Уголовная политика россии. Современная уголовная политика россии Современные тенденции российской уголовной политики

26.05.2020 Автокредит

Статистика двух последних десятилетий свидетельствует о катастрофической ситуации, сложившейся в России, подтверждением чего является наличие огромного количества лиц, осужденных за преступления различной тяжести, в том числе отбывших наказание в виде лишения свободы. Так, по данным Федеральной службы исполнения наказания следует, что по состоянию на 1 июля 2009 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 887,0 тыс. человек (в том числе в исправительных колониях - 735,2 тыс., в следственных изоляторах - 144,5 тыс., в воспитательных колониях для несовершеннолетних - 7,3 тыс. человек) Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы Российской Федерации. URL: http://www.fsin.su/ main.phtml?cid=6.

Число лиц, привлеченных к уголовной ответственности, достигло критической черты. За период протяженностью 16 лет (с 1992 по 2007 г.) в стране осуждены свыше 15 млн. человек. Больше чем каждый десятый из 140-миллионного населения. Почти по миллиону человек в год. Из них лишены свободы более 5 млн. человек. Даже в неустроенные годы, предшествовавшие рождению современной России (с 1987 по 1991 г.) были осуждены 2,5 млн. человек. Получается, что среднегодовая судимость в советский период была почти в два раза меньше. Общество насыщается людьми, имеющими судимость: 15 млн. человек - это четверть взрослого мужского населения. Ежегодно из колоний и других мест изоляции освобождается в среднем 600 тыс. человек, прошедших школу «тюремного воспитания». С учетом освобожденных из мест заключения в советские годы таких сейчас в стране около 8 млн. человек Радченко В.И. Хорошо сидим // Рос. газ. 2008. 2 сент.

Приведенные цифры свидетельствуют о том, что количество заключенных в местах лишения свободы очень огромно, хотя в последние годы наблюдается устойчивая тенденция их сокращения.

Тем не менее, по числу заключенных в царской России, в сравнении с современной Россией, их было меньше в десятки раз.

Некоторые ученые связывают увеличение осужденных с принятием УК РФ в 1996 г. и вступлением его в силу с 1 января 1997 г. Так, по мнению Н.А. Колоколова, «к 1 января 1997 года россияне получили самый суровый в их истории Уголовный кодекс, правда, острие этого грозного инструмента было

заточено преимущественно против мелких воришек… Что делать с осужденными, количество которых в отдельные годы превышало миллион человек, в руководстве страны не знали. Однако выйти из искусственно созданного правоприменительного тупика удалось лишь после 8 декабря 2003 года путем исключения целого ряда явно надуманных квалифицирующих признаков, наличие которых в действиях мелких правонарушителей превращало их в социально опасных монстров» Дарымова Ю. Уголовная политика на «ручном управлении» [Интервью с Н.А. Колоколовым] // Юрид. газ. 2011. № 15. С. 6-7..2.2. Основные этапы изменения уголовного законаВ юридической печати авторы выделяют три основных этапа инвентаризации уголовного законодательства, которые сопровождались изменением УК РФ.

Первое существенное изменение уголовного законодательства произошло 8 декабря 2003 г. с принятием закона «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» Федеральный закон от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Рос. газ. № 252. 2003. 16 дек.. По мнению профессора Т.В. Кленовой, этим Законом расширены возможности применения штрафа, самого мягкого наказания, как это следует из ст. 44 УК РФ. Увеличено число преступлений, где штраф определен альтернативным лишению свободы наказанием. Тем самым в неравном положении оказываются материально состоятельные лица, которым с учетом их платежеспособности за совершенное преступление может быть назначен штраф (ч. 3 ст. 46 УК РФ), и бедные люди, которым по правилам альтернативной санкции за аналогичное преступление будет назначено наказание в виде лишения свободы. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. из системы наказаний исключена конфискация имущества. Соответственно тот, кто имеет значительный частный капитал, в случае осуждения за преступление избегает больших материальных потерь, с которыми была связана конфискация имущества Кленова Т.В. Проблема равенства в уголовном праве // Рос. судья. 2011. № 7. С. 34-37.. Вместе с тем мы полагаем, что в целом введение штрафов предоставило судьям при определении вида наказания применять штраф и не отказываться от применения лишения свободы, то есть расширило возможности назначения наказания, не связанного с лишением свободы.

Кроме отмеченных нововведений, был исключен институт неоднократности, который позволял (при определенных основаниях обязывал) при повторном малозначительном деянии признавать лицо рецидивистом, что в свою очередь вынуждало суд назначать более строгое наказание, как правило, лишение свободы.

Второй этап связывается с принятием Федерального закона № 26-ФЗ от 7 марта 2012 г. Всего изменению подверглись санкции 68 статей Особенной части УК, предусматривавших нижнюю границу наказания в виде лишения свободы, и санкции 118 статей, в которых устанавливалась минимальная граница наказуемости в виде ареста и исправительных работ. Также, в качестве основного наказания в санкции 11 статей введен штраф, а в 12 статьях санкции дополнены альтернативным основному наказанием в виде исправительных работ Кибальник А. К чему приведет «гуманизация» уголовного законодательства? // Законность. 2011. № 9. С. 22-25.. Такое исключение минимальных пределов санкций в статьях позволяло назначать минимальное наказание в виде лишения свободы. Кроме этого, устранение минимума в санкции статьи привело к снижению так называемой средней величины санкции статьи, что в свою очередь направлено на снижение сроков лишения свободы, которые определялись в судебных приговорах.

Третий этап выражен в принятии Федерального закона № 420 от 7 декабря 2011 г. На основании этого правового акта в УК изменился институт категорий преступления: введен новый вид уголовного наказания - принудительные работы; исключен перечень отдельных составов преступления с переводом их в разряд административных правонарушений; введены новые виды отсрочки наказания; санкции многих статей изменены либо дополнены таким видом наказания, как принудительные работы и т.д.

Перечисленные изменения уголовного закона являются отображением основных направлений уголовной политики современного российского государства, к которым относятся такие процессы, как: 1) криминализация, 2) декриминализация, 3) гуманизация, 4) либерализация.

Криминализация - признание деяния уголовно наказуемым и придание ему общественной опасности под угрозой применения уголовного наказания.

А.В. Наумов понимает под «основанием криминализации <…> существование общественно опасного поведения, требующего уголовно-правового запрета. Основанием криминализации (как и декриминализации) деяний является переоценка степени их общественной опасности» Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. М., 1997. С. 124.. В качестве примера криминализации можно отметить, например, установление и усиление уголовной ответственности за ряд преступлений террористического характера, сексуальные преступления, педофилию, нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть, установление уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве и т.д.

Декриминализация - процесс, обратный криминализации, состоит в исключении уголовной ответственности и наказания за деяния, ранее признаваемые как общественно опасные, преступные. Отметим, что, как правило, декриминализация выражается в исключении той или иной статьи из Уголовного кодекса. Однако так бывает не всегда. Например, ст. 152 УК РФ «Торговля несовершеннолетними» исключена из текста УК на основании Федерального закона № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г. Одновременно с этим в гл. 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» была введена новая ст. 127.1 УК РФ «Торговля людьми», которая включает в себя при квалификации и торговлю несовершеннолетними. В этой связи следует говорить не о декриминализации, так как состав преступления «перекочевал» из одной статьи в другую, а о дифференциации уголовного закона.

Кроме этого, декриминализация может осуществляться в двух формах: исключение уголовной наказуемости деяния сопровождается либо признанием такого поведения правомерным, непорицаемым, либо переводом его в разряд административного правонарушения, дисциплинарного проступка или гражданско-правового деликта.

Примером декриминализации могут рассматриваться такие исключенные из текста УК составы, как: клевета и оскорбление личности; клевета и оскорбление участников суда; контрабанда; основные составы (без отягчающих обстоятельств) нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина, а также причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения и др. уголовный политика криминализация

Гуманизация (от латинского humanus - человеческий, человечный) - выделение оснований и условий применения более мягкого уголовного наказания (освобождения от него) при наличии определенных условий и обстоятельств совершения преступления, учет личности виновного лица. Изменение уголовно-правовых норм может выражаться также в дифференциации, то есть в уточнении объективных или субъективных признаков уже существующей нормы в УК РФ.

