Арбитражный суд красноярского края. Конкурсный управляющий при несостоятельности предприятия Срок привлечения к административной ответственности арбитражных управляющих

13.06.2020 Для бизнеса

АНАЛИЗ

практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных
управляющих к административной ответственности,
предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, по протоколам об
административном правонарушении, составленным на основании
установленных в деле о банкротстве нарушениях требований
законодательства о несостоятельности (банкротстве)

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

В соответствии с пунктом 3.2 плана работы Арбитражного суда Красноярского края на I полугодие 2012 года проведен анализ практики рассмотрения дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), по протоколам об административном правонарушении, составленным на основании установленных в деле о банкротстве нарушениях требований законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Целью проведения настоящего анализа является проверка обоснованности вывода, содержащегося в письме Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Красноярскому краю (далее - Управление Росреестра по Красноярскому краю) б/д № 70-56/41250, согласно которому установленные в деле о банкротстве и отраженные в судебном акте обстоятельства, свидетельствующие о нарушениях требований законодательства о несостоятельности (банкротстве), являются для административного органа одним из доказательств совершения арбитражным управляющим административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, однако при рассмотрении судом административного дела такие обстоятельства не имеют существенного значения.

Достигнуть указанной цели планируется путем решения следующей задачи:

Обсуждения на совместном совещании с Третьим арбитражным апелляционным судом дискуссионного вопроса о том, является ли вступившее в законную силу решение арбитражного суда, вынесенное в рамках рассмотрения дела о несостоятельности (банкротстве), обязательным для суда, рассматривающего дело о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ в части выводов о нарушении законодательства о несостоятельности (банкротстве) в качестве доказательства наличия признаков состава административного правонарушения.

При подготовке настоящего анализа в предмет исследования также вошли опубликованные судебные акты Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ), федеральных арбитражных судов округов, а также специальная литература по обозначенному вопросу.

II. ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ

1. Является ли вступившее в законную силу решение арбитражного суда, вынесенное в рамках рассмотрения дела о несостоятельности (банкротстве), обязательным для суда, рассматривающего дело о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ в части выводов о нарушении законодательства о несостоятельности (банкротстве) в качестве доказательства наличия признаков состава административного правонарушения?

Поводом для постановки указанного дискуссионного вопроса явились следующие противоположные, по мнению Управления Росреестра по Красноярскому краю, выводы, содержащиеся в судебных актах Арбитражного суда Красноярского края, Третьего арбитражного апелляционного суда и ФАС Восточно-Сибирского округа.

п/п

Дело о несостоятельности (банкротстве)

Дело о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности в порядке части 3 статьи 14.13 КоАП РФ

Дело № А33-2129/2009-к7

Определением Арбитражного суда Красноярского края удовлетворена жалоба уполномоченного органа в части признания неправомерными действий арбитражного управляющего по привлечению специалистов ООО «ПромЭко» для обеспечения своей деятельности при осуществлении процедуры банкротства, осуществлении расчетов минуя расчетный счет должника, неотражении в отчете сведений о привлеченных специалистах - ООО «ПромЭко».

Дело № А33-11948/2011

Заявление Управления Росреестра по Красноярскому краю удовлетворено; арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

По доводу Управления о том, что действия управляющего в части привлечения специалиста ООО «ПромЭко» не отвечают признакам добросовестности и разумности, суд указал, что административным органом не заявлено достаточно доводов, не представлено достаточных доказательств нарушения арбитражным управляющим требований ст. 20.03 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве). Вместе с тем в действиях по неотражению в отчете сведений о привлеченных специалистах - ООО «ПромЭко» содержатся признаки объективной стороны правонарушения.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суды переоценили выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротного дела.

В рамках дела о привлечении к административной ответственности, действия управляющего в части привлечения специалиста не образуют состава административного правонарушения, в то время как при рассмотрении жалобы указанные действия признаны неправомерными.

Дело № А33-14057/2008-к2

Определением Арбитражного суда Красноярского края удовлетворена жалоба налогового органа в части признания действий арбитражного управляющего по привлечению специалиста на договорной основе для осуществления полномочий временного управляющего неразумными. Судом также установлено, что привлеченным специалистом фактически выполнялись обязанности временного управляющего.

Дело № А33-20300/2009

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали недоказанным наличие в действиях арбитражного управляющего признаков состава административного правонарушения, поскольку у должника отсутствовали денежные средства, за счет которых арбитражный управляющий имел бы возможность оплатить услуги по договору, а конкурсная масса была не сформирована.

Судами также было установлено отсутствие доказательств, подтверждающих возмещение арбитражному управляющему расходов, понесенных в связи с выплатой вознаграждения, за счет уполномоченного органа и свидетельствующих о том, что действия арбитражного управляющего по привлечению для выполнения работ специалиста повлияли на интересы должника и его кредиторов.

Т.о., в удовлетворении заявления Управления Росреестра по Красноярскому краю отказано в связи с недоказанностью факта выплаты арбитражным управляющим вознаграждения специалисту.

Суды также отклонили довод о том, что привлеченным специалистом фактически выполнялись обязанности временного управляющего, поскольку в материалах дела имелись доказательства, из которых следует, что арбитражный управляющий сам подписывал документы от своего имени, проводил общие собрания.

ВЫВОД:

Дело № А33-2314/2010-к5

Определением Арбитражного суда Красноярского края удовлетворена жалоба уполномоченного органа и действия конкурсного управляющего по заключению трудовых договоров с привлеченными специалистами признаны необоснованными, поскольку конкурсный управляющий не вправе заключать трудовые договоры со специалистами, учитывая норму пункта 3 статьи 24 Закона о банкротстве о том, что арбитражный управляющий имеет право исключительно на договорной основе привлекать специалистов.

Дело № А33-8802/2011

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования Управления Росреестра удовлетворено; арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности.

Вместе с тем в части оценки действий арбитражного управляющего по заключению трудовых договоров с привлеченными специалистами суды пришли к выводу о том, что согласно абзацу 6 пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий вправе привлекать для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено настоящим Федеральным законом , стандартами и правилами профессиональной деятельности или соглашением арбитражного управляющего с кредиторами. Запрет привлекать лиц по трудовому договору Законом о банкротстве, а также вышеуказанными актами не установлен.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суды переоценили выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротского дела.

Дело № А33-30947/2005

Судом в мотивировочной части определения установлен факт уничтожения конкурсным управляющим первичных документов, на основании которых производились расходы в ходе конкурсного производства.

При рассмотрении отчета о ходе конкурсного производства, суд установил, что бывшим конкурсным управляющим Фишером В.Р. уничтожены первичные документы, на основании которых производились расходы в ходе конкурсного производства. Суд указал, что действия бывшего конкурсного управляющего Фишера В.Р. свидетельствуют о намеренном сокрытии арбитражным управляющим расходов, осуществленных в ходе конкурсного производства за счет конкурсной массы должника, влекущим затягивание процедуры конкурсного производства в отношении должника, нарушение прав и законных интересов кредиторов. С целью понуждения Фишера В.Р. передать документы конкурсному управляющему должника Кустикову В.В. арбитражный суд выдал исполнительный лист.

Дело № А33-9264/2011

Суд первой инстанции отказал Управлению Росреестра по Красноярскому краю в удовлетворении его заявления о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, указав, что административному органу необходимо было установить, что обязанность исполнена конкурсным управляющим ненадлежащим образом, что явилось причиной уничтожения документов, соблюдены ли арбитражным управляющим требования к хранению документов, приняты ли все возможные меры для их сохранения.

Суд апелляционной инстанции не согласился с данным выводом, указав на доказанность административным органом факта непередачи арбитражным управляющим бухгалтерской и иной документации должника вновь утвержденному конкурсному управляющему. Однако решение оставлено без изменения ввиду истечения сроков давности привлечения к административной ответственности.

