Вопрос о судебном участии на предварительном расследовании. Участие защиты на стадии предварительного расследования

26.05.2020 Депозиты

Порядок реализации данного конституционного права определяется Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, при применении норм которого должны учитываться правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и практика Европейского Суда по правам человека.

Обеспечение права на защиту является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия.

В целях единообразного разрешения судами вопросов, возникающих в практике применения законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, и Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет дать следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что по смыслу статьи 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) обеспечение права на защиту является одним из принципов уголовного судопроизводства, действующих во всех его стадиях. В силу этого правом на защиту обладают: лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ; подозреваемый; обвиняемый; подсудимый; осужденный; оправданный; лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера; несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия; лицо, в отношении которого уголовное дело (далее - дело) или уголовное преследование прекращено; лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче; а также любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица (далее - обвиняемый).

2. Судам необходимо иметь в виду, что право обвиняемого на защиту включает в себя не только право пользоваться помощью защитника, но и право защищаться лично и (или) с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами (часть 2 статьи 16 , пункт 11 части 4 статьи 46 , пункт 21 части 4 статьи 47 УПК РФ), в том числе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела. Процессуальные права обвиняемого не могут быть ограничены в связи с участием в деле его защитника и (или) законного представителя.

3. Исходя из взаимосвязанных положений части 1 статьи 11 и части 2 статьи 16 УПК РФ обязанность разъяснить обвиняемому его права и обязанности, а также обеспечить возможность реализации этих прав возлагается на лиц, осуществляющих проверку сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, и предварительное расследование по делу: на дознавателя, орган дознания, начальника органа или подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, а в ходе судебного производства - на суд.

Предусмотренные нормами уголовно-процессуального закона права должны быть разъяснены в объеме, определяемом процессуальным статусом лица, в отношении которого ведется производство по делу, с учетом стадий и особенностей различных форм судопроизводства. В частности, при рассмотрении дела по существу судом первой инстанции разъяснению обвиняемому подлежат не только права, указанные в части 4 статьи 47 УПК РФ, но и другие его права в судебном разбирательстве, в том числе право ходатайствовать об участии в прениях сторон наряду с защитником (часть 2 статьи 292 УПК РФ), а при отсутствии защитника - участвовать в прениях сторон (часть 1 статьи 292 УПК РФ), право на последнее слово ( УПК РФ).

4. Право обвиняемого лично осуществлять свою защиту, реализуемое посредством его участия в судебном разбирательстве, обеспечивается судом. В отношении обвиняемых, содержащихся под стражей либо отбывающих наказание в виде лишения свободы, суд первой инстанции принимает меры по обеспечению их участия в судебном заседании непосредственно либо в случаях, предусмотренных частью 6.1 статьи 241 и частью 2 статьи 399 УПК РФ, путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия таких лиц в судебных заседаниях судов вышестоящих инстанций решается судом, рассматривающим дело (часть 2 статьи 389.12 , часть 2 статьи 401.13 УПК РФ).

5. Судам следует проверять, извещен ли обвиняемый о дате, времени и месте заседания суда первой, апелляционной или кассационной инстанции в сроки, установленные соответственно частью 4 статьи 231 , частью 2 статьи 389.11 , частью 2 статьи 401.12 УПК РФ. При несоблюдении указанных сроков суд выясняет у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого, в целях обеспечения требований части 3 статьи 47 УПК РФ суд объявляет перерыв в судебном заседании либо откладывает его на определенный срок.

6. Если после вынесения приговора или иного судебного решения обвиняемый и (или) его защитник ходатайствуют о дополнительном ознакомлении с материалами дела для составления апелляционной жалобы, суду, в производстве которого находится дело, надлежит уточнить, какие именно материалы дела им необходимы. При разрешении такого ходатайства суд выясняет, знакомились ли обвиняемый и (или) его защитник по окончании предварительного расследования со всеми материалами дела и не были ли они ограничены в праве выписывать любые сведения и в любом объеме, за свой счет снимать копии с материалов дела, а также знакомились ли они с протоколом судебного заседания. В случае удовлетворения ходатайства суд определяет срок для дополнительного ознакомления с учетом установленных обстоятельств.

7. В силу требований части 2 статьи 123 Конституции Российской Федерации и части 1 статьи 247 УПК РФ разбирательство дела в суде первой инстанции проводится при обязательном участии обвиняемого. Рассмотрение дела в отсутствие обвиняемого допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Исходя из положений частей 1 и 4 статьи 247 УПК РФ ходатайство обвиняемого, не уклоняющегося от явки в суд, о рассмотрении дела в его отсутствие может быть удовлетворено судом только по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Если обвиняемый, заявляя ходатайство о заочном рассмотрении дела, ссылается на обстоятельства, которые препятствуют его участию в судебном разбирательстве, то суд вправе признать данное ходатайство вынужденным, отказать в его удовлетворении и назначить судебное заседание с участием обвиняемого либо, при наличии к тому оснований, приостановить производство по делу.

8. В соответствии с положениями части 2 статьи 243 , статьи 257 УПК РФ и нормами главы 36 УПК РФ в их взаимосвязи председательствующий в подготовительной части судебного заседания разъясняет всем участникам судебного разбирательства не только их права, но и обязанности, знакомит с регламентом судебного заседания. При этом подлежат разъяснению также положения статьи 258 УПК РФ, предусматривающей меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава, в том числе возможность удаления из зала заседания по решению председательствующего (коллегии судей) и последствия такого удаления.

Если нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава допускает обвиняемый, то в зависимости от характера нарушений он предупреждается председательствующим о недопустимости такого поведения либо по мотивированному решению председательствующего (коллегии судей) удаляется из зала заседания на определенный период (например, на период допроса потерпевшего или свидетеля; до окончания судебного следствия или завершения прений сторон).

Следует учитывать, что закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательств. При наличии просьбы обвиняемого о получении такой информации суд предоставляет ему время для обращения за помощью к своему адвокату.

9. Если при рассмотрении дела в отсутствие обвиняемого в соответствии с частью 4 статьи 247 УПК РФ защитник не приглашен самим обвиняемым, его законным представителем или другим лицом по поручению обвиняемого, то суд в целях обеспечения состязательности и равноправия сторон и права обвиняемого на защиту принимает меры к назначению защитника. Такие же меры суду необходимо принять и в случае, когда обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника.

10. Судам необходимо иметь в виду, что предусмотренное частью 1 статьи 50 УПК РФ право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. По смыслу положений части 2 статьи 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

Кроме того, при наличии любого из обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, участие защитника исключается во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела; изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу (пункт 3 части 1 статьи 72 УПК РФ, подпункт 2 пункта 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", пункт 1 статьи 13 "Кодекса профессиональной этики адвоката" (принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года).

Исходя из взаимосвязанных положений части 1 статьи 72 УПК РФ установленное в пункте 3 данной нормы ограничение относится к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал в ходе досудебного производства либо в предыдущих стадиях судебного производства и судебных заседаниях юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. Однако это не исключает возможность отвода защитника и в иных случаях выявления подобных противоречий, не позволяющих ему участвовать в данном деле.

11. При разрешении ходатайства обвиняемого, заявленного в соответствии с частью 2 статьи 49 УПК РФ о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника, суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу.

В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным.

12. В силу части 1 статьи 50 УПК РФ защитник или несколько защитников могут быть приглашены для участия в деле как самим обвиняемым, так и его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого.

Если обвиняемым заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для приглашения избранного им защитника, то обвиняемому следует разъяснить, что в силу положений части 3 статьи 50 УПК РФ при неявке приглашенного им защитника в течение 5 суток либо в течение иного более длительного, но разумного срока со дня заявления такого ходатайства суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа - принять меры по его назначению.

В том же порядке суд при отводе единственного адвоката, осуществляющего защиту обвиняемого, принимает меры к обеспечению участия в судебном заседании другого адвоката.

Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов.

13. Согласно части 1 статьи 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ. При этом участие в судебном заседании обвинителя (государственного обвинителя) не является безусловным основанием для обеспечения участия в нем защитника, поскольку обвиняемый на любой стадии производства по делу вправе по собственной инициативе в письменном виде отказаться от помощи защитника.

При разрешении такого заявления суду надлежит иметь в виду, что нежелание обвиняемого пользоваться помощью защитника должно быть выражено явно и недвусмысленно. В суде первой инстанции отказ от защитника может быть принят при условии, если участие защитника в судебном заседании фактически обеспечено судом.

Заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ.

В случае, если суд принял отказ обвиняемого от защитника, решение об этом должно быть мотивированным.

14. Исходя из положений части 2 статьи 50 , пункта 1 части 1 и части 3 статьи 51 и статьи 52 УПК РФ в их взаимосвязи суд принимает меры по назначению защитника во всех случаях, когда обвиняемый в судебном разбирательстве не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом. При этом следует иметь в виду, что закон не предусматривает права обвиняемого выбирать конкретного адвоката, который должен быть назначен для осуществления его защиты.

15. К лицам, которые в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 51 УПК РФ в силу своих физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, следует относить, в частности, тех, у кого имеется психическое расстройство, не исключающее вменяемости, а также лиц, страдающих существенным дефектом речи, слуха, зрения или другим недугом, ограничивающим их способность пользоваться процессуальными правами. В целях создания необходимых условий для реализации такими лицами процессуальных прав и при наличии оснований суду следует обсуждать вопрос о необходимости привлечения к участию в деле соответствующих специалистов (владеющих навыками сурдоперевода, применения системы Брайля и т.д.).

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством все способы получения доказательств (процессуальные действия) в одинаковой мере могут быть использованы и на предварительном следствии и в судебном разбирательстве (ст.124-137 УПК).

Доказывание на предварительном следствии и в судебном разбирательстве имеет свою специфику, обусловленную различными условиями, в которых оно осуществляется. Одна из особенностей доказывания в судебном разбирательстве состоит в том, что в отличие от предварительного следствия, где все решения по делу принимаются единолично, на этой стадии процесса действует коллегиальный субъект доказывания - суд.

Иная особенность доказывания в судебном разбирательстве заключается в том, что здесь применяется принцип состязательности, который не действует на предварительном следствии. Допуск к участию следственном действии заинтересованных лиц, в том числе и обвиняемого, в большинстве случаев зависит от следователя. Доказывание же в суде происходит в присутствии и при активном участии в исследовании доказательств субъектов уголовно-процессуальной деятельности с противоположными процессуальными интересами.

Такой порядок доказывания существенно отличает судебное разбирательство от предварительного следствия, поскольку создаёт гарантии и более благоприятные условия для глубокого и всестороннего исследования обстоятельств дела. Он позволяет выявить и подвергнуть тщательной проверке как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства.

Доказывание на предварительном следствии допускает параллельное расследование нескольких дел одновременно. Следователь попеременно осуществляет следственные действия по разным делам.

Напротив, доказыванию в судебном следствии эта черта несвойственна.

Выполнение тех или иных процессуальных действий в порядке отдельного требования допускается только в стадии предварительного следствия. Суд в отличие от следователя не вправе поручать другому суду выполнение судебных действий. Данное положение вытекает из требования о том, что суд обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу - допросить обвиняемого, потерпевшего, заслушать заключение экспертов и т.д.

Следует отметить, что в соответствии с требованием непосредственности доказывания в стадии судебного разбирательства суд не может положить в основу приговора заключение экспертизы, произведённой на предварительном следствии, не проверив его в судебном заседании. Эксперт, вызванный в суд, участвует в исследовании доказательств, относящихся к предмету экспертизы, может задавать вопросы свидетелям, потерпевшему, подсудимому (ст.331 УПК). Участники судебного разбирательства представляют вопросы эксперту. Непосредственное, последовательное и непрерывное исследование обстоятельств дела при неизменном составе суда придаёт доказыванию в судебном разбирательстве строгую систематичность.

