Понятие реституции в римском праве. Особые средства преторской защиты

29.06.2020 Дарение

Что такое реституция?

Понятие реституции. Классическое право не знало обжалования судебного решения в собственном смысле. Однако сторона, недовольная судебным решением, могла просить у претора restitutio in integrum, восстановления в первоначальное положение, т.е. просить об уничтожении наступивших юридических последствий. Это средство защиты давалось претором не только против судебного решения, но и в ряде других случаев, когда по обстоятельствам дела претор не считал возможным строгое применение общих норм права. Применение этого экстраординарного средства производилось как по просьбе сторон, так и по собственному усмотрению магистрата в целях защиты верхушки господствующих классов.

Также словарь юридических терминов дает свое более сжатое определение.

Реституция (лат. restitutio - восстановление) - 1) в гражданском праве возврат сторонами всего полученного ими по сделке в случае признания ее недействительной. При невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены в законе. Общим правилом является двусторонняя реституция; 2) в международном праве вид материальной международно-правовой ответственности государства, совершившего акт агрессии или иное международно-противоправное деяние, заключающейся в его обязанности устранить или уменьшить причиненный другому государству материальный ущерб, восстановив прежнее состояние, в частности путем возврата имущества, разграбленного и незаконно вывезенного с оккупированной территории.

4. Какие случаи «превышения требования» рассматривались римскими юристами? Для чего применялась формула с фикцией? Приведите примеры искового возражения и искового предписания

Фиксированный характер предписания судье приводил к тому, что, если из указанных фактов не следовало, что ответчик должен истцу именно то, что тот от него требует, судья был обязан вынести оправдательно решение. Так, например, если сумма долга составляет 90, а истец в intention затребовал 100, ответчик будет оправдан, поскольку факт не подтвердился. Истец в этом случае проигрывал процесс как необоснованный (causa cadit). Требование большего, чем следовало по праву (pluris petitio) вело к утрате самого права, поскольку повторное вчинение иска по тому же делу не допускалось. Потребовать большего было невозможно при неопределенной интенции (intention incerta).

Pluris petitio может относиться к объекту (pluris petitio re) - требование вещи на сумму большую, чем должное; к сроку (pluris petitio tempore) - в преждевременном требовании должного; к месту (pluris petitio loco) - если исполнение, обещанное в определенном месте, требуется в другом; к правовому основанию (pluris petitio causa) - усматривается при альтернативных обязательствах, когда кредитор лишает должника права выбора, предусмотренного самой структурой такого обязательства, при требовании вещи определенного вида, когда обещана лишь вещь известного рода.

Если в формуле иска с определенной интенцией указывалось меньше, чем следовало истцу по праву, он мог повторить процесс при другом преторе, требуя остального. Процесс в этом случае считался не повторным, а раздельным.

Если превышение требования представлено только в condemnatio, то судья, который зависит от предписания претора, должен будет присудить ответчика к уплате большего, чем требовал истец. В этом случае претор приходит на помощь ответчику, и истец восстанавливался в прежнее положение с тем, чтобы вчинить иск с правильной кондемнацией.

Претор мог предписать судье в intentio действовать так, как если бы какой-либо факт, не имевший места в действительности, был налицо, или наоборот -- как если бы действительный факт не имел места. В первом случае говорят о положительной фикции, во втором -- об отрицательной. Фикция (fictio) -- важнейший инструмент претора по совершенствованию позитивного права (adiuvare ius civile). Иногда фикция используется для создания преторского иска (как actio Publiciana), но обычно -- вставляется в типичную формулу для того, чтобы предоставить иск лицу, не управомоченному на него по строгому праву, либо -- оправдать того, кто по ius civile должен быть осужден.

Praescriptio (исковое предписание) предшествует основному тексту формулы. Первоначально она составлялась в интересах ответчика (reus) и ставила возможность начать процесс в зависимости от выявления определенных фактов: судье предписывалось считать litis contestatio не состоявшейся, если факты не подтверждались. Например, предписание в интересах ответчика (в функции искового возражения) -- praescriptio pro reo -- позволяло защитить от умысла при заключении сделки. В дальнейшем место praescriptio pro reo занимает exceptio (исковое возражение), за которой и закрепляется функция защиты ответчика: так, чтобы указать на dolus противника, истец со времен Аквилия Галла использовал actio doli, а ответчик -- exceptio doli. Praescriptio сохраняется как средство учесть интересы истца (actor) -- praescriptio pro actore. Exceptio вставлялась после intentio перед condemnatio и обусловливала обвинительное решение по делу.