Гуманизация уголовного закона является отображением в целом протекающих в общественной жизни социальных процессов. Не все ученые пишут хвалебные строки по поводу процесса гуманизации уголовного законодательства в том виде, какой он сейчас имеет. Другие справедливо видят в подобном направлении уголовной политики целесообразное поступательное движение. Так, например, О.П. Сауляк, позитивно оценивая изменение уголовной политики, пишет: «Гуманизация системы наказания за преступления небольшой и средней тяжести, видимо, должна стать одним из ключевых направлений модернизации уголовно-правовой политики Российского государства» Сауляк О.П. О гуманизации уголовно-правовой политики в части назначения наказания за преступления небольшой и средней тяжести // Общество и право. 2009. № 4. С. 116 - 118.. Мы согласны с мнением С. Борсученко, справедливо отмечающего, что «логика гуманизации уголовного наказания строится на том, что при всей тяжести вины осужденного нельзя забывать, что это гражданин государства, а цель наказания не месть и кара, а воспитание и исправление. Осужденные только на определенное время теряют право на свободу и ограничиваются в других правах в соответствии с законодательством государства. Пройдет время, и человек вновь обретет свободу. Но каким он вернется и что принесет с собой?»Борсученко С. Лишение свободы, но не веры // ЭЖ-Юрист. 2011. № 41. С. 10..

В подтверждение гуманизации уголовного закона можно привести, например, исключение нижних пределов санкций или введение альтернативных лишению свободы видов наказания в более чем 180 составах преступления, установление кратности штрафов за взяточничество и др.

Либерализация (от французского liberalisation - касающийся свободы, свободный) - процесс изменения действующего уголовного законодательства, выражающийся в установлении системы средств и правил назначения наказания, не связанного с лишением свободы, в улучшении положения виновного лица при назначении наказания (выбор его видов), в ослаблении уголовной репрессии при назначении наказания и условий его отбывания. При либерализации бремя уголовной ответственности остается, но предлагаются альтернативы лишению свободы. Исходя из содержания термина «либерализация» следует, что этот процесс тесно связан с категорией свободы личности, и интерпретация этого понятия в сфере уголовного права позволяет сделать вывод о том, что как самостоятельное направление уголовной политики оно выражается в расширении видов уголовного наказания, не связанных с лишением свободы человека и введении новых, дополнительных способов замены лишения свободы, отсрочки, прекращения уголовного преследования и наказания по отдельным категориям составов преступления (налоговые, экономические и т.п.).

Процесс либерализации, например, по мнению А.Кибальника, может иметь место, когда «несколько изменены основания отмены испытательного срока при условном осуждении и применения условно-досрочного освобождения. Однако основной акцент такого рода «либерализации» сделан на устранении нижнего предела санкций в виде лишения свободы, ареста и исправительных работ» Кибальник А. К чему приведет «гуманизация» уголовного законодательства? // Законность. 2011. № 9. С. 22-25..

Такие условия позволяют суду при назначении наказания не лишать подсудимого свободы и исследовать вопрос о применении наказания, не связанного с его последующей изоляцией от общества.

Вместе с тем, некоторые авторы, по нашему мнению необоснованно, совмещают понятия «либерализация» и «декриминализация». Так, например, Г.А. Русанов утверждает: «Не так давно в России на государственном уровне была провозглашена политика либерализации уголовного законодательства в

экономической сфере, заключающаяся в двух основных аспектах: декриминализация целого ряда составов экономических преступлений и снижение наказания за экономические преступления». То есть автор дает определение либерализации через другой термин - «декриминализация». Позволим себе не согласиться с подобными доводами. Либерализация и декриминализация уголовного закона - два отдельных, самостоятельных и отличающихся друг от друга направления уголовной политики, имеющие свои особенности и специфику содержательной стороны процесса изменения уголовного закона. Если декриминализация отменяет преступность и наказуемость того или иного деяния, признаваемого прежде преступлением, то либерализация предполагает смягчение процесса отбывания уголовного наказания осужденным, признанным виновным в совершенном им преступлении.

В качестве иллюстрации этого направления укажем, например, введение запрета назначения наказания в виде лишения свободы в случае, если преступление совершено впервые, небольшой тяжести и отсутствуют отягчающие обстоятельства; установление новых видов наказания (принудительные работы) и отсрочки (отсрочка лицам, признанным нуждающимися в лечении от наркомании), прекращение уголовного судопроизводства по ряду налоговых и экономических преступлений; уточнение процедуры применения домашнего ареста как меры пресечения; ориентирование правоохранительных органов чаще применять залог как меру уголовно-процессуального пресечения; дополнение оснований прекращения производства по уголовному делу по ряду налоговых и экономических преступлений и т.д.

В заключение необходимо отметить появившееся в последнее время уточнение исследуемой терминологии. Уточнение термина выражается в разумности, сбалансированности криминализации и декриминализации, ужесточении уголовного наказания и его смягчения. По мнению С.А. Боголюбова, когда говорится о криминализации и декриминализации, то возникает вопрос о балансе этих подходов, сочетании правоохранительных и предупредительных действий, решении проблем, связанных с судебным контролем за деятельностью правоохранительных органов, органов расследования, о соотношении прокурорского надзора и ведомственного контроля, о понимании принципов, заложенных в Конституции РФ и в УК РФ. Неисполнение судебных актов подрывает авторитет правосудия, влечет обращение граждан в международные организации, в Европейский суд по правам человека Боголюбов С.А. Концепции развития российского законодательства: обсуждение в парламенте // Журн. рос. права. 2011. № 9. С. 107-118.. Такое равновесие, несомненно, будет только способствовать объективному и адекватному применению уголовных репрессий тогда и там, где в них действительно нуждается российское общество и государство.

В последние десятилетия криминологическая ситуация в России характеризуется как крайне тревожная. Об ϶ᴛᴏм свидетельствуют и данные официальной статистики об уровне и структуре зарегистри­рованной преступности, и исследования латентной (скрытой) пре­ступности. По некᴏᴛᴏᴩым оценкам в России в период 90-х годов на одного осужденного приходилось 3-4 зарегистрированных преступ­ления и около 10-20 фактически совершенных деяний.6 Из числа же зарегистрированных преступлений в 1999 г. 47,1% составили кражи; 7,0% - преступления, связанные с незаконным оборотом наркоти­ков; 6,0% - грабежи и разбои; 4,3% - хулиганство; 2,4% - убий­ства, умышленные причинения тяжкого вреда здоровью, изнасило­вания; 0,5% - вымогательства.7 Эти цифры позволяют охаракте­ризовать преступность в России как преимущественно корыстную и корыстно-насильственную, а потому крайне вредоносную. В по­следнее время происходит утяжеление структуры преступности: в 1994 г. по сравнению с 1995 г. на 18,4% возросло число тяжких и особо тяжких преступлений. Негативную тенденцию обнаруживает и динамика преступности. В 1999 г. прирост зарегистрированных преступлений в РФ составил 146% от уровня 1998 г.8 По экспертным

6 Лунев В. В. Указ. соч. С. 126.

ру Там же. С. 4.

7 Преступность и правонарушения (1995-1999) Статистич. сб. М., 2000. С. 10.

оценкам рост преступности будет продолжаться и в дальнейшем. Предполагается, что к 2005 г. число зарегистрированных преступле­ний может составить более 4 млн, причем к ϶ᴛᴏму времени относи­тельно 1995 г. число убийств может возрасти на 37%, случаев при­чинения тяжкого вреда здоровью - на 30%, корыстно-насильст­венных преступлений - на 41%, преступлений, совершенных организованными группами, - на 250-270%.9

В подобных условиях особую актуальность и социальную зна­чимость приобретают разработка и реализация эффективных мер противодействия преступности и преодоления криминальной на­пряженности в обществе, кᴏᴛᴏᴩые осуществляются в рамках уголов­ной политики государства.

Как известно, политика есть взаимодействие людей, групп, на­ций, классов посредством осуществления государственной власти, при ϶ᴛᴏм в случае, когда государство опирается на право в процессе властного регулирования, мы имеем дело с правовой политикой. Го­сударство регулирует все основные сферы жизнедеятельности обще­ства, а поскольку данные сферы теснейшим образом переплетаются и взаимозависят друг от друга, то и регулирующая данные сферы политика представляет собой единое целое. Практически невозможно выделить и обособить какое-либо направление в политике государства, можно исключительно говорить о ее отдельных аспектах. Так, в рамках внутренней политики государства можно выделить социальный аспект, в рамках соцального-правовой, а в нем - уголовно-правовой.