Суд устанавливает очерёдность исследования различных источников имеющихся доказательств, решает, например, когда допросить подсудимых, свидетелей, потерпевших, определяет момент обращения к каждому конкретному доказательству из относящихся к определённому виду, т.е. решает, в какой последовательности допрашивать подсудимых, в какой свидетелей и т.д. К примеру, во время судебного следствия в результате допроса обвиняемого становятся известными важные сведения о многих обстоятельствах совершённого преступления либо о фактах, опровергающих его совершение, в полной мере раскрывается позиция подсудимого и содержание его доводов при частичном или полном отрицании им вины. Суд должен допросить обвиняемого по всем пунктам обвинения в целях обеспечения его права на защиту, полноты исследования доказательств (ст.326 УПК). Допрос обвиняемого начинается с его свободного рассказа, он вправе сообщить всё, что он считает необходимым по данному делу. Судьи и другие участники процесса не должны его останавливать, перебивать вопросами. Однако, председательствующий может поставить отдельные вопросы уточняющего характера (во время рассказа обвиняемого), а также если обвиняемый говорит об обстоятельствах, не относящихся к делу, предложив ему давать показания по существу. Суд и стороны ставят вопросы обвиняемому после изложения им своих показаний, которые могут быть направлены на уточнение, дополнение и проверку сообщаемых сведений. Недопустимы наводящие вопросы, содержащие намёк или наталкивающие на определённый ответ. Последовательность допроса обвиняемого в судебном разбирательстве такова – после свободной дачи показаний обвиняемый допрашивается государственным обвинителем, при необходимости с разрешения председательствующего в судебном заседании – потерпевшим (частным обвинителем), гражданским истцом и его представителем, а затем своим защитником, при необходимости с разрешения председательствующего в судебном заседании – другими обвиняемыми и их защитниками, гражданским ответчиком и его представителем (ст.326.2 УПК). Закон предоставляет обвиняемому возможность давать показания с разрешения предсе-дательствующего в любой момент судебного следствия (ст.326.5 УПК). Подсудимый не ограничен показаниями данными во время первоначального допроса. Обвиняемый, также даёт показания в связи с исследованием иных доказательств: допросом иных обвиняемых, потерпевших и т.д.

Законом предусмотрен допрос обвиняемого в отсутствие другого обвиняемого с целью устранения отрицательного влияния соучастника на правдивость показаний. О принятии такого решения суд выносит постановление. Удаление кого-либо из обвиняемых во время допроса соучастника, если этого требуют интересы установления истины, допускается лишь в исключительных случаях. Председательствующий после возвращения отсутствовавшего обвиняемого в зал судебного заседания сообщает ему содержание показаний, данных в его отсутствие, и представляет возможность задать вопросы допрошенному обвиняемому (ст.326.9 УПК). Суд и участники судебного процесса не могут в целях восполнения и проверки показаний обвиняемого ссылаться в ходе его допроса на имеющиеся в деле доказательства, которые ещё не были исследованы на судебном следствии. Не допускается подмена устных показаний обвиняемого в судебном заседании, свободно излагающего суду свою позицию и доводы, оглашением протокола его допроса на предварительном следствии и предложением ответить на вопрос о том, подтверждает ли он эти прежние показания.

Доказательственное значение имеют данные, сообщённые обвиняемым в ходе судебного следствия. Лишь в отдельных специально оговоренных случаях закон допускает возможность оглашения и дальнейшего исследования прежних показаний, полученных в ходе предварительного расследования или предыдущего судебного разбирательства, а также разрешает воспроизведение ранее сделанной звукозаписи этих показаний. Об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. Прослушивание звукозаписи допустимо только после оглашения прежних показаний обвиняемого, содержащихся в протоколе допроса или протоколе предыдущего судебного заседания (ст.327 УПК).

В отличие от обвиняемого свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие ещё не допрошенных свидетелей, чтобы исключить воздействие допрашиваемого на формирование последующих показаний других лиц (ст.328.1 УПК). Председательствующий выясняет отношение свидетеля к обвиняемому, потерпевшему, другим участникам процесса. Эти данные имеют значение для оценки показаний свидетеля. Затем ему предлагается сообщить всё что известно по делу. Нельзя прерывать свободный рассказ свидетеля. После его окончания свидетелю могут быть заданы вопросы судом и участниками процесса в той же последовательности, что и обвиняемому. При наличии существенных противоречий между прежними показаниями свидетеля и его показаниями на суде, а также, при отсутствии в судебном заседании свидетеля по причинам, исключающим возможность явки в суд, суд вправе огласит показания, данные свидетелем при производстве предварительного расследования, а также воспроизвести звукозапись его показаний (ст.329.1 УПК).

Другим действием суда по исследованию доказательств может быть осмотр вещественных доказательств, которое осуществляется судом и всеми участниками судебного следствия. Данное действие может быть проведено в любой момент судебного следствия как по инициативе суда, так и по ходатайству сторон (ст.333 УПК). Осмотр вещественных доказательств должен проводиться так, чтобы не допустить их повреждения или утраты доказательственного значения. Следует также предпринять меры против возможного уничтожения доказательств обвиняемым. Кроме того, ввиду громоздких размеров вещественных доказательств они могут быть осмотрены всем составом суда по месту их нахождения.1

Суд может провести в судебном заседании экспертизу, не зависимо от того, проводилась ли она в ходе предварительного расследования. Она необходима для установления имеющих значение для дела фактов, исследование которых требует специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле. После вынесения в судебном следствии всех обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения, председательствующий предлагает обвинителю, защитнику, обвиняемому, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям сформулировать в письменном виде вопросы эксперту. Если кто-либо из участников не может по уважительным причинам в письменном виде представить вопросы, они могут быть изложены устно. Эти вопросы заносятся в протокол судебного заседания (ст.331.7 УПК). В зависимости от сложности экспертизы, необходимости проведения лабораторных исследований и иных обстоятельств эксперт осуществляет свою деятельность либо непос-редственно в суде, либо вне суда. Суд должен обеспечить возможность проведения экспертом необходимых условий. Эксперт представляет заключение в письменном виде. Заключение эксперта и постановление суда, содержащее перечень вопросов для экспертизы, приобщаются к делу.

Особо следует отметить, что экспертиза в суде не является повторной или дополнительной по отношению к экспертизе, проведённой в ходе предварительного расследования. Это самостоятельное исследование эксперта. Однако, суд также может после производства первой экспертизы в судебном разбирательстве назначить и провести дополнительную или повторную экспертизу (ст.331.3 УПК). Дополнительная экспертиза назначается после дачи экспертом заключения в суде, если путём допроса эксперта не представилось возможным устранить недостаточную ясность и полноту его выводов. Повторная экспертиза назначается судом, если заключение эксперта является необоснованным, противоречит фактическим обстоятельствам дела или если во время судебного разбирательства, установлены новые данные, которые могут повлиять на выводы эксперта, а также в случаях, когда при назначении и производстве экспертизы были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. При наличии оснований сомневаться в объективности или компетентности эксперта, давшего заключение на предварительном следствии, суд вправе вызвать в судебное заседание нового эксперта.

Использование судом в процессе доказывания специальных познаний, в виде привлечения эксперта, является не единственной формой использования этих познаний, которое может быть осуществлено посредством приглашения специалиста. Следует однако отметить, что даваемые специалистом пояснения, в отличие от заключения эксперта, не являются источником доказательств.

Документы должны быть оглашены и исследованы в судебном заседании, для того чтобы содержащиеся в документах сведения могли быть положены в основу выводов суда, и только те, в которых изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для дела (акты ревизий, характеристики, справки о судимости, о состоянии здоровья и т.д.).

Доказывание в уголовном процессе слагается из ряда элементов: собирание (обнаружение и процессуальное закрепление), исследование и оценка доказательств. Элементы эти не в одинаковой мере проявляются на предварительном следствии и в судебном разбирательстве. Поскольку предварительное следствие начинается при наличии минимальных сведений о событии преступления. Доказывание, осуществляемое в этой стадии процесса, включает также процессуальное закрепление, исследование и оценку доказательств.

Несколько иным выглядит соотношение элементов доказывания в судебном разбирательстве. Разумеется, суд не связан объёмом доказа-тельственного материала, представленного органами расследования, - он может например, по своей инициативе выявить или истребовать новые доказательства, - однако основным в доказывании здесь являются проверка, исследование и оценка доказательств, собранного на предварительном следствии и положенных в основу обвинительного заключения. В судебном разби-рательстве превалируют именно эти элементы процесса доказывания.

Поскольку повторное производство некоторых следственных действий (опознание, осмотр места происшествия и т.д.) уже не имеет в ряде случаев того же доказательственного значения, в качестве гарантии их достоверности, для обеспечения правильности закрепления полученных результатов закон предусматривает обязательное присутствие понятых при их проведении.

Аналогичного правила применительно к судебным действиям закон не устанавливает. Это объясняется тем, что присутствие понятых в данном случае было бы излишним, так как доказывание осуществляется судом в условиях гласности, непосредственности и состязательности. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает систему гарантий полноты и достоверности протоколов, призванных фиксировать процесс и результаты доказывания на предварительном следствии. Так, протокол прочитывается всем лицам, участвующим в производстве следственных действий, причём им разъясняется право делать замечания, подлежащие внесению в протокол. Протокол подписывается следователем, допрошенным лицом, преводчиком, специалистом, понятыми и другими лицами, если они участвовали в проведении следственного действия (ст. 51 УПК). Обвиняемому, свидетелю и потерпевшему после допроса предъявляется соответствующий протокол для прочтения, или по их просьбе его зачитывает следователь. Указанные лица вправе требовать дополнения протокола и внесения в него поправок. Таким образом, протоколы процессуальных действий, осуществляемых на предварительном следствии, получают окончательное оформление только после того, как все лица, участвовавшие в их проведении, удостоверятся в правильности и полноте протокольных записей.

Устный характер доказывания в стадии судебного разбирательства не позволяет лицам, допрашиваемым судом, записывать свои показания собственноручно. Их показания заносятся в протокол секретарём судебного заседания. Содержание, протокола удостоверяется подписью председа-тельствующего и секретаря судебного заседания, которые обязаны составить его уже после вынесения приговора, но не позднее чем за трое суток по окончании судебного заседания. После этого судом в течение трёх дней создаются условия для ознакомления с протоколом лицам, имеющим право знакомиться с ним. Если эти лица подают свои письменные замечания на протокол, председательствующий в судебном заседании рассматривает эти замечания и в случае согласия с ними удостоверяет их своей подписью, а в случае несогласия принимает об этом соответствующее решение. Вне зависимости от согласия или несогласия с поданными на протокол замечаниями сами эти замечания и принятое по ним решение должны быть приобщены к протоколу судебного заседания (ст.51.7 УПК).

Изложенное свидетельствует о том, что участники процесса не оказывают активного влияния на полноту и правильность фиксирования содержания процесса доказывания, осуществляемого в их присутствии и при их непосредственном участии. В некоторых случаях это неблагоприятно сказывается на эффективность судебной деятельности. Доказывание представляет собой не только познание, но также обоснование и передачу сведений соответствующему адресату доказывания, т.е. имеет познавательную и удостоверительную сторону.1 Поскольку построение уголовного процесса предполагает последовательную смену его стадий, а также смену субъектов и адресатов доказывания, фиксация доказательств рассматривается как деятельность, содержание и цель которой составляет передача фактических данных (информацию) адресату доказывания. 2

Думается, что правильность и полноту записей показаний в протоколе судебного заседания должны контролировать и удостоверять по мере его составления все допрашиваемые во время судебного разбирательства лица. Им должно быть предоставлено право исправлять и дополнять сделанные в нём записи. Такой порядок фиксирования процесса доказывания в судебном разбирательстве желателен не только потому, что он исключает споры по поводу содержания протокола судебного заседания уже после вынесения приговора, когда условия для исправления допущенных искажений крайне не благоприятны.3

Экзамен на адвоката

Вопрос 381. Судебный контроль в стадии предварительного расследования при производстве отдельных следственных действий. Процессуальный порядок составления, подачи и рассмотрения жалоб. Участие адвоката в осуществлении судебно-контрольного производства.

Вопрос 381. Судебный контроль в стадии предварительного расследования при производстве отдельных следственных действий. Процессуальный порядок составления, подачи и рассмотрения жалоб. Участие адвоката в осуществлении судебно-контрольного производства.

Судебный контрольв стадии предварительного расследования .

Судебный контроль в ходе досудебного производства согласно УПК включает:

1) рассмотрение жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 125 УПК (ч. 3 ст. 29 УПК);

2) принятие решений о применении мер процессуального принуждения (ч. 2 ст. 29 УПК);

3) разрешение на производство следственных действий (ч. 2 ст. 164, ч. 4 ст. 165 УПК);

4) проверка законности произведенного следственного действия и вынесение постановление о его законности или незаконности(ч. 5 ст. 165 УПК).

Процессуальный порядок составления, подачи и рассмотрения жалоб.

Судебный порядок рассмотрения жалоб (ст. 125 УПК):

Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 УПК.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.

Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

Участие адвоката в осуществлении судебно-контрольного производства.

Участие адвоката в судебно-контрольном производстве, осуществляемом судом (судами), является составной частью его работы по уголовному делу на досудебных этапах уголовного судопроизводства как в форме защитника подозреваемого, обвиняемого, так и в форме представителя иного участника процесса.

С учетом того что судебный контроль носит предупредительный и правообеспечительный характер, тактика поведения адвоката, участвующего в судебно-контрольном производстве, определяется его общей позицией по конкретному уголовному делу. В любом случае, при выявлении адвокатом фактов нарушения конституционных и процессуальных прав его подзащитного жалоба на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя подается немедленно.

Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он (ст. 72 УПК):

1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;

2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;

3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 УПК

Из книги Адвокатура и нотариат автора

7. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела Основной целью деятельности адвоката является соблюдение прав подзащитного. Направлениями, способствующими ее достижению, выступают следующие:1) исключение

Из книги Адвокатура и нотариат: конспект лекций автора Шалагина Марина Александровна

ЛЕКЦИЯ № 5. Участие защитника в уголовном деле на стадии предварительного расследования 1. Стратегия и тактика работы адвоката на стадии предварительного расследования уголовного делаОсновной целью деятельности адвоката является соблюдение прав подзащитного.

Из книги Правовые основы судебной медицины и судебной психиатрии в Российской Федерации: Сборник нормативных правовых актов автора Автор неизвестен

СТАТЬЯ 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб 1. Постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным

Из книги Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Текст с изменениями и дополнениями на 1 ноября 2009 г. автора Автор неизвестен

Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб 1. Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя,

Из книги Налоговый кодекс Российской Федерации часть I с официальными, судебными и библиографическими указателями (по состоянию на март 2005 года) автора Брызгалин Аркадий Викторович

Статья 450. Особенности избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий 1. После возбуждения уголовного дела либо привлечения лица в качестве обвиняемого в порядке, установленном статьей 448 настоящего Кодекса, следственные и иные процессуальные

Из книги Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации автора Дума Государственная

Статья 96. Привлечение специалиста для оказания содействия в осуществлении налогового контроля Статья 97. Участие переводчика Статья 98. Участие понятых Статья 99. Общие требования, предъявляемые к протоколу, составленному при производстве действий по осуществлению

Из книги Гражданский процесс автора Черникова Ольга Сергеевна

Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб Положения статьи 125 по их конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - предусматривают обязанность суда, рассматривающего вопрос о личном участии осужденного к лишению свободы в

Из книги Уголовный процесс: Шпаргалка автора Автор неизвестен

Статья 450. Особенности избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий Постановлением Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П статья 450 и находящаяся с ней во взаимосвязи статья 107 признаны не противоречащими Конституции РФ. 1. После возбуждения

Из книги Убийства на «разборках» (методика расследования) автора Гурев Михаил Сергеевич

18.3. Порядок подачи и рассмотрения кассационных жалоб и представлений Установленный ч. 2 ст. 337 ГПК РФ порядок подачи кассационных жалобы, представления на не вступившие в законную силу решения суда первой инстанции предусматривает, что кассационные жалоба, представление

Из книги Криминалистика. Шпаргалки автора Петренко Андрей Витальевич

11. Судебный порядок рассмотрения жалоб Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя,

Из книги Экзамен на адвоката автора

68. Особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в стадии предварительного расследования Особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в стадии предварительного расследования: 1. Если несовершеннолетний

Из книги автора

Часть III Особенности тактики производства отдельных следственных

Из книги автора

Из книги автора

Вопрос 224. Общие правила исполнительного производства. Участие адвоката на стадии исполнения решения суда. Защита прав взыскателя, должника и других лиц. Общие правила исполнительного производства.Лицами, участвующими в исполнительном производстве, являются (ст. 48

Из книги автора

Вопрос 385. Понятие и общие условия предварительного расследования. Сроки дознания и предварительного следствия: порядок исчисления и продления. Предварительное расследование является отдельной стадией уголовного процесса и разновидностью досудебного

Из книги автора

Вопрос 389. Обыск и выемка: различие в основаниях и порядке производства. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка. Контроль и запись переговоров. Особенности судебного контроля при рассмотрении жалоб на решения и действия (бездействие)

Багаутдинов Флер Нуретдинович - кандидат юридических наук (Казань).

Новый Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации определил особое место суда в уголовном судопроизводстве. Если раньше неофициально основной фигурой уголовного судопроизводства (а на стадии предварительного следствия, пожалуй, и главной фигурой) являлся прокурор с его ничем не ограниченным прокурорским надзором, то сегодня центральное место на стадии предварительного и судебного следствия, вне всякого сомнения, занимает именно суд.

Статья 29 УПК РФ определяет полномочия суда. Формулировка "только суд правомочен..." делает эти полномочия исключительными и означает, что никакой другой орган, никакое иное должностное лицо не могут принимать какое-либо решение, исчерпывающий перечень которых представлен в указанной статье.

Таким образом, в соответствии со ст. 29 УПК РФ только суд правомочен:

признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание;

применить к лицу принудительные меры (медицинского характера или воспитательного воздействия);

отменить или изменить решение, принятое нижестоящим судом.

Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения:

об избрании отдельных мер пресечения и мер процессуального принуждения (в виде заключения под стражу, домашнего ареста и др.);

о проведении следственных и иных действий, затрагивающих конституционные права граждан (обыски и выемки в жилище и др.).

Кроме этого, суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 125 УПК РФ.

И наконец, суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращает внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, требующие принятия необходимых мер.

Как видим, новый уголовно - процессуальный закон разделил полномочия суда на четыре группы. По УПК РСФСР 1960 г. суду были предоставлены только две из указанных групп полномочий (первая и последняя). Право судебного контроля появилось в УПК РСФСР в 1992 году. Вторая группа полномочий - на принятие решений об аресте, продлении срока ареста, обыске в жилище и др. - является для суда в целом новой (хотя отдельные из этих полномочий суд начал применять и в период действия УПК РСФСР: о наложении ареста на почтово - телеграфную корреспонденцию, о выемке предметов и документов, содержащих информацию о банковской тайне, о контроле и записи телефонных и иных переговоров).

С учетом изложенного считаем наиболее важным и необходимым рассмотрение вопросов судебного контроля, где, несмотря на десятилетнюю практику его применения, сохраняется немало спорных моментов, а также отдельных вопросов о роли и полномочиях суда при принятии решений, затрагивающих конституционные права граждан (ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Вопросы судебного контроля с момента его появления в российском уголовном процессе вызывают оживленные споры и являются предметом многих дискуссий и публикаций. Появившись в 1992 г. в виде права обжалования в суд постановления об аресте и о продлении срока содержания под стражей, этот институт постоянно развивался и, как правило, в сторону расширения возможности обжалования в суд решений органов предварительного расследования.

В статье 125 УПК РФ подробно определен судебный порядок рассмотрения жалоб. Постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования.

Жалоба может быть подана заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через пять суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

  1. о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;
  2. об оставлении жалобы без удовлетворения.

Сфера действия судебного контроля сегодня ничем не ограничена. УПК РФ допускает возможность судебного обжалования практически любого решения и действия следователя, дознавателя, прокурора, что вряд ли отвечает публичным интересам. Во многом это результат деятельности Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ. В свое время не была дана решительная и отрицательная оценка фактам обжалования в суд постановления о возбуждении уголовного дела. Затем наступил черед обжалования в суд постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Следуя логике ряда решений Конституционного Суда РФ, суды общей юрисдикции принимали к рассмотрению подобные жалобы и рассматривали их по существу.

Безусловно, введение судебного контроля, расширение сферы его действия на предварительном следствии являются позитивными моментами с точки зрения обеспечения личных (частных) интересов тех или иных участников расследования. Однако за более чем десятилетний период его существования мы подошли к той опасной черте, когда в ряде случаев речь идет об ограничении посредством судебного контроля свободы органов предварительного расследования распоряжаться своими процессуальными правами по ведению следствия <*>, и это следует считать недопустимым явлением, противоречащим публичным интересам.

<*> См.: Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию // Государство и право. 2001. N 9. С. 59.

В литературе высказано мнение о принципиальной невозможности ограничения предмета судебного контроля за актами предварительного расследования путем закрепления в законе перечня подлежащих обжалованию действий и решений органов расследования <*>.

<*> См.: Лазарева В.С. Судебная защита в уголовном процессе РФ: проблемы теории и практики: Автореф. дис... докт. юрид. наук. М., 2000. С. 9 - 10.

Думается, что ограничение пределов судебного контроля возможно и необходимо, но наоборот - путем закрепления в законе перечня не подлежащих обжалованию действий и решений органов расследования. Такой подход представляется нам более предпочтительным. Законодательное закрепление не подлежащих судебному обжалованию действий и решений следователя будет в интересах в первую очередь органов расследования, то есть в публичных интересах. В силу этого органы расследования получат возможность для нормального осуществления своих функций.

В этой связи необходимо законодательно:

  1. определить перечень конкретных решений и действий, которые не подлежат судебному обжалованию;
  2. ввести некоторые дополнительные ограничительные условия (например, что жалоба защитника подается в суд с согласия обвиняемого, и некоторые другие).

На наш взгляд, не должны быть обжалованы в суд основополагающие решения по делу:

постановление о возбуждении уголовного дела;

постановление о привлечении в качестве обвиняемого;

обвинительное заключение и обвинительный акт.

Обжалование в суд остальных решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора не исключается.

Отдельного обсуждения требует вопрос о возможности судебного обжалования первого, пожалуй, одного из главных решений следователя, дознавателя, прокурора - постановления о возбуждении уголовного дела.

И. Петрухин считает, что можно и нужно обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела. По его мнению, постановление о возбуждении уголовного дела "требует немедленного судебного контроля с тем, чтобы не допускать необоснованного выдвижения обвинения (подозрения) против лиц, вина которых еще не установлена, "когда существуют лишь" признаки преступления" <*>.

<*> Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Российская юстиция. 2002. N 4. С. 49 - 50.

В то же время в статье И. Петрухина речь идет только о случаях возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, потому что, как обоснованно считает автор, незаконное возбуждение уголовного дела причиняет моральный вред лицу, против которого оно возбуждено. Естественно, вряд ли кому придет в голову обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела по факту, например, нераскрытой кражи. Правда, такая возможность не исключается для потерпевшего, когда он не согласен с возбуждением дела и просит расследование не проводить.

Точка зрения уважаемого автора представляется уязвимой. Если следовать его логике, то для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица недостаточно только наличия отдельных признаков преступления. Значит, нужна совокупность всех признаков преступления, всех его обстоятельств (объект, субъект, объективная и субъективная стороны). Но в большинстве случаев это невозможно.

При этом многие предпочитают не вспоминать о принципиально важной позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в решении от 23 марта 1999 года, о том, что нельзя обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела. При этом обоснованно было указано, что само по себе возбуждение уголовного дела не приводит к ущемлению прав и интересов участников уголовного процесса <*>.

<*> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью "Моноком" // Российская газета. 1999. 15 апреля.

Добавим, что УПК РФ ввел требование о согласовании с прокурором каждого постановления о возбуждении уголовного дела. Тем самым усилен надзор со стороны прокурора за законностью возбуждения уголовных дел. Это привело к тому, что уже в первые месяцы применения нового УПК РФ количество возбужденных уголовных дел уменьшилось в полтора раза. При таких обстоятельствах следовало бы законодательно закрепить правило о невозможности судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела либо ограничить такое право, определив его точные рамки и пределы.

В статье 125 УПК РФ говорится о возможности подачи жалобы в порядке судебного контроля заявителем, его защитником, законным представителем или представителем. Судья рассматривает жалобу с участием заявителя и его защитника, а также иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением.

В числе других лиц жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ может подать и потерпевший. В то же время следует отметить, что УПК РФ специально не выделил и не подчеркнул возможность предоставления определенных прав потерпевшему при подаче жалоб другими участниками расследования. Было бы целесообразным его участие при рассмотрении жалобы обвиняемого, подозреваемого, если она затрагивает права и интересы потерпевшего (например, при рассмотрении жалоб обвиняемого об отмене или изменении меры пресечения, об отмене ареста на его имущество и др.). Ведь практически любое обжалуемое обвиняемым, подозреваемым и их защитниками решение или действие органов расследования в той или иной мере затрагивает интересы потерпевшего, и учет его мнения здесь необходим.

