Международно-правовой режим антарктики, арктики. Правовой режим арктики и антарктики Вывод правовой режим арктики и антарктики

15.06.2020 Автокредит

Понятие Арктики относится к северной полярной области земного шара в пределах, ограничиваемых с юга географической параллелью, лежащей под 66°33" северной широты, - Северным полярным кругом, включая соответствующие материковые части Европы, Азии, Америки и Северный Ледовитый океан с находящимися в нем островными образованиями. Правовое положение всех таких пространств и режим пользования ими весьма различны.

К настоящему времени на все известные (открытые) сухопутные образования в Арктике распространена исключительная и безраздельная власть - - того или иного государства, граничащего с Северным Ледовитым океаном, - России, Норвегии, Дании (остров Гренландия), Канады и США. Однако специальные внутригосударственные нормативные акты, конкретизирующие рамки пространственной сферы действия и объем властных функций поименованных стран на таких территориях, были приняты лишь Канадой и СССР. После распада СССР Российской Федерацией - продолжательницей его правомочий в отношении принадлежавших ему арктических пространств - издан целый ряд таких актов, в определенной степени затрагивающих юридический статус различных частей этих пространств и позволяющих при необходимости уточнять этот статус. В числе таких актов могут быть названы законы федерального значения:

  • «О Государственной границе РФ»;
  • «О континентальном шельфе РФ»;
  • «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне РФ»;
  • «Об исключительной экономической зоне РФ».

Первой из приарктических стран, сделавшей шаги к законодательному закреплению своих притязаний на прилежащие к ее основной территории пространства Арктики, стала Канада.

Необходимо особо оговорить, что ни одно из приарктических государств на всю совокупность сухопутных и морских пространств данного региона в официальном порядке претензий никогда не выдвигало . Между тем в юридической литературе долгое время высказывалось мнение, согласно которому властные правомочия этих стран распространяются или должны распространяться на всю площадь прилежащих к побережью каждого из них арктических секторов с вершинами в точке Северного полюса. Этот подход к оценке юридического статуса пространств Арктики - так называемая «теория секторов» («секторальная» или «секторная» теория) - какого-либо подкрепления в положениях национальных нормативных актов или международных договоров не получил. Сам термин «арктический (или «полярный») сектор» в официальных международно-правовых документах не используется; более того, документы, в том числе законодательные акты Канады и СССР, закрепляют правомочия соответствующих стран не на все пространство таких секторов, а лишь на расположенные там сухопутные - материковые и островные - образования. Даже особый правовой статус архипелага Шпицберген, основанный на многостороннем международном договоре, с полной определенностью фиксирующем признание над этим архипелагом суверенитета Норвегии, никоим образом не затрагивает сопредельных с ним морских пространств арктического сектора, в пределах которого он находится.

Юридический статус морских пространств Арктики в целом определяется принципами и нормами общего международного , относящимися к Мировому океану в целом и закрепленными в получивших всеобщее признание Женевских конвенциях по морскому праву 1958 г. и особенно в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Это означает, что суверенитет и юрисдикция приполярных государств могут распространяться не на всю акваторию соответствующих секторов Арктики, а лишь на ту часть вод Северного Ледовитого океана и его подводных пространств, которые омывают или примыкают к сухопутным образованиям этих стран , - на внутренние морские воды, территориальное море, прилежащую и исключительную экономическую зоны, на континентальный шельф, международный район морского дна, а также на ряд существующих здесь проливов, перекрываемых территориальным морем соответствующей прибрежной страны или не используемых в качестве мировых морских коммуникаций.

Исторические воды

Характерным для внутренних морских вод приполярных стран является установление ими в отношении некоторых таких регионов статуса исторических вод. К этой категории морских пространств отнесены морские заливы, ширина входа в которые превышает двойную ширину территориального моря, установленную упоминавшейся Конвенцией 1982 г., т. е. 24 морские мили. Так, согласно Перечню географических координат точек, определяющих положение исходных линий для отсчета ширины территориальных вод, экономической зоны и континентального шельфа СССР (утвержден действующими до настоящего времени постановлениями Совета Министров СССР от 7 февраля 1984 г. и от 15 января 1985 г.), в состав внутренних вод нашей страны и, следовательно, в состав ее территории в числе прочих были включены Белое море, Чесская, Печерская, Байдарацкая губы, Обь-Енисейский залив и другие прибрежные водные пространства, ширина входа в которые имеет значительно большую протяженность именно по историческим основаниям, поскольку все они в силу сложившихся условий с давних времен находились под контролем Российской империи, а затем СССР.

По таким же основаниям к внутренним морским водам Норвегии отнесены прибрежные пространства северной и северо-западной частей ее побережья, ограничиваемые с внешней стороны - со стороны открытых морских пространств - исходными линиями, протяженность которых в силу чрезвычайно изрезанной (извилистой) конфигурации береговой линии местами составляет 44 морские мили. Это относится и к статусу прибрежных морских пространств, в пределах которых пролегает норвежский национальный (исторический) судоходный путь находящийся в пределах пояса мелких прибрежных островов - шхер. Правомерность распространения Норвегией на эти воды статуса исторических подтверждена решением Международного суда ООН в 1951 г., вынесенным по англо-норвежскому спору в связи с изданием Норвегией в 1935 и 1937 гг. соответствующих декретов. В обоснование своего решения Судом был положен тот факт, что названный морской путь проложен, освоен и оборудован исключительно усилиями этой прибрежной страны. В решении обращается также внимание на то, что со стороны других государств, которые были осведомлены об указанных притязаниях Норвегии, никакой официальной отрицательной реакции не последовало, что должно рассматриваться как «тацитоконсенсу» - молчаливое согласие соответствующих участников международных отношений. Наконец, Судом было учтено наличие тесной связи водных регионов, по которым проходит Индерлее, с сухопутной территорией Норвегии и с ее экономикой.

Историческими особенностями отличается и статус морских внутренних вод Канады в Арктике, на которые специальным административным актом - приказом министра морского транспорта в 1985 г. - фактически был распространен канадский суверенитет, так как в этом документе говорится об установлении полного контроля со стороны Канады за всеми видами морской деятельности, включая судоходство (в том числе иностранное), в пределах таких пространств и особенно в проливах, образующих Северо-Западный проход - естественное соединение Атлантического океана с Северным Ледовитым океаном. Протяженность установленных названным приказом исходных линий по периметру всего канадского арктического архипелага во многих местах значительно превышает конвенционную - двойную ширину территориального моря.
Правомерность установления статуса исторических вод в Арктике в приведенных примерах вытекает из положений п. 4 ст. 4 Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. и п. 5 ст. 7 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., согласно которым при установлении в отдельных случаях исходных линий могут приниматься в расчет особые экономические интересы конкретного района, реальность и значениекоторых доказаны их длительным осуществлением.

Особыми правами международное право наделяет приполярные государства в части управления различными видами морепользования (в основном судоходными) в пределах исключительной экономической зоны в районах, покрытых льдами большую часть года. В соответствии со ст. 234 Конвенции 1982 г. прибрежное государство наделено здесь правом принимать меры по обеспечению издаваемых им недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов . Это объясняется тем, что чрезвычайно суровые климатические условия Арктики создают реальную опасность возникновения морских аварий и угрозу загрязнения окружающей среды, нанесения тяжелого вреда экологическому равновесию или способствует его необратимому нарушению. В ст. 234 оговаривается, что издаваемые прибрежными государствами соответствующие нормативные акты должны учитывать интересы сохранения морской среды «на основе имеющихся наиболее достоверных научных данных» и интересы судоходства. При установлении таких особых районов государства должны обращаться в компетентную международную организацию (ст. 211), под которой понимается Международная морская организация (ИМО).

Наделяя прибрежные государства рядом правомочий в особых районах исключительной экономической зоны, Конвенция 1982 г. подчеркивает, что эти правомочия, в частности инспекционные осмотры иностранных судов представителями властей данной прибрежной страны, могут осуществляться только при условии, что «такая инспекция оправдана обстоятельствами дела» (п. 5 ст. 220), причем государство, осуществляющее инспекцию, обязано незамедлительно уведомлять государство флага инспектируемого судна о любых принятых к суднумерах.

Юридический статус морских внутренних вод

Юридический статус морских внутренних вод приарктических государств сказался и на статусе, и на правовом режиме некоторых проливов Северного Ледовитого океана. Таковы проливы, расположенные в прибрежной зоне Норвегии и в районе прохождения Индерлее: все они подпадают под суверенитет этой страны, хотя она разрешает здесь плавание иностранных торговых судов и военных кораблей. Основанием для установления в этих проливах режима внутренних вод является то, что они отделены от внешних морских пространств исходными линиями, от которых ведется отсчет ширины территориального моря.

С 1 января 1985 г. Канада в отношении проливов, образующих Северо-Западный проход, ввела режим внутренних морских вод, установив специальным нормативным актом исходные линии отсчета территориального моря, рыболовных и исключительной экономической зон. Плавание иностранных судов через эти проливы допускается лишь при условии соблюдения ими канадского законодательства, регулирующего борьбу с загрязнением моря с судов.

Проливы Северного Ледовитого океана, прилежащие к территориям России, не подпадают под действие положений Конвенции 1982 г. о транзитном или свободном проходе, поскольку они не являются проливами, используемыми для международного судоходства. К тому же в большинстве случаев они перекрываются внутренними морскими водами или территориальным морем нашей страны. С учетом приводившихся положений ст. 234 этой Конвенции можно говорить о правомерности распространения практически на все такие проливы особого правового режима, исключающего их бесконтрольное использование иностранными судами. Такой режим был введен постановлением Совета Министров СССР от 27 апреля 1965 г., в котором содержался разрешительный порядок иностранного судоходства во всех проливах, соединяющих моря Карское, Лаптевых, Баренцево, Восточно-Сибирское и Чукотское. Указывалось, что воды проливов Карские Ворота, Югорский Шар, Маточкин Шар, Вилькицкого, Шокальского и Красной Армии являются территориальными, а проливов Дмитрия Лаптева и Санникова - историческими.

Важной составляющей частью юридического статуса Арктики является правовой режим национальной транспортной коммуникации России - Северного морского пути, положение которого в части прохождения по внутренним морским водам, территориальному морю России и ее исключительной экономической зоне аналогично правовому положению норвежской судоходной прибрежной магистрали. Как и последняя, Северный морской путь проложен, освоен и оборудован исключительно усилиями России, играет чрезвычайно важную роль в экономической жизни российского Крайнего Севера да и всей страны в целом, наконец, использование Северного морского пути исключительно судами под российским (ранее - советским) флагом не вызывало отрицательной реакции со стороны других государств и может рассматриваться как молчаливое признание приоритетных прав нашей страны на эту коммуникацию.