Уголовная политика не может быть противопоставлена другим направлениям единой государственной политики, поскольку стаби­лизация криминогенной обстановки возможна исключительно в результате действия всего комплекса экономических, социальных, идеологиче­ских, воспитательных и правовых мер. При этом, «учитывая объект, на кᴏᴛᴏᴩый призвана воздействовать уголовная политика, и опреде­ляемые ею средства воздействия на преступность, есть все основа-ния говорить о ее относительной самостоятельности».

В уголовно-правовой науке понятие уголовной политики опре­деляется различным образом. Так, Н. А. Беляев под уголовной поли-

9 Основы государственной политики борьбы с преступностью в России. Отметим, что теоретическая

модель. М., 1997. С. 19-20.

10 Сенцов А. С. Уголовная ответственность и ее роль в реализации советской уголов­

тикой понимает «направление деятельности государственных и об­щественных органов по охране интересов трудящихся от преступ­ных посягательств путем применения наказания или заменяющих его мер к лицам, их совершившим, а также путем предупреждения преступлений при помощи угрозы применения наказания».11

А. А. Герцензон считает, что уголовная политика, являясь ча­стью общей политики государства, «направляет деятельность орга­нов государственной власти и общественности в борьбе с преступ­лениями и иными общественно опасными поступками, основываясь на точном исполнении законов».12

Л. В. Быкодорова полагает, что «уголовная политика есть науч­но обоснованная политика противодействия преступлениям, осно­ванная на уголовном и смежном с ним законодательстве, реализуе­мая правоохранительными органами в тесном взаимодействии с иными государственными органами и организациями, а также с на­селением, и по ϲʙᴏему содержанию представляющая собой страте­гию и тактику данной деятельности, ее основные направления, принципы и методы».13

Ю. Е. Пермяков определяет уголовную политику как организа­цию человеческих взаимоотношений посредством норм и институ­тов уголовного права. Он утверждает, что субъектом уголовной по­литики будет не государство, а общество, поскольку именно общество формирует сами государственные структуры и определяет направления их деятельности.
Указанный автор не признает объек­том уголовной политики преступность, поскольку преступности, как особой сферы, вне государства, не существует. По мнению Ю. Е. Пермякова только само общество может выступать объектом осуществляемой им политики.14

Оценивая приведенные научные позиции, крайне важно отметить следующее.

Беляев Н. А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986. С. 15.

12 Герцензон А. А. Уголовное право и социология. М., 1970. С. 178.

13 Быкодорова Л. В. Линия законности в уголовной политике и направления дальней­

шего совершенствования уголовного законодательства. Автореф. дис. ... канд. юрид.

наук. Ставрополь, 1999. С. 9.

Пермяков Ю. Е. Введение в основы уголовной политики. Учеб. пос. Самара, 1993. С 7-8.

1. Определение общества в качестве объекта и одновременно субъекта уголовной политики мало что дает для уяснения ее струк­турно-функциональной характеристики, а потому подход, по кото­рому объектом уголовной политики выступает преступность, выгля­дит более предпочтительным. В то же время нецелесообразно включать в содержание объекта уголовной политики антиобщест­венные поступки, поскольку их предупреждение осуществляется в рамках иных направлений государственной политики.

2. Уместно отметить, что оптимальное определение субъекта уголовной политики да­но А. А. Герцензоном, поскольку в нем не акцентируется внимание на том, что таким субъектом выступают правоохранительные орга­ны (органы представительной власти также участвуют в выработке и реализации уголовной политики), а также не упоминаются общест­венные органы, дефиниция кᴏᴛᴏᴩых не ясна.

3. Неоправданно включение в определение уголовной полити­ки указания на то, что она основана на законах (уголовных законах), поскольку политика не только основана на законах, но и сама де­терминирует их появление и содержание.

Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что уголовную политику можно определить как научно обоснованное направление деятельности органов госу­дарственной власти и общественности, состоящее в выработке стратегии и тактики противодействия преступности.

Поскольку уголовная политика будет одним из видов соци­ально значимой деятельности, ее исследование оправданно прово­дить на базе структурно-функционального подхода, предпола­гающего определение объекта, субъекта, содержания и форм ϶ᴛᴏй деятельности. Материал опубликован на http://сайт

Объектом уголовной политики выступает преступность как «от­носительно массовое, исторически изменчивое, социальное, имею­щее уголовно-правовой характер явление классового общества, сла­гающееся из всей совокупности преступлений, совершаемых в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующем государстве в определенный период времени». "5

5 Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С. 173.

Понятие, система и задачи уголовного права

Субъектом з"головной политики выступает в первую очередь го­сударство в лице его федеральных и региональных органов. Прежде всего ϶ᴛᴏ представительные органы власти, устанавливающие нор­мативные основы уголовной политики, затем - органы исполни­тельной власти и судебные органы, непосредственно реализующие нормативные предписания. Исключая выше сказанное, учитывая, что эффектив­ность предупреждения преступлений во многом зависит от общест­венной активности, в реализации уголовной политики задействова­ны и другие организации: комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, благотворительные организации и фонды и др.

Деятельность указанных субъектов осуществляется в несколь­ких направлениях:

быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение ви­

новных и обеспечение правильного применения закона;

правильная квалификация совершенного преступления и на­

значение справедливого наказания;

исполнение наказания и закрепление его положительного ре­

зультата;

предупреждение преступлений.

Исходя из данных направлений, определяется и структура уголов­ной политики государства. Ряд юристов (Н. И. Загородников, Ю. И. Ляпунов)16 выделяют в рамках уголовной политики три ее компонента: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и уго­ловно-исполнительный. Другие ученые (Н. А. Беляев)17, наоборот, считают, что для деления уголовной политики на три ветви нет дос­таточных оснований, поскольку не всякое направление деятельности государства можно назвать политикой. Исключая выше сказанное, Н. А. Беляев пишет, что данные три направления имеют общую цель (ликвидацию преступности), единую сущность (борьба с преступностью мерами уголовно-правового воздействия) и тесную взаимосвязь. Именно такая по­зиция, в принципе, не вызывает возражений (за исключением пред­лагаемого определения цели уголовной политики), учитывая преж­нее утверждение о взаимосвязи всех сфер общественной жизни. При этом вычленение направлений в рамках единой уголовной поли-

16 Загородников Н. И. Советская уголовная политика и деятельность органов внутрен­них дел. Учеб. пос. М., 1979. С. 14; Уголовное право. Общая часть. Учебник/ Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 1997. С. 10

тики целесообразно как для ее теоретического анализа, так и для уяснения ее практической направленности.

В последнее время обсуждается вопрос и о существовании кри­минологической политики. Так, М. М. Бабаев, считая ее самостоя­тельным видом социальной политики, полагает, что она не входит в уголовную,18 Р. Р. Галиакбаров, Ю. Е. Пермяков определяют ее как часть уголовной политики,19 Ю. И. Ляпунов, признавая значение профилактики преступлений, утверждает, что она будет содержа­нием уголовной политики, функцией отраслей права криминального цикла.20 Стоит сказать - полагаем, что в приведенной дискуссии наиболее приемле­мой будет позиция Р. Р. Галиакбарова и Ю. Е. Пермякова, по­скольку, во-первых, появление ряда законов, специализирующихся на предупреждении отдельных видов преступности, свидетельствует о нормативном оформлении ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующей деятельности госу­дарства, а, во-вторых, их вторичный по отношению к уголовному закону уровень позволяет рассматривать эту деятельность как часть более широкой, уголовной, политики.

Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что в структурном отношении уголовная политика представляет собой единство уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной и криминологической политики. Следует признать, что именно уголовно-правовой поли­тике принадлежит ведущая, определяющая роль в деле противодей­ствия преступности. Кстати, эта роль детерминирована в первую очередь содержанием уголовно-правовой политики, кᴏᴛᴏᴩое составляет дея­тельность государства по:

определению принципов, лежащих в основе противодейст­

вия преступности;

выработке основных направлений противодействия преступ­

выработке критериев криминализации деяний;

определению направлений деятельности законодательных

органов по созданию уголовного законодательства.

18 Бабаев М. М. О соотношении уголовной и криминологической политики // Проблемы

социологии уголовного права. М., 1982. С. 12.

19 Галиакбаров Р. Р. Уголовное право. Общая часть. Учебник. Краснодар, 1999. С. 13;

Пермяков Ю. Е. Указ. соч. С. 8.