Закон также не содержит и требования об извещении потерпевшего о поступлении в суд и рассмотрении жалоб других участников судопроизводства в порядке судебного контроля. Тем самым потерпевший лишен возможности высказать свое мнение по поданной жалобе. На практике органы расследования и суды также не оповещают потерпевшего о поступлении подобных жалоб.

Поэтому в УПК РФ необходимо ввести требование об извещении потерпевшего обо всех жалобах, поданных представителями стороны защиты в порядке судебного контроля. Участвовать или нет в их рассмотрении, решит сам потерпевший.

Принцип состязательности и равноправия сторон должен предполагать право обращения с жалобой в суд не только для обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, защитника, гражданского истца, гражданского ответчика. Такое право в определенных случаях должно быть предоставлено и стороне обвинения в лице следователя, начальника следственного отдела, дознавателя, прокурора. В случае злоупотребления кем-либо из участников судопроизводства предоставленными ему правами сторона обвинения должна иметь возможность путем обращения в суд установить для данного участника определенный режим осуществления его права, определенные ограничения данного права.

На наш взгляд, такое правило применимо в первую очередь для института права на защиту. Рассмотрим некоторые случаи для возможного применения подобного правила. Начнем с простого вроде бы вопроса: сколько адвокатов может быть допущено для защиты одного обвиняемого (подсудимого)? В законе отсутствуют какие-либо ограничения на этот счет. Следовательно, адвокатов может быть сколько угодно - сколько захочет и сможет оплатить обвиняемый.

Естественно, что участие в деле нескольких адвокатов создает для следователя дополнительные трудности при проведении следственных действий. Когда каждый из адвокатов знакомится с уголовным делом в полном объеме, это, соответственно, затягивает следствие, приводит к нарушению его сроков.

По нашему мнению, необходимо закрепить в законе общее правило, согласно которому обвиняемому предоставляется один адвокат. Это позволит в целом эффективно обеспечить право на защиту, поскольку подавляющее большинство расследуемых уголовных дел состоят из одного тома, обвинение включает в себя один или несколько эпизодов, и один адвокат вполне справляется с защитой по таким делам. Вместе с тем в случае необходимости участия по делу нескольких адвокатов обвиняемый или его адвокат должны иметь возможность подать об этом соответствующее ходатайство прокурору (с правом обжалования отказа в суд) либо в суд. При решении вопроса об удовлетворении этого ходатайства возможно учитывать следующие обстоятельства: сложность уголовного дела, тяжесть предъявленного обвинения, количество эпизодов преступной деятельности, объем и количество следственных материалов дела, число обвиняемых, число следователей (если, например, создана следственная бригада либо оперативно - следственная группа) и некоторые другие.

Ограничение количества допускаемых к защите адвокатов существует в законодательстве ряда стран. В связи с этим Европейский Суд по правам человека в конкретном случае счел совместимым с Конвенцией о правах человека ограничение до трех числа допускаемых в суд адвокатов.

Законодательное регулирование количества защитников должно учитывать не только обеспечение права на защиту от обвинения, но также и интересы следствия, а в конечном счете - интересы правосудия. Речь, в частности, идет о том, чтобы исключить случаи недобросовестного оказания адвокатами услуг в уголовном судопроизводстве и чтобы при этом интересы следствия не страдали от целого ряда причин, связанных с поведением защитника.

В этой связи и сторона обвинения должна иметь возможность и право для обращения в суд с ходатайством об ограничении числа участвующих в деле защитников либо об отказе в допуске к участию в деле очередного защитника.

Еще один характерный пример, который требует аналогичного подхода. В соответствии с УПК РФ обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела. Тем самым отменено положение ст. 201 УПК РСФСР о том, что если обвиняемый и его защитник явно затягивают ознакомление с материалами уголовного дела, то следователь вправе своим мотивированным постановлением, утверждаемым прокурором, установить определенный срок для ознакомления с материалами дела.

Новое положение, безусловно, может и будет содействовать затягиванию процесса ознакомления с уголовным делом со стороны обвиняемого и его защитника, особенно по тем делам, по которым обвиняемый находится под стражей. Однако право на ознакомление с делом не может носить абсолютный, ничем не ограниченный характер, оно должно иметь определенные пределы. Злоупотребление этим правом способно затянуть ознакомление с делом и соответственно может привести к нарушению сроков расследования и даже к освобождению обвиняемого из-под стражи. Все это способно причинить вред не только публичным интересам, но и интересам потерпевшего и других участников расследования.

В этой связи считаем необходимым предложить следующие изменения в УПК РФ:

  1. Если обвиняемый не содержится под стражей, то время ознакомления с делом не включается в общий срок расследования.
  2. Если обвиняемый находится под стражей, следователь до окончания срока следствия и содержания под стражей, например, не менее чем за пять дней до окончания срока содержания под стражей, сообщает обвиняемому и его защитнику об окончании следствия и представляет им для ознакомления материалы уголовного дела. Если ознакомление не может быть закончено в этот срок, то следователь через надзирающего прокурора обращается в суд с ходатайством о продлении или установлении срока содержания под стражей обвиняемого до окончания ознакомления с делом. Суд принимает соответствующее решение. Причем суду следует предоставить право установить конкретный срок для ознакомления с делом (например, семь дней общей продолжительностью 56 часов и т.д.) либо не указывать конкретный срок. Кстати, возможность продления судом срока содержания обвиняемого под стражей до момента окончания ознакомления с делом предусмотрена в ч. 8 ст. 109 УПК РФ, но она относится только к единственному случаю - истечению предельного (18 месяцев) срока содержания обвиняемого под стражей.

Думается, что указанные изменения исключат стремление обвиняемого и его защитника к различным ухищрениям, направленным на достижение незаконных целей (затянуть расследование, добиться освобождения из-под стражи и др.). Одновременно действия следователя будут поставлены под строгий судебный контроль.

Рассмотрим некоторые вопросы применения отдельных положений ч. 2 статьи 29 УПК РФ.

Как известно, полномочие суда на принятие решения о заключении под стражу было предусмотрено еще в ст. 22 Конституции РФ 1993 года. Однако со ссылкой на Заключительные и переходные положения Конституции реальное его введение было отложено на неопределенный срок, который, мягко говоря, затянулся.

В проекте УПК РФ и в проекте закона о введении в действие УПК РФ право ареста было передано суду, однако вновь реальное введение этого полномочия откладывалось на полтора года - до 1 января 2004 года. "Силовые" структуры, настаивая на таком варианте, возможно, в душе надеялись, что удастся сохранить, отстоять право прокурора на санкционирование ареста. Ведь за полтора года многое могло измениться.

Однако Конституционный Суд РФ своим неожиданным решением от 14 марта 2002 года однозначно потребовал: передать суду полномочия на арест уже с 1 июля 2002 года.

Несмотря на весьма неутешительные прогнозы отдельных практиков и ученых, ничего страшного не произошло. Первые месяцы применения нового УПК показали: число обращений в суд за санкцией на арест снизилось в два и более раз (по сравнению с тем периодом, когда санкции давали прокуроры). Это и понятно: в суд необходимо представить полновесные доказательства и основания, достаточные для ареста. А прокурора нередко можно было убедить при помощи так называемой оперативной информации, которая зачастую ничем не подкреплялась, либо подчеркивая криминальную личность подозреваемого или обвиняемого.

Эти и другие соображения объясняют причины, в силу которых передача полномочия на арест суду произошла достаточно спокойно и безболезненно. Суды приняли на себя новую нагрузку, которая в то же время значительно снизилась по указанным нами причинам.

Перечень решений, принимаемых судом в соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК РФ, является достаточно обширным и включает в себя 11 пунктов. Думается, что с учетом практики применения нового УПК РФ данный перечень подлежит пересмотру в сторону его уменьшения.

К примеру, очевидно, что вряд ли будет действовать и применяться п. 6 - о принятии судом решения о производстве личного обыска (за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ). Внимательный анализ ст. 93 УПК РФ, отсылочных к ней статей 182, 184 УПК РФ позволяет сделать вывод о возможности проведения личного обыска без судебного решения в следующих случаях:

  • при задержании лица или заключении его под стражу;
  • при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Таким образом, органы расследования имеют достаточно широкие возможности для проведения личного обыска без судебного решения. В остальных же случаях при необходимости личного обыска определенного лица с учетом времени, необходимого для получения судебного решения, вряд ли можно надеяться на его результативность. Ведь личный обыск требует оперативного проведения и лишь при таком подходе может дать результаты. Но когда он проводится не сразу, а только после получения судебного решения, тогда вряд ли можно надеяться на то, что у конкретного лица останутся при себе интересующие следствие предметы и документы.

Кстати, и обобщение первого опыта применения нового УПК РФ показало, что обращения за судебным решением на производство личного обыска практически отсутствуют.

Далее, на наш взгляд, необходима новая редакция п. 9 - о праве суда принимать решение о наложении ареста на имущество. Думается, что судебный порядок в данном случае умаляет принцип процессуальной самостоятельности следователя. Случаи наложения ареста на имущество подозреваемого являются единичными в следственной практике. Как правило, арест имущества в подавляющем большинстве случаев производится после предъявления обвинения. Поскольку решение о предъявлении обвинения следователь принимает самостоятельно, поэтому, на наш взгляд, в случаях наложения ареста на имущество обвиняемого сразу после предъявления ему обвинения нет необходимости получать судебное решение на это действие. В остальных случаях судебное решение необходимо. Соответствующие изменения следует ввести в УПК РФ. На наш взгляд, подобная практика не ущемляет прав лица, на имущество которого накладывается арест. Тем более у него сохраняется право обжалования данного решения следователя в суд.

Рассмотрим более подробно такое полномочие суда, как избрание новой меры пресечения - домашнего ареста.

До настоящего времени в уголовном судопроизводстве господствовали две меры пресечения: заключение под стражу и подписка о невыезде. Доля всех остальных, вместе взятых, мер пресечения не превышала и нескольких процентов. Очевидно, что новая мера пресечения должна изменить это соотношение. В том числе она призвана в некоторой степени уменьшить число лиц, заключаемых под стражу, и таким образом разгрузить следственные изоляторы.

В соответствии со ст. 107 УПК РФ домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:

  1. общаться с определенными лицами;
  2. получать и отправлять корреспонденцию;
  3. вести переговоры с использованием любых средств связи.

Если проанализировать статьи УПК РФ о мерах пресечения, то можно заметить, что за нарушение взятых на себя обязательств в определенных случаях предусмотрена ответственность в виде наложения денежного взыскания или в другой форме. Например , денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда предусмотрено для поручителей (за невыполнение своих обязательств по личному поручительству), а также для лиц, которым отдан под присмотр несовершеннолетний обвиняемый, подозреваемый. Закон предусматривает и возможность обращения в доход государства залога в случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым взятых на себя обязательств.

Таким образом, за нарушение этих мер пресечения, когда нет оснований для изменения меры пресечения на более строгую, возможно применение иных мер ответственности имущественного характера.

Однако законодатель почему-то не предусмотрел такого же положения и для домашнего ареста. На наш взгляд, в ст. 107 УПК РФ необходимо предусмотреть возможность наложения денежного взыскания за нарушение установленных судом ограничений. Например , обвиняемому в совершении преступления в отношении бывшей жены, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ ("Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью"), избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Суд в числе ограничений указал, что обвиняемому запрещается посещать квартиру бывшей жены. Обвиняемый это ограничение суда нарушил, пришел к жене и устроил ссору. В то же время по делу нет оснований для изменения ему меры пресечения на заключение под стражу. Получается, что в таких случаях никакой ответственности за нарушение ограничений, установленных судом, обвиняемый не понесет.

С учетом сказанного необходимо ст. 107 УПК РФ дополнить положением о том, что в случае нарушения обвиняемым, подозреваемым ограничений, установленных судом, на него может быть наложено денежное взыскание.

Следует отметить, что закон не определил срок нахождения под домашним арестом, не обозначил период действия ограничений для обвиняемого, подозреваемого. Неясно, надо ли продлевать срок домашнего ареста в случае продления срока следствия по уголовному делу. Так как домашний арест практически приравнен к заключению под стражу (срок нахождения под домашним арестом засчитывается в срок содержания под стражей), надо полагать, что его продление должно происходить в таком же порядке, как и продление срока содержания под стражей, то есть через суд. Соответствующие дополнения должны быть внесены в статью 107 УПК РФ.