В наши дни юридический термин «реституция» часто используется различными средствами массовой информации, освещающими те или иные политические и экономические споры между государствами, входящими в Европейский Союз. Стоит отметить, что само это понятие очень древнее и существовало еще в Римском праве. Что такое реституция и какие возможности она открывала перед гражданами крупнейшей империи Древнего мира, мы разберем в этой статье, а также поговорим о ее влиянии на современную юриспруденцию.

Для того чтобы дать четкое определение понятию реституции в Римском праве, необходимо разобраться с этимологией слова. Известно, что оно является русским прочтением латинского существительного restitution, что в переводе означает «возвращение» или «восстановление». Таким образом, становится понятно, что реституция в Римском праве — это процесс, связанный с чьими-то имущественными или юридическими правами.

Такое предположение абсолютно верно, поскольку в гражданском кодексе древних римлян под этим термином действительно подразумевалось возвращение тяжущимися сторонами всех имущественных приобретений, если суд сочтет заключенную между ними сделку недействительной. Проще говоря, купил что-то, но при этом слукавил и обошел стороной закон – верни назад свое приобретение, если, конечно, не сумел «спрятать концы в воду».

Ну а как же поступали в том случае, если суд устанавливал неправомочность сделки, а вернуть свое приобретение ответчик по каким-либо причинам не мог? Например, ответчик купил незаконно дом, а к моменту вынесения судебного решения он уже сгорел. Процесс реституции в Римском праве это также учитывал. Все решалось предельно просто: нет имущества – верни его стоимость, а уж если и денег нет, ну тогда милости просим в долговую яму. Это выражение, кстати, было не просто игрой слов, а понималось буквально.

Однако прежде чем вынести свое решение, члены суда должны были аргументированно доказать неправомерность заключенной сделки. Как и в законодательствах всех современных государств, постановка проблемы в реституции Римского права формулировалась согласно целому ряду юридических норм. Прежде всего это касалось возрастного ценза участников сделки.

Так, согласно законам, действовавшим на территории Великой Римской империи, совершеннолетними считались граждане, достигшие 14 лет. Однако вплоть до 25-летнего возраста их дееспособность была частично ограничена, и имущественное положение контролировалось отцами (если, разумеется, они были живы). Из этого правила были исключения, и закон иногда предоставлял юношам самостоятельность, позволяя заключать сделки. Но в случае последующей судебной тяжбы неопытность, свойственная их юному возрасту, могла послужить причиной расторжения договора.

Еще несколько условий расторжения торговых договоров

Были и другие нюансы и особенности. Реституция в Римском праве предполагала также признание сделки недействительной в том случае, если одному из ее участников был нанесен явный ущерб, который тот не мог предугадать заранее. Яркий пример из современной жизни: человек купил с рук автомобиль, а через некоторое время выясняется, что прежний владелец взял под него кредит в банке. Сейчас это влечет за собой серьезные проблемы (для покупателя), а в Древнем Риме такие или подобные им аферы не проходили – сделка расторгалась, и махинатор платил судебные издержки.

Договор считался недействительным, если истцу удавалось доказать, что при его заключении к нему применялись угрозы или насилие. То есть классическое «Братан, продай дачу, а то сожжем» там едва ли проходило, поскольку имелся соответствующий закон, сформулированный в Римском праве. Реституция это зло помогала искоренять, но, разумеется, лишь в тех случаях, когда потерпевшие располагали доказательствами совершенного в отношении их преступления и имели мужество отстаивать свои права.

И наконец, последнее: поводом для признания незаконности сделки могли послужить имевшие место при ее заключении мошенничество, обман или преднамеренное введение в заблуждение. Допустим, кто-то умудрился продать не принадлежащий ему земельный участок, а через некоторое время появляется его истинный владелец и предъявляет свои права. Как быть? Вот это как раз тот случай, когда благодаря закону о реституции могла быть восстановлена справедливость и наказано зло.

Законом оговаривался также период, в течение которого могло быть подано заявление о возбуждении процесса реституции. В Римском праве это был год со дня заключения противозаконной сделки. Однако после того как в 426 году юридическую силу получил свод законов, разработанных выдающимся политическим и общественным деятелем той эпохи Домицием Ульпианом, этот срок увеличился до четырех лет.