Подробнее о Северном морском пути

В отличие от Индерлее Северный морской путь имеет существенную особенность, обусловленную климатическими и гидрологическими факторами: он не имеет единой и фиксированной трассы. Сохраняя общую направленность по широте - восток-запад или запад восток, - этот путь год от года, а нередко и в течение одной навигации перемещается на значительные расстояния в широтном направлении. Так, он может огибать с севера архипелаги Новая Земля и Северная Земля, минуя проливы, отделяющие их от материка (высокоширотная трасса), но в случаях повышенной ледовитости трасса Северного морского пути может приближаться к самому побережью Евразийского континента. Тем не менее при любых обстоятельствах в своей значительной части этот путь располагается в пределах исключительной экономической зоны России, в ее территориальном море либо даже в российских внутренних морских водах, т. е. проходит в пространствах, подпадающих под суверенитет или юрисдикцию нашей страны.

На целостность Северного морского пути как единой транспортной коммуникации и на консолидированность ее правового режима не оказывает влияния тот факт, что отдельные участки его трассы в тот или другой период могут пролегать за пределами границ указанных морских пространств, т. е. в открытом море. Это обстоятельство объясняется тем, что нахождение плавучего транспортного объекта на таких участках невозможно без предварительного либо последующего пересечения указанных российских акваторий Северного Ледовитого океана, а также без ледокольно-лоцманской проводки и ледовой авиаразведки. Все это позволяет сделать вывод о том, что регулирование пользования трассами этого пути вполне обоснованно составляет прерогативу РФ как прибрежного к этой магистрали государства.

На этом базируется правомерность позиции правительства СССР, излагавшейся в 1964-1967 гг. в нотах посольству США в Москве в связи с готовившимися и состоявшимися плаваниями американских военных кораблей в Арктике, включая военный ледокол «Нортуинд».

В этих документах отмечалось: что трассой Северного морского пути пользовались и пользуются только суда под советским флагом либо суда, зафрахтованные судовладельцами нашей страны; что Северный морской путь является важной национальной коммуникацией, где аварии судов могли бы создать сложные экологические проблемы для СССР; что трасса Северного морского пути местами проходит через советские территориальные воды. Особо обращалось внимание на то, что на воды большинства арктических проливов советского сектора Арктики распространяются нормативные акты об охранеГосударственной границыСССР, а попытки пренебречь правилами прохода через них противоречили бы международному праву.

В настоящее время свыше 50 портов России на трассе Северного морского пути открыты для захода иностранных судов.

Федеральный закон «Об исключительной экономической зоне РФ» 1998 г. объявил об установлении вдоль побережья страны 200-мильной исключительной экономической зоны и провозгласил право компетентных властей устанавливать в районах, соответствующих положениям ст. 234 Конвенции 1982 г., специальные обязательные меры для предотвращения загрязнения с судов. В случае нарушения судами применимого законодательства или международных правил указанные власти уполномочены осуществлять необходимые проверочные действия - затребовать информацию о судне, произвести его осмотр либо даже возбудить разбирательство и задержать судно-нарушитель.

Международно-правовой статус и режим Антарктики

Материк Антарктида был открыт в 1820 г. русскими мореплавателями под командованием М. П. Лазарева и Ф. Ф. Белинсгаузена.

Правовое положение южного полярного региона базируется на установлениях Договора об Антарктике , принятого 1 декабря 1959 г. по результатам Вашингтонской конференции, в которой участвовали Австралия, Аргентина, Бельгия, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, СССР, США, Южно-Африканский Союз, Франция, Чили и Япония. Созыв Конференции, заключение и быстрое введение в действие этого многостороннего международного соглашения (вступило в силу 23 июля 1961 г.) обусловливалось обострением противостояния между государствами, притязавшими на различные районы данной части земного шара, и другими странами, отвергавшими односторонние действия такого рода.

Состоявшиеся на Вашингтонской конференции дискуссии увенчались преодолением противостояния государств-участников по территориальной проблеме. Итогом переговорного процесса явилась ст. IV Договора, анализ текста которой позволяет сделать выводы о том, что участники Договора:

  1. не признают суверенитета ни одного из государств в каком бы то ни было районе Антарктики и, более того, не признают каких бы то ни было - выдвинутых или могущих быть выдвинутыми со стороны любого государства - претензий, утверждающих здесь его территориальный суверенитет;
  2. не требуют от любой из договаривающихся сторон отказа от ранее заявленных ею территориальных претензий в Антарктике либо от имеющихся у нее оснований для выдвижения в будущем претензий на территориальный суверенитет;
  3. исходят из того, что ни одно из положений Договора не должно рассматриваться как наносящее ущерб позиции любой из договаривающихся сторон в части признания или непризнания уже заявленных кем-либо из ее прав или претензий на территориальный суверенитет в Антарктике либо наличия у него оснований на такой суверенитет.

Иначе говоря, содержание ст. IV сводится, с одной стороны, к закреплению положения, сложившегося в Антарктике до заключения настоящего Договора, в части уже заявленных претензий или прав на территориальный суверенитет, однако без реального воплощения таковых в жизнь, а с другой стороны, к признанию за государствами, имеющими основания для аналогичных претензий, права на выдвижение подобных претензий, однако без реального использования этого права.

Следовательно, конструкция, созданная ст. IV Договора об Антарктике, может характеризоваться как утверждение фактического положения Антарктики в качестве территориального пространства, открытого для беспрепятственного использования любым государством, в том числе не являющимся участником данного соглашения. Это позволяет рассматривать Антарктику как международную территорию, т.е. имеющую юридический статус, сходный в определенной степени со статусом открытого моря, воздушного пространства над ним, а также космического пространства.

По вопросу осуществления юрисдикции в Антарктике Вашингтонская конференция была вынуждена согласиться с многообразием позиций и практики заинтересованных государств. Это означает, что государство - эксплуатант Антарктики будет осуществлять юрисдикцию над лицами, направляемыми им для этой цели, в таком объеме и на основе таких принципов, которые будут для данного государства предпочтительными.

Следовательно, государства могут осуществлять здесь как юрисдикцию над лицами (личная юрисдикция), так и юрисдикцию, связанную с их территориальными притязаниями (территориальная юрисдикция).

Важнейшим результатом Вашингтонской конференции явились разработка и закрепление в Договоре об Антарктике основных деятельности в этом районе:

  1. мирного использования Антарктики (в качестве демилитаризованной и нейтрализованной территории Антарктика не может использоваться для размещения здесь воинских контингентов, служить театром военных действий или базой для ведения таковых где бы то ни было, не может быть полигоном для применения ядерного или обычного оружия);
  2. свободы научных исследований и международного сотрудничества в этой области (указанная деятельность может осуществляться любым государством на равноправной основе с участниками Договора);
  3. обеспечения экологической безопасности в регионе.

Что касается территориальной сферы действия Договора об Антарктике, то она определена ст. VI, согласно которой: «Положения настоящего Договора применяются к району южнее 60-й параллели южной широты, включая все шельфовые ледники...» Из этого следует, что в состав конвенционного региона входят как сухопутные - материковые и островные, так и водные пространства, ограниченные с севера условной линией - географической параллелью под 60° южной широты. При этом ст. VI содержит важную оговорку, указывающую, что Договор «не ущемляет и никоим образом не затрагивает прав любого государства или осуществления этих прав, признанных международным правом в отношении открытого моря, в пределах этого района». Данное положение еще раз свидетельствует о весьма значительном сходстве юридического статуса Антарктики со статусом упоминавшихся выше территориальных сфер с международным режимом. Характерно в этой связи отсутствие у побережья Антарктического материка и островных образований внутренних морских вод, территориального моря, прилежащей и исключительной экономической зон, как это имело бы место, если бы сама Антарктида и прилежащие к ней морские и сухопутные пространства подпадали под суверенитет или юрисдикцию той или иной страны.

Участие в Договоре об Антарктике имеет открытый для всех заинтересованных государств характер, однако членами консультативных, совещаний могут стать помимо первоначальных участников страны, проводящие в регионе существенную научную деятельность (экспедиционную либо постоянную).

Положения Договора об Антарктике, создающие фундамент для международно-правового регулирования в этом регионе, получили развитие и дополнение в ряде других международных многосторонних соглашений. Первым таким документом явилась Конвенция о сохранении антарктических тюленей 1972 г., предусматривающая существенное ограничение добываемых их видов, а также устанавливающая допустимые уровни вылова, лимитирующая добычу по полу, размеру, возрасту, определяющая открытые и закрытые для охоты районы, регламентирующая применение различных орудий лова. Важнейшей составной частью созданной этой Конвенцией системы охраны тюленей Антарктики является проведение инспекций деятельности по их добыче.

В 1980 г. была заключена Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики, представляющая собой первый международно-правовой документ, базирующийся на экосистемном подходе, т. е. исходящий из понимания необходимости комплексной защиты биоресурсов антарктических морей как единой, целостной системы. Поэтому объектом ее регулирования являются популяции плавниковых рыб, моллюсков, ракообразных, всех других видов живых организмов (в том числе птиц), находящиеся не только в пространстве к югу от 60-й параллели южной широты, но и вообще в районе «между этой широтой и Антарктической конвергенцией», т. е. в зоне более протяженной в широтном направлении, где происходит схождение (совмещение, перемешивание) сугубо антарктических природных факторов (океанологических, физических, био- и фитологических) с факторами более северного океанического региона.

Конвенцией учреждена Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики, управомоченная выполнять научно-прикладные, информационные, организационные и контрольные функции, причем предпринимаемые ею меры по сохранению становятся обязательными для всех государств - членов Комиссии по истечении 180 дней после того, как о них последние надлежащим образом будут уведомлены.

Условия и порядок разработки ископаемых природных ресурсов Антарктики определяются Конвенцией по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 г. Ее основные принципы развивают, детализируют содержащийся в Договоре об Антарктике принцип обеспечения экологической безопасности региона, устанавливая правовой режим разработки неживых природных ресурсов, при котором в первоочередном порядке учитывалась бы необходимость защиты природной среды, предотвращения причинения ей значительного уваженияправ и интересов других пользователей Антарктики. В качестве механизма реализации положений Конвенции учреждены специальные органы - Комиссия и Консультативный комитет, обладающие достаточными правомочиями, чтобы осуществлять организационные и контрольные функции в отношении конвенционной деятельности эксплуатантов.

Конвенция 1988 г. в силу не вступила ввиду весьма отрицательного отношения к ней большинства членов международного сообщества, выразивших в принятой Генеральной Ассамблеей ООН резолюции сожаление в связи с позицией участников данного соглашения, недооценивших особую уязвимость экосистемы антарктического региона. Такая реакция была правильно воспринята государствами - членами Конвенции, которые на XI специальной сессии Консультативного совещания в 1991 г. подписали в Мадриде Протокол по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики об охране ее окружающей среды, являющийся дополнением к Договору об Антарктике 1959 г.