ВЫВОД:

При рассмотрении дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности судом I инстанции переоценены выводы, сделанные судом при рассмотрении банкротного дела.

Судебной практике известно два диаметрально противоположных подхода к решению данного вопроса.

Согласно первому подходу суд, рассматривающий дело об административном правонарушении, не связан выводом о нарушении арбитражным управляющим законодательства о несостоятельности (банкротстве), сделанным судом, рассматривающим гражданское дело. Нормативной основой для данного подхода является часть 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

По смыслу данного законоположения для придания тем или иным обстоятельствам свойства предрешенности (т.е. преюдициальности) необходимо наличие сложного юридико-технического состава:

Фактические обстоятельства установлены судом и отражены в мотивировочной части судебного акта, разрешающего дело по существу;

Решение суда вступило в законную силу;

В первоначальном, и последующем судебных разбирательствах участвуют одни и те же лица.

Таким образом, поскольку при рассмотрения гражданского дела о несостоятельности (банкротстве) в нем участвовали арбитражный управляющий и налоговый орган, а в рамках административного дела - арбитражный управляющий и Росреестр, то преюдициальность установленных фактических обстоятельств отсутствует.

Кроме того, по мнению сторонников данного подхода, вывод о нарушении законодательства о несостоятельности (банкротстве), сделанный судом при рассмотрении гражданского дела, по своей правовой природе не является юридическим фактом, а представляет собой вывод суда, т.е. правовую квалификацию, к которой пришел суд на основе своего внутреннего убеждения. В свою очередь, правила части 2 статьи 69 АПК РФ на правовую квалификацию не распространяются; арбитражный суд не связан выводами других судов о правовой квалификации рассматриваемых отношений и толковании правовых норм (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2007 № 11974/06). В соответствии с частью 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Поэтому в силу статьи 268, 286 АПК РФ у судов апелляционной, кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для переоценки этих выводов судов.

В качестве дополнительного аргумента в поддержку данного подхода можно указать на то, что в рамках гражданского дела суд не давал оценку действиям арбитражного управляющего с точки зрения наличия в них состава административного правонарушения.

Данный подход поддержан в постановлениях Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2011 по делу № А68-9711/2010, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.10.2009 по делу № А55-9754/2009.

Второй подход к решению данного вопроса основан на разграничении преюдициальности судебных актов и их обязательности. Последняя предусмотрена статьей 16 АПК РФ, согласно которой вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Данный подход изложен, например, в постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2007 по делу № А76-5807/2007.

Анализ судебной практики позволил выявить еще ряд дискуссионных вопросов, связанных с привлечением арбитражных управляющих к административной ответственности по статье 14.13 КоАП РФ.

2. Допустимо ли суду при рассмотрении вопроса о возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности совершенного арбитражным управляющим правонарушения исходить прежде всего из влияния совершенного правонарушения на достижение публично-правовой цели процедуры банкротства, примененной в отношении конкретного должника?

В судебно-арбитражной практике отсутствует единообразие в отношении возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности правонарушения при рассмотрении судом дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности.

Так, согласно первому подходу , поскольку объектом данного правонарушения являются отношения в области предпринимательской деятельности, направленные на обеспечение установленного порядка осуществления процедуры банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов, оно не может быть малозначительным (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 02.12.2010 по делу № А33-11553/2010, Постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2009 по делу № А72-8687/2009).

В соответствии со вторым подходом суды, исследовав обстоятельства дела, установив наличие в действиях конкурсного управляющего признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, приходят к выводу о возможности применения положений ст. 2.9 КоАП РФ о малозначительности правонарушения (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.05.2011 по делу № А33-12953/2010, ФАС Уральского округа от 15.03.2011 по делу № А07-10835/2010, ФАС Дальневосточного округа от 28.04.2011 по делу № А37-1687/2010, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2011 по делу № А76-25427/2010 , Седьмого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2011 по делу № А03-2597/2011, от 27.06.2011 по делу № А03-1630/2011).

При этом в практике арбитражного суда сложился подход, поддержанный вышестоящими инстанциями, согласно которому, рассматривая вопрос об освобождении арбитражного управляющего от административной ответственности ввиду малозначительности административного правонарушения, суды руководствуются следующими критериями:

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. (п. 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»);

Наличие (отсутствие) существенной угрозы охраняемым общественным отношениям может быть оценено судом с точки зрения степени вреда (угрозы вреда), причиненного непосредственно установленному публично-правовому порядку деятельности. В частности, существенная степень угрозы охраняемым общественным отношениям имеет место в случае пренебрежительного отношения лица к установленным правовым требованиям и предписаниям (публично-правовым обязанностям);

Введение ответственности за административное правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния. Следовательно, суды общей и арбитражной юрисдикции вправе избирать в отношении правонарушителя меру наказания с учетом характера правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств деяния (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 05.11.2003 № 349-О);

Санкции не должны превращаться в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12.05.1998).

Освобождая от административной ответственности арбитражных управляющих в связи с малозначительностью совершенного правонарушения в делах №№ А33-15588/2010, А33-21344/2009, А33-13739/2010, суды, прежде всего, оценивали характер совершенного арбитражным управляющим правонарушения, степень общественной опасности и ущерба, причиненного охраняемым государством общественным отношениям, с учетом конкретных обстоятельств дела (наличием исключительных обстоятельств ), отсутствия вредных последствий и в соответствии с конституционными принципами соразмерности и справедливости при назначении наказания.

Вместе с тем, оценивая отсутствие существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, на наш взгляд суд должен исходить из публично-правового статуса арбитражных управляющих. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 22 июля 2002 года № 14-П по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций», пунктов 5 и 6 статьи 120 Закона о банкротстве, процедуры банкротства носят публично-правовой характер, они предполагают принуждение меньшинства кредиторов большинством, а потому, вследствие невозможности выработки единого мнения иным образом, воля сторон формируется по другим, отличным от искового производства, принципам. В силу различных, зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен гарантировать баланс их прав и законных интересов, что, собственно, и является публично-правовой целью института банкротства.

3. Влияет ли при рассмотрении судом вопроса об освобождении арбитражного управляющего от административной ответственности ввиду малозначительности факт совершения им существенного нарушения Закона о банкротстве, в частности представление арбитражным управляющим собранию кредиторов на утверждение предложений о порядке, о сроках и об условиях продажи имущества должника до проведения инвентаризации и оценки?

Статьей 2 Закона о банкротстве установлено, что конкурсное производство - процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии с пунктом 4 статьи 139 Закона о банкротстве после проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий приступает к продаже имущества должника на открытых торгах, если настоящим Федеральным законом не установлен иной порядок продажи имущества должника.

Анализ приведенной нормы позволяет сделать вывод о том, что основной обязанностью конкурсного управляющего в процедуре конкурсного производства является продажа имущества должника с целью соразмерного удовлетворения требований кредиторов, основными этапами подготовки имущества к продаже являются его инвентаризация и оценка, без проведения которых арбитражный управляющий не вправе представлять собранию кредиторов положение о порядке, условиях и сроках реализации имущества должника. Приведенная норма носит императивный характер, ее нарушение относится к существенным нарушениям Закона о банкротстве, поскольку влечет нарушение прав и законных интересов кредиторов. Возлагая на конкурсного управляющего обязанность по проведению инвентаризации и оценки имущества должника, прежде чем представить собранию кредиторов порядок, условия и сроки продажи имущества должника, законодатель преследовал цель установления контроля со стороны собрания кредиторов за действиями конкурсного управляющего по формированию конкурсной массы по результатам инвентаризации имущества должника и определению его начальной продажной цены по результатам оценки имущества.