Теперь вернемся в начало статьи, где говорится о том, что термином «реституция» сегодня обозначается ряд процессов во взаимоотношениях стран Европейского Союза. Кто же там кого обманывал? Дело, разумеется, не в банальном жульничестве. Если реституция в системе права древних римлян предусматривала решение имущественных споров между двумя или несколькими физическими лицами, то в данном случае речь идет об урегулировании подобных конфликтов между государствами и отдельными гражданами.

На протяжении почти всего XX столетия Европу сотрясали войны и различные политические катаклизмы, вследствие чего многие страны подверглись значительному имущественному переделу. Когда в феврале 1992 года в Нидерландах был подписан договор о создании Европейского Союза, то одним из основных условий приема в него было требование о введении в законодательство положения, предусматривавшего возврат прежним владельцам незаконно отчужденной у них собственности.

В тех странах, где прежние кадастровые записи не были утрачены, процесс реституции прошел без особых проблем, причем недвижимость часто переходила в собственность иностранных граждан. Так произошло, например, в странах Прибалтики, откуда, спасаясь от коммунистов, многие состоятельные люди эмигрировали в Швецию, Данию и Норвегию.

Несколько сложнее этот процесс протекал в Польше и ряде других восточноевропейских государств. Там большинство зданий, на которые претендовали потомки их прежних владельцев, были либо уничтожены в годы Второй мировой войны, либо полностью перестроены. В этом случае государства, на чьих территориях они находились, выплачивали собственникам денежную компенсацию.

Есть основания полагать, что большие сложности возникнут в связи с желанием украинцев стать членами ЕС. Во-первых, им придется передать значительную часть собственной недвижимости во владение граждан Израиля, Польши и некоторых других стран, а во-вторых, как-то урегулировать вопрос с поляками, требующими в рамках реституции возврата им территории Западной Украины, отторгнутой в 1939 году на основании известного пакта Молотова – Риббентропа.

В международном масштабе реституция, под которой принято понимать возврат прежним владельцам (или их наследникам) собственности, утерянной вследствие различных социальных потрясений и войн, является не только условием вступления государств в Европейский Союз, но и выполнением морального долга людьми, пострадавшими от произвола политиканов.

В отношение же частных лиц, ставших при заключении сделок жертвами мошенников или каких-то непредвиденных обстоятельств, данный процесс рассматривается как восстановление законности и справедливости. В обоих случаях их юридическая основа − это реституция. В Римском праве она появилась в VIII веке до н. э., затем была доработана и в 426 году вошла в свод законов выдающегося политического деятеля той эпохи Домиция Ульпиана.

Восстановление в прежнем правовом положении (реституция)

Хотя римская классика не знала института апелляции и кассации судебных решений в гражданском судопроизводстве, претор мог помочь лицу, которое заявляло о том, что применение норм права в его отношении либо уже привело к несправедливому имущественному ущербу, либо угрожает таким ущербом. Средство, которым располагал претор специально для этих целей, называлось restitutio in integrum - восстановление в прежнем правовом положении. Наряду с интердиктом это было чрезвычайное средство, основанное скорее на империи претора, чем на его юрисдикции.

Восстановление (реституция ) в прежнем правовом положении (restitutio in integrum ) - это волевое решение претора об аннулировании некоторых вредных последствий применения цивильного права так, как если бы они вообще не наступали. Когда претор мог пойти на такое радикальное, можно сказать, «хирургическое» вмешательство? Он делал это в том случае, когда соображения справедливости казались ему достаточно весомыми, чтобы признать значимые с правовой точки зрения обстоятельства или юридически действительные сделки не возникшими (не состоявшимися), а потому лишить их тех последствий, которые нанесли (или способны нанести) заинтересованному лицу серьезный имущественный вред.

Для принятия решения о реституции претор проводил тщательное исследование обстоятельств дела (causae cognitio); сама реституция осуществлялась путем издания особого декрета (decretum).

Реституция использовалась, во-первых, в сфере материального права, когда лицо наносило себе ущерб юридическими действиями по неопытности, в результате извинительной ошибки, в связи с отсутствием по делам государства, из-за мошенничества контрагента и в некоторых других случаях; во-вторых, в сфере процессуального права, когда нужно было ликвидировать последствия литисконтестации.

Условия, необходимые для выдачи реституции, включают в себя три аспекта.

  • 1) Серьезный имущественный вред (laesio ), который возник вследствие применения позитивного права для просителя о реституции.
  • 2) Оправдывающее основание (justa causa ) - заслуживающая внимания причина; таковыми основаниями могли быть самые разнообразные обстоятельства. Рассмотрим некоторые из них.
  • (О Мошенничество, особенно так называемое коварство во вред кредиторам (fraus creditorum).