Из числа прочих положений Протокола, направленных на укрепление системы Вашингтонского договора и обеспечение исключительно мирного использования данного полярного региона, на то, чтобы Антарктика никогда не стала объектом международных конфликтов, необходимо выделить установление ст. 7, возлагающее на участников запрет в отношении любой деятельности, связанной с минеральными ресурсами, за исключением научно-исследовательской. Тем самым фактически замораживается проведение всех видов геологоразведочных (и, конечно, эксплуатационных) работ сроком на 50 лет, а сама Антарктида провозглашается международным заповедником. Каждая из договаривающихся сторон обязана осуществить все необходимые законодательные и иные меры, включая акции административного и принудительного порядка, в целях обеспечения соблюдения Протокола, а также предпринять надлежащие усилия, совместимые с Уставом ООН, чтобы воспрепятствовать осуществлению в Антарктике любым государством деятельности, несовместимой с Протоколом.

(0 Rating)

ВВЕДЕНИЕ

В последние десятилетия XX в. арктические государства приступили к реализации широкомасштабных программ исследования минеральных ресурсов Арктики. Их непосредственными участниками уже являются США, Россия, Канада, Норвегия и Дания. Фактически же почти все страны, имеющие выход к Северному Ледовитому океану, претендуют на шельф в районе Северного полюса. Вполне вероятно вступление в борьбу за арктические ресурсы и других стран, в частности Великобритании, Исландии, Ирландии и даже Японии, Южной Кореи, Китая. Одни заинтересованные стороны обосновывают правомерность своих действий, опираясь на международное право, другие тяготеют к методам эпохи великих географических открытий. Процесс формирования будущего статуса Арктики идет очень активно, причем, отнюдь не за "круглым столом". Между тем уже накоплен существенный правовой опыт (как позитивный, так и негативный) определения статуса морских пространств, режима использования природных ресурсов, представляющих интерес для одного и более государств. Изучение этого опыта, исследование возможных путей его применения в арктическом контексте, теоретическая разработка новых правовых шагов в целях создания оптимального международно-правового режима сохранения природы Арктики и использования ее минеральных ресурсов - одно из перспективных направлений.

Антарктика - уникальный регион Земли, до настоящего момента не подчиненный суверенитету какого-либо государства, хотя претензий на него заявлялось немало. По сути, за последние полвека Антарктика, хотя во многом и под влиянием случайного стечения обстоятельств, вызванного незавершенностью процессов установления здесь военно-политического доминирования, стала новой моделью сотрудничества государств, часто весьма враждебных друг другу.

Итак, целью настоящей работы является определение международно-правового режима Антарктики, Арктики.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1. Определить понятие и правовую природу международно-правового режима Антарктики, Арктики.

2. Изучить вопрос об установлении международно-правового режима Антарктики.

3. Исследовать регламентацию деятельности в Антарктике, Арктике.

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АНТАРКТИКИ, АРКТИКИ

Современная Арктика - это то место на Земле, где глобальные проблемы сочетаются с региональными, экономические - с политическими, правовые - с экологическими, собственно пространственные - с темпоральными. При этом основная причина, по которой арктические пространства приобретают столь большое значение, лежит далеко за пределами региона. Эта причина по преимуществу геополитическая.

Арктика - один из основных компонентов экосистемы Земли. Воздействие изменения климата здесь ощущается сильнее, чем в любом другом регионе мира. Общечеловеческое значение арктического региона, является неотъемлемой составляющей планетарной экосистемы.

В доктрине под Арктикой традиционно понимается часть земного шара, центром которой является Северный географический полюс, а окраинной границей - Северный полярный круг (66°33" северной широты). При этом отсутствуют международные соглашения, закрепляющие единое общепризнанное понятие «Арктика».

Международно-правовой статус арктического пространства прямо не регламентирован на международном уровне. Фрагментарно правовой режим Арктики определяется национальным законодательством арктических стран и международно-правовыми соглашениями, преимущественно, в сфере охраны окружающей среды.

Видный российский специалист в области антарктической проблематики отметил, что "исторически вся эволюция геополитики России по отношению к Антарктике была основана на приоритете русских в открытии южного материка". Однако многие зарубежные исследователи не признавали и не признают (очевидно, что не будут признавать и впредь) приоритет России в открытии Антарктиды. А всегда ли наши соотечественники правильно оценивали значение первой и "последней", как писал в 1949 г. академик Л.С. Берг, русской антарктической экспедиции? Например, в 1946 г. в журнале Военно-морских сил "Морской сборник" была опубликована статья капитана 1-го ранга П.Ф. Морозова и майора К.И. Никульченкова "Адмирал М.П. Лазарев". В объемном материале при описании экспедиции 1819 - 1821 гг. факт открытия материка Антарктида не был упомянут вовсе. Зато через год - в 1947 г. - профессор, доктор исторических наук А.И. Андреев также в "Морском сборнике", напротив, подчеркнул приоритет открытия Антарктиды русскими мореплавателями.

Как известно, Антарктика представляет собой обширный район земного шара, расположенный вокруг Южного полюса и охватывающий материк Антарктида с прилегающими шельфовыми ледниками и островами, а также омывающие его воды южных частей Атлантического, Индийского и Тихого океанов. Антарктика обладает специфическим комплексом природных условий - климатическим, океанологическим и т.д., которые отличают ее от других физико-географических районов Земли. Образно говоря, Антарктика - это не только "кухня" погоды, это и замерзшая во льду история возникновения и развития нашей планеты, это и своеобразное "окно в космос".

Особенность международно-правового режима Антарктики состоит в том, что она полностью демилитаризована и открыта для научных исследований всех стран. Вместе с тем у некоторых государств имеются территориальные претензии к данным районам.

Правовое положение Антарктики без преувеличения является уникальным. Целый континент изъят из сферы военных приготовлений, здесь запрещено проведение любых ядерных взрывов и удаление радиоактивных отходов. Значение этих положений трудно переоценить, особенно учитывая сложившуюся сейчас в мире тревожную обстановку. Договор установил в Антарктике свободу научных исследований, предусмотрел право инспекции для проверки соблюдения его положений. Договором были "заморожены" территориальные претензии, и тем самым поставлен заслон на пути сепаратного раздела Антарктики.

Особое положение этого района объясняется, в частности, тем, что в начале XX в. ряд государств (Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили) провозгласили на тех или иных основаниях свой суверенитет над отдельными районами этой территории, что привело к конфликтам и вооруженным столкновениям между государствами. Советский Союз, в свою очередь, заявил о непризнании территориальных притязаний в Антарктике и о сохранении за ним всех прав, основанных на открытиях и исследованиях русских мореплавателей.

В начале XX в. эти государства (Великобритания, а затем Австралия, Новая Зеландия, Франция, Норвегия, Аргентина и Чили) выступили с попытками раздела Антарктики, выдвинув территориальные претензии на обширные части материка, которые в общей сложности составляли 4/5 всей его площади. Теория секторального раздела Антарктики неоднократно подвергалась критике в российской (советской) юридической литературе. Несколько позднее, чем в других частях света, в Антарктике также начался захват территорий. С.В. Молодцов пришел к выводу, что "теория Даниэля, как и теория Фошиля, объективно имеет назначение обеспечить на практике господство в Антарктике сильнейшего империалистического государства, расчистить этому государству путь для монопольного обладания всей Антарктикой".

После окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты предприняли попытку путем сговора со странами, имеющими такие территориальные претензии, решить без участия СССР вопрос о государственной принадлежности Антарктики и ее международно-правовом режиме. В США также рассматривалась возможность распространить на Антарктику доктрину Монро. В Меморандуме советского правительства по вопросу о режиме Антарктики было заявлено, что Советский Союз "...не может согласиться с тем, чтобы такой вопрос, как вопрос о режиме Антарктики, решался без его участия". Позднее, в Ноте посольства СССР госдепартаменту США от 2 мая 1958 г., подчеркивалось, что Советский Союз "сохраняет за собой все права, основанные на открытии и исследованиях русских мореплавателей и ученых, включая право предъявления соответствующих претензий в Антарктике".

В конце XX столетия дискуссия относительно правового статуса Антарктики в значительной степени фокусировалась вокруг призывов провозгласить данный регион и его ресурсы общим наследием человечества. За это ратовали бывший председатель III Конференции ООН по морскому праву Амерасингхе, шриланкиец Пинто, перуанец Де Сото, малайзиец Азраи, сьерралеонец Корома, американец Хоннольд и многие другие. Тем не менее, пожалуй, ни одна из теорий в прошлом не порождала столько споров и противоречивых суждений, как упомянутое предложение. Объясняется это тем, что концепция общего наследия человечества является сравнительно новой и пока еще не устоявшейся в современном международном праве. Вокруг этой концепции и сферы ее вероятного применения развернулась острая политическая борьба.

В доктрине международного права под общим наследием человечества понимают находящиеся за пределами государственной юрисдикции пространства и ресурсы, принадлежащие международному сообществу в целом, которое определяет их правовой режим, включая правила пользования.

В прошлом каждый был волен пользоваться общим достоянием, но никто не нес ответственности за его сохранение. Между тем в результате активной эксплуатации ему причинялся все больший ущерб. Перед человечеством встала задача защиты общего достояния совместными усилиями.

В результате появилась концепция общего достояния человечества (res communis humanitatis). Со временем она стала концепцией общего наследия человечества, распространив защиту на интересы не только нынешнего, но и будущих поколений. Концепция относится к пространствам и ресурсам, которые по самой своей природе не могут находиться под суверенитетом того или иного государства. Она охватывает океаны, глубоководное дно, Антарктику, космос, атмосферу, окружающую среду в целом. Уже из этого перечня видно, сколь велико и значительно общее наследие человечества.

Рождение концепции общего наследия человечества обычно связывается с периодом середины 1960-х годов, а иногда непосредственно с выдвижением представителем Мальты при ООН Пардо 17 августа 1967 г. предложения о заключении договора по сохранению исключительно для мирных целей дна морей и океанов за пределами действия национальной юрисдикции и использовании его ресурсов в интересах всего человечества. В представленном в ООН меморандуме Пардо изложил четыре принципа, которые в последующем развивались, дополнялись, но, как правило, рассматривались в качестве основополагающих для понятия "общее наследие человечества". Эти принципы включали: а) запрет на присвоение в любой форме морского и океанского дна за пределами действия национальной юрисдикции; б) проведение исследований данного района с соблюдением принципов и целей Устава ООН; в) использование этого района и его экономическая разработка с учетом интересов всего человечества, направляя при этом чистый финансовый доход, получаемый от эксплуатации ресурсов района, главным образом на содействие развитию бедных стран; г) резервирование указанного района для использования исключительно в мирных целях.

Арктикой называют примыкающие к Северному полюсу районы земного шара, ограниченные с юга линией Северного полярного круга (параллелью, лежащей под 6633 северной широты). Общая площадь Арктики - около 21 миллиона квадратных километров, куда входят части Европы, Азии, Америки и Северный Ледовитый океан со всеми островными (сухопутными) образованиями. Приарктическими государствами являются 8 государств: Дания, Канада, Норвегия, Российская Федерация, США, Исландия, Швеция и Финляндия.