20 Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова.

Понятие, система и задачи уголовного права

Содержание уголовной политики, ее цели и задачи отражаются в уголовном праве, уголовном законодательстве.

Взаимосвязь уголовной политики и уголовного права будет двусторонней. Правотворчество выступает формой реализации уго­ловной политики, а потому в праве отражаются и в нормативном порядке закрепляются политические идеи противодействия пре­ступности. При всем этом формой реализации уголовной политики выступает правоприменение, следовательно, эта форма реализации политики детерминируется содержанием уголовно-правовых норм.

При оценке соотношения уголовной политики и уголовного права следует учитывать, что право - более устойчивое явление. Уголовная политика чутко реагирует на изменяющиеся социально-экономические условия и потому может меняться даже при относи­тельной стабильности уголовного законодательства. Уголовная по­литика может меняться и в том случае, когда установившаяся прак­тика разрешения уголовно-правовых вопросов не решает задач, поставленных перед уголовным правом. И тогда политика направля­ет применение закона в новое русло либо обосновывает изменение уголовного закона.

При всей ϲʙᴏей подвижности и изменчивости уголовно-правовая (как и уголовная) политика в определенные исторические отрезки времени обладает некᴏᴛᴏᴩыми качественными характеристиками, позволяющими создать ее типологию. В уголовно-правовой науке выделяют три модели уголовной политики:21

модель внесудебного террора (для кᴏᴛᴏᴩой характерен отказ

от уголовного закона и законности в целом в угоду классовым инте­

ресам, пренебрежение принципом субъективного вменения, широ­

кое использование теории опасного состояния и др.);

репрессивную модель (характеризующуюся верховенством

политики над законом, пренебрежительным отношением к правам

человека, сужением сферы судебного усмотрения при допущении

аналогии, опорой на насилие и т. д.);

гуманистическую модель (в рамках кᴏᴛᴏᴩой реализуется все­

стороннее и целостное понимание преступности, признание прав

человека высшей ценностью, забота о ресоциализации осужденных

21 Пермяков Ю. Е. Указ. соч. С. 73-77.

Анализ современного российского уголовного законодательства позволяет утверждать, что оно демонстрирует сущность гуманистической модели уголовной политики, провозглашая задачами Уголовного кодекса охрану «прав и ϲʙᴏбод человека и гражданина, собственно­сти, общественного порядка и общественной безопасности, окру­жающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности чело­вечества» (ч. 1 ст. 2 УК РФ), а также утверждая, что «уголовное за­конодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека» (ч. 1 ст. 7 УК РФ)

Отметим тот факт - что в современной сложной криминогенной обстановке трудно оп­ределить приоритеты уголовной политики государства. Отметим, что тем не ме­нее специальные исследования позволяют в качестве таковых про­возгласить: максимальное обеспечение безопасности личности, прав и ϲʙᴏбод человека и гражданина от преступных посягательств; ак­тивное противодействие организованной преступности; активную борьбу с коррупцией; обеспечение экономической безопасности государства; защиту основ конституционного строя и безопасности государства.22

В целом, государственная политика борьбы с преступностью призвана обеспечить максимально возможное ограничение ϶ᴛᴏго негативного явления, сведение его к такому уровню, при кᴏᴛᴏᴩом преступность перестанет быть угрозой национальной безопасности, способной подорвать устои жизни общества, повернуть его развитие вспять.23 Цель такой политики заключается в том, ɥᴛᴏбы на основе четко­го определения приоритетов и путей борьбы с преступностью в ус­ловиях планомерного наращивания усилий не только государства, но и всех здоровых сил общества, совершенствования законодатель­ства, организации, средств и методов предупреждения и раскрытия преступлений, всей деятельности уголовной юстиции обеспечить активное, наступательное противодействие преступности и добиться перелома криминальной ситуации.

Достижению указанной цели должны способствовать меры, на­правленные на:

Понятие, система и задачи уголовного права

создание атмосферы общественной нетерпимости к преступ­

минимизацию действия криминогенных факторов, постепен­

ное устранение некᴏᴛᴏᴩых из них из жизни общества;

пресечение сращивания криминальных и властных структур,

дальнейшего распространения и консолидации организованной и

других наиболее опасных форм проявления преступности;

недопущение вовлечения в нее новых социальных групп, вы­

теснение преступности из некᴏᴛᴏᴩых сфер социальной жизни, в пер­

вую очередь ограничение ее в подростковой среде;

снижение уровня коррупции и криминализации экономики;

создание надежных заслонов эскалации криминального на­

Решению поставленных задач в ряду прочих мер должно спо­собствовать совершенствование отечественного уголовного законо­дательства и права.

Ключевые слова

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА / ПРАВОВЫЕ РЕФОРМЫ / КОЛЛИЗИИ ПРАВОВЫХ НОРМ / УРОВЕНЬ ПРЕСТУПНОСТИ / СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / POLICY OF LAW / LAW REFORM / CONFLICTS OF LAWS / CRIME RATE / LEGISLATIVE DEVELOPMENT

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы - Полищук Николай Иванович

В статье исследуются вопросы состояния уголовно-правовой политики Российской Федерации сквозь призму действующего уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. По мнению автора статьи, существенное влияние на формирование уголовно-правовой политики оказывают внешнеполитические и международно-правовые факторы, отражающие мощные процессы переустройства мирового порядка в современной цивилизации. Автор работы считает, что различные реформы, направленные на повышение эффективности законодательства в уголовно-правовой сфере, приводят к повышению законности и правопорядка в стране, вместе с тем, существует целый ряд сложностей, существенно влияющих на положение дел в уголовно-правовой политике государства. Эффективность всей правоприменительной деятельности напрямую зависит от качества исполнительного производства. Автор статьи высказывает мнение о положительных и отрицательных аспектах современной пенитенциарной политики нашего государства, описывает основные причины не исполнения разных видов уголовных наказаний. Он считает, что прежде чем приступать к разработке и принятию новых нормативных правовых актов в уголовно-правовой сфере, необходимо выработать национальную доктрину (концепцию) борьбы с преступностью, которая объединила бы в себе все основные направления этой деятельности и стала основой уголовно-правовой политики России.

Похожие темы научных работ по праву, автор научной работы - Полищук Николай Иванович

  • Прокурорский надзор важное средство защиты прав человека и гражданина

    2015 / Коробейников Борис Васильевич
  • О роли прокурора в досудебных стадиях

    2019 / Алимпьев М.А., Горюнов В.Е.
  • Реабилитация и прокурорский надзор: проблемы уголовно-процессуального регулирования

    2009 / Рутковский Вячеслав Викторович
  • Процессуальное положение прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства

    2012 / Зеленина Ольга Александровна
  • Правовые связи надзорного типа в уголовно-процессуальных правоотношениях с участием прокурора

    2017 / Макаренко Максим Анатольевич
  • Административно-правовой механизм обеспечения законности в сфере экологии

    2016 / Мелехин Александр Владимирович
  • К вопросу о соотношении процессуальных полномочий прокурора и руководителя следственного органа

    2016 / Исламова Эльнара Рафисовна
  • К вопросу об осуществлении прокуратурой уголовного преследования

    2011 / Стрельников Владилен Владимирович
  • О роли прокуратуры в сфере досудебного производства в современных условиях реформирования правоохранительной системы

    2014 / Михальчук Юлия Павловна
  • Защита прав граждан в стадии возбуждения уголовного дела посредством проведения прокурором проверок

    2017 / Богатова Екатерина Владимировна, Грачёва Ольга Алексеевна

Modern criminal and legal policy of the country and its defects

Questions of state penal policy of the Russian Federation in the light of the existing criminal law, criminal procedure and penal enforcement iare nvestigated in the article. According to the author, this is foreign policy and international legal factors that reflect the powerful processes of reorganization of the world order in the modern civilization, which has a significant impact on the formation of penal policy. The author believes that the various reforms that are aimed at improving the effectiveness of legislation in the criminal justice field, lead to an increase in the rule of law in Russia, at the same time, quite a number of challenges, which significantly affect the situation in the criminal law policy state, does exist. The effectiveness of the enforcement depends on the quality of penitentiary conduct. The author expresses an opinion about the positive and negative aspects of modern penal policy of Russia, describes the main causes of omission to conduct different types of criminal penalties. He believes that, before embarking on the development and adoption of new regulations in the criminal field, it is necessary to develop a certain Russian doctrine (a concept) of the fight against crime, which would bring in all the main areas of this activity and thus become the basis of the Russian criminal law policy.