Квинт и Луций, пытаясь получить причитающуюся им крупную сумму со своего должника Марка, добились объявления последнего банкротом и распродажи его имущества. Оказалось, однако, что на этот момент должник уже не был собственником даже своей фамильной усадьбы, а потому распродажа имущества дала минимальный результат. Кредиторы, однако, узнали, что Марк за месяц до начала процедуры банкротства подарил свое имение родному брату. Все необходимые условия для признания дарения юридически действительным были соблюдены. Кредиторы обратились к претору, обратив его внимание на то, что при данных обстоятельствах здесь явно обнаруживались признаки мошеннической сделки, а потому они, Квинт и Луций, просят осуществить реституцию. Претор, согласившись с их доводами, издал декрет о восстановлении правового положения, существовавшего до того момента, как договор дарения вступил в законную силу. Вопрос: каковы юридические последствия этого акта? Каковы при этом перспективы Квинта и Луция вернуть свои деньги?

  • (п) Принуждение (metus ). Реституция восстанавливала правовую ситуацию, существовавшую до сделки или акта (например, отказа от принятия наследства), которые, как оказалось, были осуществлены под влиянием угроз. Декрет о реституции претор издавал по просьбе человека, ставшего жертвой принуждения. В своем эдикте претор провозглашал: «Я не буду утверждать то, что сделано под влиянием страха» (D., 4. 2. 1).
  • (Ш) Ошибка (error). В некоторых ситуациях ошибка, допущенная лицом при совершении сделки, могла служить доказательством того, что оно действовало добросовестно (bona fide), а потому давала основание для применения реституции. Во внимание принималась только извинительная ошибка, причем имеющая отношение к существенным элементам сделки, когда можно было бы предполагать, что человек вообще бы не пошел на нее, если бы не ошибался.
  • (iv) Отсутствие (absentia ) по уважительной причине. Основанием для реституции могло стать отсутствие в интересах государства, пленение на войне или насильственное заточение.

Титом Флавием с помощью особой оговорки о давностном владении, которое уже позволило стать Титу собственником виллы: дело в том, что срок приобретательной давности для заброшенного имения составляет 10 лет, если прежний собственник и новый хозяин живут в одной провинции. Вопрос: что еще должен был посоветовать юрист Квинту Гранию в данной ситуации?

  • (v) Изменение правового состояния. Кредитор мог просить реституцию, если он терял иск против своего должника по причине умаления правового статуса последнего (например, когда должник был усыновлен другим римским гражданином, превратившись в его подвластного, или когда должником была женщина, которая заключила брак с мужней властью и потому утратила дееспособность в пользу мужа).
  • (vi) Младший возраст (minor aetas ). Считалось, что по недостатку жизненного опыта молодые люди, которым еще не исполнилось 25 лет, могут наносить себе ущерб собственными правовыми действиями. Формально сделка, заключенная молодым человеком, будет юридически действительна, но в случае, если она окажется для него явно ущербной, претор может применить реституцию. В преторском эдикте был даже специальный раздел, посвященный данному виду реституции. Претор говорил здесь: «Если о сделке станет известно, что она была заключена с молодым человеком младше 25 лет, я обращу внимание на особые условия этого дела» (D., 4. 4. 1. 1). Из этого можно сделать вывод, что данный вид реституции действовал отнюдь не автоматически в каждом случае. Понесший ущерб молодой человек должен был доказать, что он заключил эту сделку только из- за недостатка жизненного опыта в связи с его молодым возрастом.
  • 3) Своевременная просьба о реституции. Первоначально заинтересованное лицо могло домогаться реституции в течение 1 года, при Юстиниане - в течение 4 лет со дня наступления «возможности домогаться» (potestas experiundi), к примеру, со дня наступления полного совершеннолетия - 25 лет, от последнего дня отсутствия или с момента лити- сконтестации.

Эффект реституции. Для того, чтобы принять решение по поводу поступившей просьбы о реституции, претор, как уже было сказано выше, проводил тщательное расследование по делу (causae cognitio). Если все три условия были соблюдены, он особым декретом объявлял о восстановлении прежнего правового положения. При этом последствия данного акта могли носить как непосредственный, так и опосредованный характер. В первом случае претор прямо отвергал первоначальный иск, во втором проситель, добившийся реституции, заявлял свое притязание в исковой формуле, где с помощью фикции устранялось то препятствие, против которого и была направлена реституция.