В соответствии с частью 4 ст. 110 УПК РФ мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена только судом. На наш взгляд, такое требование законодателя оправданно не во всех случаях. Думается, что необходимости в этом нет, когда речь идет об изменении ранее избранной меры пресечения на другую, более мягкую (например, арест изменяется на залог). Ведь такое решение не ущемляет права обвиняемого, подозреваемого, а наоборот, в определенной степени облегчает его положение. В противном же случае, когда мера пресечения изменяется на более строгую, обращение в суд действительно необходимо.

Такой вариант решения в какой-то степени уменьшит нагрузку на суд.

В силу ограниченности объема статьи нет возможности для подробного рассмотрения каждого из полномочий суда, предусмотренных в статье 29 УПК РФ. Поэтому автор постарался обратить внимание лишь на отдельные, наиболее важные или не урегулированные законом моменты. Их обсуждение в юридической печати будет способствовать успешной реализации новой модели российского уголовного судопроизводства.

Судебное следствие имеет свои задачи, определенную законом структуру. Оно является основной частью судебного разбирательства уголовного дела в судебном заседании, в процессе которого суд исследует представленные сторонами доказательства, в том числе и те, которые истребованы самим судом, решаются вопросы об относимости, допустимости доказательств, их достаточности. В дальнейшем совокупность этих доказательств оценивается судом и на их основании постановляется по делу соответствующее судебное решение.

Суд разрешает дело только на основе исследованных в судебном заседании доказательств. Необоснованное исключение доказательств из числа допустимых на судебном следствии может повлиять на исход дела.

Например, при отмене приговора по делу С. и Т. указано, что при оценке материалов, полученных при проведении оперативного эксперимента, суду следует руководствоваться не только УПК, но и положениями Федерального закона от 12.08.1995

N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Суд не учел, что действия сотрудников, осуществлявших оперативный эксперимент, производились на законных основаниях, в соответствии с постановлением, утвержденным руководством, результаты оперативной деятельности были представлены в прокуратуру, следователем были проведены необходимые следственные действия (см. Определение СК ВС РФ N 47-О04- 75).

БВС РФ. 2005. N 5. С. 20.

При этом совокупность доказательств требуется не только при постановлении приговора, но и при решении вопроса о прекращении дела.

Например, по делу И. было отменено постановление о прекращении дела в связи со смертью подсудимого, поскольку суд сослался лишь на сообщение начальника отдела розыска, из которого следует, что И. убит в результате криминальных разборок. Однако документов, подтверждающих это сообщение, в материалах дела нет, повторная копия свидетельства о смерти, не заверенная надлежащим образом и без указания причины смерти, не может являться достоверным документом, подтверждающим факт смерти. Кроме того, сам суд в постановлении сослался на то, что "у суда нет оснований и возможностей перепроверять действия оперативных служб по осуществлению розыска" (см. Определение СК ВС РФ N 5-О04-148).

БВС РФ. 2005. N 3. С. 23.

Судебное следствие не является повторением предварительного расследования, его проверкой. Оно проводится в совершенно новых условиях гласности и открытости, сторонам предоставляются несколько иные гарантии, чем на предварительном следствии. Ни одно судебное действие суд не может совершить без участия сторон. А некоторые следственные действия суд в силу особенностей судебного следствия вообще не проводит, например обыск.

Судебное следствие не совпадает с предварительным следствием и по объему. Как правило, на суде исследуются две версии, а именно версия стороны обвинения и версия стороны защиты, определенные на предварительном следствии. Однако в ходе судебного следствия могут появиться новые версии, в том числе могут возникнуть и те, которые были отвергнуты на предварительном следствии, сторонами могут быть представлены новые доказательства, самим судом могут быть истребованы новые доказательства, которые могут свидетельствовать о новых обстоятельствах, и т.д.

На одних материалах предварительного расследования, не получивших подтверждения в суде, не может быть постановлен обвинительный приговор.

В любом случае судебное следствие не может выйти за пределы судебного разбирательства, определенные ст. 252 УПК.

Например, состоявшиеся судебные решения по делу Х. отменены ввиду нарушения судом требований ч. 1 ст. 252 УПК, так как в судебном заседании исследовались события, не вмененные в вину подсудимому (см. Постановление ПВС РФ от 05.10.2005 N 625-П05).

По делу А. при отмене приговора указано, что лицо, выданное иностранным государством, не может быть задержано, привлечено в качестве обвиняемого, осуждено без согласия государства, его выдавшего, а также передано третьему государству за преступление, не указанное в запросе о выдаче (см. Постановление ПВС РФ от 10.08.2005 N 521п05пр).

Судебное следствие можно объединить в три группы действий суда: 1)

действия, связанные с началом судебного следствия; 2)

действия по исследованию доказательств; 3)

действия, связанные с окончанием судебного следствия.

Согласно ч. 1 ст. 273 УПК судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения - с изложения заявления частным обвинителем. Уголовно- процессуальный закон не регламентирует объем изложения обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, под которым закон понимает утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутого в порядке, установленном УПК (п. 22 ст. 5 УПК). Изложение обвинения предполагает, что обвинитель в понятной и достаточно полной форме изложит участникам процесса обвинение в окончательном виде на данный момент, очертит пределы судебного разбирательства. То есть обвинитель должен изложить, в совершении каких конкретно действий (бездействия) подсудимый обвиняется, каким законом квалифицировано это деяние (пункт, часть, статья УК) согласно обвинительному заключению или обвинительному акту либо заявлению частного обвинителя, с учетом (если они имели место) последующих изменений обвинения, внесенных прокурором при утверждении обвинительного заключения, на предварительном слушании, в подготовительной части судебного заседания (ст. ст. 220, 225, 318, ч. 4 ст. 221, ч. 5 ст. 236 УПК). Дословного чтения обвинительного заключения или обвинительного акта либо заявления не требуется. Что касается доказательств обвинения, то после изложения обвинения в "обычном суде" этого не требуется, а в суде с участием присяжных заседателей государственный обвинитель обязан изложить существо предъявленного обвинения и порядок исследования представленных им доказательств (ч. 2 ст. 335 УПК).

В связи с тем что форма изложения обвинения законом не установлена, обвинитель вправе избрать любую форму изложения обвинения. Например, государственный обвинитель может для изложения обвинения огласить полностью или частично резолютивную часть обвинительного заключения или пересказать обвинение своими словами. Изложение обвинения не должно прерываться как председательствующим, так и стороной защиты.

В соответствии с ч. 2 ст. 273 УПК председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение. Если подсудимый заявит о том, что обвинение ему непонятно полностью или в какой-то части, то, поскольку суд не формулирует и не предъявляет обвинение, председательствующий должен разъяснения делать не сам, а предложить обвинителю разъяснить подсудимому обвинение в полном объеме или в той части, которая подсудимому непонятна.

Только после того, как председательствующий убедился в том, что подсудимому понятно предъявленное обвинение, он опрашивает подсудимого, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Закон не предусматривает обязанности подсудимого или его защитника выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Это их право. Поэтому при выражении подсудимого своего отношения к предъявленному обвинению или при отказе подсудимого выразить свое отношение к предъявленному обвинению председательствующий не должен спрашивать у него какого-либо обоснования. Вместе с тем он может мотивировать свое мнение относительно законности, обоснованности предъявленного обвинения.

Если подсудимый признает себя виновным частично, то председательствующий должен спросить подсудимого, в совершении какого именно деяния он признает себя виновным, а в чем не признает.

Например, если подсудимый обвиняется в совершении 10 эпизодов краж, то председательствующий обязан спросить его об отношении к каждому из 10 эпизодов обвинения, а не в общем.

Следует иметь в виду, что защитник должен выражать свое отношение к предъявленному обвинению в тех рамках, в которых это делает подзащитный.

Например, по делу А. был отменен приговор и указано, что адвокат не вправе заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот ее отрицает (см. Определение ВК ВС РФ N 2-О38-03).

БВС РФ. 2004. N 8. С. 26.

В случаях когда по делу предъявлен гражданский иск, оглашается и исковое заявление. Истец опрашивается о том, поддерживает ли он свой иск, а подсудимый как ответчик высказывает свое отношение к гражданскому иску, в частности признает ли его и в какой части.

После этого судом устанавливается порядок исследования доказательств, очередность определяется сторонами. Первой, согласно ч. 2 ст. 274 УПК, представляет доказательства сторона обвинения, а после их исследования доказательства представляет сторона защиты. Представление доказательств осуществляется посредством производства на суде соответствующих процессуальных действий.

Когда в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то очередность представления ими доказательств определяется судом с учетом мнения сторон (ч. 4 ст. 274 УПК).

Порядок исследования доказательств строго регламентирован уголовно- процессуальным законом, и суд не вправе изменить очередность исследования доказательств.

В свою очередь, сторона не вправе требовать иного порядка исследования доказательств, представленных другой стороной. Каждая из сторон самостоятельно определяет очередность исследования представленных ею доказательств.

Однако в судебном заседании может быть изменен ранее установленный сторонами порядок исследования доказательств. Это суд может сделать лишь по ходатайству стороны, которая их представляет. Например, из-за неявки свидетелей обвинения, которых предполагалось допросить до исследования доказательств обвинения, содержащихся в материалах дела, суд может удовлетворить ходатайство государственного обвинителя об исследовании других доказательств обвинения, а неявившихся свидетелей обвинения допросить позднее по мере их явки в судебное заседание.

Поскольку согласно ч. 2 ст. 274 УПК первой представляет доказательства сторона обвинения, это означает, что доказательства стороны защиты могут быть исследованы только после исследования доказательств, представленных стороной обвинения. Суд или стороны не вправе изменить последовательность представления доказательств, установленную законом. Сначала доказательства представляет сторона обвинения, на которую законом возложено бремя доказывания, а затем сторона защиты. Это требование закона основано на принципе состязательности, каждая из сторон имеет возможность наиболее полно реализовать гарантированные права на полное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия, правильное разрешение дела при сохранении судом объективности и беспристрастности. Несоблюдение установленной законом очередности исследования доказательств является нарушением прав подсудимого.

Допрос подсудимого в судебном заседании отличается от его допроса на предварительном следствии, что обусловлено как его процессуальным положением, так и особенностями судебного следствия в условиях состязательного процесса, где подсудимый выступает равноправной стороной, участвует в исследовании всех представляемых суду доказательств, в том числе в допросах вызванных на суд лиц.

Председательствующий не обязан предоставлять подсудимому право давать показания в любой момент судебного следствия, когда подсудимый пожелает и заявит об этом. Допрос подсудимого проводится в соответствии со ст. 275 УПК. С разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 2 ст. 275 УПК).

Это предписание закона не является обязательным основанием для изменения установленного порядка исследования доказательств, а лишь указывает на то, что по усмотрению суда подсудимый с момента начала исследования доказательств может быть допрошенным в любой момент, в том числе и первым. Поэтому, хотя председательствующий и может разрешить подсудимому давать показания в любой момент судебного следствия, однако председательствующий должен определить, не препятствует ли допрос подсудимого на этом этапе процессу исследования доказательств, не нарушает ли законных прав других участников процесса. Например, если подсудимый просит его допросить во время идущего в судебном заседании допроса потерпевшего, то председательствующий не обязан прерывать допрос потерпевшего и приступать к допросу подсудимого.

Момент начала допроса подсудимого, который согласился дать показания, определяется самим подсудимым и его защитником. Поэтому подсудимый с разрешения председательствующего вправе дать показания в любой момент судебного следствия, а именно не давать показания в целом по обвинению, а дозировать их, т. е. допрашиваться неоднократно, высказывать свои соображения относительно предъявленного обвинения по частям по порядку исследуемых доказательств. Например, дать часть показаний после того, как был допрошен потерпевший, затем дать часть показаний после того, как был допрошен очередной свидетель, затем после того, как было исследовано заключение эксперта, и т.д. Такой порядок допроса подсудимого не нарушает права сторон в судебном заседании и одновременно может способствовать правильному исследованию доказательств.

Дача подсудимым показаний в ходе судебного следствия является его правом, а не обязанностью. Поэтому при отказе от дачи показаний подсудимый не обязан объяснять причины этого.

Очередность допроса подсудимого установлена ч. 1 ст. 275 УПК. При согласии подсудимого дать показания его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, а затем государственный обвинитель и другие участники судебного разбирательства со стороны обвинения (потерпевший и его представитель, гражданский истец и его представитель). Несоблюдение этой очередности является нарушением прав подсудимого.