Текст научной работы на тему «Тенденции современной уголовно-правовой политики государства»

УДК 340.1; 343.2

полищук Николай Иванович

доктор юридических наук, профессор Академия Федеральной службы исполнения наказаний, г. Москва

[email protected]

тенденции современной уголовно-правовой политики государства

В статье исследуются вопросы состояния уголовно-правовой политики Российской Федерации сквозь призму действующего уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. По мнению автора статьи, существенное влияние на формирование уголовно-правовой политики оказывают внешнеполитические и международно-правовые факторы, отражающие мощные процессы переустройства мирового порядка в современной цивилизации. Автор работы считает, что различные реформы, направленные на повышение эффективности законодательства в уголовно-правовой сфере, приводят к повышению законности и правопорядка в стране, вместе с тем, существует целый ряд сложностей, существенно влияющих на положение дел в уголовно-правовой политике государства.

Эффективность всей правоприменительной деятельности напрямую зависит от качества исполнительного производства. Автор статьи высказывает мнение о положительных и отрицательных аспектах современной пенитенциарной политики нашего государства, описывает основные причины не исполнения разных видов уголовных наказаний. Он считает, что прежде чем приступать к разработке и принятию новых нормативных правовых актов в уголовно-правовой сфере, необходимо выработать национальную доктрину (концепцию) борьбы с преступностью, которая объединила бы в себе все основные направления этой деятельности и стала основой уголовно-правовой политики России.

Ключевые слова: правовая политика, правовые реформы, коллизии правовых норм, уровень преступности, совершенствование законодательства.

Как известно, в настоящее время в стране реализуется целый комплекс реформ, направленных на совершенствование и развитие национальной правовой системы. Современная уголовно-правовая политика, как и политика вообще, характеризуется научно обоснованной, системно-последовательной деятельностью органов государственной власти по формированию эффективного механизма правового регулирования общественных отношений. Главенствующим признаком данной деятельности является наличие определенной системы целей, призванных реально отражать перспективу правовой, социальной, экономической, духовной, нравственной и иной жизни общества.

По мнению А.В. Малько, в процессе формирования правовой политики определяются те основополагающие виды общественных отношений, которые в первую очередь нуждаются в правовом регулировании. При этом необходимо помнить, что ее цели должны учитывать реальные потребности и интересы участников общественных отношений. В противном случае они будут оторваны от жизни, заведомо не соответствовать объективным стремлениям субъектов, а потому будут заранее нереальны и, кроме того, станут препятствовать продуктивной работе механизма правового регулирования . Таким образом, обеспечение максимального соответствия целей правовой политики общественным потребностям и интересам является ее основной задачей.

Накопившиеся проблемы и кризисные явления в развитии российского общества предопределили приоритетные направления уголовно-правовой политики. Существенное влияние на ее формирование оказывают внешнеполитические и между-

народно-правовые факторы, отражающие мощные процессы переустройства мирового порядка в современной цивилизации, возрастает понимание и осознание общности судьбы человечества.

Следует отметить, что важнейшее свойство уголовно-правовой политики заключается в ее государственно-волевом характере и властно-императивном содержании. Следовательно, при ее совершенствовании необходимо изначально четко определять основополагающие принципы, цели, задачи и приоритеты. Иначе уже на стадии принятия нормативных правовых актов мы будем обрекать их на бессодержательность и низкую эффективность. Как правило, такие документы страдают внутренней противоречивостью, коллизиционно-стью, пробельностью, в них вносится масса поправок, изменений, дополнений и т. д.

Так, для согласованной работы Уголовного кодекса Российской Федерации, вступившего в законную силу в 1997 г. с иными нормативными актами, было принято более 100 федеральных законов. В изначально содержащиеся в нем 360 статей было внесено свыше 700 поправок. На сегодняшний день из первоначального числа статей в Уголовном кодексе остались неизменными всего 18.

Для сравнения: в Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. за 36 лет действия было внесено 87 малозначительных изменений и дополнений.

Аналогичная ситуация происходит и с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, вступившим в силу в 2002 г. Для его коррекции уже было принято более 130 федеральных законов, которыми в действующие нормы вносятся многочисленные изменения и дополнения. Например, редакция ст. 237 УПК РФ «Возвращение уголовного дела прокурору» изменялась пятью

© Полищук Н.И., 2015

федеральными законами. Однако даже после этого в июле 2013 г. Конституционный Суд Российской Федерации признал положения части первой данной нормы не соответствующими Основному Закону нашей страны1.

Уголовно-правовая политика в своей структуре имеет ряд направлений, в которых формируется и раскрывается ее суть. Ее основу составляет Уголовный кодекс, который задает вектор развития всему уголовному законодательству страны. Именно в нем государство провозглашает, какое деяние считается общественно опасным и какое наказание следует за него назначить. О несовершенстве уголовно-правовых норм и существующих проблемах в данной отрасли права свидетельствуют не только многочисленные изменения, которым подвергался Уголовный кодекс с момента его вступления в законную силу, но и огромное количество обращений в Конституционный Суд Российской Федерации. Так, в 2012 г. из 18745 обращений около 6 тысяч (5990) касалось вопросов конституционности норм уголовного права и процесса. К сожалению, не способствовали его качественному улучшению и последние правовые новеллы наших законодателей, поскольку постоянные видоизменения неизбежно приводят к утрате системности нормативного правового акта, нарушают его структурированность, порождают внутренние и внешние правовые к коллизии и т. д.

Наиболее важное место в уголовно-правовой политике государства занимает уголовно-процессуальная политика, так как уголовный процесс представляет собой очень сложную, специфическую отрасль права, которая по форме является вторичной (надстроечной), над первичной (базисной), уголовно-правовой, а по сути выступает «прародительницей» материальных уголовно-правовых отношений, через которые в дальнейшем и реализуются нормы уголовного права. Специфическим является то обстоятельство, что в уголовно-процессуальном праве нет и не должно быть ни одного действия, совершаемого вне правовых отношений, так как в данном случае не будет самих участников (субъектов), которые могли бы реализовать свои права или исполнять свои обязанности. Только уголовный процесс способен юридически закрепить возникновение, изменение и прекращение материальных уголовно-правовых и производных от них уголовно-исполнительных правоотношений . В этом плане С.С. Алексеев отмечал, что, «имея свое специфическое содержание, отрасли процессуального права целеустремленны на то, чтобы обеспечить проведение в жизнь предписаний материального права. В этом отношении, оставаясь самостоятельными отраслями, они имеют производное, подчиненное в том же самом смысле, в каком форма какого-либо явления зависит от его содержания» .

Сама по себе норма уголовно-процессуального права, как и в любой другой отрасли «мертва» лишь до тех пор, пока не возникают правовые отношения. С появлением таковых она оживает и становится реальным фактором в социально-правовом механизме государства. Будучи связующим звеном, между противоправным деянием и правовыми последствиями (наказанием), уголовно-процессуальные правоотношения являются тем единственным инструментом, с помощью которого реализуются уголовно-правовые отношения. Эти отношения жизненно необходимы для урегулирования конфликта, возникающего между государством и гражданином вследствие совершения последним общественно опасного деяния. Они являются именно той правовой формой, в рамках которой происходит его разрешение. Таким образом, без уголовного процесса уголовное право превращается в фикцию; без уголовного права существование уголовного процесса беспредметно и бессмысленно .

Об эффективности уголовно-процессуальной политики можно судить по нескольким критериям, в числе которых самыми точными являются: мнения участников уголовного судопроизводства, суждения граждан, воззрения ученых и оценка международного сообщества.

Комплексный анализ современного законодательства в уголовно-правовой сфере позволяет нам говорить о том, что за последнее десятилетие в стране проводились и продолжают проводиться различные реформы, направленные на повышение его эффективности. Для нас совершенно очевидно, что все эти преобразования должны способствовать укреплению законности и правопорядка в стране, а иначе их проведение просто бессмысленно.