Спецификой правового положения Арктики является разнородность правового режима отдельных территорий, относящихся к арктическому бассейну. Это связано с отсутствием многосторонних соглашений с участием упомянутых государств: вопросы территориального разграничения Арктики регулируются, главным образом, актами национального законодательства.

Исторически первым государством, заявившим о своем суверенитете над частью арктических территорий, стала Канада. Уже с 1904 года на официальных канадских картах часть Арктики, расположенная между меридианами 60 восточной долготы и 141 западной долготы, стала обозначаться как канадская территория. Закон о северо-западных территориях 1925 года запретил иностранным государствам и их гражданам осуществлять любую деятельность в этих районах без специального разрешения властей Канады. В 1972 году был принят закон, содержащий обязательные экологические требования к морскому судоходству в канадской части Арктики и фактически закрепивший суверенитет и юрисдикцию Канады. Ни одно государство официально не возражало против этих односторонних действий канадского государства.

20 сентября 1916 года правительство царской России издало ноту-депешу “Правительствам союзных и дружественных держав”. В ней сообщалось о включении в состав России Земли Императора Николая II и других земель и островов к северу от полуострова Таймыр, открытых российскими экспедициями в 1913-1914 гг. Кроме того, в ноте подтверждалась принадлежность России островов, составляющих продолжение к северу континентального пространства Сибири, а также расположенных вблизи европейского побережья страны. 15 апреля 1926 года Президиум ЦИК СССР издал Постановление “Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане”. В Постановлении говорилось о принадлежности СССР (ныне - Российской Федерации) арктических земель, расположенных в районе между меридианами 320435 восточной долготы и 1684930западной долготы. Отдельно отмечалось, что Постановлением не затрагивается правовой режим морских пространств в указанной части Арктики. Данные акты также не вызвали нот протеста со стороны других государств.


Находящийся в Арктике самый большой остров планеты - Гренландия - находится под суверенитетом Дании, которая в течение нескольких столетий фактически оккупировала юго-западную часть острова. В первой четверти прошлого века датский суверенитет над Гренландией как исторически сложившийся факт был признан рядом стран, но в 1931 году Норвегия провозгласила свои права на ее северо-восточную часть. В оправдание своих действий Норвегия указывала на то обстоятельство, что Дания не осуществляет эффективной оккупации этих районов Гренландии. Спор между двумя государствами рассматривала Постоянная палата международного правосудия, которая в своем решении от 5 апреля 1933 года приняла сторону Дании. В решении, в частности, указывалось, что обычные требования к эффективной оккупации (которая тогда считалась важным критерием законности территориальных приобретений) не могут быть применены к северным полярным областям в виду их природных особенностей - удаленности от центров цивилизации и сурового климата. Поэтому для признания суверенитета какого-либо государства над арктическими районами достаточно осуществления простого контроля над ними после их открытия и надлежащего уведомления об этом других государств. В принципе, решение Постоянной палаты отразило сложившуюся к тому времени практику.

Другой арктической территорией, принадлежность и статус которой определены специальным международным актом, является архипелаг Шпицберген . Несмотря на то, что Шпицберген достаточно долго считался российской территорией, а затем (по российско-норвежскому соглашению 19 века) - ничейной землей, в настоящее время его правовое положение определяется соглашением, подписанным 9 февраля 1920 года на Парижской конференции и участниками которого являются более 30 государств. Смысл данного договора сводится к тому, что его участники признали полный и абсолютный суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген и Медвежьим островом. Взамен Норвегия обязана допускать граждан всех договаривающихся сторон на одинаковых основаниях к рыбной ловле и охоте в соответствующих районах, включая территориальные воды. Кроме того, Норвегия не имеет права создавать на Шпицбергене каких-либо баз и укреплений и использовать эти территории в военных целях. В 2002 году в Норвегии был принят Закон об охране окружающей среды на Шпицбергене. Этим законом был установлен разрешительный порядок осуществления хозяйственной деятельности на архипелаге и установлены высокие налоги и сборы за пользование ресурсами и загрязнение Шпицбергена. По некоторым оценкам, практическая реализация положений этого закона приведет к фактическому прекращению освоения архипелага, что входит в противоречие с духом и буквой Договора 1920 года.

Таким образом, вопрос о принадлежности различных сухопутных территорий Арктики решался по-разному. Если Канада и СССР объявили о своем суверенитете над отдельными районами Арктики, используя так называемый “секторальный” принцип, то в отношении Гренландии и Шпицбергена действуют специальные международно-правовые документы. Вместе с тем, нельзя забывать о том, что все перечисленные внутренние и международные акты определяют статус сухопутной части Арктики, не затрагивая статус ее морских пространств. При этом определение правового положения арктических вод также связано с определенными трудностями. В настоящее время в доктрине международного права выдвигаются, как минимум, три концепции, связанные с режимом вод арктического бассейна. Во-первых, закрепленный в канадском и советском (ныне российском) законодательстве способ деления Арктики на национальные сектора обусловил появление “секторальной” теории . В соответствии с ней, каждое приарктическое государство может провозгласить свой суверенитет над определенным сектором Арктики. При этом основанием сектора является примыкающая к Арктике сухопутная (материковая) территория соответствующего государства, краями - проходящие в точках примыкания меридианы, а вершиной - точка Северного полюса. Таким образом, Арктика должна быть разделена как гигантский “пирог”, центром которого является Северный полюс земного шара. Во-вторых, существует точка зрения, согласно которой к Арктике в целом должны быть применены общие нормы международного морского права, содержащиеся в Женевских конвенциях по морскому праву 1958 года и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Это означает, что каждое приарктическое государство вправе установить свои морские границы, исключительную экономическую и прилежащую зоны и континентальный шельф. Соответственно, на все остальные части Арктики должен распространяться режим открытого моря со всеми вытекающими из него свободами. Данный подход условно можно назвать концепцией “интернационализации” Арктики. Наконец, в-третьих, ряд юристов-международников предлагают при установлении правового режима арктических вод отдать предпочтение принципу регионального сотрудничества , то есть позволить самим приарктическим государствам решить этот вопрос посредством специального международного договора. Сегодня трудно сказать, какая из этих точек зрения в конечном счете будет воплощена на практике. Пока режим вод арктического бассейна имеет ряд особенностей.

Одной из таких особенностей является прохождение через арктические воды нескольких стратегически важных для приарктических государств морских путей. В первую очередь необходимо назвать Северный морской путь , соединяющий Кольский залив и Берингово море и имеющий общую протяженность около 3500 морских миль. Специфика этой транспортной артерии в том, что она большей частью состоит из внутренних вод, территориального моря и исключительной экономической зоны Российской Федерации. Кроме того, данный путь открыт, освоен и эксплуатируется морскими силами России. С учетом этих обстоятельств властями Российской Федерации были изданы “Правила плавания по трассам Северного морского пути”, которые связали свободу судоходства иностранных судов по данному маршруту с установлением над ним контроля российских навигационных служб. Фактически, речь идет о распространении юрисдикции России на весь Северный морской путь, включая и те его участки, которые находятся за пределами российской государственной территории.

Такое решение вопроса имеет под собой определенное международно-правовое обоснование в виде соответствующего прецедента. В 1951 году Международный Суд ООН рассматривал англо-норвежский спор, предметом которого стало издание Норвегией декретов, объявляющих арктический судоходный путь Индерлее и прилегающие к нему воды своими историческими территориями. Международный Суд признал обоснованность притязаний Норвегии, сославшись на ее особую роль в открытии и функционировании данного морского пути. В своем решении Суд также указал на то обстоятельство, что Индерлее экономически и географически тесно связан с сухопутными территориями, на которые распространяется норвежский суверенитет. Кроме того, непосредственно после издания Норвегией декретов (в 1935 и в 1937 году) ни одно извещенное государство не выразило своего протеста в адрес норвежских властей, что можно рассматривать как молчаливое согласие. Таким образом, суверенитет и юрисдикция Норвегии и Российской Федерации над соответствующими морскими путями можно считать де-факто признанными международным сообществом. Относительно недавно (в 1985 году) Канада объявила о распространении на ряд арктических проливов, образующих Северо-Западный проход, режима своих внутренних вод (США выразили несогласие с данным решением).

Вместе с тем, процесс распространения национальной юрисдикции на воды арктического бассейна не препятствует интернационализации Арктики. Норвегия, Россия и Канада признают свободу международного судоходства в своих проливах при условии соблюдения иностранными судами навигационного, экологического и иного законодательства этих стран. Например, на протяжении Северного морского пути более 50 российских портов открыты для захода судов иностранных государств.

Другой особенностью правового режима водной части Арктики является наличие так называемых исторических вод (заливов), ширина которых превышает установленные Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года 24 морские мили. Помимо уже упомянутых морских районов Норвегии и Канады, статус исторических вод закреплен за Белым морем, Печерской губой, Обь-Енисейским заливом и др.

Наконец, правовой режим арктических территорий характеризуется наличием международных споров, связанных с делимитацией морских пространств и распространением на них юрисдикции приарктических государств. В качестве примеров можно назвать введение Норвегией в 1975-1977 годах исключительной экономической зоны вокруг Шпицбергена и Медвежьего острова, что вызвало протесты со стороны СССР и ряда европейских государств. Протестующие государства не без оснований указывали на то, что уже упомянутый договор 1920 года о правовом статусе Шпицбергена не предусматривал возможности введения 200-мильной норвежской зоны. Другим территориальным спором, существующим на протяжении десятков лет, является спор между США и Канадой относительно правового режима залива Мэн. Несмотря на многочисленные консультации и решения, включая решение Международного Суда ООН от 12 октября 1984 года, позиции сторон до сих пор не удалось привести к общему знаменателю. Суть спора заключается как в делимитации вод залива, так и в порядке использования ресурсов его континентального шельфа.

Вообще, определение правового режима Арктики невозможно без учета позиции США, которые еще в 1970 году предлагали созвать международную конференцию по данному вопросу, а в 1971 году предложили свой вариант Договора об Арктике. В основу американского проекта была заложена концепция интернационализации Арктики , что отвечает стратегическим (и в первую очередь военным) интересам США. Главная цель США - получение международно-правовых гарантий свободы судоходства через основные арктические проливы, особенно Северо-Западный.

Наибольшего прогресса сотрудничество приарктических государств достигло в области охраны окружающей среды Арктики . Результатом такого сотрудничества стало, в частности, принятие в 1973 году Соглашения о сохранении полярных медведей. 19 сентября 1996 года был учрежден Арктический совет, призванный координировать взаимодействие всех заинтересованных государств по вопросам Арктики, представляющим общий интерес. В поле зрения Арктического совета - надзор за реализацией Стратегии охраны окружающей среды Арктики (АЕПС), Программы сохранения арктической природы и фауны (КАФФ), Программы защиты арктической морской среды (ПАМЕ), Программы арктического мониторинга и оценки (АМАП) и других. Членами совета являются все приарктические государства, а участниками - организации коренных народов Арктики. Кроме того, для неарктических государств и различных международных организаций предусмотрен статус наблюдателей в Арктическом совете.