При этом существенность правонарушения, на наш взгляд, должна определяться судом исходя из публично-правовой цели процедур банкротства и публично-правового характера статуса арбитражного управляющего.

Часть 3 статьи 14.13 КоАП РФ, устанавливая административную ответственность за нарушения законодательства о несостоятельности(банкротстве), предусматривает формальный состав правонарушения в виде неисполнения арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

По делу А33-13739/2010 суд отказал в привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности ввиду малозначительности деяния, поскольку утверждение Положения о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника до оценки всего имущества соответствовало конкретной ситуации, не привело к неразумности действий в отношении имущества должника и являлось исключительным случаем. Следовательно, для решения вопроса о том, является ли представление предложений о порядке, о сроках и об условиях продажи имущества должника до проведения инвентаризации и оценки событием административного правонарушения, необходимо оценивать в том числе: обстановку, условия, характер конкурсного производства, состояние имущества должника, количество объектов, размер территории, объем документов, объем мероприятий необходимых для завершения процедуры конкурсного производства. Кроме того, применение статьи 2.9 КоАП РФ соответствует не только интересам лица, привлекаемого к административной ответственности, но и интересам государства, поскольку нерационально принимать административные меры, необходимость в которых отсутствует. Охраняемым правоотношениям обеспечивается адекватная защита, в том числе, фактом возбуждения административного дела, процедурой административного разбирательства (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17.02.2011 по делу А33-13739/2010, от 05.04.2011 по делу А33-15588/2010).

В данном случае суд оценил нарушение конкурсным управляющим обязанности, предусмотренной пунктом 3 статьи 149 Закона о банкротстве, с точки зрения вредных последствий, влияющих на дальнейшее проведение процедуры банкротства, а не по факту совершения нарушения с точки зрения его существенности и последствий в виде нарушения прав и законных интересов кредиторов.

4. Возможно ли привлечение арбитражного управляющего к административной ответственности по иным статьям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), кроме как по статье 14.13?

В настоящее время в практике Арбитражного суда Красноярского края актуальным является вопрос, связанный с применением положений КоАП РФ, а также Закона о банкротстве, о порядке привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, а именно: подлежат ли его неправомерные действия при банкротстве квалификации только по статье 14.13 КоАП РФ или возможна квалификация и по другим статьям особенной части.

Действующее отраслевое законодательство не содержит четкого ответа на поставленный вопрос. Не представляется возможным обнаружить ответ и в доктрине общей теории права. В связи с этим в судебно-арбитражной практике сложилось два взаимоисключающих подхода к решению данного вопроса.

Согласно первому подходу , арбитражный управляющий не подлежит привлечению к административной ответственности по иным статьям, кроме статьи 14.13 КоАП РФ. Анализируя нормы действующего законодательства, сторонники изложенного подхода исходят из необходимости толковать в нормативном единстве положения статей 126, 129 Закона о банкротстве и статьи 53 ГК РФ.

Так, согласно пункту 2 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия. Хозяйственно-распорядительную деятельность в отношении юридического лица-должника осуществляет назначаемый арбитражным судом конкурсный управляющий (пункт 1 статьи 129 Закона о банкротстве), полномочия которого строго определены в указанной норме закона. При этом, толкуя приведенные законоположения во взаимосвязи со статьей 53 ГК РФ, в силу правовых указаний которой юридические лица приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, следует прийти к выводу о том, что в период конкурсного производства единственным органом управления юридического лица является конкурсный управляющий, полномочия которого ограничены целями конкурсного управления. В силу прямого указания закона конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены Законом о банкротстве. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 19 декабря 2005 года № 12-П, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 года арбитражный управляющий - это лицо, осуществляющее преимущественно публичные функции. Арбитражный управляющий назначается арбитражным судом и выполняет публично - правовые функции по защите прав и законных интересов должника, кредиторов, государства и работников должника. Публично-правовой статус арбитражных управляющих обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования, а также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом.

Следовательно, с момента введения конкурсного производства и утверждения конкурсного управляющего и до даты прекращения производства по делу или заключения мирового соглашения все правоотношения подлежат переводу в плоскость дела о банкротстве, регулируются соответствующим законодательством, за нарушение которого и возможно привлечение конкурсного управляющего к ответственности: гражданско-правовой (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве), административной (статья 14.13 КоАП РФ) или уголовной (статья 195 Уголовного кодекса РФ).

Указанный подход в полной мере был воспринят в практике многих арбитражных судов.

В частности, в силу приведенной выше аргументации у конкурсного управляющего отсутствует обязанность по представлению и раскрытию информации на рынке ценных бумаг, следовательно отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный статьей 15.19 КоАП РФ (решение Арбитражного суда Красноярского края от 28.10.2009 по делу № А33-14683/2009; постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.09.2009 по делу № А33-12014/2009, поддержанное постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.12.2009 по тому же делу). Как утверждают сторонники анализируемого подхода, спорным является и привлечение конкурсного управляющего к административной ответственности, за невыплату заработной платы (статья 5.27 КоАП РФ) по мотивам того, что с момента признания организации-должника между конкурсным управляющим и работниками должника возникают отношения по расчетам с кредиторами в порядке очередности, установленной Законом о банкротстве: для конкурсного управляющего все работники являются кредиторами второй очереди (пункт 3 статьи 143), а неправомерные действия при банкротстве образуют составы правонарушений, предусмотренные статьей 14.13 КоАП РФ.

Таким образом, в данном случае справедливо утверждать, что несвоевременная выплата заработной платы арбитражным управляющим непосредственно не обусловлена нарушением трудовых отношений, так как он действует в пределах специальных полномочий, определенных законодательством о банкротстве (решение Арбитражного суда города Москва от 18.12.2007 по делу № А40-61476/07-94-439; постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2008 № 09АП-280/2008-АК; ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.04.2006 по делу № А74-743/05-Ф02-1247/06-С1; ФАС Московского округа от 28.05.2008 № КА-А40/4111-08).

Заметим, что к аналогичному выводу пришла и судебная коллегия Высшего Арбитражного Суда РФ, отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора (определение от 06.10.2008 № 12137/08). Коллегия указала, что в данном случае работники муниципального унитарного предприятия являются кредиторами должника, при этом такой вывод согласуется с правоприменительной практикой (постановления Президиума ВАС РФ от 17.01.2006 № 11838/05; от 27.09.2005 № 7460/05).

Согласно второму подходу , получившему поддержку в актах арбитражных судов, возбуждение дела о банкротстве само по себе не прекращает существовавших ранее правоотношений, не трансформирует их правовую природу, а потому не освобождает конкурсного управляющего от обязанностей, предусмотренных иными нормативными правовыми актами (в частности, Трудовым кодексом РФ (далее - ТК РФ), Федеральным законом от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об акционерных обществах», Федеральным законом от 22.04.1996 №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» и т.п.). Следовательно, не исключается возможность привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности и по иным статьям КоАП РФ, помимо статьи 14.13.

Сторонники данного подхода аргументируют свою позицию правовыми указаниями, изложенными в статье 2.4 КоАП РФ, толкуемой в нормативном единстве со статьей 129 Закона о банкротстве.

Так, в силу примечания к статье 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административное правонарушение в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное. Учитывая правило, установленное статьей 129 Закона о банкротстве, на конкурсного управляющего возложено осуществление полномочий руководителя должника и иных органов управления должника, представляется возможным прийти к выводу о том, что конкурсный управляющий может быть субъектом административной ответственности, за исключением случаев, когда законом предусмотрен специальный субъект - юридическое лицо (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.11.2009 по делу № А33-12674/2009, оставленное без изменения постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2010).