Вместе с тем необходимо отметить, что проводимые реформы не всегда дают ожидаемые результаты. Примером этому может служить долгожданное выделение Следственного комитета в самостоятельную структуру вне Генеральной прокуратуры РФ. Сегодня, по прошествии даже относительно небольшого периода мы начинаем осознавать, что данные правовые новеллы ни к чему хорошему не привели. Более того, по мнению многих практических работников, ученных, общественных деятелей, разделение разорвало диалектическую связь этих двух главенствующих субъектов уголовного судопроизводства, отрицательно сказалось на эффективности уголовного процесса, породило вредоносное противостояние между прокуратурой и следственными органами, увеличило количество чиновничьего аппарата, весьма далекого от следственной и надзорной практики, вызвало множество иных негативных проблем.

О возникших проблемах неоднократно высказывался Генеральный прокурор Российской Феде-

рации Ю.Я. Чайка. Так, 18 ноября 2013 г., выступая на парламентских слушаниях в Совете Федерации, приуроченных «Совершенствованию законодательства в сфере уголовно-правовой политики», он отмечал, что лишение прокуроров ряда надзорных полномочий привело к очевидному дисбалансу правозащитного механизма. Как это ни парадоксально, но по делам следователей прокурор сегодня ограничен даже в возможности повлиять на обеспечение одной из основных конституционных гарантий - права на свободу и личную неприкосновенность .

В 2013 г. прокурорами отменено более 2,5 млн. незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, выявлено свыше 158 тыс. преступлений, не получивших своевременного учета, установлено 4 тыс. прямых отказов в приеме заявлений о преступлениях и случаев их нерегистрации при наличии бесспорных оснований для проверки и возбуждения дел. Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что более трети из них (1400) допущено должностными лицами Следственного комитета, то есть теми, кто должен давать таким фактам уголовно-правовую оценку .

Согласно сведениям, отраженным в следственных и прокурорских отчетах, число незаконно задержанных и арестованных в 2013 г. составило 1195, размер подлежащего возмещению реабилитированным за счет государственной казны вреда с почти 700 млн. руб. Однако в Следственном комитете не спешат привлекать к ответственности своих коллег за незаконное ограничение конституционных прав граждан по ст. 301 УК РФ (незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей) и возмещать государству причиненный ими ущерб.

Существенные ограничения прав, свобод и законных интересов граждан происходят и в результате несоблюдения процессуальных сроков в ходе досудебного производства. По данным различных источников, с 2006 по 2013 год при сокращении общей следственной нагрузки количество уголовных дел, завершенных с нарушением установленных УПК РФ сроков, увеличилось почти в два раза. Следовательно, с нарушением сроков расследуется более трети всех дел. Согласно ст. 123 УПК РФ при нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные ст. 124 УПК РФ.

Вместе с тем, анализируя ст. 39, 162 и иные статьи УПК РФ, можно сделать вывод о том, что подавать жалобу на нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного

производства руководителю следственного органа, мягко говоря, нецелесообразно, так как именно он отвечает за их соблюдение, продление и т. д. Основываясь на законах формальной логики и принимая во внимание жесткую вертикаль соподчиненности, полагаем, что при поступлении такой жалобы руководителю следственного органа ее результативность будет сведена к нулю.

Думается, что не руководитель следственного органа, а прокурор как субъект, являющийся лицом незаинтересованным, должен рассматривать жалобы о нарушении установленных сроков в ходе досудебного производства. В связи с этим целесообразно закрепить данную функцию в ст. 37 УПК РФ, определяющей основные полномочия прокурора.

Парадоксально выглядит и ситуация, когда законодатель, с одной стороны, наделяет прокурора исключительным правом утверждать обвинительное заключение и возвращать уголовные дела для дополнительного расследования, если он придет к выводу о недоказанности события преступления, причастности обвиняемого к его совершению и других обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, а с другой - лишает его возможности прекращать уголовные дела или уголовное преследование.

Вместе с тем в ст. 37 УПК РФ говорится о том, что в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор вправе отказаться от осуществления уголовного преследования, то есть поддержания государственного обвинения. Возникает вполне закономерный вопрос, а что делать прокурору, если в ходе досудебного производства он придет к выводу о необходимости прекращения уголовного дела или уголовного преследования, а следователь с ним не согласен? Выход один - утверждать, несмотря ни на что, обвинительное заключение, ждать начала судебного разбирательства и уже там отказываться от поддержания государственного обвинения. В этой ситуации все удовлетворят свои интересы - следствие получит желаемую нагрузку и процент раскрываемости, прокурор соблюдет законность, суд отправит правосудие. Пострадает только одно государство. По словам заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.А. Толкаченко, один судо-день обходится государству примерно 30 тыс. рублей, а суды ежегодно прекращают около 200 тысяч уголовных дел, то есть почти каждое пятое из числа поступивших от органов расследования, которые они сами вправе по закону прекратить .

Еще один аспект исследуемой проблемы, породивший множество острых дискуссий, нуждается в более детальном рассмотрении, а именно комплекс правовых новелл, именуемый сделками с правосудием. На низкую эффективность, а иногда и порочность этого нововведения также неоднократно обращали внимание высшие должностные лица государства, руководители Генеральной прокура-

туры, МВД, Минюста России, общественные деятели, ученые, практические работники.

Так, Генеральный прокурор страны Ю.Я. Чайка в течение последних двух лет неоднократно отмечал, что вопреки зарубежному опыту реализация положений уголовно-процессуального законодательства приобрела крайне уродливую форму. В других странах виновный, заключивший подобное соглашение, прежде должен выполнить свои обязательства по содействию следствию, и только потом он получает снисхождение в суде. У нас же наоборот. Ему сначала идут на уступки, выносят либеральный приговор, и лишь затем осужденный дает нужные показания в суде, хотя есть случаи отказа от них. При этом вынесенный заключившему соглашение обвинительный приговор часто используется в качестве имеющего преюдициальное значение. А сама суть этого института, призванного содействовать изобличению организованной преступности и коррупции, извращена стремлением некоторых прокуроров... подчеркиваю, и прокуроров, и следователей упростить свою работу по делам других категорий . Аналогичные проблемы возникают и при реализации гл. 40 УПК РФ, регламентирующей особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Считаем, что большинство из перечисленных выше проблем можно было бы минимизировать, если бы доминирующие в уголовном судопроизводстве участники находились в одной упряжке, а не соперничали друг с другом. Хорошим уроком в этом вопросе мог бы послужить опыт Казахстана, который в 90-х годах также создал Государственный следственный комитет, который сначала добился независимости от прокуратуры, потом потребовал себе оперативников, затем информационно-аналитический центр, дальше следственные изоляторы и в конечном итоге превратился в еще одну параллельную МВД структуру. После этого его и решили упразднить.

Отдельно необходимо отметить, что подобная негативная ситуация происходит и в результате деления иных правоохранительных органов. По нашему мнению, именно не совсем продуманная правовая политика государства привела к ухудшению (не хочется говорить к развалу) деятельности органов внутренних дел. Сегодня некогда единая работоспособная система разделена на несколько самостоятельных федеральных и соответственно региональных структур, которые, стремясь доказать свое превосходство друг перед другом, начинают вести между собой бюрократические дуэли, утаивать информацию, делить территорию, сферы влияния и т. д. Примером этому может служить случай в Хабаровском крае, о котором рассказала 17 апреля 2014 г. местный корреспондент на прямой линии с Президентом Российской Федерации.

Особо следует отметить еще одну пагубную сторону данного деления, а именно финансовую. Как уже отмечалось, создание новых министерств (МЧС России), федеральных служб (ФСИН, ФСКН, ФМС России) способствовало возникновению одноименных структур (управлений, а в ряде регионов и главные управлений) в каждом субъекте Российской Федерации. Так, в одночасье бывшие отделы, состоявшие из десятка сотрудников, превратились в управления, насчитывающие несколько сот человек.

Создание новоиспеченных структур повлекло за собой баснословное увеличение чиновничьего аппарата, постоянно требующего подтверждения своего статуса высокими генеральскими и офицерскими званиями, числа сугубо управленческих должностей, непосредственно не занимающихся правоприменительной деятельностью, увеличение обслуживающего персонала, нерациональное использование технических средств, колоссальные коммунально-бытовые затраты и т. д.

Если в дореформенный период все эти службы находились в прямом подчинении начальника управления органов внутренних дел субъекта Российской Федерации и были нацелены на выполнение единой государственной задачи, то сейчас воистину правая рука не ведает, что творит левая. Порой для того чтобы организовать какое-либо региональное или муниципальное мероприятие, необходимо провести несколько совещаний, скоординировать позиции различных теперь уже самостоятельных правоохранительных структур, добиться их согласия, заручиться официальными бумагами, поддержкой руководства, одобрением главка и т. д.