Антарктика - огромны район земного шара вокруг Южного полюса. Его естественной границей является линия перемешивания антарктических вод с теплыми субтропическими водами (так называемая граница антарктической конвергенции). С учетом этого общая площадь Антарктики составляет порядка 50 миллионов квадратных километров, куда входят шестой материк Антарктида и части трех океанов: Атлантического, Тихого и Индийского. Исследование и освоение Антарктики началось в середине 18 века, а материк Антарктида был открыт в 1920 году экспедицией под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева.

Как уже отмечалось (см. п. 1 настоящей главы), Антарктику традиционно относят к территориям с международным режимом. Правовой режим Антарктики определяется Договором об Антарктике , принятым 1 декабря 1959 года. Однако положения этого Договора могут быть надлежащим образом поняты и истолкованы только в контексте ряда исторических событий, предшествовавших его принятию.

В первой половине прошлого века территориальные притязания на отдельные части Антарктики были провозглашены в своем национальном законодательстве целым рядом государств: Великобританией, Францией, Чили, Аргентиной и Норвегией. Явно выраженные территориальные интересы в Антарктике имели и имеют Австралия и Новая Зеландия. Кроме того, известна позиция СССР и других государств, которые, не заявляя своих претензий на арктические территории, выражали протест против подобных односторонних актов. Попытки перечисленных выше государств распространить свой суверенитет на Антарктику не только не подкреплялись фактически сложившейся практикой (например, эффективной оккупацией), но и не признавались правомерными де-юре. Наиболее далеко зашли англо-аргентинские и англо-чилийские конфликты, сопровождавшиеся вооруженными столкновениями и демонстрацией силы. Так, Великобритания и Аргентина дважды (в 1948 и в 1981 годах) воевали за Фолклендские (Мальвинские) острова, включенные обоими государствами в состав своих территорий.

Превращение Антарктики в предмет серьезных международных конфликтов и объективная необходимость решения связанных с этим проблем привели к созыву 15 октября 1959 года Вашингтонской конференции по Антарктике. В работе конференции приняли участие 12 государств, включая СССР и США. Перед ними стояла очень трудная задача: нужно было найти компромиссную формулу определения статуса Антарктики, которая не вынуждала бы государства идти вопреки своим национальным интересам, нередко противоречащим друг другу. Полтора месяца работы конференции закончились принятием уже упомянутого Договора об Антарктике.

Специфика (и даже уникальность) данного соглашения заключается в том, что оно, по сути, не решило проблему правового статуса Антарктики и не урегулировало территориальные споры заинтересованных государств. Смысл Договора 1959 года состоит в том, что он на неопределенное время заморозил (приостановил) процесс национального присвоения Антарктики , запретив государствам совершать какие-либо односторонние действия в этой области. Ключевое значение здесь имеет статья IV Договора, в соответствии с которой никакие действия не образуют основы для заявления, поддержания или отрицания какой-либо претензии на территориальный суверенитет в Антарктике. С одной стороны, все договаривающиеся стороны не отказываются от ранее заявленных прав или претензий на территориальный суверенитет, с другой - никакая новая претензия не может быть заявлена, пока Договор находится в силе. Таким образом, сам вопрос о правомерности национализации Антарктики в Договоре был обойден: каждый участник вправе сохранить свою позицию о правовом режиме Антарктики, вправе как признавать, так и не признавать претензии других участников. Единственное обязательство, взятое на себя сторонами - это обязательство воздерживаться от каких-либо действий, ухудшающих или обостряющих де-факто сложившуюся ситуацию. В таком подвешенном состоянии вопрос о территориальной принадлежности антарктических территорий находится по сей день. Практически к водам Антарктики применяется сейчас режим открытого моря.

Несколько более определенными являются другие аспекты правого режима Антарктики, например, с точки зрения ее демилитаризации и военно-политического использования, а также природоохранной деятельности. Во-первых, согласно статье 1 Договора, Антарктика используется только в мирных целях . В ней запрещено создание военных баз, проведение военных маневров и испытание любых видов оружия.

Во-вторых, в Антарктике действует принцип свободы научных исследований : каждое государство вправе отправлять в Антарктику свои научно-исследовательские экспедиции и создавать станции. Международное научное сотрудничество в Антарктике осуществляется в форме обмена информацией о планах исследований, обмена научным персоналом между экспедициями и станциями, а также обмена данными и результатами научных наблюдений. Такие данные, в частности, должны быть открыты для свободного доступа.

В-третьих, в Антарктике запрещены любые ядерные взрывы и удаление (захоронение) радиоактивных материалов. Использование ядерной энергии в Антарктике возможно на условиях, предусмотренных специальными международными соглашениями.

В-четвертых, контроль за соблюдением предусмотренного Договором режима Антарктики осуществляется посредством инспекций , которые осуществляются назначаемыми сторонами наблюдателями. Эти наблюдатели должны иметь право доступа в любое время в любой район Антарктики. Кроме того, каждое государство обязано заблаговременно уведомлять других участников о всех экспедициях в Антарктику и о всех антарктических станциях, занимаемых его гражданами.

В-пятых, на всех лиц, находящихся в Антарктике, распространяется юрисдикция государства их гражданства .

Для обмена информацией и взаимных консультаций по вопросам Антарктики, представляющим общий интерес, государства-участники Договора проводят периодические совещания. В работе таких консультативных совещаний, проводимых раз в два года, в настоящее время участвуют представители около 30 государств. Решения о различных мерах, принимаемые на совещаниях, вступают в силу после утверждения их всеми государствами-участниками Договора и имеющими право участвовать в работе совещаний.

В доктрине международного права и отчасти в дипломатическом обороте нередко используется понятие “система Договора об Антарктике” , которое охватывает всю совокупность международно-правовых механизмов, регулирующих правовой режим Антарктики. Сюда входят как договорная практика отдельных государств, так и система практических мер, связанных с освоением и использованием районов Южного полюса планеты. Договорную основу статуса Антарктики составляют, наряду с Договором 1959 года, следующие соглашения: Конвенция о сохранении антарктических тюленей 1972 года, Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 года, Конвенция по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 года, а также Протокол об охране окружающей среды к Договору об Антарктике от 4 октября 1991 года.

Последний из перечисленных документов определяет систему договора об Антарктике как сам Договор, действующие в его рамках меры, связанные с ним отдельные действующие международные документы и действующие в рамках этих документов меры. Статья 2 Протокола 1991 года гласит, что государства определяют Антарктику “в качестве природного заповедника, предназначенного для мира и науки”. Например, статья 7 Протокола запрещает любую деятельность, связанную с минеральными ресурсами, за исключением научных исследований, что в известной степени делает бессмысленной Конвенцию 1988 года. Главное обязательство государств, подписавших Протокол, заключается в ограничении отрицательных воздействий на окружающую среду Антарктики и связанные с ней экосистемы. Протокол содержит положения о предварительной оценке деятельности в Антарктике, о постоянном мониторинге, об индивидуальных и коллективных инспекциях наблюдателей, о приоритетности научной деятельности, о действиях в чрезвычайных ситуациях и др. В соответствии с Протоколом учрежден Комитет по охране окружающей среды, в состав которого входят назначаемые сторонами представители, а также их эксперты и советники. Статья 17 Протокола обязывает каждое государство ежегодно отчитываться о шагах, предпринятых по осуществлению Протокола.

Вообще, смысл всех действующих в данной сфере документов сводится к всяческому поощрению международного сотрудничества в целях сохранения и рационального использования ресурсов Антарктики . Как правило, на основе соответствующего соглашения создается специальный орган (комиссия или комитет), который контролирует деятельность государств в Антарктике на предмет соблюдения установленных договором ограничений.

Международно-правовой статус и режим Арктики

Понятие Арктики относится к северной полярной области земного шара в пределах, ограничиваемых с юга географической параллелью, лежащей под 66°33" северной широты, — Северным полярным кругом, включая соответствующие материковые части Европы, Азии, Америки и Северный Ледовитый океан с находящимися в нем островными образованиями. Правовое положение всех таких пространств и режим пользования ими весьма различны.

К настоящему времени на все известные (открытые) сухопутные образования в Арктике распространена исключительная и безраздельная власть — суверенитет — того или иного государства, граничащего с Северным Ледовитым океаном, — России, Норвегии, Дании (остров Гренландия), Канады и США. Однако специальные внутригосударственные нормативные акты, конкретизирующие рамки пространственной сферы действия и объем властных функций поименованных стран на таких территориях, были приняты лишь Канадой и СССР. После распада СССР Российской Федерацией — продолжательницей его правомочий в отношении принадлежавших ему арктических пространств — издан целый ряд таких актов, в определенной степени затрагивающих юридический статус различных частей этих пространств и позволяющих при необходимости уточнять этот статус. В числе таких актов могут быть названы законы федерального значения:

  • «О Государственной границе РФ»;
  • «О континентальном шельфе РФ»;
  • «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне РФ»;
  • «Об исключительной экономической зоне РФ».

Первой из приарктических стран, сделавшей шаги к законодательному закреплению своих притязаний на прилежащие к ее основной территории пространства Арктики, стала Канада.

Необходимо особо оговорить, что ни одно из приарктических государств на всю совокупность сухопутных и морских пространств данного региона в официальном порядке претензий никогда не выдвигало. Между тем в юридической литературе долгое время высказывалось мнение, согласно которому властные правомочия этих стран распространяются или должны распространяться на всю площадь прилежащих к побережью каждого из них арктических секторов с вершинами в точке Северного полюса. Этот подход к оценке юридического статуса пространств Арктики — так называемая «теория секторов» («секторальная» или «секторная» теория) — какого-либо подкрепления в положениях национальных нормативных актов или международных договоров не получил. Сам термин «арктический (или «полярный») сектор» в официальных международно-правовых документах не используется; более того, документы, в том числе законодательные акты Канады и СССР, закрепляют правомочия соответствующих стран не на все пространство таких секторов, а лишь на расположенные там сухопутные — материковые и островные — образования. Даже особый правовой статус архипелага Шпицберген, основанный на многостороннем международном договоре, с полной определенностью фиксирующем признание над этим архипелагом суверенитета Норвегии, никоим образом не затрагивает сопредельных с ним морских пространств арктического сектора, в пределах которого он находится.

Юридический статус морских пространств Арктики в целом определяется принципами и нормами общего международного права, относящимися к Мировому океану в целом и закрепленными в получивших всеобщее признание Женевских конвенциях по морскому праву 1958 г. и особенно в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Это означает, что суверенитет и юрисдикция приполярных государств могут распространяться не на всю акваторию соответствующих секторов Арктики, а лишь на ту часть вод Северного Ледовитого океана и его подводных пространств, которые омывают или примыкают к сухопутным образованиям этих стран, — на внутренние морские воды, территориальное море, прилежащую и исключительную экономическую зоны, на континентальный шельф, международный район морского дна, а также на ряд существующих здесь проливов, перекрываемых территориальным морем соответствующей прибрежной страны или не используемых в качестве мировых морских коммуникаций.