древний вид контракта, по которому исполнение носило безвозмездный характер. Несмотря на это к прокуратору (то есть доверенному лицу) предъявлялись повышенные требования относительно точности, тщательности и заботливости исполнения. Нумерий знал, что у Авла большие затруднения с деньгами, поэтому в Неаполе он купил не дом Сея, а похожий на него дом его брата Тиция, но существенно дешевле. К тому же, рассудил молодой Нумерий, которому недавно исполнился 21 год, из дома Тиция открывался вид на Неаполитанский залив, а из дома Сея - вид на помойку. Окрыленный такой удачей и в ожидании похвалы он поспешил в Рим, чтобы обрадовать своего знатного покровителя. Однако Авл имел свои соображения. При заключении сделки вещь была указана определенно - дом Сея, поэтому Авл, согласно цивильному праву, мог в судебном порядке истребовать не только деньги, данные Нумерию на покупку дома, но и всю упущенную выгоду от неисполнения. В результате этого Нумерий неожиданно для себя вошел бы в серьезные убытки. Вопросы: (1) Что можно посоветовать Нумерию, если Авл еще только собирается подать против него иск (дело не дошло до литисконтеста- ции)? (2) Что можно посоветовать Нумерию, если Авл уже выиграл процесс о взыскании всего ущерба?

Интердикты

Интердикты - это приказ претора совершить определенное действие (например, претор мог принудить лицо произвести похороны) либо воздержаться от определенного действия (например, не нарушать владения).

Лицо должно немедленно повиноваться интердикту, но может, не выходя от претора, оспорить его, потребовать назначения судьи.

Интердикты бывают:

запретительные (прогибиторные), которыми определенным лицам запрещаются какие-то действия, например, применять насилие к правильно владеющему, не осквернять священного места;

восстановительные (реституторные), с помощью которых приказывалось восстановить прежнее состояние;

предъявительские (эксгибиторные), с помощью которых осуществлялось основание новых отношений (Гай, 4.140).

Интердикты могут быть простыми и двойными. Простые имеют место, когда претор запрещает ответчику что-либо делать (в священном месте, в публичной реке, на ее берегу). Истцом является тот, кто требует, чтобы чего-то не делали. Ответчик - тот, кто предпринимает какое-то действие, и претор запрещает ему это действие (Гай, 4.159). Простыми являются все восстановительные или предъявительные интердикты.

Двойными являются интердикты, которыми претор запрещал изменение существующих отношений обеим сторонам. Запретительные интердикты могут быть и простыми, и двойными. Двойными они называются потому, что положение обоих тяжущихся представляется одинаковым. Никто из них не считается по преимуществу истцом либо ответчиком, но оба они равно являются в роли истца и ответчика, так как и претор относительно обоих употребляет одинаковые выражения. Главная редакция этих интердиктов такая: "я запрещаю насилие, чтобы вы владели так же, как вы теперь владеете" (Гай, 4.160).

Владельческие интердикты давались в защиту владения:

интердикты об удержании владения (движимого имущества utrubi; недвижимого - uti);

интердикты, для восстановления нарушенного владения.

Эффект интердикта заключался в том, чтобы противник немедленно повиновался ему, не оспаривая фактов, указанных в интердикте, и не утверждая, что был нарушен запретительный интердикт. Если лицо, против которого выдан интердикт, не выходя от претора, оспаривало интердикт и требовало назначения судьи, это требование удовлетворялось. Судебное разбирательство могло привести к подтверждению интердикта (и тогда он из условного приказа превращался в безусловный), или к оправданию ответчика.

Преторские стипуляции (в отличие от обычного вербального договора стипуляции, который заключается не по приказу претора или судьи) - это вербальные договоры, заключаемые сторонами по указанию магистрата (претора), данному для конкретного случая или случая, предусмотренного преторским эдиктом.


Стипуляция - устный (вербальный) договор древнего римского права. Защита таких интересов сторон, которые недостаточно защищены другими правовыми средствами.

Например, в случае, если нерадивость хозяина создавала угрозу (еще не нанесенный ущерб) для соседнего участка, по жалобе на аварийное состояние строения соседа (или на угрозу, возникшую в результате проведения работ или по естественным причинам, например, угроза оползня или накренилось дерево на границе участков) собственник аварийного строения принуждался претором дать стипуляцию, в результате которой возникала ответственность возместить возможный ущерб.