При этом отсутствие в перечне обязанностей арбитражного управляющего прямого указания на обязанность по выплате заработной платы работникам должника является следствием того, что Закон о банкротстве является специальным и содержит нормы, регулирующие специфические правоотношения в сфере несостоятельности (банкротства), а потому никоим образом не освобождает конкурсного управляющего как руководителя должника от исполнения обязанности, возложенной на него иными федеральными законами.

Анализируемый подход получил поддержку в постановлении ФАС Уральского округа от 03.06.2008 № Ф09-3994/08-С1, оставленным в силе определением ВАС РФ от 23.09.2008 № 9027/08, которым отказано в передаче дела в Президиум ВАС. В указанных актах судебные инстанции суды пришли к выводу о том, что непредставление списка аффилированных лиц в регистрирующий орган в установленной форме образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.19 КоАП РФ. В постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 05.02.2008 № Ф04-622/2008 (1358-А46-27); ФАС Уральского округа от 22.05.2008 № Ф09-3566/08-С1; ФАС Дальневосточного округа от 18.06.2007 по делу № Ф03-А51/07-2/2517; Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2007 по делу № 17АП-2923/06-АК; Арбитражного суда Вологодской области от 22.08.2007 по делу А13-6260/2007 арбитражные суды констатировали нарушение законодательства о труде и об охране труда, указав на возможность привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности по статье 5.27 КоАП РФ.

Приложение

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ,

СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ СТ. 14.13 КоАП РФ

Реквизиты документа

Основные правовые позиции

43. С 01.01.2011 вступили в силу положения статьи 20 Закона о банкротстве (в редакции Закона № 296-ФЗ и Федерального закона от 28.12.2010 № 429-ФЗ) в части определения арбитражного управляющего в качестве субъекта профессиональной деятельности, занимающегося частной практикой, а также в части исключения обязанности регистрации арбитражного управляющего в качестве индивидуального предпринимателя.

Части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также о возмещении им убытков на основании пункта 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве продолжают относиться к подведомственности арбитражных судов и после 01.01.2011 независимо от того, зарегистрирован ли арбитражный управляющий в качестве индивидуального предпринимателя.

6. Частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Поскольку после принятия Закона № 296-ФЗ помимо новой редакции Закона в отдельных делах о банкротстве продолжает применяться старая редакция Закона , исходя из специфики законодательного регулирования состава указанного административного правонарушения принятие Закона № 296-ФЗ не может являться основанием для освобождения арбитражного управляющего от административной ответственности, предусмотренной упомянутой статьей, со ссылкой на положения части 2 статьи 1.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2011 № 7803/11

В качестве объективной стороны состава административного правонарушения арбитражному управляющему вменяется неисполнение обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), выразившееся в нарушении порядка погашения текущей задолженности и нарушении календарной очередности удовлетворения текущих требований кредиторов.

В рассматриваемом случае административные правонарушения считаются совершенными с момента осуществления внеочередного платежа по каждому периоду.

Постановление Президиума ВАС РФ от 11.10.2011 № 5811/11

Если арбитражным судом принято решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении конкурсного управляющего к административной ответственности и об освобождении его от указанной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения , то есть фактически решение принято не в пользу арбитражного управляющего, следовательно судебные расходы, понесенные им на стадии рассмотрения дела судом, взысканию с административного органа не подлежат .

По делу № А33-15588/2010 сроки представления конкурсным управляющим протоколов собрания кредиторов нарушены на один-два день, то есть срок пропущен незначительно.

По делу № А33-21344/2009 правонарушения допущены конкурсным управляющим в период банкротства должника как отсутствующего, к должнику применялась процедура упрощенного производства по банкротству. При упрощенной процедуре банкротства соблюдение ежемесячной периодичности проведения собраний кредиторов не является актуальным, арбитражный управляющий вправе сам определять необходимость проведения собрания кредиторов.

ЧАСТЬ 1. КТО ВПРАВЕ ПОДАВАТЬ ЖАЛОБЫ НА ДЕЙСТВИЯ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО. ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНА ПО КОНТРОЛЮ (НАДЗОРУ).

Административное производство по ст. 14.13 в отношении Арбитражного управляющего возбуждается по правилам ст. 28.1 Кодекса об Административных нарушениях.

Как показывает практика основных поводов для возбуждения административного дела в отношении Арбитражного управляющего два:

Непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

Заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, органов управления должника - юридического лица, саморегулируемой организации арбитражных управляющих, содержащие достаточные данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Однако, нередки случаи проверки деятельности арбитражного управляющего по заявлению лица, немеющего никакого отношения к делу о банкротстве, в котором назначен данный арбитражный управляющий. При таких обстоятельства контролирующий орган обращается к Закону «Об обращениях граждан» и приводит доводы о том, что он, как орган Правительства Российской Федерации, не вправе не реагировать на обращения граждан, при этом оправданием возбуждения административного дела без надлежащего обращения лица, участвующего в деле о банкротстве по правилам пункта 1.1 ст. 28.1 является отсылка в п. 1 указанной статьи, а именно - непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения. (Постановление Верховного Суда РФ от 17.08.2015 N 305-АД15-6786 по делу N А40-117929/2014)

В силу п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (за исключением административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 5.27 и ст. 14.52 настоящего Кодекса . (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2016 N 17АП-13047/2016-АКу по делу N А71-6759/2016)
Выходит так, что любой зашедший на сайт http://bankrot.fedresurs.ru/ может, получив информацию о назначенном арбитражном управляющем, может написать на него жалобу, и эта жалоба в силу п. 3 ч. 1 ст. 28 КоАП РФ будет рассмотрена и по этой жалобе будет возбуждено Административное производство.

В большинстве случаев, при проведении проверки деятельности Арбитражного управляющего в рамках возбужденного Административного производства по жалобе, контролирующий орган запрашивает документы, совершенно не относящиеся к фактам, указанным в жалобе и таким образом получает возможность привлечения арбитражного управляющего к ответственности по факту обнаружения.

Здесь возникает вопрос, правомерны ли действия контролирующего органа выходить за рамки жалобы и затребовать документы, не относящиеся к фактам, указанным в жалобе. Административный кодекс не дает ответа на данный вопрос.

По аналогии с процедурами проверки по другим административным составам, контролирующие органы проверяют предприятия и индивидуальных предпринимателей по фактам жалобы, иных документов по всей деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя не запрашивается, и только если при выезде на место совершения административного правонарушения (место нахождения юридического лица и индивидуального предпринимателя) будет выявлено иное нарушение правил определенной деятельности, не указанное в жалобе может последовать административное расследование по факту обнаружения. А вот в случае с Арбитражным управляющим контролирующий орган запрашивает всю документацию по деятельности Арбитражного управляющего в отношении определенного должника. Получается, что Арбитражный управляющий, совершенно не защищен от дополнительных проверок, не связанных с «законными» жалобами лиц, участвующих деле о банкротстве.

Интересно рассмотреть историю развития законодательства в части развития ст. 28.1 КоАП РФ.

До июля 2007г. ст. 28 КоАП содержала только пункты 1,2,3,4,5.

Федеральным законом от 24.07.2007 N 210-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях " часть 1 ст. 28 КоАП РФ была дополнена пунктом 1.1 следующего содержания:

Поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13, 14.23 настоящего Кодекса , являются поводы, указанные в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, а также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве - собрания (комитета) кредиторов.

Выходило так, что с июля 2007г. поводами для возбуждения административного дела по указанным статьям являлись:

1) непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения;

3) сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве - собрания (комитета) кредиторов.

Т.е. контролирующим органом принималось к рассмотрению заявление о нарушении арбитражным управляющим норм законодательства о банкротстве только подписанное особым лицом - сотрудником государственного органа или представителем собрания (комитета) кредиторов.