Международно-правовой статус и режим Антарктики

Материк Антарктида был открыт в 1820 г. русскими мореплавателями под командованием М. П. Лазарева и Ф. Ф. Белинсгаузена.

Правовое положение южного полярного региона базируется на установлениях Договора об Антарктике, принятого 1 декабря 1959 г. по результатам Вашингтонской конференции, в которой участвовали Австралия, Аргентина, Бельгия, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, СССР, США, Южно-Африканский Союз, Франция, Чили и Япония. Созыв Конференции, заключение и быстрое введение в действие этого многостороннего международного соглашения (вступило в силу 23 июля 1961 г.) обусловливалось обострением противостояния между государствами, притязавшими на различные районы данной части земного шара, и другими странами, отвергавшими односторонние действия такого рода.

Состоявшиеся на Вашингтонской конференции дискуссии увенчались преодолением противостояния государств-участников по территориальной проблеме. Итогом переговорного процесса явилась ст. IV Договора, анализ текста которой позволяет сделать выводы о том, что участники Договора:

  1. не признают суверенитета ни одного из государств в каком бы то ни было районе Антарктики и, более того, не признают каких бы то ни было — выдвинутых или могущих быть выдвинутыми со стороны любого государства — претензий, утверждающих здесь его территориальный суверенитет;
  2. не требуют от любой из договаривающихся сторон отказа от ранее заявленных ею территориальных претензий в Антарктике либо от имеющихся у нее оснований для выдвижения в будущем претензий на территориальный суверенитет;
  3. исходят из того, что ни одно из положений Договора не должно рассматриваться как наносящее ущерб позиции любой из договаривающихся сторон в части признания или непризнания уже заявленных кем-либо из ее контрагентов прав или претензий на территориальный суверенитет в Антарктике либо наличия у него оснований на такой суверенитет.

Иначе говоря, содержание ст. IV сводится, с одной стороны, к закреплению положения, сложившегося в Антарктике до заключения настоящего Договора, в части уже заявленных претензий или прав на территориальный суверенитет, однако без реального воплощения таковых в жизнь, а с другой стороны, к признанию за государствами, имеющими основания для аналогичных претензий, права на выдвижение подобных претензий, однако без реального использования этого права.

Следовательно, конструкция, созданная ст. IV Договора об Антарктике, может характеризоваться как утверждение фактического положения Антарктики в качестве территориального пространства, открытого для беспрепятственного использования любым государством, в том числе не являющимся участником данного соглашения. Это позволяет рассматривать Антарктику как международную территорию, т.е. имеющую юридический статус, сходный в определенной степени со статусом открытого моря, воздушного пространства над ним, а также космического пространства.

По вопросу осуществления юрисдикции в Антарктике Вашингтонская конференция была вынуждена согласиться с многообразием позиций и практики заинтересованных государств. Это означает, что государство — эксплуатант Антарктики будет осуществлять юрисдикцию над лицами, направляемыми им для этой цели, в таком объеме и на основе таких принципов, которые будут для данного государства предпочтительными.

Следовательно, государства могут осуществлять здесь как юрисдикцию над лицами (личная юрисдикция), так и юрисдикцию, связанную с их территориальными притязаниями (территориальная юрисдикция).

Важнейшим результатом Вашингтонской конференции явились разработка и закрепление в Договоре об Антарктике основных правовых принципов деятельности в этом районе:

  1. мирного использования Антарктики (в качестве демилитаризованной и нейтрализованной территории Антарктика не может использоваться для размещения здесь воинских контингентов, служить театром военных действий или базой для ведения таковых где бы то ни было, не может быть полигоном для применения ядерного или обычного оружия);
  2. свободы научных исследований и международного сотрудничества в этой области (указанная деятельность может осуществляться любым государством на равноправной основе с участниками Договора);
  3. обеспечения экологической безопасности в регионе.

Что касается территориальной сферы действия Договора об Антарктике, то она определена ст. VI, согласно которой: «Положения настоящего Договора применяются к району южнее 60-й параллели южной широты, включая все шельфовые ледники...» Из этого следует, что в состав конвенционного региона входят как сухопутные — материковые и островные, так и водные пространства, ограниченные с севера условной линией — географической параллелью под 60° южной широты. При этом ст. VI содержит важную оговорку, указывающую, что Договор «не ущемляет и никоим образом не затрагивает прав любого государства или осуществления этих прав, признанных международным правом в отношении открытого моря, в пределах этого района». Данное положение еще раз свидетельствует о весьма значительном сходстве юридического статуса Антарктики со статусом упоминавшихся выше территориальных сфер с международным режимом. Характерно в этой связи отсутствие у побережья Антарктического материка и островных образований внутренних морских вод, территориального моря, прилежащей и исключительной экономической зон, как это имело бы место, если бы сама Антарктида и прилежащие к ней морские и сухопутные пространства подпадали под суверенитет или юрисдикцию той или иной страны.

Участие в Договоре об Антарктике имеет открытый для всех заинтересованных государств характер, однако членами консультативных, совещаний могут стать помимо первоначальных участников страны, проводящие в регионе существенную научную деятельность (экспедиционную либо постоянную).

Положения Договора об Антарктике, создающие фундамент для международно-правового регулирования в этом регионе, получили развитие и дополнение в ряде других международных многосторонних соглашений. Первым таким документом явилась Конвенция о сохранении антарктических тюленей 1972 г., предусматривающая существенное ограничение добываемых их видов, а также устанавливающая допустимые уровни вылова, лимитирующая добычу по полу, размеру, возрасту, определяющая открытые и закрытые для охоты районы, регламентирующая применение различных орудий лова. Важнейшей составной частью созданной этой Конвенцией системы охраны тюленей Антарктики является проведение инспекций деятельности по их добыче.

В 1980 г. была заключена Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики, представляющая собой первый международно-правовой документ, базирующийся на экосистемном подходе, т. е. исходящий из понимания необходимости комплексной защиты биоресурсов антарктических морей как единой, целостной системы. Поэтому объектом ее регулирования являются популяции плавниковых рыб, моллюсков, ракообразных, всех других видов живых организмов (в том числе птиц), находящиеся не только в пространстве к югу от 60-й параллели южной широты, но и вообще в районе «между этой широтой и Антарктической конвергенцией», т. е. в зоне более протяженной в широтном направлении, где происходит схождение (совмещение, перемешивание) сугубо антарктических природных факторов (океанологических, физических, био- и фитологических) с факторами более северного океанического региона.

Конвенцией учреждена Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики, управомоченная выполнять научно-прикладные, информационные, организационные и контрольные функции, причем предпринимаемые ею меры по сохранению становятся обязательными для всех государств — членов Комиссии по истечении 180 дней после того, как о них последние надлежащим образом будут уведомлены.

Условия и порядок разработки ископаемых природных ресурсов Антарктики определяются Конвенцией по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 г. Ее основные принципы развивают, детализируют содержащийся в Договоре об Антарктике принцип обеспечения экологической безопасности региона, устанавливая правовой режим разработки неживых природных ресурсов, при котором в первоочередном порядке учитывалась бы необходимость защиты природной среды, предотвращения причинения ей значительного уваженияправ и интересов других пользователей Антарктики. В качестве механизма реализации положений Конвенции учреждены специальные органы — Комиссия и Консультативный комитет, обладающие достаточными правомочиями, чтобы осуществлять организационные и контрольные функции в отношении конвенционной деятельности эксплуатантов.

Конвенция 1988 г. в силу не вступила ввиду весьма отрицательного отношения к ней большинства членов международного сообщества, выразивших в принятой Генеральной Ассамблеей ООН резолюции сожаление в связи с позицией участников данного соглашения, недооценивших особую уязвимость экосистемы антарктического региона. Такая реакция была правильно воспринята государствами — членами Конвенции, которые на XI специальной сессии Консультативного совещания в 1991 г. подписали в Мадриде Протокол по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики об охране ее окружающей среды, являющийся дополнением к Договору об Антарктике 1959 г.

Из числа прочих положений Протокола, направленных на укрепление системы Вашингтонского договора и обеспечение исключительно мирного использования данного полярного региона, на то, чтобы Антарктика никогда не стала объектом международных конфликтов, необходимо выделить установление ст. 7, возлагающее на участников запрет в отношении любой деятельности, связанной с минеральными ресурсами, за исключением научно-исследовательской. Тем самым фактически замораживается проведение всех видов геологоразведочных (и, конечно, эксплуатационных) работ сроком на 50 лет, а сама Антарктида провозглашается международным заповедником. Каждая из договаривающихся сторон обязана осуществить все необходимые законодательные и иные меры, включая акции административного и принудительного порядка, в целях обеспечения соблюдения Протокола, а также предпринять надлежащие усилия, совместимые с Уставом ООН, чтобы воспрепятствовать осуществлению в Антарктике любым государством деятельности, несовместимой с Протоколом.

Протоколом устанавливается процедура урегулирования возможных споров при толковании и применении его положений, а договаривающиеся стороны обязываются разработать Правила о материальной ответственности за ущерб в случае нанесения такового в результате деятельности в Антарктике.

1. Общее понятие и виды территорий в международном праве

2. Правовой режим Арктики и Антарктики

2.1 Общие положения

2.2 Арктика

2.3 Антарктика

Список использованных источников

1. Общее понятие и виды территорий в международном праве

Человеческая цивилизация развивается не в вакууме - она теснейшим образом связана и зависима от среды своего обитания - планеты Земля. Территория важна не только с точки зрения существования каждого государства в отдельности; межгосударственные отношения, урегулированные международным правом, происходят в пространственном измерении. Во многом именно благодаря попыткам определения принадлежности и результатов раздела той или иной территории международное право зародилось, существует и развивается. Так, в современном международном праве упреждающе решаются вопросы, связанные с регулированием режима космического пространства и небесных тел, на которые еще фактически не ступала нога человека. Соответственно институт правового регулирования территории в международном праве - один из древнейших и до сих пор имеющих большое значение в поддержании международного мира и безопасности, развитии международного сотрудничества и прогресса всего человечества.

В отличие от обыденного языка, в международном праве под «территорией» (лат. territorium) понимается часть географической среды, включающей сухопутную и водную поверхность, недра, воздушное и космическое пространство. В качестве синонима часто используется термин «пространство».

Помимо классификации с точки зрения географической принадлежности в доктрине принято различать территории исходя из их правового режима (государственная территория, международная территория, территория со смешанным правовым режимом).

На государственную территорию распространяется территориальное верховенство какого-либо государства. Именно государственная территория является материальной основой существования государств: без территории нет государства. Иногда выделяют государственную территорию международного пользования, к которой относят международные реки, международные проливы и каналы, некоторые сухопутные территории (например, архипелаг Свальбард (Шпицберген)).

Международные территории, или международные пространства (terra communis) - это географические пространства, на которые не распространяется суверенитет ни одного государства и чей правовой статус определяется договорным и обычным международным правом.