Председательствующий должен следить за тем, чтобы подсудимому не задавались наводящие вопросы (ч. 1 ст. 275 УПК). Под наводящим вопросом понимается вопрос, в котором как в прямой, так и в завуалированной, скрытой форме содержится конкретный, определенный ответ на поставленный вопрос или очерчен вариант такого ответа.

В отличие от наводящего вопроса, уточняющий вопрос задается подсудимому по той информации обстоятельств дела, которая уже прозвучала в его показаниях. Такой вопрос задается с целью уточнения показаний подсудимого и не наводит его на определенный ответ.

Под вопросом, не имеющим отношения к уголовному делу, следует понимать вопрос, который выходит за пределы судебного разбирательства, установленного в ст. 252 УПК. В ст. 299 УПК определен исчерпывающий перечень вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, а в ст. 313 УПК - перечень вопросов, решаемых судом одновременно с постановлением приговора. Поэтому в процессе судебного разбирательства суд должен ориентироваться, связан ли задаваемый вопрос с этим перечнем. Если нет, то вопрос следует признавать не относящимся к материалам дела.

Согласно ч. 2 ст. 275 УПК подсудимый вправе пользоваться письменными заметками, которые представляются суду по его требованию. Однако подсудимый не может быть допрошен по поводу этих заметок, давать какие-либо пояснения по ним, например сообщать, кто эти заметки составил.

В отличие от сторон, суд подсудимого не допрашивает, а лишь задает ему вопросы. Согласно ч. 3 ст. 275 УПК это делается после допроса подсудимого сторонами. Суд должен убедиться, что стороны допрос закончили, поскольку законом не предусмотрено право повторного допроса подсудимого. Вместе с тем при исследовании доказательств стороны вправе допросить подсудимого дополнительно, а также суд может задать подсудимому вопросы.

Согласно ч. 4 ст. 275 УПК допускается допрос подсудимого в отсутствие другого подсудимого. В таких случаях суд должен руководствоваться требованиями закона по полному, всестороннему и объективному исследованию представленных сторонами доказательств. Например, при допросе несовершеннолетнего подсудимого взрослый подсудимый может быть удален из зала судебного заседания для того, чтобы он не влиял на несовершеннолетнего при допросе. Однако нельзя при решении этого вопроса руководствоваться стремлением изобличения подсудимого в совершении предъявленного ему в обвинении преступления, поскольку будут нарушены основополагающие принципы уголовного процесса, презумпция невиновности.

Суд должен вынести об этом определение, которое достаточно занести в протокол судебного заседания. В соответствии с требованиями ст. 256 УПК, определяющей порядок вынесения определения или постановления, форма определения или постановления суда о допросе подсудимого в отсутствие другого подсудимого никакого значения не имеет, главное, чтобы судебное решение было мотивированным, с указанием конкретных обстоятельств дела, позволяющих ограничить права удаленного подсудимого.

Закон предусматривает, что знакомит такого подсудимого с показаниями, данными в его отсутствие, только председательствующий (ч. 4 ст. 275 УПК), другие лица, например секретарь судебного заседания, этого делать не могут.

В законе нет никаких исключений, которые бы позволяли суду после возвращения подсудимого в зал судебного заседания не оглашать ему содержание показаний другого подсудимого, данных в его отсутствие. Однако если возвращенный в зал судебного заседания подсудимый будет сразу же нарушать порядок, не подчиняться распоряжениям председательствующего, то такой подсудимый может быть удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон, в связи с чем с содержанием показаний другого подсудимого, данных в его отсутствие, его знакомить не будут (ч. 3 ст. 258 УПК).

Суду также не предоставлено право в случае участия в деле нескольких подсудимых не оглашать настоящие сведения о личности кого-либо из подсудимых или исключить визуальное наблюдение его другим подсудимым.

В ст. 275 УПК, определяющей порядок допроса подсудимого, не содержится указания на то, чтобы председательствующий перед допросом предложил подсудимому дать показания по предъявленному обвинению. Это зависит от избранной допрашивающим лицом тактики. Поэтому допрос подсудимого может начинаться сразу с постановки ему вопросов. Если подсудимый заявит о том, что он желает сам рассказать о происшедшем, о своей версии, то такая возможность свободного рассказа ему должна быть предоставлена в обязательном порядке, и его должны выслушать до конца, в противном случае будет нарушено право подсудимого на защиту.

Оглашение показаний подсудимого на предварительном следствии по общему правилу не допускается, что обусловлено общими условиями судебного разбирательства, каковыми являются непосредственность и устность исследования доказательств. Однако в ч. 1 ст. 276 УПК предусмотрены три исключения из этого правила. Указанный в этой норме перечень случаев является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Оглашение показаний подсудимого, данных им при производстве предварительного расследования или данных ранее в суде, воспроизведение приложенных к протоколу допроса подсудимого материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний возможно лишь по ходатайству сторон.

При отказе подсудимого от дачи показаний в судебном заседании не могут быть оглашены его показания, ранее данные им при производстве предварительного расследования, и показания, ранее данные в суде, если он не был до этого предупрежден под расписку о том, что указанные показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК).

Для оглашения показаний подсудимого в порядке ст. 276 УПК не имеет значения, при выполнении какого процессуального действия им были ранее даны показания, например не в протоколе его допроса в качестве обвиняемого, а в протоколах при выполнении других следственных действий, например при следственном эксперименте, при опознании, важно, чтобы протоколы соответствующих следственных действий были признаны судом допустимыми доказательствами.

В том числе при отказе подсудимого от дачи показаний в судебном заседании может быть оглашена его явка с повинной, которая является добровольным сообщением лица о совершении им преступления (ч. 1 ст. 142 УПК).

Однако не могут в судебном заседании оглашаться показания подсудимого, ранее данные им при производстве предварительного расследования, когда его допрашивали в качестве свидетеля или потерпевшего. Процессуальный статус этого лица изменился. Согласно ст. 276 УПК оглашаются лишь показания подсудимого на предварительном следствии, которые он давал по обвинению, т. е. в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Если в уголовном деле участвуют несколько подсудимых и в соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК суд приостановил производство в отношении одного из них до его розыска или выздоровления, то суд не вправе оглашать показания такого подсудимого, данные им на предварительном следствии. Исследование показаний другого подсудимого фактически представляет собой проведение судебного разбирательства в отношении другого человека, а не обвиняемого по делу, чем нарушаются требования ст. 252 УПК, определяющей пределы судебного разбирательства.

Оглашение показаний в отсутствие подсудимого возможно лишь в случае, если дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК.

Являются ли противоречия между различными показаниями подсудимого существенными или несущественными, определяется только судом. При решении этого вопроса суду следует в любом случае, даже если различие в показаниях подсудимого и небольшое, определиться, может ли установленное различие повлиять на ответы по вопросам при постановлении приговора (ст. 299 УПК). Если может повлиять, то различие существенное.

При этом суд не должен сообщать сторонам мотивы, по которым он признал противоречия в показаниях подсудимого на предварительном следствии и в суде существенными или несущественными. Это усмотрение суда, которому в дальнейшем предстоит оценивать показания подсудимого при вынесении решения по делу.

По одному из дел основанием для направления дела на новое рассмотрение послужило, в частности, невыявление причин изменения осужденным показаний в ходе судебного рассмотрения, неисследование показаний последнего на предварительном следствии (см. Определение СК ВС РФ от 24.07.2007 N 5-Д07-39).

Порядок допроса потерпевшего установлен ст. 277 УПК. Особенности порядка допроса потерпевшего определяются его процессуальным положением как стороны обвинения. Потерпевший не только допрашивается, но и сам имеет право участвовать в допросах вызванных в судебное заседание лиц, в исследовании доказательств. Согласно ч. 2 этой статьи потерпевший с разрешения председательствующего может давать показания в любой момент судебного следствия. Председательствующий не обязан предоставить потерпевшему право давать показания в любой момент судебного следствия, когда потерпевший пожелает и заявит об этом. Председательствующий может разрешить потерпевшему, так же, как и подсудимому, давать показания в любой момент судебного следствия, но определить, не препятствует ли допрос потерпевшего на этом этапе процессу исследования доказательств, не нарушает ли законных прав других участников процесса.

В отличие от недопрошенных свидетелей, потерпевший находится в зале судебного заседания на протяжении всего судебного разбирательства и, чтобы он мог участвовать полноценно в судебном следствии, как правило, допрашивается до допроса свидетелей.

Свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей (ч. 1 ст. 278 УПК).

Председательствующий во всех случаях перед допросом должен выяснять у свидетеля его отношение к подсудимому и потерпевшему. Это обстоятельство имеет важное значение. Во-первых, лицо может обладать свидетельским иммунитетом, освобождающим его от обязанности давать показания против самого себя, своего супруга и близких родственников (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК), не подлежать допросу в качестве свидетеля (ч. 3 ст. 56 УПК). Во-вторых, выяснение характера отношений свидетеля к подсудимому и к потерпевшему позволит в дальнейшем суду правильно оценить эти показания в качестве доказательства с точки зрения объективности и достоверности при вынесении решения по делу.

Допрошенные свидетели не могут самостоятельно покидать зал судебного заседания до окончания судебного следствия. Это они могут сделать лишь с разрешения председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон (ч. 4 ст. 278 УПК). Если суд признает, что мнение сторон заслуживает внимания, например свидетель нужен для дополнительного допроса после допроса другого свидетеля, то такой свидетель остается в зале судебного заседания. Возможность повторного допроса свидетеля или потерпевшего законом не предусмотрена. Однако необходимость этого может возникнуть, например, после оглашения материалов дела. Поэтому допрошенный свидетель может быть повторно вызван в судебное заседание для повторного допроса.

На суд не распространяются требования ч. 5 ст. 278 УПК о том, что при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля участниками судебного разбирательства. Суд должен постоянно контролировать процесс допроса сторонами такого лица, визуально наблюдать свидетеля в любых случаях. Вместе с тем для секретаря судебного заседания, как и для участников судебного разбирательства, исключается визуальное наблюдение свидетеля, поскольку секретарь в состав суда не входит (ст. 30 УПК).

Единственным основанием для суда для выполнения требований ч. 5 ст. 278 УПК является обеспечение безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц. Эти основания указаны в ч. 3 ст. 11 УПК: угроза убийством, применение насилия, уничтожение или повреждение имущества. Никакие другие обстоятельства, например скрыть источник информации, из-за сложной криминогенной обстановки в регионе, с целью обеспечить сохранение государственной тайны, и т.д. не могут быть основанием для проведения допроса свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение участниками судебного разбирательства.

Суд может вынести постановление о допросе свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, как по своей инициативе, так и по ходатайству сторон. Принятие такого решения является правом, а не обязанностью суда.

Поскольку закон не делает исключений для свидетелей в зависимости от того, какой из сторон он приглашен в суд, а также в соответствии с принципом состязательности сторон и равноправия их прав на заявление ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании (ст. ст. 15, 244 УПК) суд может вынести постановление о допросе в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля защиты.

Порядок допроса, установленный ч. 5 ст. 278 УПК, может применяться только в отношении свидетелей, которые на предварительном следствии были допрошены под псевдонимом (ч. 9 ст. 166 УПК), или в отношении свидетелей, которые допрашиваются впервые на суде.

Порядок допроса свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля участниками судебного разбирательства, никаких исключений не имеет. Допрос такого свидетеля производится в обычном порядке, установленном для свидетелей в ст. ст. 278 - 281 УПК.

Например, по делу Ч. основанием к отмене приговора явилось то, что свидетели допрашивались в отсутствие других участников процесса, в том числе подсудимого и его защитника. Согласно п. 16 ч. 4 ст. 47, ст. 247, ч. 3 ст. 278 УПК, п. "д" ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей. Согласно ч. 5 ст. 278 УПК при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление. При этом по смыслу ч. 3 ст. 278 УПК стороны вправе задать вопросы свидетелю, допрашиваемому в указанном порядке, письменно, с использованием технических средств или иным способом (см. Определение СК ВС РФ от 01.03.2005 N 24-Д04-9).

БВС РФ. 2004. N 6. С. 28.