Просто конкурсные кредиторы были не вправе жаловаться на действия арбитражного управляющего. Но это совершенно не означало, что конкурсные кредиторы не имели защиты при нарушении их прав и законных интересов. Они могли подать свою жалобу (претензию) на рассмотрение собрания (комитета) кредиторов или в правоохранительные и иные уполномоченные органы, которые по результатам рассмотрения жалобы (претензии) могли реагировать направлением соответствующего сообщения в контролирующий орган. Сам же контролирующий орган не имел права возбуждать административное дело по жалобе конкурсного кредитора, но при этом он имел возможность, самостоятельно выявив нарушение в деятельности арбитражного управляющего, возбуждать административные дела и составлять протоколы об административных правонарушениях.

Переломным моментом в данной практике стало Определение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2013 г. N 15652/12. Высшая инстанция суда указала, что «Из анализа положений статьи 28.1 КоАП РФ следует, что перечень поводов для возбуждения в отношении арбитражного управляющего дела об административном правонарушении является исчерпывающим, заявление конкурсного кредитора не может быть отнесено к числу таких поводов.

Кроме того, из положений статьи 29 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" во взаимосвязи с пунктами 1, 5.5, 5.6, 5.8.2 Положения о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 01.06.2009 N 457, следует, что у должностных лиц органов исполнительной власти, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях на основании части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, нет права осуществлять функции по контролю (надзору) за деятельностью непосредственно арбитражных управляющих.

При отсутствии у должностных лиц органов Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии полномочий по контролю (надзору) за деятельностью самих арбитражных управляющих дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, не может быть возбуждено даже при наличии одного из поводов, перечисленных в статье 28.1 КоАП РФ.

Таким образом, в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), кредитор лишен реальной возможности инициировать проверку его деятельности в целях принятия государством соответствующих мер воздействия на правонарушителя и предотвращения правонарушения в дальнейшем.

Тем самым кредитор ограничен в эффективной защите своих имущественных прав».

Данное Определение высшего суда, стало толчком, для принятия Федерального закона от 23.07.2013 N 202-ФЗ, внесшего поправки в пункт 1.1 статьи 28 КоАП. С этого момента контролирующий орган получил право возбуждать административные дела в отношении Арбитражного управляющего по жалобе конкурсного кредитора.

Законодатель, изменив в пункт 1.1 статья 28.1 КоАП, в тоже не время не внес изменения в иные нормы законодательства, касающиеся полномочий контролирующего органа проверять действия непосредственно арбитражного управляющего.

Так Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве)» в абзаце 11 статье 2 указывает «орган по контролю (надзору) - федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление функций по контролю (надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих»

Т.е. основной закон, регулирующий отношения участников процесса банкротства должника и арбитражного процесса в деле о банкротстве не предусматривает возможность контролирующего органа проверять непосредственно деятельность арбитражного управляющего.

При этом стоит отметить тот факт, что текст абзаца 11 статьи 2 Закона о банкротстве был изменен законодателем Федеральным законом от 27.07.2010 N 219-ФЗ, в ранее действующей редакции норма закона читалась следующе:

«орган по контролю (надзору) - федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление функций по контролю (надзору) за деятельностью арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих».

Т.е. ранее закон предусматривал право контролирующего органа проверять деятельность непосредственно Арбитражного управляющего. А позднее это право у контролирующего органа было исключено. И так осталось до настоящего времени. Основной закон никак не регламентирует проверку деятельности арбитражных управляющих. И только ст. 29 Закона регламентирует проверку органом контроля (надзора) соблюдения норм законодательства Саморегулируемыми организациями Арбитражных управляющих.

Так на официальном сайте Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) указывается на ее полномочия в области «Контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих». Полномочий в части проверки непосредственно деятельности арбитражных управляющих на официальном сайте не указывается.

В пунктах 5.5 и 5.6 Положения «О федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии», утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июня 2009 г. N 457 определены полномочия Федеральной службы:

5.5. составляет в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, протоколы об административных правонарушениях, рассматривает в установленном порядке дела об административных правонарушениях и назначает административные наказания;

5.6. проводит в установленном порядке проверки деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, саморегулируемых организаций оценщиков, саморегулируемых организаций кадастровых инженеров, национального объединения саморегулируемых организаций кадастровых инженеров;

Полномочий по проверке деятельности Арбитражного управляющего Положением не предусмотрено. Однако далее в Положение включен пункт 5.8.2 который дает Органу контроля право обращается в установленном порядке в суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего, саморегулируемой организации арбитражных управляющих и (или) ее должностного лица, саморегулируемой организации оценщиков и их должностных лиц к административной ответственности.

В данном случае очевидна коллизия норм. С одной стороны, контролирующий орган не имеет полномочий проверять деятельность арбитражного управляющего, а с другой стороны вправе обратиться в суд с требованием привлечения Арбитражного управляющего к Административной ответственности.

Данный просчет законодателя был «поправлен» правоприменительным органом - Высшим Арбитражным судом. Постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 15652/12 по делу N А03-2922/2012 «из совокупного толкования пунктов 5.5, 5.6, 5.8.2 Положения о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.06.2009 N 457, следует, что Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (включая ее территориальные органы) является исполнительным органом, наделенным полномочиями составлять в отношении арбитражных управляющих протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, и обращаться в арбитражный суд с заявлением о привлечении их к административной ответственности на основании названной нормы, а, значит, и правом возбуждать в отношении арбитражных управляющих дела об указанном административном правонарушении и проводить проверку их деятельности».

Таким образом, судебные органы уже второй раз, своим толкованием «правят» законодателя и укрепляют правомочия Росреестр, ослабляя в тоже время защиту прав Арбитражных управляющих.

На этом фоне еще более курьезным случаем смотрится ст. 231 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». П. 3 этой статьи определяет полномочия органа по контролю (надзору) в отношении арбитражных управляющих, не являющихся членами СРО арбитражных управляющих. Изменения в Закон, касающиеся оформления деятельности арбитражного управляющего (ранее необходимо было иметь статус Индивидуального предпринимателя, позднее только быть членом СРО) внесены Законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ. Этот же Закон внес изменения в ст. 231 Закона «О несостоятельности (банкротстве)». С этого момента контролирующему органу было предоставлено право в течении года контролировать деятельность Арбитражных управляющих, не являющихся членами СРО. Как определены полномочия контролирующего органа спустя год после вступления в силу Закона «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции Закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ не понятно, практика по данному вопросу отсутствует.

Осмелюсь предположить, что ст. 231 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» дополнительно к ст. 29 этого закона ограничила права контролирующего органа по контролю непосредственно деятельности Арбитражных управляющих, но переадресовало его контрольные функции на деятельность СРО Арбитражных управляющих.

Очень интересны в этом ключе разъяснения, данные на страничке по адресу

27.05.2009


Обобщения судебной практики

Обзор судебной практики по делам, связанным с привлечением арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