Однако больше всего вреда приносит бюрократическая переписка между этими псевдосамостоятельными органами. Иногда, для того чтобы оперативно получить необходимою информацию, приходится ждать неделями, а то и месяцами, тогда как раньше достаточно было зайти или позвонить в соседний отдел или службу.

Возникает вполне закономерный вопрос, а кому нужны такие реформы? Государству, которое как никто заинтересовано в эффективно работающих правоохранительных органах, способствующих реализации провозглашенных им основополагающих принципов демократизма, гуманизма, законности, справедливости; народу, то есть налогоплательщику, который на свои кровные содержит весь этот раздутый чиновничий аппарат правоохранительных органов, отрывая денежные средства от социальных программ, направленных на поддержку ветеранов, пенсионеров, малоимущих, детей и т. д.; или кому-то еще, кто на словах ратует за сильные, работоспособные правоохранительные органы, а на самом деле, решая свои меркантильные вопросы, разваливает их.

Неотъемлемой частью уголовно-правовой политики государства является политика уголовно-исполнительная. Ее значимость состоит в том, что именно с ее помощью достигаются цели и решаются задачи уголовного и уголовно-процессуального права. По сути, ради нее создаются все уголовные и уголовно-процессуальные нормы, возбуждаются и расследуются уголовные дела, поддерживается государственное обвинение, вершится правосудие и т. д. Ведь вся уголовная и уголовно-процессуальная деятельность направлена на то, чтобы воздать лицо нарушившее запрет, нормы уголовного права, то есть совершившее преступление, понесло справедливое, заслуженное наказание - кару. В противном случае вся следственная, надзорная, судебная, апелляционная, кассационная и иная деятельность будет лишена здравого смысла. По сути, эффективность всей правоприменительной деятельности напрямую зависит от качества исполнительного производства.

В своих публикациях мы неоднократно высказывали мнение о положительных и отрицательных аспектах современной пенитенциарной политики нашего государства, закрепленных в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, среди целей которой повышение эффективности всей работы учреждений и органов, исполняющих наказания, сокращение рецидива преступлений, гуманизация условий содержания лиц, заключенных под стражу и отбывающих наказание в виде лишения свободы, повышение гарантий соблюдения их прав, свобод и законных интересов и т. д. Вместе с тем необходимо отметить, что кроме штрафа и лишения свободы все остальные виды уголовных наказаний практически не исполняются. Причины тому самые различные:

Отложенный на время арест до сих пор так и не введен;

Ограничение свободы исполняется неэффективно в силу экономических причин, обширности территории государства, несовершенства необходимых технологий электронного мониторинга;

Исправительные, обязательные работы исполняются формально ввиду проблем с трудоустройством;

Исполнение принудительных работ отложено до 2017 года;

Смертная казнь не применяется ввиду правового нигилизма высших должностных лиц государства, ссылающихся на так и не ратифицированные международные обязательства Российской Федерации .

Как уже отмечалось, экономическая, политическая, социальная ситуация в новейшей истории России породила необходимость проведения наспех подготовленных правовых реформ, которые и сформировали существующий дисбаланс между правоохранительными органами страны. Попытки

урегулировать данную проблему путем непрерывного внесения изменений и дополнений в различные нормативные правовые акты, к сожалению, так и не увенчались успехом.

В настоящее время все чаще звучат призывы приступить к подготовке новых редакций Уголовного, Уголовно-процессуального, Уголовно-исполнительного кодексов, подкорректировать Концепцию развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года и т. д. Однако мы полагаем, что, прежде чем приступать к разработке и принятию новых нормативных правовых актов в уголовно-правовой сфере, необходимо выработать национальную доктрину (концепцию) борьбы с преступностью, которая объединила бы в себе все основные направления этой деятельности и стала основой уголовно-правовой политики России.

Примечания

1 По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2013 г. № 16-П

Библиографический список

1. Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. - М.: Госюриздат, 1961. - 187 с.

2. Выступление Генерального прокурора Российской Федерации Ю. Я. Чайки на парламентских слушаниях на тему «Уголовная политика в Российской Федерации: проблемы и решения». -[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// genproc.gov. ru/smi/interview_and_appearences/ appearences/85492/ (дата обращения 02.02.2015).

3. Выступление заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.А. Тол-каченкона парламентских слушаниях на тему «Уголовная политика в Российской Федерации: проблемы и решения». - [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://genproc.gov.ru/smi/interview_ and_appearences/appearences/85492/ (дата обращения 04.02.2015).

4. Доклад Генерального прокурора Российской Федерации Ю. Я. Чайки на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. 29 апреля 2014. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://genproc.gov.ru/smi/ interview_and_appearences/appearences/145875/ (дата обращения 04.02.2015).

5. Малько А.В. Теория правовой политики. - М.: Юрлитинформ, 2012. - 328 с.

6. Полищук Н.И. Мораторий на смертную казнь: вопросы теории и практики // Юридическая мысль. - 2007. - № 2.

Прокурорский надзор - важное средство защиты прав человека и гражданина

7. ПолищукН.И. Парадигма гуманизации современной правовой политики России // X Всероссийские декабрьские юридические чтения в Костроме: сб. материалов: в 3 т. / сост. В.В. Груздев. - Кострома, 2013.

8. Полищук Н.И. Правовые проблемы моратория на смертную казнь // Современное право. -

2007. - № 8. - С. 92-96.

9. Полищук Н.И. Теоретическая модель взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта. 2-е изд., испр. и доп. - Воронеж,

2008. - С. 251-252.

10. Полищук Н.И. Уголовно-исполнительная политика Российской Федерации на современном этапе его развития // Вестник юридического факультета Коломенского института (филиала) МГОУ им. В.С. Черномырдина: науч.-практ. журн. - Коломна, 2012. - Вып. 7.

11. Полищук Н.И., Вороненков Д.Н. Правовые реформы и развитие национальной пенитенциарной системы // Современное право. - 2013. - № 5. -С. 89-94.

12. Уголовный процесс / под ред. В.П. Божьева, 3-е изд. - М.: Спарк, 2002. - 704 с.

Коробейников Борис Васильевич

доктор юридических наук, профессор заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ Академия Гэнеральной прокуратуры Российской Федерации

ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР - ВАЖНОЕ СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Автор статьи отмечает, что права и свободы человека, участвующего в уголовно-процессуальных, гражданско-процессуальных, административных, трудовых, жилищных и других видах отношений, определяются и регулируются различными видами федерального законодательства, а защита этих прав является одной из приоритетных задач надзорной деятельности органов прокуратуры. На современном этапе проблема прав и свобод личности стоит очень остро, поэтому и деятельность прокуроров в рамках указанного направления оказывается особенно актуальной.

Автор статьи считает, что приказы Генерального прокурора Российской Федерации играют очень важную роль в защите как конституционных прав и свобод человека и гражданина, так и прав и свобод, предусмотренных на основании норм Конституции в ином федеральном законодательстве. В работе приводится анализ ключевых положений Конституции Российской Федерации, приказов Генеральной прокуратуры РФ, связанных с организацией, проведением и повышением эффективности прокурорского контроля. Значение приказов Генерального прокурора Российской Федерации в защите конституционных прав человека и гражданина, прежде всего, определяется тем, что в них на основании анализа состояния законности (правонарушаемости) указываются те виды конституционных прав граждан на проверку соблюдения (исполнения), которых всем подчиненным прокурорам следует обратить особое внимание.

Ключевые слова: права и свободы человека и гражданина, прокурорский надзор, Конституция, Генеральная прокуратура РФ.

Основные права человека и гражданина Российской Федерации предусмотрены в статьях 17-64 главы II Конституции Российской Федерации. Будучи частью Основного закона России, они являются правовой основой для последующей конкретизации тех или иных прав в федеральном законодательстве, регулирующем различные сферы общественных отношений, в которых участвует человек и гражданин. Права и свободы человека, участвующего в этих отношениях, определяются и регулируются различными видами федерального законодательства. Это уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное, административное, трудовое, жилищное и многие другие виды законодательства. Защита этих прав является одной из приоритетных задач надзорной деятельности органов прокуратуры.