Допрос может быть организован любым удобным для суда способом, в том числе с использованием средств связи, отдельного помещения и т. д. В любом случае суд должен установить личность свидетеля, предупредить об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

В случае заявления сторонами ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, и предоставлении сторонам возможности ознакомления с такими сведениями суд не обязан удовлетворять такое ходатайство. Это право суда. Обеспечение права свидетеля на личную безопасность не может препятствовать реализации прав и законных интересов других участников судебного разбирательства. При наличии обоснованного ходатайства сторон суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с подлинными сведениями о лице, дающем показания в качестве свидетеля. Ходатайство сторон следует признавать обоснованным, если оно касается только обстоятельств, прямо указанных в ч. 6 ст. 278 УПК. Это, во-первых, необходимость осуществления защиты подсудимого. Во-вторых, установление существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств, например обстоятельств, которые могут констатировать факты оговора свидетелем подсудимого, фальсификации уголовного дела или доказательств и т.д. Если ходатайство касается иных обстоятельств, то они не могут служить основанием к раскрытию судом подлинных данных о личности свидетеля. Эти положения закона соответствуют требованиям Европейского суда об "уравновешенной судебной процедуре" .

Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма,

Согласно ч. 3 ст. 278 УПК первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Поскольку очередность допроса прямо установлена законом, она не может быть изменена судом.

Письменные заметки свидетеля при даче показаний в суде самостоятельными доказательствами не являются (ст. ст. 74, 78, 79 УПК). Закон также не установил какой- либо формы письменных заметок, которыми вправе пользоваться свидетель в судебном заседании. Вместе с тем они могут помочь правильно отразить показания свидетеля в протоколе судебного заседания. Однако при даче показаний свидетелем могут быть представлены какие-либо документы или указано место их нахождения, которые могут являться самостоятельными доказательствами.

Свидетель не обязан каким-либо образом комментировать или расшифровывать суду свои письменные заметки, но обязан их представить суду по его требованию. Они приобщаются к материалам дела, как и документы, прочитанные свидетелем в судебном заседании. В ч. 1 ст. 279 УПК нет запрета на приобщение письменных заметок свидетеля к материалам дела.

Письменные заметки свидетеля могут содержаться не только на бумаге, но и на других носителях, например на дискете, в электронной записной книжке.

Вместе с тем суд может отказать свидетелю пользоваться письменными заметками или документами при даче показаний. Возможность пользования свидетелем при допросе в суде письменными заметками ограничена случаями, когда свидетелю трудно удержать в памяти объем какой-то информации, например цифровые данные, специальные термины и т. п. Использование письменных заметок в виде заранее написанных показаний свидетеля не разрешается, поскольку это нарушает принцип устности судебного разбирательства и непосредственности исследования доказательств. Заранее написанные показания свидетеля могут свидетельствовать, например, об их недостоверности, о том, что они предварительно подготовлены другим лицом с целью оговора, и т. д. Документы, которыми свидетель может воспользоваться при даче показаний, должны относиться к делу и лишь подкреплять показания свидетеля. Если документы не относятся к материалам дела, то суд должен запретить свидетелю их оглашать, а показания свидетеля, данные по поводу этих документов, признать не относящимися к делу.

В ст. 280 УПК определены особенности допроса несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля.

Минимальный возраст этих лиц законом не определен, но на практике этот вопрос решается таким образом, что могут быть допрошены дети примерно с 5 - 7 лет.

Свидетели моложе 16 лет об уголовной ответственности не предупреждаются, им разъясняется значение для уголовного дела полных и правдивых показаний (ч. 5 ст. 280 УПК).

В качестве педагога не может быть привлечен к участию в допросе несовершеннолетнего в суде работник милиции, имеющий высшее педагогическое образование. Такое лицо связано служебными отношениями и не может выступать в качестве специалиста, каковым является педагог при допросе несовершеннолетнего свидетеля в суде (ст. 58 УПК).

Также не может законный представитель несовершеннолетнего свидетеля, имеющий высшее педагогическое образование, одновременно выполнять роль педагога при допросе в суде. Закон не предусматривает, чтобы педагог и законный представитель могли подменять друг друга.

Согласно ч. 1 ст. 280 УПК при участии в допросе потерпевших и свидетелей в возрасте от 14 до 18 лет по усмотрению суда участвует педагог. Необходимо руководствоваться определенными критериями в этом вопросе. Суд должен усматривать необходимость привлечь педагога к участию в допросе потерпевшего или свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет, как правило, тогда, когда в материалах дела имеются, например, данные о том, что подросток проживает в неблагополучной семье, бродяжничает, плохо учится или вообще не учится, психологически неустойчив и т.д.

Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога. Под такими лицами понимаются не только инвалиды. Понятие инвалидности уже понятия физических или психических недостатков, под которыми понимаются, например, хромота, заикание, нервный тик, неадекватное поведение и т. д.

Педагог вправе задавать вопросы несовершеннолетнему потерпевшему, свидетелю (ч. 3 ст. 280 УПК). Очередность допроса может не соблюдаться. Председательствующий имеет право разрешить педагогу задавать вопросы в любое время допроса сторонам несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, поскольку вопросы педагога не связаны с позициями сторон, а связаны лишь с выполняемой педагогом ролью специалиста в судебном следствии. В частности, для определения возможности начала, продолжения, окончания допроса несовершеннолетнего, недопущения его чрезмерного психического напряжения, создания необходимой нормальной психологической обстановки для возможности допроса сторонами, для понятия несовершеннолетним свидетелем сути вопросов, задаваемых сторонами, разъяснения ему терминов, вызывающих трудность в их восприятии.

По окончании допроса потерпевший или свидетель, не достигший возраста 18 лет, педагог, а также законные представители потерпевшего или свидетеля могут покинуть зал заседания с разрешения председательствующего (ч. 7 ст. 280 УПК). Председательствующий не обязан выяснять мнение сторон по данному поводу. Закон не предусматривает учета председательствующим мнения сторон при решении данного вопроса в отличие от допроса совершеннолетних свидетелей (ч. 4 ст. 278 УПК).

В целях охраны прав несовершеннолетних по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос потерпевших и свидетелей, не достигших возраста 18 лет, может быть проведен в отсутствие подсудимого (ч. 6 ст. 280 УПК). Суд может принять такое решение и в том случае, когда подсудимый тоже несовершеннолетний. В указанной норме, определяющей особенности допроса несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля, не содержится каких-либо исключений в отношении несовершеннолетних или взрослых подсудимых.

В качестве законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля выступают родители, а в их отсутствие - близкие родственники или представители органов опеки и попечительства, например, когда родители лишены родительских прав или осуждены к лишению свободы и т. д. Если в ходе судебного следствия законный представитель ведет себя неправильно по отношению к несовершеннолетнему потерпевшему или свидетелю, например оскорбляет, угрожает и т. п., то председательствующий принимает меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании в соответствии со ст. 258 УПК, в том числе он вправе удалить законного представителя из зала суда, заменить другим, если это возможно.

В соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются лишь с согласия обеих сторон в случае их неявки в судебное заседание.

По делу Ш. было признано, что права потерпевшего Т. на участие в судебном заседании были нарушены. Потерпевший находился в следственном изоляторе в качестве подсудимого по другому делу, суд не принял мер к его доставке в судебное заседание, лишив возможности принимать участие в рассмотрении дела (ст. 249 УПК). Суд был не вправе ссылаться на показания потерпевшего на предварительном следствии (см. Определение СК ВС РФ N 4-О04-152).

БВС РФ. 2006. N 1. С. 24.

При этом следует иметь в виду, что требования ст. 281 УПК, как указано по делу Б. и Г., распространяются не только на протоколы допросов потерпевшего или свидетеля, но и на другие протоколы следственных действий, в частности на протоколы очных ставок, осмотров места происшествия с их участием (см. Определение СК ВС РФ N 82-О05-13).

БВС РФ. 2006. N 6. С. 29.

Причину неявки свидетеля суд должен выяснять в любом случае и доводить ее до сведения сторон. Однако является ли причина неявки уважительной или неуважительной, значения для решения вопроса об оглашении показаний неявившегося потерпевшего или свидетеля при согласии сторон не имеет.

Вместе с тем при неявке в суд потерпевшего не требуется согласие сторон на оглашение заявления потерпевшего о совершенном преступлении, явившемся основанием для возбуждения уголовного дела, поскольку заявление потерпевшего не относится к показаниям.

В ч. 2 ст. 281 УПК указаны исключения из этого правила. По ходатайству стороны или по собственной инициативе суд может принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля в случае: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Согласно ч. 3 ст. 281 УПК по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. В этом случае суд не может принять решение об оглашении показаний по собственной инициативе.

При этом согласие сторон на оглашение показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования и данных в суде, при наличии существенных противоречий между ними не требуется. Необходимо лишь ходатайство одной из сторон.

Является ли противоречие между показаниями потерпевшего или свидетеля при производстве предварительного расследования и в судебном заседании существенным или несущественным, может определить только суд. Усмотрение суда об этом должно быть основано на возможности влияния противоречия, пусть даже небольшого, в показаниях потерпевшего или свидетеля на ответы суда по вопросам, указанным в ст. 299 УПК, при постановлении приговора.

Важно, чтобы в ходе судебного следствия противоречия в показаниях были исследованы, а в последующем суд в приговоре должен им дать оценку. В противном случае невыполнение судом этих требований закона может влечь отмену приговора.

Под отказом потерпевшего или свидетеля от дачи показаний (ч. 4 ст. 281 УПК) следует понимать его заявление суду о полном отказе от дачи показаний. Если потерпевший или свидетель отказывается от дачи суду показаний в отношении одного из подсудимых, а в отношении других дает показания, то такой случай нельзя считать отказом от дачи показаний.

Если потерпевший или свидетель не отказывается от дачи показаний, но заявляет, что он никаких показаний дать не может, так как ничего не помнит, то оглашать показания такого потерпевшего или свидетеля, данные на предварительном следствии, нельзя. В таких случаях суд должен сначала проверить, являются ли показания потерпевшего или свидетеля на предварительном следствии допустимыми доказательствами, затем таким лицам должна быть предоставлена возможность ознакомления со своими показаниями на предварительном следствии, после чего предоставить сторонам возможность произвести допрос свидетеля, при необходимости задать вопросы потерпевшему или свидетелю самому суду.

При отказе в суде потерпевшего или свидетеля от дачи показаний суд не может принять решение об оглашении их показаний, ранее данных в ходе предварительного расследования, если потерпевший или свидетель является лицом, обладающим свидетельским иммунитетом, на предварительном следствии не был предупрежден о том, что его показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу в соответствии с ч. 2 ст. 11 УПК. Такие показания следует признать недопустимым доказательством.

Допрос эксперта в процессе судебного следствия (ст. 282 УПК), давшего заключение на предварительном следствии, производится в случае, когда имеющееся в деле заключение вызывает сомнение у сторон или у суда относительно достоверности, полноты, наличия противоречий, неясностей.

Заключение эксперта, полученное с нарушением закона, например отсутствие в заключении данных о том, что эксперт предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение по ст. 307 УК, признается не имеющим юридической силы и не может быть положено в основу обвинения, использоваться для доказывания. В соответствии со ст. 74 УПК заключение эксперта так же, как и любое другое доказательство, подлежит оценке судом с учетом данных о характере преступления и личности лица, его совершившего.

Когда нет сомнений относительно заключения эксперта, то достаточным является исследование экспертного заключения в соответствии с требованиями ст. 285 УПК.

Согласно ч. 2 ст. 282 УПК после оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами. Вопросы, которые могут быть заданы эксперту, должны касаться лишь ранее данного экспертом заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения (ч. 2 ст. 80 УПК), например уяснение специальных терминов, использованных в заключении эксперта, методики проведения экспертизы, возможностей экспертизы в соответствующей отрасли исследования, уточнение заключения эксперта, конкретизация выводов эксперта, не требующих дополнительных экспертных исследований, и т.д. При этом необходимо соблюдать требования ч. 2 ст. 205 УПК о том, что эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы. Допрос эксперта не может заменить экспертное заключение, и при допросе не может быть восполнена неполнота экспертного заключения. Если требуется дополнить экспертное заключение ввиду недостаточной ясности или полноты заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, то проводится дополнительная экспертиза (ч. 1 ст. 207 УПК). В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта назначается повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту (ч. 2 ст. 207 УПК).

Если заключение эксперта не было исследовано в судебном заседании, то оно не может быть использовано судом в качестве доказательства при постановлении приговора, в противном случае такое обстоятельство может служить основанием к отмене приговора.

Если давший заключение эксперт в силу причин не смог явиться в судебное заседание, то вместо него не может быть допрошен другой эксперт. В судебное заседание вызывается для допроса только эксперт, давший заключение. Другой эксперт может быть вызван лишь в качестве специалиста для разъяснения заключения.