На сегодняшний день Арбитражным судом Ростовской области рассматривается значительное количество дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ).Судебная практика, сложившаяся в Северо-Кавказском округе по применению статьи 14.13 КоАП РФ не столь обширна, так же как и в других регионах России. При этом в настоящее время она складывается также и по результатам пересмотра судебных актов Арбитражного суда Ростовской области, ввиду чего целесообразно обобщить практику по данной категории дел на основании судебных актов Арбитражного суда Ростовской области и вышестоящих инстанций.Состав административного правонарушения по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ образуют действия (бездействие) арбитражных управляющих по несоблюдению требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и иных нормативно-правовых актов в области несостоятельности (банкротстве).В результате рассмотрения заявлений о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности были выявлены нарушения арбитражными управляющими требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в рамках процедуры наблюдения и конкурсного производства.Практика рассмотрения Арбитражным судом Ростовской области споров, связанных с применением положений части 3 статьи 14.13 КоАП РФ; анализ постановлений Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа по указанным спорам.1. Неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), которые необходимо выполнять на стадии конкурсного производства, не образует состав правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушения Российской Федерации, на стадии наблюдения. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось Управление Федеральной регистрационной службы России (далее по тексту - УФРС России) с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Решением Арбитражного суда Ростовской области в удовлетворении заявленного требования отказано по следующим основаниям.В соответствии с пунктом 5 статьи 28 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» №127-ФЗ в случае, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, опубликованные сведения должны содержать: наименование должника и его адрес; наименование арбитражного суда, принявшего судебный акт, дату принятия такого судебного акта и указание на наименование введенной процедуры банкротства, а также номер дела о банкротстве должника; фамилию, имя, отчество утвержденного арбитражного управляющего и адрес для направления ему корреспонденции, а также наименование соответствующей саморегулируемой организации и ее адрес; установленную арбитражным судом дату следующего судебного заседания по рассмотрению дела о банкротстве в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом; иную информацию в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.В соответствии с пунктом 4 статьи 68 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» №127-ФЗ сообщение о введении наблюдения должно содержать: наименование должника - юридического лица или фамилию, имя, отчество должника - гражданина и его адрес; наименование арбитражного суда, вынесшего определение о введении наблюдения, дату вынесения такого определения и номер дела о банкротстве; фамилию, имя, отчество утвержденного временного управляющего и адрес для направления корреспонденции временному управляющему; установленную арбитражным судом дату судебного заседания по рассмотрению дела о банкротстве.Как следует из материалов дела, в публикации о введении процедуры наблюдения в отношении СПК содержатся сведения, предусмотренные вышеуказанными статьями. При этом данные нормы права не содержат обязательного условия по указанию в публикации о введении наблюдения сведений о том, в какой срок кредиторы вправе предъявлять свои требования к должнику.Таким образом, довод УФРС России о том, что в сообщении о введении в отношении СПК процедуры наблюдения должны быть указаны данные о том, в какой срок кредиторы вправе предъявлять свои требования к должнику, не соответствуют пункту 5 статьи 28 и пункту 4 статьи 68 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».Таким образом, суд не усматривает в действиях арбитражного управляющего состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.2. Заявления Управления Федеральной регистрационной службы России в отношении одного арбитражного управляющего, который одновременно является арбитражным управляющим на нескольких предприятиях и нарушает обязанности, установленные ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», на нескольких предприятиях, рассматриваются как в рамках одного дела, так и в рамках нескольких дел. Причем критерием для обращения одновременно с несколькими заявлениями явилось указание на разные предприятия, на которых утвержден арбитражный управляющий. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».Как установлено судом, указанный арбитражный управляющий утвержден конкурсным управляющим на трех предприятиях. При этом он был привлечен к ответственности в виде наложения административного штрафа.При этом арбитражный управляющий, который был утвержден конкурсным управляющим на двух предприятиях, была привлечена к административной ответственности (с учетом отягчающего административную ответственность обстоятельства) в виде наложения административного штрафа по каждому делу.3. При обращении в суд заявитель просил привлечь арбитражного управляющего к административной ответственности в виде дисквалификации. Суд с учетом смягчающих ответственность обстоятельств применил наказание в виде наложения административного штрафа в минимальном размере. 3.1. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», просил суд применить наказание в виде дисквалификации с учетом тех обстоятельств, что нарушения являются тяжкими. Решением Арбитражного суда Ростовской области заявленное требование удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности в виде наложения административного штрафа.Суд исходил из следующего. Учитывая обстоятельства, смягчающие административную ответственность арбитражного управляющего (правонарушение совершено впервые и данное обстоятельство представитель регистрационной службы не оспаривал в судебном заседании), суд считает возможным назначить арбитражному управляющему минимальное наказание, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ - в виде наложения административного штрафа.Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.В постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа указано, что при назначении административного наказания судом учтен характер совершенного административного правонарушения, отсутствие обстоятельств, отягчающих административную ответственность, и правомерно назначено административное наказание в виде взыскания штрафа в минимальном размере.3.2. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», просил суд применить наказание в виде дисквалификации. Решением Арбитражного суда Ростовской области заявленное требование удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности в виде наложения административного штрафа.Суд исходил из следующего. Санкция части 3 статьи 14.13 КоАП РФ в качестве максимального наказания предусматривает возможность назначения судом арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации сроком от шести месяцев до трех лет, и данная санкция, по мнению суда должна применяется при наличии отягчающих ответственность обстоятельств и в случае причинения существенного вреда интересам должника, кредиторам и общества.Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства причинения существенного вреда имущественным интересам должника, кредиторам и обществу, и выявленные нарушения не исключают возможность дальнейшего осуществления арбитражным управляющим своей профессиональной деятельности по управлению предприятиями, находящимися в стадии банкротства, у суда отсутствуют основания для назначения арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации.Одним из принципов привлечения к ответственности является правовой принцип индивидуализации, который выражается в том, что при привлечении лица к административной ответственности, учитываются не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение административного правонарушения, в соответствии со статьей 4.2 КоАП РФ отнесено к компетенции суда, который при вынесении решения о привлечении к административной ответственности последние обязан учитывать.В процессе рассмотрения настоящего дела установлено, что ранее - решением Арбитражного суда Ростовской области арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности на основании части 3 статьи 14.13. КоАП РФ в виде взыскания штрафа.Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данному в постановлении от 24.03.2006 № 5 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении КоАП РФ», однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства.Административные правонарушения, предусмотренные частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, имеют родовой объект посягательства - нарушение правил, установленных законодательство о несостоятельности (банкротстве).С учетом изложенного, в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, усматривается повторность совершения однородных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Пунктом 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность предусмотрено повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ годичный срок со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. Год со дня окончания исполнения, ранее наложенного решением Арбитражного суда Ростовской области административного наказания в виде штрафа, в связи с совершением административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, не истек.По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности заявитель просил суд применить административное наказание в виде дисквалификации.Суд первой инстанции, исследовав и изучив материалы дела, счел возможным не применять наказание в виде дисквалификации, поскольку арбитражный управляющий признал выявленные правонарушения, провел собрание кредиторов лично в установленном законом порядке, негативных последствий в результате его действий при осуществлении процедуры банкротства не наступило. Несмотря на то, что предприниматель дважды привлекался ранее к административной ответственности, по статье 14.13 КоАП РФ, с учетом изложенных обстоятельств, суд наложил на индивидуального предпринимателя штраф.4. Каковы критерии применения и очередность применения различного размера штрафа в пределах санкции статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации при повторном совершении правонарушения? При выборе размера штрафа при применении санкции в виде наложения административного штрафа в случае повторности совершения однородного административного правонарушения следует исходить из конкретных обстоятельств дела, учитывая не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.4.1. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».Решением заявленное требование удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности в виде наложения административного штрафа.Суд исходил из следующего. Одним из принципов привлечения к ответственности является правовой принцип индивидуализации, который выражается в том, что при привлечении лица к административной ответственности, учитываются не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение административного правонарушения, в соответствии со статьей 4.2 КоАП РФ отнесено к компетенции суда, который при вынесении решения о привлечении к административной ответственности последнее обязан учитывать.