Преторские стипуляции давались и во время ведения гражданского процесса. Вступая в процесс, ответчик должен был защищаться. Защищаясь, он принимал на себя в стипуляционной форме (на стадии in iure - преторские; на стадии in iudicio - судебные) с предоставлением гарантов ряд обязательств: исполнить судебное решение, активно участвовать в процессе, воздерживаться от умышленных действий, которые могут сорвать процесс.

Введение во владение (missio in possesionem)

Претор разрешал кредиторам устанавливать владение имуществом должника или отдельными частями этого имущества, если кредиторы не могли принудить должника другим способом исполнить свою обязанность. Это могло иметь место в случаях, когда должник отсутствовал, не являлся лицом самостоятельным (sui iuris), не хотел предстать перед судом или отказывался предоставить соответствующее поручительство, не исполнял добровольно решения суда.

Ввод во владение,

Ввод во владение производимый по приказанию претора либо для обеспечения сохранности определенного имущества, либо для выполнения определенных действий. Ввод мог осуществляться либо целым имуществом, либо определенной вещью, например, ввод во владение наследственным имуществом с целью обеспечения выполнения завещательных отказов для того, чтобы защитить права лица, которое признавалось наследником не по старому (цивильному) праву, а по преторскому, применялся впервые или на основании второго декрета.

В приведенном нами примере с аварийным домом, если его хозяин отказывался дать стипуляцию, следовало введение во владение, и сосед получал свободный доступ к источнику угрозы. Сосед мог сам отремонтировать дом и компенсировать свои расходы.

Если введение во владение производилось на основании второго декрета (ex secundo decreto), сосед становился преторским собственником участка, а через два года (срок приобретательной давности для недвижимых вещей по Закону XII Таблиц) становился его квиритским собственником.

Реституция (restitutio in integrum) - восстановление в прежнем состоянии. В классическом праве этот термин обозначал особое экстраординарное вмешательство магистрата в гражданские отношения, посредством которого он не в силу закона, а на основании своего усмотрения, руководствуясь справедливостью, восстанавливал прежнее состояние отношений.

Например, старое право не позволяло расторгнуть договор, даже если он был совершен под угрозой Претор же считал это несправедливым и предписывал реституцию (то есть продавец должен был вернуть деньги, а покупатель - вещь). Так же сторона, не согласная с судебным решением, могла просить претора о реституции, т.е. о восстановлении юридических отношений, существовавших до судебного решения (классическому праву институт судебного обжалования не известен).

Ульпиан по поводу такого вмешательства пишет: "...претор многократно приходит на помощь людям, сделавшим промах, или обманутым, или потерпевшим ущерб, вследствие страха, либо (чужого) лукавства, либо возраста, либо своего отсутствия" (Д. 4.1.1).

В позднейшее время реституция утратила свои особенности как экстраординарное средство преторской защиты: случаи ее применения были определены правом, и при Юстиниане она получила значение субсидиарного (дополнительного) иска для оспаривания на указанных в законе основаниях какого-либо юридического отношения.

Условия реституции: ущерб; правомерное основание; своевременное заявление потерпевшего.

К правомерным основаниям применения реституции источники относят следующие:

1) недостижение лицом 25-летнего возраста. Такое лицо могло быть реституциировано против всякого ущерба, понесенного им вследствие своих действий или упущений и действий своих представителей;

2) насилие, страх. Если сделка заключена лицом старше 25 лет под влиянием принуждения, насилия, страха, то наряду с иском и эксцепцией была возможна реституция;

3) заблуждение. В этих случаях реституция в источниках поминается только в некоторых исключительных случаях;

4) злой умысел;

5) отсутствие потерпевшего и другие препятствия к осуществлению права лицом старше 25 лет (например, нахождение в плену).

Своевременно просьба о реституции считалась предъявленной по классическому праву в течение одного года со дня обнаружения вреда, по праву Юстиниана - в течение четырех лет.

Легисакционный и формулярный процессы не знали обжалования судебных решений. Недовольная сторона могла просить у претора реституцию, в соответствии с чем аннулировались все последствия такого решения.

Таким образом, к особым средствам преторской защиты относятся средства, которые магистрат мог применять в силу своего imperium без судебного разбирательства и имевшие своей целью дополнение, улучшение или устранение недостатков гражданского процесса или обычных правовых средств. Это интердикты, преторские стипуляции, введение во владение, реституция.

4. Законный срок. Исковая давность.