Международная территория не подлежит национальному присвоению, но при этом все государства имеют равные права по его исследованию и использованию в своих интересах. Очевидно, что технологически более развитые государства используют данные пространства более интенсивно. К международной территории относятся открытое море и Район морского дна за пределами континентального шельфа (Район); Антарктика; воздушное пространство над открытым морем и Антарктикой; космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела.

Особый правовой режим некоторых международных пространств получил название режима «общего наследия человечества» . Такой режим устанавливается на договорной основе в отношении объектов, представляющих особую ценность для всего человечества. В отличие от режима terra communis, запрещающего национальное присвоение пространств, но в остальном не ограничивающего государства в формах и целях деятельности, режим общего наследия человечества дополнительно устанавливает ряд требований. Во-первых, все объекты общего наследия человечества подлежат полной демилитаризации и нейтрализации. Во-вторых, исследование и эксплуатация ресурсов данных территорий должны происходить в соответствии с установленными процедурами в мирных целях, в интересах всего человечества с учетом особого положения наименее развитых стран. В-третьих, в отношении данных территорий осуществляется должная охрана окружающей среды.

Впервые режим общего наследия человечества был предложен в ГА ООН мальтийским послом при ООН А. Пардо в 1967 г. В действующем международном праве он закреплен в ст. 136 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. за Районом (дном морей и океанов и их недрами за пределами национальной юрисдикции); в ст. XI Договора о Луне 1979 г. за Луной и иными небесными телами (но не за всем космическим пространством). Сходный режим возник в отношении Антарктики на основе системы Договора об Антарктике 1959 г.

Несмотря на конвенционное закрепление, данный принцип неоднозначно воспринимается мировым сообществом. Так, наиболее развитые страны, чьи возможности по эксплуатации ресурсов объектов общего наследия человечества ограничиваются этим режимом, не ратифицировали ни договор по Луне, ни Конвенцию ООН 1982 г. в ее первоначальной редакции.

К территориям со смешанным, правовым режимом относят морские пространства, чей режим определяется как международным, так и национальным правом прибрежного государства. В частности, такой режим распространяется на прилежащую зону, континентальный шельф и исключительную экономическую зону, которые согласно Конвенции по морскому праву 1982 г. открыты для всех государств, но прибрежные государства обладают особыми правами в отношении разведки, разработки и сохранения ресурсов данных территорий и имеют право осуществлять юрисдикцию в пределах этих территорий в специально установленных областях.

Исторически выделялись т.н. «ничейные территории» (terra nullius), на которые может распространяться суверенитет какого-либо государства, но которые пока не принадлежат ни одному государству. Современный уровень развития человеческой цивилизации позволил полностью изучить планету, так что «неисследованных» пространств не осталось. В то же время в результате вулканической активности, например, могут возникать новые острова. Тогда на них может распространяться суверенитет какого-либо государства в соответствии с общепринятыми законными способами приобретения территории.


2. Правовой режим Арктики и Антарктики

2.1 Общие положения

Планета Земля имеет два противолежащих региона - полярные области, которые выделяются кажущимся сходством, при значительной разнице с точки зрения физико-географических характеристик и их правового регулирования. Основную часть Арктики составляет океан, а Антарктики - материк. Арктика окружена территориями государств. Антарктика, относится к международным пространствам на основании системы Договора об Антарктике. Иными словами, международно-правовой режим этих районов земного шара складывается в различных направлениях.

2.2 Арктика

В научной литературе приводится много определений Арктики вследствие большого количества критериев, которые необходимо учесть. В наиболее общем плане Арктика (от греч. arktikos - северный) - северная полярная область Земли, включающая окраины материков Евразия и Северная Америка, почти весь Северный Ледовитый океан с островами (кроме прибрежных островов Норвегии), а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов. Южная граница Арктики совпадает с южной границей зоны тундры. Ее площадь - около 27 млн. км2 (иногда южной границей называют Северный полярный круг (66°32" с.ш.) и тогда ее площадь 21 млн. км2). Из них почти половина - площадь морских льдов (около 11 млн. км2 зимой и около 8 млн. км2 летом)

Арктика - место соприкосновения интересов Европы, Азии и Америки. Со времен «холодной» войны как кратчайший путь между двумя супердержавами и до сих пор Северный Ледовитый океан является наиболее милитаризованным пространством, где активно задействованы военные суда и подводные лодки, в том числе атомные. Кроме того, Арктика характеризуется большими запасами нефти, природного газа, каменного угля, никеля, меди, кобальта, платины и других природных ресурсов. Северный Ледовитый океан омывает берега только пяти т.н. «приарктических» государств: России, Канады, США (Аляска), Дании (Гренландия), Норвегии.

Огромную роль в освоении Арктики сыграл проложенный вдоль российской арктической береговой линии Северный морской путь (СМП), длиной 5600 км. Он соединил европейские и дальневосточные порты. Он является главной судоходной магистралью России в Арктике, и в советские времена он был закрыт для международного судоходства. Продолжительность навигации на СМП составляет от 2_до 4 месяцев, однако при помощи ледоколов на отдельных участках она продлевается несколько дольше. В последние годы геополитическое значение СМП возросло в силу ряда факторов. Во-первых, повысился интерес к коммерческому использованию СМП для перевозки грузов между портами Европы и странами Азиатско-тихоокеанского региона. Во-вторых, Россия активно экспортирует нефть и газ, в том числе из северных месторождений, СМП - это дешевый путь к ресурсам российского севера.

Исходя из географического критерия, на Арктику должны распространяться режимы, закрепленные в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В частности, должны быть применимы свободы открытого моря, включая свободу судоходства, рыболовства, исследований. Статьей 234 Конвенции 1982 г. предусматривает возможность особого регулирования районов, большую часть времени покрытых льдом, для обеспечения охраны окружающей среды. Полярные области - экологически очень хрупкий регион. При всей суровости природных условий они играют чрезвычайно важную роль в биосфере, включая определяющее влияние на планетарный климат, глобальные геофизические и биологические процессы. Нефть, попавшая в воды арктических морей, сохраняется там несколько десятков лет ввиду ничтожной скорости ее химического и биологического разложения при низких температурах. Именно защитой окружающей среды арктических районов приарктические государства часто объясняют распространение своей юрисдикции по «секторальному принципу».

Инициатором такого подхода выступила Канада. В 1909 г. правительство Канады, в то время доминиона Британской Америки, официально объявило своей собственностью все земли и острова, как открытые, так и могущие быть открытыми впоследствии, лежащие к западу от Гренландии, между Канадой и Северным полюсом. В 1921 г. Канада объявила, что все земли и острова к северу от канадской континентальной части находятся под ее суверенитетом, а в 1925 г. приняла дополнение к закону о северо-западных территориях, запрещавшее всем иностранным государствам заниматься какой-либо деятельностью в пределах канадских арктических земель и островов без особого на то разрешения канадского правительства. Сегодня Канада распространяет свой суверенитет на земли и острова, расположенные в пределах сектора, вершиной которого является Северный полюс, а сторонами - меридианы 60° и 141° з.д.

Первым документом, определяющим статус земель и островов, прилегающих к арктическому побережью России, стала циркулярная нота МИД Российской империи от 20 сентября 1916 г. о принадлежности России всех земель и островов, составляющих северное продолжение Сибирского материкового плоскогорья.

Советский Союз в Меморандуме народного комиссариата иностранных дел СССР от 4 ноября 1924 г., направленного всем государствам, подтвердил положения ноты 1916 г. Исчерпывающе вопрос Советской приарктической зоны был урегулирован позднее в постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. «Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане». Постановление указывало, что «территорией Союза ССР являются все как открытые, так могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, не составляющие к моменту опубликования настоящего постановления признанной Правительством Союза ССР территории каких-либо иностранных государств, расположенные в Северном Ледовитом океане к северу от побережья Союза ССР до Северного полюса». Принадлежность России этих территорий ныне официально не оспаривается ни одной из арктических стран.

Секторальная теория, которой придерживаются Россия и Канада, не разделяется США и другими европейскими государствами. Попыткой компромисса и явилась ст. 234 Конвенции 1982 г., которая наделила прибрежные государства правами принимать законы и правила по предотвращению загрязнения и сохранению морской среды в покрытых льдами районах шириной не более 200 морских миль. То есть с точки зрения современного международного права линии, обозначающие боковые пределы полярных секторов, не признаются государственными границами. Это значит, что все государства мира имеют равные права на использование природных ресурсов Северного Ледовитого океана в этих секторах. В то же время все более актуальным является вопрос делимитации арктического континентального шельфа. И Россия в 2001 г., и Норвегия в 2006 г., действуя в соответствии с п.8 ст.76 Конвенции по морскому праву, передали в Комиссию по границам континентального шельфа данные о границах своих шельфов за пределами 200 морских миль от исходных линий, претендуя на территорию вплоть до Северного полюса. Однако Комиссия посчитала представленные российскими экспертами материалы не полностью отвечающими ее требованиям и предложила дополнить новыми данными.

Таким образом, правовой режим Арктики достаточно сложен. С одной стороны, как на часть мирового океана на Северный Ледовитый океан распространяются соответствующие международно-правовые положения, включая Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., Чикагскую конвенцию о гражданской авиации 1944 г., Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах 1963 г. и пр.

С другой стороны, важное значение имеют особенности практики приполярных государств, которые оставляют за собой право придерживаться традиций, сложившихся в процессе освоения Арктики каждой из этих стран, нашедших отражение в национальных правовых нормах. В отсутствие универсального или регионального договора, определяющего международно-правовой режим Арктики, несмотря на существование большого количества иных международных договоров, имеющих непосредственное отношение, в том числе к предотвращению загрязнения морской среды (их около 80), о сложившейся системе международно-правового регулирования Арктического региона говорить рано.

Весьма важным шагом в развитии судоходства в водах Арктики стало принятие в 2002 г. Международной морской организацией рекомендательного Руководства по эксплуатации судов в арктических водах, покрытых льдом (Арктического руководства), направленного на обеспечение безопасности судоходства и предотвращения загрязнения в результате деятельности судов в полярных водах.

В 1996 г. в Оттаве была подписана Декларация об учреждении Арктического Совета - новой региональной международной организации, куда вошли 8 арктических государств (Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия, Швеция). Среди целей Арктического Совета:

Осуществление сотрудничества, координации и взаимодействия арктических государств при активном участии коренных народов Севера и других жителей Арктики по общеарктическим вопросам;

Контроль и координация выполнения экологических программ;

Разработка, координация и контроль выполнения программ устойчивого развития;

Распространение информации, поощрение интереса и образовательных инициатив по вопросам, связанным с Арктикой. Арктический Совет не будет заниматься проблемами военной безопасности и демилитаризации Арктики.

Особенностью структуры Арктического Совета является включение в нее в статусе «постоянных участников» представителей неправительственных организаций коренных народов Севера.