Перед началом допроса предупреждать эксперта об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение не надо. Эксперт об этом должен быть предупрежден при назначении экспертизы. Если он об этом не предупреждался, то его заключение является недопустимым доказательством, необходимость допроса эксперта в суде в таком случае отпадает.

Если при производстве экспертизы участвовало несколько экспертов (комиссионная экспертиза), то вызывать в судебное заседание всех экспертов не надо, если заключение экспертов не содержит разногласия между экспертами при ответах на поставленные перед ними вопросы. Достаточно вызвать и допросить одного из экспертов. Если же у экспертов имелись разные мнения, то допрашивать необходимо всех экспертов, проводивших экспертизу и давших заключение.

Согласно ч. 1 ст. 283 УПК по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может назначить судебную экспертизу. Выясняя по своей инициативе фактические данные, имеющие особое значение для правильного разрешения дела, суд осуществляет правосудие, а не функцию обвинения или защиты, хотя само заключение эксперта может подтверждать версию обвинения или защиты.

Согласно ч. 2 ст. 283 УПК при назначении экспертизы суд своим определением или постановлением отклоняет те вопросы сторон, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы. Под новыми вопросами следует понимать как вопросы сторон, изложенные судом в своей редакции, так и вопросы собственно суда, которые стороны не предлагали.

Вызванный в судебное заседание эксперт может участвовать в исследовании обстоятельств дела. Хотя прямого указания об этом в ст. 283 УПК, определяющей производство судебной экспертизы, нет, однако согласно п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК эксперт вправе участвовать с разрешения суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

Эксперт не может быть допрошен до производства судебной экспертизы в порядке ст. 283 УПК, поскольку нарушаются требования ст. ст. 269, 282 УПК. Показания эксперта в таких случаях являются недопустимым доказательством. При необходимости эксперт допрашивается после оглашения им своего заключения, данного в судебном заседании.

Когда по делу имеется не одна экспертиза по одному и тому же предмету исследования и между ними имеются противоречия, которые невозможно устранить в судебном заседании, назначается повторная или дополнительная экспертиза (ч. 4 ст. 283 УПК). Суд не вправе устранять эти противоречия сам, поскольку требуются специальные познания. Невыполнение этих требований закона может влечь отмену судебного решения.

По делу К. одним из оснований отмены приговора явилось то, что по делу имелись два противоречивых заключения судебно-медицинского эксперта, а суд не устранил этого противоречия, не имея специальных познаний, самостоятельно оценил исследуемый факт.

БВС РФ. 2002. N 6. С. 11.

В ходе судебного следствия может быть назначена экспертиза по вопросам, которые не были предметом экспертного исследования в ходе предварительного расследования.

Экспертиза считается проведенной в суде независимо от того, проводилась ли она непосредственно в зале судебного заседания или вне стен суда, в экспертном учреждении, решение вопроса об этом зависит от сложности экспертизы.

Исчерпывающий перечень случаев обязательного назначения и производства судебной экспертизы указан в ст. 196 УПК.

Порядок осмотра вещественных доказательств в судебном заседании установлен ст. 284 УПК. Осматриваются вещественные доказательства, представленные органами предварительного расследования, а также представленные сторонами непосредственно в ходе судебного следствия.

Следует иметь в виду, что по собственной инициативе суда осмотр вещественных доказательств проводиться не может. Это в процессе судебного следствия возможно только по ходатайству сторон, о чем прямо указано в законе.

Согласно ч. 1 ст. 284 УПК осмотр вещественного доказательства проводится в любой момент судебного следствия. Суд вправе разрешить провести осмотр вещественного доказательства одновременно с производством другого процессуального действия, например одновременно с допросом подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта и т.д.

В ч. 2 ст. 284 УПК определено, что осмотр вещественных доказательств может производиться судом по месту их нахождения. Как правило, такие ситуации возникают тогда, когда вещественные доказательства громоздки и не могут быть доставлены в зал судебных заседаний, например поврежденная авиационная, железнодорожная, другая техника. Вещественными доказательствами по делу могут быть предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную и культурную ценность, находящиеся в специальных хранилищах, и т.д.

В каждом конкретном случае вопрос об осмотре вещественного доказательства по месту его нахождения должен решаться судом. Осмотр вещественных доказательств суду необходимо организовать так, чтобы не допустить их повреждения или уничтожения.

В соответствии с ч. 1 ст. 285 УПК протоколы следственных действий, заключение эксперта, данное в ходе предварительного расследования, а также документы, приобщенные к уголовному делу или представленные в судебном заседании, могут быть оглашены, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Вопрос о том, изложены или удостоверяют приобщенные к делу документы обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, решается усмотрением суда в процессе судебного следствия.

Суд может отказать в удовлетворении ходатайства сторон об оглашении каких-либо документов. В законе не содержится требований об обязательности удовлетворения таких ходатайств сторон. Основное требование к документам состоит в том, чтобы они несли какую-либо доказательственную информацию, если этого нет, то суд вправе отказать в их оглашении, например фотографий с изображением трупа.

Суд может разрешить сторонам исследовать какой-либо документ частично, например огласить лишь резолютивную часть заключения эксперта. Однако следует иметь в виду, что если документ оглашается частично, то в приговоре суд вправе сослаться только на ту часть документа, которая была оглашена в ходе судебного следствия, а та часть, которая не была оглашена, считается не исследованной в судебном заседании и поэтому не может указываться в приговоре (ч. 3 ст. 240 УПК).

Согласно ч. 2 ст. 285 УПК протоколы следственных действий, заключение эксперта и иные документы оглашаются стороной, которая ходатайствовала об их оглашении, либо судом. Если документ оглашается по инициативе сторон, то суд обязывает сторону, которая ходатайствовала об этом, огласить этот документ. Суд может сам огласить такой документ, когда решение принято судом по своей инициативе (например, огласить документ, который был истребован судом при назначении экспертизы).

В соответствии со ст. 286 УПК документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом, могут быть приобщены к материалам уголовного дела. Приобщаются лишь такие документы, которые относятся к уголовному делу, подтверждают, опровергают или ставят под сомнение обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого уголовного дела, которые оцениваются по общим правилам (ст. 88 УПК).

Порядок осмотра местности и помещения в судебном следствии регламентирован ст. 287 УПК, проведения следственного эксперимента - ст. 288 УПК, которая впервые определила это действие суда в специальной норме.

Суд вправе по собственной инициативе вынести определение или постановление об осмотре местности или помещения, о проведении следственного эксперимента, так как закон никаких ограничений для суда не содержит.

Участие сторон при проведении судом осмотра местности или помещения, следственного эксперимента обязательно. Эти действия суда являются судебным разбирательством, перед их началом проверяется явка сторон, объявляется о продолжении судебного заседания. При этом ведение протокола судебного заседания обязательно с соблюдением требований ст. ст. 180, 259 УПК, отсутствие протокола в деле влечет отмену приговора (см. Определение СК ВС РФ от 17.12.2002 N 12-ДП02-13).

БВС РФ. 2004. N 1. С. 15.

При необходимости осмотр проводится с участием свидетелей, эксперта или специалиста. Вместе с тем участие понятых в осмотре местности или помещения, следственном эксперименте не требуется.

При проведении осмотра местности и помещения суд вправе проводить осмотр жилища. В законе говорится о помещении, однако местом совершения преступления может быть и жилище. Осмотр судом места происшествия, так и следственный эксперимент, не направлен на обнаружение и изъятие следов преступления, поскольку к моменту рассмотрения дела судом проходит много времени, хотя и возможно, что при проведении этих действий могут быть обнаружены какие-либо новые доказательства. Однако следует иметь в виду, что суд не может ухудшить положение подсудимого сбором новых доказательств. Основной смысл проведения судом осмотра или следственного эксперимента заключается в том, чтобы проверить на месте, например, показания подсудимого, потерпевшего, свидетеля, сопоставить их показания с обстановкой на месте происшествия, получить собственное представление о месте происшествия, проверить выводы органов предварительного расследования и т.д.

Эксперимент проводится с учетом требований ст. 181 УПК. Он может проводиться для установления возможности или невозможности, например, способности потерпевшего, свидетеля видеть или слышать в определенных условиях, преодолеть определенное расстояние за определенное время и т. д. В следственном эксперименте могут принимать участие статисты, например в случае отказа или невозможности соответствующего лица участвовать в проведении эксперимента. Категорически запрещается производство эксперимента, унижающего честь и достоинство его участников, создающего опасность для их здоровья, а также недопустимо проведение следственных экспериментов, заведомо не имеющих доказательственного значения.

Суд вправе отказать в удовлетворении ходатайства сторон о проведении осмотра местности и помещения или следственного эксперимента. Такое процессуальное действие не может быть проведено, если создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц (ст. 181 УПК). Не может также проводиться судом следственный эксперимент, если при его проведении возникает опасность причинения вреда чужому имуществу, окружающей среде.

Предъявление для опознания в судебном следствии регламентирует ст. 289 УПК со ссылкой на ст. 193 УПК. Если опознание уже производилось в ходе предварительного расследования, то повторное опознание в судебном заседании не проводится. Суду необходимо лишь проверить, соблюдались ли на предварительном следствии требования ст. 193 УПК, определяющей порядок предъявления для опознания. Приговор суда не может быть основан на данных предъявления для опознания, проведенного с нарушением УПК.

В случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 179 УПК, в ходе судебного следствия проводится освидетельствование (ч. 1 ст. 290). В отличие от опознания, суд вправе проводить повторное освидетельствование лица, если освидетельствование уже производилось в ходе предварительного расследования или предыдущего судебного заседания.

Основаниями для назначения повторного освидетельствования могут быть, например, заявления сторон о фальсификации протокола опознания на предварительном следствии, наличие неясностей или неточностей какого-либо характера в протоколе первого освидетельствования т.д.

Согласно ч. 2 ст. 290 УПК освидетельствование лица, сопровождающееся его обнажением, производится в отдельном помещении врачом или иным специалистом, после чего составляется и подписывается акт освидетельствования, в котором отражаются сведения о следах и приметах на теле освидетельствованного, если они обнаружены, затем в зале судебного заседания в присутствии сторон и освидетельствованного суду сообщается о результатах освидетельствования, а сам акт освидетельствования приобщается к материалам уголовного дела.

Визуальное наблюдение со стороны суда и участников судебного разбирательства в таких случаях исключается. В том числе освидетельствование лица, сопровождающееся его обнажением, не может быть проведено в присутствии суда и участников судебного разбирательства, даже если все указанные лица одного пола.

Также при проведении освидетельствования лица, сопровождающегося его обнажением, врач или специалист не может проводить аудиозапись, видеозапись, фотографирование. Такие действия врача или специалиста законом не предусмотрены. Единственным документом, который обязан составить врач или специалист, является акт освидетельствования.

Результаты освидетельствования могут служить основанием для назначения судебно-медицинской экспертизы. Вместе с тем следует иметь в виду, что освидетельствование не всегда необходимо для последующего проведения судебно- медицинской экспертизы, которая может быть проведена и по медицинским документам.

Действия суда при окончании судебного следствия определены ст. 291 УПК. Окончание судебного следствия объявляется председательствующим по окончании исследования представленных сторонами доказательств. Такое объявление председательствующий может сделать лишь после того, как он опросит стороны о том, желают ли они дополнить судебное следствие, и получит от каждого из участников процесса с обеих сторон отрицательные ответы.

В случае заявления кем-либо из них ходатайства о дополнении судебного следствия по нему заслушивается мнение сторон, принимается соответствующее решение. Если председательствующий отказывает в удовлетворении ходатайства, а других ходатайств не поступило, он объявляет об окончании судебного следствия. В случае поступления других ходатайств процесс повторяется до тех пор, пока ходатайства не будут исчерпаны. Если председательствующий ходатайство удовлетворяет, то по нему суд совершает необходимые действия, затем опрос повторяется и после этого также объявляется об окончании судебного следствия.

Поступившее ходатайство стороны о дополнении судебного следствия суд не может оставить без рассмотрения. Такое ходатайство должно быть судом рассмотрено в обязательном порядке.

Кроме этого, следует проверить, нет ли обстоятельств, свидетельствующих о невозможности окончания судебного следствия без проверки наличия у сторон ходатайств о его дополнении, например физическое состояние обвиняемого.

В случае отказа государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства дела суд должен вынести постановление о прекращении дела. Оправдание обвиняемого законом не предусмотрено (см. Определение СК ВС РФ от 05.03.2003 N 78-О03-12).