Исковая давность - это срок, устанавливаемый для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Исковая давность как срок для обращения с иском в суд была установлена Законом императора Феодосия II только в 424 г. Общий срок составлял 30 лет. Для отдельных случаев был установлен менее продолжительный срок, например, 5 лет для оспаривания завещания. Для других - более продолжительный, например, 50 лет для истребования уплаченного по игре. По истечении исковой давности погашалась только возможность обратиться в суд за защитой, но не само право.

Римское право не выработало вполне специальных условий, ограничивающих по времени право на заявление исковых требований. Погасительная, или исковая, давность (praescriptio) переплеталась в обосновании своих требований с приобретательной давностью, вытекавшей из специфических вещных прав. Особенностью общего судебно- процессуального подхода было то, что пропуск установленного законом времени считался как бы погашавшим собственно материальное право, а не в ограниченном виде право требовать о восстановлении своего права.

Исковые требования, основанные на обычном праве, считались погашенными "за незапамятными временами", т.е. когда живущие в данное время люди не могли точно вспомнить время возникновения коллизии; традиционно "незапамятность времен" наступала в третьем поколении. Исковые требования, основанные на законных предписаниях, считались погашенными по истечении 30 лет с момента возникновения основания для претензии - безразлично, касалось ли дело вещных или личных исков (в исключительных случаях законодательство императоров устанавливало давность в 40 лет). До этого, в классическом римском праве все иски считались как бы постоянными и не имевшими ограничений по времени (actiones perpetuae).

Течение исковой давности могло быть приостановлено вследствие уважительных причин, однако точно не определялось, в каком порядке будет осуществляться (восстановлением ли срока post factum решением суда или предварительным запросом о вычете из предписанного законом времени заявленного срока).

Погасительная давность в отношении сложных исков могла быть также двоякой: полной, когда в целом погашалось все требование (p.totalis), и частичной, когда считалось погашенным, например, право требовать штрафной санкции за неисполнение, но сохранялось право требовать исполнения (возврата вещи и т.д.).

На особом положении были иски, вытекавшие из наследственного права. По общему правилу, требование о восстановлении в правах наследства, особенно если не было дано силы завещательному законному распоряжению, не имело погасительной давности и сохраняло правовые основания на протяжении жизни всех наследственных поколений, которые имели право наследования или непосредственно, или по праву представления.

Классическое римское право знало только нечто подобное тому, что сейчас называют исковой давностью, ему были известны законные сроки предъявления исков. В цивильном праве иски были вечными, без временных ограничений. Преторы для новых исков устанавливали так называемые законные сроки для обращения с ними в суд. Истечение такого срока прекращало право обращения в суд и само право. Так, курульные эдилы установили ответственность продавца за недостатки проданной вещи. Покупатель был вправе обратиться в суд с иском об уменьшении цены вещи в течение 1 года или с иском о возврате вещи и покупной цены в течение 6 месяцев. И тот, и другой сроки были не сроками исковой давности, а законными сроками. Законные сроки не подлежали ни приостановлению, ни перерыву, они погашали само право истца.

Отличие законных сроков от исковой давности заключается в том, что законный срок сам по себе (независимо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право на иск, т.е. само право действует лишь в течение определенного времени (например, поручительство действует только в течение двух лет, после чего погашается). А при исковой давности право, установленное в принципе бессрочно, погашается бездеятельностью управомоченного лица (неподача иска в течение срока исковой давности).

Таким образом, до введения института исковой давности (начало V в. н.э.) римское право знало лишь законные сроки, устанавливаемые для обращения в суд по некоторым искам. Эти сроки не подлежали продлению, и их истечение погашало само право истца.

Исковая давность рассматривалась как срок для обращения с иском в суд. Общий срок был установлен в 30 лет. Он мог быть приостановлен по уважительным причинам или прерван по двум основаниям: предъявление иска, признание долга ответчиком.

Понятие реституции. Классическое право не знало обжалования судебного решения в собственном смысле. Однако сторона, недовольная судебным решением, могла просить у претора restitutio in integrum, восстановления в первоначальное положение, т.е. просить об уничтожении наступивших юридических последствий. Это средство защиты давалось претором не только против судебного решения, но и в ряде других случаев, когда по обстоятельствам дела претор не считал возможным строгое применение общих норм права (см. п. 82). Применение этого экстраординарного средства производилось как по просьбе сторон, так и по собственному усмотрению магистрата в целях защиты верхушки господствующих классов. 82.

Основания реституции. Для применения реституции требовались три условия: (1)

Наличие имущественного или неимущественного ущерба (laesio), причиненного действием или упущением. (2)

Наличие у просителя оправдывающего реституцию основания (iusta causa), как- то: а) minor aetas (менее 25 лет); б) quod metus causa; в) error (редко); dolus malus (чаще); г) временное отсутствие (в плену и т.п.). (3)

Своевременная просьба. 83.