Исследовав и изучив материалы дела, суд установил, что арбитражный управляющий признал выявленные правонарушения, негативных последствий в результате ее действий при осуществлении процедуры банкротства не наступило, однако, суд не может назначить минимальный размер штрафа арбитражному управляющему за совершенное правонарушение, поскольку судом установлено, что арбитражный управляющий привлекался ранее к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Таким образом, суд, учитывая то обстоятельство, что имеет место повторность совершения однородного административного правонарушения, применил санкцию в виде наложения административного штрафа.Решение суда не обжаловалось в вышестоящие инстанции и вступило в законную силу.4.2. По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда в части наложения на индивидуального предпринимателя административного штрафа признано незаконным и отменено.Судебный акт мотивирован тем, что при выборе меры наказания за совершённое предпринимателем административное правонарушение суд первой инстанции не принял во внимание того, что одним из принципов привлечения к ответственности является правовой принцип индивидуализации, который выражается в том, что при привлечении лица к административной ответственности, учитываются не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение административного правонарушения, в соответствии со статьей 4.2 КоАП РФ отнесено к компетенции суда, который при вынесении решения о привлечении к административной ответственности последние обязан учитывать.Судом первой инстанции правильно установлено, что ранее - решением Арбитражного суда Ростовской области арбитражный управляющий привлечен к ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данному в постановлении от 24.03.06 № 5 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении КоАП РФ», однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства.Административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, имеет родовой объект посягательства - нарушение правил, применяемых при банкротстве.Таким образом, судом первой инстанции, верно, установлено, что в действиях предпринимателя усматривается повторность совершения однородных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, в связи, с чем на предпринимателя не может быть наложен минимальный штраф, установленный санкцией частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Вместе с тем, суд апелляционной инстанции полагает, что на предпринимателя не может быть наложен штраф в максимальном размере, установленном санкцией той же статьи, что было сделано судом первой инстанции.Так, пунктом 5 части 5 статьи 4.2 КоАП РФ в качестве смягчающего административную ответственность предусмотрено совершение правонарушения женщиной, имеющей малолетнего ребёнка.Учитывая, что на иждивении предпринимателя находится полуторамесячный ребёнок, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что наказание, установленное судом первой инстанции, подлежит уменьшению. Исходя из указанных обстоятельств, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что одна лишь повторность, на которую сослался суд первой инстанции при выборе меры наказания, не может явиться основанием для применения к предпринимателю максимального размера наказания за совершённое ею правонарушение.При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции о привлечении предпринимателя к административной ответственности подлежит отмене в части наложения на предпринимателя штрафа ввиду того, что в этой части оно принято без учёта как отягчающих, так и смягчающих ответственность предпринимателю обстоятельств (на дату рассмотрения дела в суде первой инстанции предприниматель ждала ребёнка).4.3. УФРС России обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности.Суд первой инстанции в решении посчитал возможным назначить административный штраф арбитражному управляющему, поскольку требования определения арбитражного суда им не выполнялись, а уважительных причин в обоснование этого не представлено.По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности судом установлено, что ранее - решением Арбитражного суда Ростовской области арбитражный управляющий привлечен к ответственности по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ в виде штрафа.С учетом изложенного, в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, усматривается повторность совершения однородных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Пунктом 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность предусмотрено повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ годичный срок со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.С учетом изложенного, суд наложил на арбитражного управляющего максимальный размер штрафа, предусмотренный санкцией частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.5. Давность привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. При рассмотрении дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности суду следует в каждом случае устанавливать, является ли правонарушение длящимся, срок давности привлечения к ответственности по которым подлежит исчислению с момента обнаружения правонарушения, или не является длящимся, срок давности по которым начинает течь с момента наступления срока, к которому арбитражным управляющим не была выполнена обязанность.5.1. По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности довод арбитражного управляющего о том, что на момент рассмотрения дела в суде срок давности привлечения к ответственности истек, судом не принят по следующим основаниям.Согласно части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу о привлечении к административной ответственности за нарушение законодательства, о несостоятельности (банкротстве) не может быть вынесено по истечении 1 года со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении - в течение 1 года со дня обнаружения.Согласно пункту 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» под длящимся понимается такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом.Совершенное арбитражным управляющим правонарушение, выразившееся в нарушении правил, применяемых при несостоятельности (банкротстве), является длящимся правонарушением, поскольку нарушение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» длилось в период проведения процедуры банкротства - конкурсного производства. Поскольку правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, является длящимся правонарушением, срок давности привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности подлежит исчислению с момента обнаружения правонарушения.Как следует из материалов дела правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, обнаружено сотрудниками УФРС России при рассмотрении обращения на действия арбитражного управляющего, а, следовательно, на момент рассмотрения дела в суде годичный срок давности привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности не истек.Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.5.2. По заявлению Анапской межрайонной прокуратуры о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ суд первой инстанции пришел к вывод у о том, что как на момент вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении, так и на момент рассмотрения дела в суде истек предельный срок давности привлечения предпринимателя к административной ответственности. Фактически административное правонарушение совершено по истечении установленного административным законодательством годичного срока.При этом Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении указал на то, что правонарушение, выражающееся в неисполнении арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, является длящимся правонарушением. Однако, как указывалось ранее, в действиях арбитражного управляющего отсутствует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ. В связи с этим ошибочный вывод суда первой инстанции об истечении, на момент рассмотрения дела давности привлечения к ответственности не привел к принятию неправильного решения.При рассмотрении данного дела суд пришел к выводу о наличии в действиях арбитражного управляющего состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ. Суд счел возможным применить статью 2.9 КоАП РФ и освободил арбитражного управляющего от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения, ограничившись устным замечанием. Однако суд не учел следующее.Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением. Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.Срок давности для привлечения к административной ответственности за несоблюдение сроков направления, для опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства исчисляется с момента истечения десятидневного срока с даты утверждения конкурсного управляющего.Материалы дела свидетельствуют, что для привлечения заинтересованного лица к административной ответственности истек установленный статьей 4.5 КоАП РФ срок давности (один год).В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ при истечении срока давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.Из положений статей 4.5 и 24.5 КоАП РФ следует, что по истечении установленных сроков давности вопрос об административной ответственности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу, обсуждению не подлежит.Учитывая, что сроки давности привлечения к ответственности восстановлению не подлежат, суд в случае их пропуска принимает либо решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности (часть 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - АПК РФ)), либо решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения административного органа полностью или в части (часть 2 статьи 211 АПК РФ).С учетом изложенного постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления.6. Является ли административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, малозначительным? По данному вопросу судебная практика является неединообразной. 6.1. Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.В пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положения части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривающие ответственность за правонарушения в области предпринимательской деятельности, направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. Допущенные конкурсным управляющим правонарушения, установленные судом, посягают на установленный нормативными правовыми актами порядок общественных отношений в сфере правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан - участников имущественного оборота в Российской Федерации.По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суд пришел к выводу о том, что отсутствие значительных последствий допущенных нарушений законодательства о банкротстве, на которое ссылается арбитражный управляющий, основанием для безусловного вывода о малозначительности правонарушения не является, в связи, с чем арбитражный управляющий не может быть освобожден от административной ответственности на основании статьи 2.9 КоАП РФ.Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.При этом по данному вопросу существует иной подход. 6.2. УФРС России обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Изучив материалы дела, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, суд пришел к выводу о возможности признания совершенного арбитражным управляющим правонарушения малозначительным, что является основанием для освобождения арбитражного управляющего от ответственности на основании статьи 2.9 КоАП РФ и Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».Учитывая, что конкурсным управляющим была фактически произведена инвентаризация имущества должника, кредиторы не заявляли жалоб относительно проведения инвентаризации имущества предприятия - должника, суд считает выявленные нарушения правил инвентаризации незначительными, поскольку нарушения не повлекли существенного вреда интересам должника, кредиторов и государства.