установленных ГК и Законом о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.
    Полномочия по управлению и распоряжению имуществом, не закрепленным за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями, целиком и полностью принадлежат собственникам в лице их компетентных органов, определяемых законодательством.
    В отношении федерального имущества полномочия собственника осуществляет в первую очередь Правительство РФ, за которым закреплена функция по управлению любой федеральной собственностью (п. "г" ч. 1 ст. 114 Конституции РФ, ст. 14 Федерального закона от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации". Правительство РФ может делегировать министерствам и ведомствам, а также органам исполнительной власти субъектов РФ часть своих полномочий в отношении объектов федеральной собственности, в том числе в отношении подведомственных им предприятий (п. 15 Постановления Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г.).
    До недавнего времени полномочия по управлению государственным имуществом допускалось передавать любым федеральным органам исполнительной власти, в ведении которых могли находиться государственные предприятия и учреждения. В связи же с проводимой в стране административной реформой было установлено, что функцией по управлению федеральным имуществом могут наделяться только федеральные агентства в соответствующей сфере деятельности. Федеральные министерства и федеральные службы такой функцией (по общему правилу) не обладают, кроме случаев, специально установленных указами Президента РФ пли постановлениями Правительства РФ. Данные ограничения полномочий федеральных органов исполнительной власти не распространяются на полномочия их руководителей по управлению имуществом федеральных органов исполнительной власти, закрепленным за ними на праве оперативного управления (пп. 3-6 Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти".
    В Указе Президента РФ от 9 марта 2004 г. (п. 2) под функциями по управлению государственным имуществом понимаются полномочия собственника в отношении федерального имущества, в том числе переданного федеральным государственным унитарным предприятиям, федеральным казенным предприятиям и федеральным учреждениям, подведомственным федеральному агентству, а также управление находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ.
    Основным органом в сфере управления федеральным государственным имуществом является в настоящее время Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (Росимущество), подведомственное Министерству экономического развития и торговли Российской Федерации. Агентство осуществляет функции в области приватизации и полномочия собственника, в том числе в сфере земельных отношений, а также права акционера; функции в сфере управления имуществом Российской Федерации (за исключением случаев, когда указанные полномочия в соответствии с законодательством РФ возложены на иные федеральные органы исполнительной власти).
    Агентство осуществляет в порядке и пределах, определенных законодательством, полномочия собственника: в отношении федерального имущества, необходимого для исполнения функций федеральных органов государственной власти; в отношении имущества федеральных государственных унитарных предприятий, федеральных государственных учреждений, акций (долей) акционерных (хозяйственных) обществ и иного имущества, в том числе составляющего государственную казну Российской Федерации; по передаче федерального имущества физическим и юридическим лицам, приватизации (отчуждению) федерального имущества. Агентство также ведет учет и реестр федерального имущества.
    Иные федеральные агентства наделяются полномочиями по управлению федеральным имуществом, необходимым для исполнения функций федеральных органов исполнительной власти в установленной сфере деятельности, а также закрепленным за организациями, подведомственными соответствующему агентству. К таким агентствам относятся: Управление делами Президента РФ, Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию, Федеральное агентство по культуре и кинематографии, Федеральное агентство по образованию, Федеральное агентство по науке и инновациям, Федеральное агентство по сельскому хозяйству и ряд других.
    Полномочия по управлению федеральным государственным имуществом между Правительством РФ, Росимуществом и отраслевыми агентствами распределяются специальными актами Правительства РФ или устанавливаются в положениях о соответствующих федеральных агентствах, которые также утверждаются Правительством РФ.
    Управление имуществом субъектов РФ осуществляют органы, определяемые законодательством соответствующего субъекта РФ (как правило, это мэры, губернаторы, правительства субъектов РФ, а также специализированные органы по управлению государственным имуществом субъектов РФ - комитеты, фонды и иные органы по управлению имуществом).
    Имуществом муниципальных образований управляют муниципальные органы, уполномоченные нормативными актами органов местного самоуправления (представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация).
    Денежными средствами, образующими бюджет Российской Федерации, бюджеты субъектов РФ и местные бюджеты, заведуют соответствующие распорядители бюджетных средств в рамках бюджетного процесса по правилам бюджетного законодательства РФ (см. Бюджетный кодекс).
    Кассовое обслуживание бюджетной системы Российской Федерации, предварительный и текущий контроль за ведением операций со средствами федерального бюджета, а также иные правоприменительные функции по исполнению федерального бюджета возложены на Федеральное казначейство, являющееся федеральной службой в ведении Министерства финансов Российской Федерации. Федеральное казначейство открывает в банках счета по учету средств федерального бюджета, устанавливает режимы счетов федерального бюджета, открывает и ведет лицевые счета распорядителей и получателей средств федерального бюджета, управляет операциями на едином счете федерального бюджета, подтверждает его денежные обязательства и совершает разрешительную надпись на право осуществления расходов федерального бюджета в рамках выделенных лимитов бюджетных обязательств (см. Положение о Федеральном казначействе, утвержденное постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. N 703.

    Еще по теме § 3. Осуществление полномочий публичного собственника:

    1. § 2: Юридические лица публичного права в общем учении об ¦ юридических лицах
    2. § 2. Основные направлении непосредственного публично-правового воздействия в отношении управления акционерными обществами