Действие реституции. Действие реституции заключалось в том, что она лишала силы факт, приведший юридические отношения к существующему состоянию, и восстанавливала прежнее состояние этих отношений.

Истец, получивший реституцию, должен был вернуть ответчику выгоду, полученную от погашения юридического отношения, например, покупатель, получивший обратно уплаченную цену, обязан вернуть продавцу купленный товар.

При применении реституции против судебного решения решение считалось несостоявшимся и начинался новый процесс.

§ 26. Процессуальное представительство 84.

Первоначальное недопущение представительства. Стороны в гражданском процессе долго не могли возлагать на третьих лиц защиту своих интересов. Они должны были выступать лично. И Гай (4. 82), и Юстиниан (I. 4. 10) утверждают, что некогда (olim) признавалось правило: Nemo alieno nomine lege agere potest - никто не может искать по закону от чужого имени. В Институциях Юстиниана дается краткий очерк исключений из этого правила и последующих смягчений. Допускалось выступление представителей pro populo - за народ (выступал magistratus), pro libertate - за свободу (assertor libertatis) и pro tutela - по опеке (tutor - опекун). Закон Гостилия (около 175 г. до н.э.) допустил представительство на суде за лиц, попавших в плен или отсутствующих по делам государства. При формулярном процессе представительство отсутствующих и больных достигалось путем введения формул с перестановкой имен. Именно в интенции фигурировало имя представляемого лица (dominus litis), а в кондемнации - имя процессуального представителя. Судебный магистрат отдавал приказ присудить последнего или (если представитель был со стороны истца) - противную сторону в пользу представителя. Конечно, это было еще не полное судебное представительство, но преторское право этим дало толчок дальнейшему его развитию. 85.

Допущение cognitores и procuratores. Сначала признано было лишь непрямое представительство, т.е. выступление лица в процессе не от имени представляемой стороны, а от собственного имени представителя, однако за счет первой.

Основанием допущения этой формы представительства служила неспособность выступать в процессе ряда лиц, в силу возраста, пола, состояния здоровья и других причин, и такая же неспособность городских общин и корпораций как таковых участвовать в гражданском обороте в качестве носителей прав городов и других коллективов. Интересы указанных категорий лиц в процессах представляли

опекуны физических лиц, агенты и синдики городских общин.

Институт представительства получил признание по существу в формулярном процессе. Здесь представители впервые открыто выступали уже со стороны дееспособных лиц под именем когниторов (cognitor). Они принимали это поручение от заинтересованной стороны - dominus litis - и назначались последней in iure, путем обращения к противной стороне с установленными словами: "назначаю тебе когнитора" (tibi cognitorem do). Присутствия последнего при этом не требовалось, но его обязанности начинались с момента состоявшегося соглашения о его допущении к процессу. Дальнейшим развитием представительства и более простой его формой было назначение процессуального представителя - прокуратора (procurator ad litem). Достаточно было предварительного неформального поручения, а иногда даже фактического выступления без поручения в качестве ведущего дела (negotiorum gestora - см. п. 555), главным образом на стороне ответчика. Преторы побуждали таких прокураторов и их доверителей заключать стипуляции о последующем одобрении - cautio de rato - их действий. Как сказано, процессуальная формула составлялась всегда так, что решение выносилось на имя представителя, который должен был, в свою очередь, передать истцу все им полученное. Представитель ответчика, наоборот, мог требовать от представляемого всего уплаченного им по решению в пользу истца. Позднее представляемый внешне оформлял положение своих представителей (обоих видов) путем занесения в судебный протокол или посылкой письменного сообщения противной стороне. Аналогично назначались агенты и представители городских общин. Допущение прямого процессуального представительства обусловливалось прежде всего усложнением хозяйственной жизни. Если при неразвитом обороте хозяин лично ведет свои дела и лично выступает в суде, то по мере развития торговли купец заключает многочисленные сделки и участвует в ряде процессов. И недопущение представительства являлось бы стеснительным для оборота крупных рабовладельцев.

Особую форму представительства составляли представители за собственный счет, procurator in rem suam - форма, издавна употреблявшаяся при передаче требований прежним кредитором новому (см. п. 364). 86.

Advocati. Допускались также к устному содействию сторонам, без представительства в собственном смысле, advocati, избираемые обычно самими сторонами.