В мае 2008 г. министры иностранных дел пяти приарктических государств - Дании, России, Норвегии, США и Канады - на встрече в г. Иллулисат приняли Декларацию, в которой еще раз подтвердили приверженность сторон существующим договорам и правилам, включая Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., которые регламентируют поведение в регионе, и подчеркнули, что «нет необходимости установления специально правового режима» для Северного Ледовитого океана. Приарктические государства подчеркнули свою особую ответственность и способность обеспечивать эффективные механизмы мониторинга и защиты морской экологии, безопасности судоходства на основе национального законодательства и международных норм.

Арктика как наследие «холодной» войны - милитаризованное и нуклеаризованное ставит целый комплекс сложных политических, правовых и экономических вопросов. Для их решения необходим поиск взаимоприемлемого компромисса между интересами приарктических государств и всего мирового сообщества, что, как показывает практика, непросто.

2.3 Антарктика

Антарктида - материк в центре Антарктики, общей площадью 13975 тыс. км (включая шельфовые ледники и острова), причем свыше 99 % территории покрыто льдом. Антарктика - южная полярная область земного шара, включающая помимо Антарктиды, прилегающие к ней участки Атлантического, Индийского и Тихого океанов с морями, а также лежащие в субантарктических водах острова: Юж. Георгия, Юж. Сандвичевы, Юж. Оркнейские, Юж. Шетлендские и др. Граница Антарктики проходит в пределах 48-60 ю.ш.

Антарктида - единственный земной материк, на котором отсутствует постоянное население, что объясняется климатическими особенностями: в восточной Антарктиде находится полюс холода Земли, где была зарегистрирована самая низкая на планете температура: -89,2 °С. Средние температуры зимних месяцев от -60 до -70 °С, летних от -30 до -50 °С, на побережье зимой от -8 до -35 "С, летом 0-5 °С.

Антарктида была открыта 28 января 1820 г. российской экспедицией под руководством Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева. Предположительно первый флаг своей державы установил француз, Дюмон-д"Юрвиль. Первыми, 24 января 1895 г., на землю материка вступили капитан норвежского промыслового судна «Антарктик» Кристенсен и пассажир этого судна, преподаватель естественных наук Карлстен Борхгрёвинк, который собрал образцы минералов, увидел и описал антарктический лишайник. То есть чуть более 100 лет назад данного материка для человечества не существовало.

Первая половина XX в. была посвящена изучению побережья и внутренних областей материка. В декабре 1911 г. экспедиция норвежца Р. Амундсена и через месяц, в январе 1912 г. экспедиция британца Р. Скотта достигли Южного полюса. Первый полет самолета над Антарктидой совершил в 1928 г. американский полярный исследователь, адмирал Р. Бэрд. В ноябре 1929 г. он на самолете достиг Южного полюса. В 1928-1947 гг. под его руководством было осуществлено четыре крупные экспедиции в Антарктику (в самой крупной, четвертой экспедиции, принимало участие свыше 4 тыс. человек), проведены сейсмологические, геологические и другие исследования, подтверждено наличие в Антарктиде крупных месторождений каменного угля.

В 40-50-е гг. XX в. начинали создаваться научные базы и станции для проведения регулярных исследований прибрежных районов. Особый вклад в этот процесс внес Международный геофизический год (1957-1958 гг.), когда на побережье, ледниковом щите и островах были основаны около 60 баз и станций, принадлежащих 11 государствам. На 1991 г. в Антарктике работало 48 станций. На круглогодичных антарктических станциях живут и работают от 1000 до 4000 человек. На континенте действуют свои радио- и телестанция для американских полярников. В последние годы континент стал объектом туризма.

Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 31 августа 2006 г. № 1104 утверждена Государственная целевая программа «Мониторинг полярных районов Земли и обеспечение деятельности арктических и антарктических экспедиций на 2007-2010 гг. и на период до 2015 г.»1, согласно которой будут осуществляться полярные исследования и которая предусматривает создание первой белорусской антарктической станции. Территориальные притязания на Антарктиду начали выдвигаться различными государствами параллельно с исследовательской деятельностью. Претензии были выдвинуты Австралией, Аргентиной, Великобританией, Новой Зеландией, Норвегией, Францией, Чили. Например, Норвегия претендует на территорию, превышающую свою собственную почти в десять раз, включая остров Петра I, открытый экспедицией Беллинсгаузена-Лазарева. Австралия считает своей почти половину Антарктиды, куда вклинивается «французская» Земля Адели. Чили и Аргентина претендуют практически на одну и ту же территорию - Антарктический полуостров, который они по-разному называют.

Международный геофизический год показал плодотворность совместного исследования Антарктики и, основываясь на этом опыте, США предложили созвать конференцию для принятия Договора об Антарктике. Конференция прошла в Вашингтоне с 15 октября по 1 декабря 1959 г. Закончилась она подписанием бессрочного Договора об Антарктике, который вступил в силу в 1961 г. Данный договор первоначально подписали 12 государств: Аргентина, Австралия, Бельгия, Чили, Франция, Япония, Новая Зеландия, Норвегия, Южно-Африканский Союз, СССР, Великобритания и США. На 1 января 2008 г. в нем участвовали 46 государств, включая соседей Беларуси: Россию, Украину и Польшу. Беларусь присоединилась к Договору об Антарктике 27 декабря 2006 г.

Договор распространяется на район южнее 60-й параллели ю.ш., включая все шельфовые ледники. Согласно Договору Антарктика демилитаризируется, т.е. используется только в мирных целях. Запрещаются, в частности, любые мероприятия военного характера, такие как создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, а также испытания любых видов оружия, включая ядерное. При этом для невоенных целей допускается использование военного персонала или оснащения. Помимо демилитаризации и нейтрализации Антарктики, она объявлена безъядерной зоной, т.е. в Антарктике запрещены любые ядерные взрывы и уничтожение в этом районе радиоактивных материалов.

Режим Антарктики базируется на принципе свободы научных исследований и сотрудничестве в этих целях. В частности, государства обязуются производить обмен:

1) информацией относительно планов научных работ в Антарктике с тем, чтобы обеспечить максимальную экономию

средств и эффективность работ;

2) научным персоналом в Антарктике между экспедициями и станциями;

3) данными и результатами научных наблюдений в Антарктике и обеспечивать свободный доступ к ним.

В сущности, договор объявляет Антарктику международной научной лабораторией.

Достаточно оригинально была решена проблема территориальных претензий. Согласно ст. IV Договора его положения не должны толковаться как:

«а) отказ любой из Договаривающихся Сторон от ранее заявленных прав или претензий на территориальный суверенитет в Антарктике;

b) отказ любой из Договаривающихся Сторон от любой основы для претензии на территориальный суверенитет в Антарктике или сокращение этой основы, которую она может иметь в результате ее деятельности или деятельности ее граждан в Антарктике или по другим причинам;

c) наносящее ущерб позиции любой из Договаривающихся Сторон в отношении признания или непризнания ею права или претензии, или основы для претензии любого другого государства на территориальный суверенитет в Антарктике.

2. Никакие действия или деятельность, имеющие место, пока настоящий Договор находится в силе, не образуют основы для заявления, поддержания или отрицания какой-либо претензии на территориальный суверенитет в Антарктике и не создают никаких прав суверенитета в Антарктике. Никакая новая претензия или расширение существующей претензии на территориальный суверенитет в Антарктике не заявляются, пока настоящий Договор находится в силе».

То есть существовавшие на 1959 г. территориальные претензии «замораживаются», а вся последующая деятельность на основе данного договора не может быть основанием для новых претензий.

Для контроля соблюдения положений Договора предусматривается возможность инспекций. Наблюдатели, проводящие инспекцию, должны быть гражданами назначающих их государств, их фамилии сообщаются каждому государству-участнику. Назначенные таким образом наблюдатели имеют полную свободу доступа в любое время в любой или все районы Антарктики, включая все станции, установки и оборудование в этих районах, а также все морские и воздушные суда в пунктах разгрузки и погрузки груза или персонала в Антарктике. Кроме того, инспекция может проводиться с воздуха.


Государства заранее уведомляют друг друга обо всех:

а) экспедициях в Антарктику или в пределах Антарктики, совершаемых ее судами или гражданами, и всех экспедициях в Антарктику, организуемых на ее территории или направляющихся с ее территории;

б) станциях в Антарктике, занимаемых ее гражданами;

в) о любом военном персонале или оснащении, предназначенном для направления в Антарктику.

На основании договора действуют так называемые Консультативные совещания, предназначенные для обмена информацией, взаимных консультаций по вопросам Антарктики, а. также разработки, рассмотрения и рекомендации своим правительствам мер, содействующих осуществлению принципов и целей Договора. Участие в Консультативных совещаниях могут принимать только представители тех присоединившихся к Договору государств, которые проявляют свою заинтересованность в Антарктике проведением там существенной научно-исследовательской деятельности, такой как создание научной станции или посылка научной экспедиции. С 1 сентября 2004 г. в Буэнос-Айресе (Аргентина) начал действовать Секретариат Договора по Антарктике.

Своими рекомендациями и решениями Консультативные совещания способствуют дальнейшему развитию положений Договора. Именно в рамках совещаний были разработаны и приняты Конвенция о сохранении тюленей Антарктики 1972 г. и Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 г.

С развитием технологии стала достижимой возможность промышленной разработки природных ресурсов Антарктики. Попытка развитых государств в 1988 г. изменить режим освоения недр Антарктики принятием Конвенции по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики вызвала мощную волну протестов и в 1991 г. был принят Протокол об охране окружающей среды, который ввел 50-летний мораторий на любую практическую деятельность, связанную с разработкой минеральных ресурсов в Антарктике. Соответственно сегодня действует т.н. система Договора об Антарктике, куда входят все соглашения и обусловленные ими механизмы сотрудничества, регулирующие правовой режим Антарктики.


Список использованных источников

правовой режим арктика

1. Голицын, В.В. Антарктика: международно-правовой режим / B.B. Голицын. - М., 1983.

2. Клименко, Б.М. Общее наследие человечества (международно-правовые вопросы) / Б.М. Клименко. - М., 1989.

3. Лукин, В.В. Система Договора об Антарктике: правовые акты, комментарии / В.В. Лукин, В.Д. Клоков, В.Н. Помелов. - СПб., 2002.

4. Международное публичное право. Общая часть: учеб. Пособие / Ю.П. Бровка [и др.]; под ред. Ю.П. Бровки, Ю.А. Лепешкова, Л.В. Павловой. / Минск: Амалфея, 2010. - 496 с.

5. Голицын, В.В. Антарктика: тенденции развития режима / В.В. Голицын. - М., 1989.

6. Трофимов, В.Н. Правовой статус Антарктики / В.Н. Трофимов. - М„ 1990.

7. Барсегов, Ю.Г. Территория в международном праве / Ю.Г. Барсегов. - М., 1958.

8. Васильева Л.А. Международное публичное право: курс интенсивной подготовки / Л.А. Васильева, О.А. Бакиновская. – Минск: ТетраСистем, 2009. – 256 с.