На современном этапе социально-экономического и политического развития Российского государства и общества значение прав и свобод человека существенно возросло. Поэтому из I главы

третьего раздела Закона о прокуратуре Российской Федерации «Надзор за исполнением законов (ранее назывался «общий надзор») в действующей редакции закона «О прокуратуре Российской Федерации» (от 17.01.1992 № 2202-1 ФЗ) деятельность органов прокуратуры по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина выделена как самостоятельное основное направление прокурорского надзора (глава 2 ст. 26-28).

Деятельность прокуроров в названном направлении помимо закона «О прокуратуре Российской Федерации», определяющего предмет и полномочия надзора прокурора, регулируется приказами Генерального прокурора Российской Федерации.

Генеральный прокурор Российской Федерации уделяет этому направлению надзорной деятельности подчиненных прокуроров повышенное внимание. Об этом свидетельствует то, что за период с 1993 по 2013 год количество изданных (опубликованных) приказов этого направления занимало третье место в общем числе всех приказов, посвя-

© Коробейников Б.В., 2015

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 1, 2015


Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Уголовная политика РФ /


А. Е. Русецкий.

Русецкий, А. Е.
1999
Полный текст документа:

Уголовная политика (правоохранительная политика) есть политика государства в сфере соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина мерами борьбы с преступностью и устранение причин её порождающих, духовно-правовыми, социально-экономическими и политико-юридическими средствами и методами.

Уголовная политика является составной частью социальной политики государства, она связана с внутренней и внешней политикой государства. С содержательной стороны уголовная политика представляет собой такое направление политики, которое определяется программой борьбы с преступностью и причинами её порождающими, а также комплексная программа социально-экономических и политико-юридических мер ее предупреждения. Формулируются цели, принципы и формы реализации уголовной политики, а также нормативно устанавливается исчерпывающий круг субъектов, осуществляющих борьбу с преступностью. Форма реализации уголовной политики – закон. Механизм практического пополнения содержательной стороны уголовной политики государства и внедрения в практику комплекса криминологических мер - принятие законодателем и применение органами уголовной юстиции на практике норм материального, процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, устанавливающих декриминализацию и депенализацию общественно-опасных деяний. Криминализация – это процесс и результат признания определенных видов общественно-опасных деяний уголовно-наказуемыми. Декриминализация есть отмена уголовной ответственности за те или иные деяния ранее признававшиеся преступными. Пенализация – это установление уголовного наказания, признанного преступлением. Депенализация – снижение или отмена уголовного наказания за деяния признаваемые преступными.

Уголовная политика характеризуется следующими направлениями:

· уголовно-правовая политика.

· Криминологическая политика.

· Уголовно-процессуальная политика.

· Уголовно-исполнительная политика.

· Все эти элементы составляют уголовную политику РФ.

Преступность в РФ за 98г. (данные пресс-центра МВД РФ).

«Российская юстиция» №5,6 1999г.

Анализ показывает, что опросы населения показывают, что милиции доверяют только 50% населения.

Увеличилось общее число совершенных преступлений. Темпы прироста преступности – 24-18%, а темпы снижения – 7-6%. Возросло число тяжких и особо тяжких преступлений на 10%. Возросли убийства, грабежи, разбои от 12 до 25%. Возросло количество совершенных краж. С применением огнестрельного, газового оружия и взрывчатых веществ совершено 18,5 тысяч преступлений. Растет число преступных посягательств в сфере экономики. Наибольшие темпы прироста данных преступлений зарегистрированы в Приморье. На 2,9% увеличился преступный оборот наркотиков. Выявлено около 155 млн. 30 тысяч совершенных преступлений, что на 8% больше, чем в 97г. нераскрыто с выше 600 тысяч преступлений, в том числе тяжкие и особо тяжкие (568 тысяч). Доля преступлений, совершаемых студентами и учащимися составляет 7%, несовершеннолетних – 10,3%, при их соучастии 32%. В состоянии алкогольного опьянения совершено 495 преступлений, в состоянии наркотического опьянения – 1%.

Иностранными гражданами и лицами без гражданства совершено 31 тысяча преступлений. В отношении иностранцев совершено 9 тысяч преступлений.

Цели и средства уголовной политики.

Уголовная полтика проводится в интересах личности, общества и государства путем обеспечения эффективного проведения социально-экономических и политико-правовых реформ в стране в целях совершенствования нравственного и экологического здоровья личности и общества, формирование свободного демократического гражданского общества и справедливого правого государства, защиты личности, общества и государства от преступных посягательств и возмещения вреда жертвам преступлений, устранение причин и условий, порождающих преступность и фоновые явления ее порождающих.

Средства уголовной политики – применение уголовной ответственности в объеме и пределах, установленных уголовных законодательством, предупреждение преступности и другие антисоциальных явлений, исправление осужденных способами, средствами и методами уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства. Ресоциализация оступившихся, их социальная реабилитация и адаптация в условиях жизни в демократическом обществе и правовом государстве.

Формы реализации уголовной политики – закон, т.е. Конституция, федеральные законы и нормы международного права.

Субъекты реализации уголовной политики – государственные (правоохранительные) органы, органы местного самоуправления, должностные лица, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, общественные организации, добровольные формирования и добровольны граждане, осуществляющих борьбу с преступностью. Их деятельность основывается на Конституции и федеральных законах. За решения и деяния, нарушения закона и принципов уголовной политики, злоупотребление властью, ущемляющих права и свободы граждан, субъекты уголовной политики несут ответственность, предусмотренную уголовным законодательством, нормами международного права. Государство гарантирует возмещение вреда и устанавливает юридический механизм, основания, порядок, объем и пределы, а также правовые процедуры возмещения вреда.

Ноябрь 1999г.

Источник информации :
Правовой ресурс Русецкого Александра ¨Правовед¨. (http://www.rusetsky.com/ugpol.htm)

Информация обновлена :01.01.2008

Сопутствующие материалы:
| Персоны

Уголовная политика – это определяемая органами законодательной, исполнительной и судебной власти, политическими партиями и общественными объединениями стратегия и тактика в области борьбы с преступностью.

Криминализация – установление уголовной ответственности за деяния, которые ранее не относились к числу преступлений.

Декриминализация – исключение уголовной ответственности за деяния, которые ранее признавались преступными.

Пенализация – установление критериев, видов и пределов мер наказания за совершение преступления.

Депенализация – исключение или ограничение применения отдельных видов наказания, предусмотренных за конкретные преступления.

Гуманизация (от латинскогоhumanus – человеческий, человечный) 15 – выделение оснований и условий применения более мягкого уголовного наказания (освобождения от него) при наличии определенных условий и обстоятельств совершения преступления, учет личности виновного лица.

Либерализация (от французскогоliberalisation – касающийся свободы, свободный)23 – процесс изменения действующего уголовного законодательства, выражающийся в установлении системы средств и правил назначения наказания, не связанного с лишением свободы, в улучшении положения виновного лица при назначении наказания (выбор его видов), в ослаблении уголовной репрессии при назначении наказания и условий его отбывания. При либерализации бремя уголовной ответственности остается, но предлагаются альтернативы лишению свободы.

11. Российский уголовный закон: понятие, признаки.

Уголовный закон – это нормативно-правовой акт, принятый высшими органами государственной власти, который состоит из взаимосвязанных юридических норм, определяющих основание и принципы уголовной ответственности, деяния, признаваемые преступлениями, порядок назначения наказания за их совершение либо при наличии определенных условий основания освобождения от него.

Порядок принятия уголовного закона:

    Законодательная инициатива

    Принятие закона Государственной думой

    Одобрение советом федерации

    Подписание закона президентом

    Обнародование закона

Общие признаки уголовного закона:

    Результат правотворчества государства, состоящий из норм (правил поведения), обязательных для вех граждан и организаций.

    Принимается постоянно действующим законодательным органом государственной власти РФ – федеральным собранием. Имеет высшую юридическую силу на территории РФ.

Особенности уголовного закона:

    Уголовный кодекс РФ – это единственный источник уголовного права.

    Юридической основой уголовного закона является конституция РФ и общепризнанные принципы и нормы.

    Уголовный закон имеет свои теоретическую, практическую и юридическую базы.

Теоретическая база уголовного закона – философские учения о праве и политике.

Практическая база – данные правоприменительной деятельности суда, прокуратуры, внутренних дел, исследования ученых-юристов, обобщения судебной практики.

Юридическая база – Конституция РФ и нормы международного права, ратифицированные РФ.