С учетом характера нарушений и отсутствия существенной угрозы причинения вреда предприятию - должнику, кредиторам и общества суд считает возможным признать совершенное арбитражным управляющим правонарушение малозначительным.Решением в удовлетворении заявленных требований было отказано, арбитражный управляющий был освобожден от административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ в виду малозначительности содеянного, и суд ограничился устным замечанием.6.3. УФРС России обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Исходя из оценки конкретных обстоятельств совершения правонарушения, принимая во внимание, что правонарушение предпринимателя не является общественно опасным, действия нарушителя не причинили значительного общественного вреда, что само по себе не свидетельствует об отсутствии правонарушения, предусмотренного частью 3 статьей 14.13 КоАП РФ, суд пришел к выводу, что в данном случае, имеет место малозначительность правонарушения. Таким образом, суд отказал в удовлетворении заявленных требований, освободил арбитражного управляющего от административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14. КоАП РФ на основании статьи 2.9 КоАП РФ и объявил ему устное замечание.Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции относительно того, что данные нарушения не являются несущими существенную угрозу охраняемым общественным интересам. При этом суд не исходит из последствий этих нарушений, поскольку состав правонарушения по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ является формальным, а оценивает их значимость в условиях данных конкретных обстоятельств совершения. Так, из характера правонарушений следует, что они допущены не в результате пренебрежения арбитражным управляющим своими обязанностями, а в результате того, что не уделено должное внимание четкости действий арбитражного управляющего в вопросах о сроках и документального оформления, т.е. с неосторожной формой вины при том, что арбитражным управляющим успешно проведена сама процедура банкротства, реализовано имущество должника - муниципального предприятия обслуживания жилищной сферы инвестору по цене, позволяющей удовлетворить требования всех кредиторов, выявлена и взыскивается дебиторская задолженность, выявлено и оприходовано имущество, ранее не включенное в конкурсную массу. В связи с этим нарушения в сроках исполнения арбитражным управляющим данных публично-правовых обязанностей не имеют характер недобросовестности.Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положения части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривающие ответственность за правонарушения в области предпринимательской деятельности, направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов.Как следует из работы арбитражного управляющего, цели конкурсного производства в ходе процедуры банкротства арбитражным управляющим успешно реализуются, в связи, с чем арбитражный суд апелляционной инстанции полагает, что привлечение к административной ответственности не будет являться адекватной мерой реагирования на допущенные нарушения; интересам надлежащего, строгого и четкого выполнения арбитражным управляющим установленного порядка осуществления банкротства в данном случае будет отвечать такая мера, как объявление устного замечания.При таких обстоятельствах решение суда об освобождении конкурсного управляющего от административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ вследствие малозначительности постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа оставлено без изменения.7. Что является поводом к возбуждению дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации? Согласно подпункту 1.1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13, 14.23 КоАП РФ являются поводы, указанные в пункте 1 и пункте 2 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ, а также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве - собрания (комитета) кредиторов.Довод арбитражного управляющего по заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности о том, что основанием для возбуждения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.13 КоАП РФ могут являться только обращения собрания кредиторов, в связи, с чем регистрационная служба не вправе была возбуждать производство по делу на основании заявления одного кредитора - Пенсионного фонда Российской Федерации, - суд не принял как ошибочный.Согласно подпункту 1.1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13, 14.23 КоАП РФ являются поводы, указанные в пункте 1 и пункте 2 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ, а также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве - собрания (комитета) кредиторов.В подпункте 1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются: 1) непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения; 2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.Из материалов дела следует, что регистрационной службой в отношении арбитражного управляющего на основании обращения Пенсионного фонда Российской Федерации возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, в связи, с чем регистрационная служба в соответствии с подпунктом 1.1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ правомерно на основании обращения государственного органа возбудила в отношении арбитражного управляющего дело об административном правонарушение, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.8. Вправе ли УФРС России обращаться в арбитражный суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности в виде дисквалификации и составлять протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях? В соответствии с пунктом 4 статьи 29 ФЗ № 127-ФЗ регулирующий орган вправе обращаться в установленном федеральном законе порядке в суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего. Согласно Федеральному закону от 27.07.06 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации» должностные лица вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 14.12, частями 1-3 статьи 14.13, статьей 14.23, частью 1 статьи 19.4, частью 1 статьи 19.5, статьей 19.6 и статьей 19.7 КоАП РФ в случае, если данные правонарушения совершены арбитражными управляющими.Судом апелляционной инстанции по заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности отклонен довод арбитражного управляющего о том, что УФРС России не является надлежащим заявителем по делу и не вправе составлять протокол об: административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.В соответствии с пунктом 4 статьи 29 ФЗ № 127-ФЗ регулирующий орган вправе обращаться в установленном федеральном законе порядке в суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего. Как следует из пункта 1 Постановления Правительства РФ от 03.02.05 № 52 «О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих» регулирующим органом, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих является Федеральная регистрационная служба. Согласно Федеральному закону от 27.07.06 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» должностные лица Управления вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 14.12, частями 1-3 статьи 14.13, статьей 14.23, частью 1 статьи 19.4, частью 1 статьи 19.5, статьей 19.6 и статьей 19.7 КоАП РФ в случае, если данные правонарушения совершены арбитражными управляющими.Судом первой инстанции, верно, установлено, что поводом для проведения проверки деятельности арбитражного управляющего послужило обращение в УФРС России государственного органа - ГУ ОПФР РФ. Поводом для возбуждения дела об административном правонарушении - непосредственное обнаружение должностным лицом УФРС России факта ненадлежащего исполнения обязанностей, установленных в том числе, пунктом 5 статьи 134 ФЗ № 127-ФЗ.Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.9. Отсутствие жалоб на действия арбитражного управляющего не является основанием для его освобождения от административной ответственности. Довод арбитражного управляющего по заявлению УФРС России по Ростовской области о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности о том, что он не подлежит привлечению к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ ввиду того, что от кредиторов и от должника не поступали жалобы на действия арбитражного управляющего при проведении конкурсного производства судом не принят, так как отсутствие жалоб кредиторов, должника на действия арбитражного управляющего не свидетельствует об отсутствии состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, и отсутствие таких жалоб не является основанием для освобождения арбитражного управляющего от ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.10. Наказание в виде дисквалификации применяется судом исходя из конкретных обстоятельств дела с учетом смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суд исходил из следующего.Принимая во внимание доказанность состава вменяемого правонарушения, грубое нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве), а также учитывая обстоятельства, отягчающие ответственность арбитражного управляющего, к которым относятся: нарушение прав кредиторов получать достоверную информацию о ходе конкурсного производства, об оценке имущества, о сформированной конкурсной массе, о результатах инвентаризации, нарушение интересов хозяйствующих субъектов, расположенных по месту нахождения предприятия - должника участвовать в торгах при продаже имущества должника, нарушение прав кредиторов преждевременным закрытием реестра требований кредиторов, - суд считает необходимым назначить арбитражному управляющему наказание, предусмотренное санкцией части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, - в виде дисквалификации сроком на 6 месяцев. Данное наказание, с учетом статьи 3.11 КоАП РФ заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом. С момента вступления решения суда в законную силу дисквалифицированное лицо не вправе осуществлять деятельность по управлению юридическим лицом и в случае неисполнения решения суда несет административную или уголовную ответственность.Решением суда арбитражный управляющий был привлечен к административной ответственности на основании части 3 статьи 14.13 КоАП РФ в виде дисквалификации сроком на 6 месяцев.Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.11. Нарушение порядка привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности при составлении протокола об административном правонарушении является основанием для отказа в удовлетворении требования заявителя о привлечении к административной ответственности. По заявлению УФРС России о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего судом установлено следующее.В соответствии со статьей 28.2 КоАП РФ протокол об административном правонарушении составляется с участием лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица протокол может быть составлен лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени его составления, и если от него не поступило ходатайство об отложении данного процессуального действия либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» при выявлении в ходе рассмотрения дела факта составления протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, суду надлежит выяснить, было ли данному лицу сообщено о дате и времени составления протокола, уведомило ли оно административный орган о невозможности прибытия, являются ли причины неявки уважительными.В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо. Полномочия иного лица удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (части 2, 3 статьи 25.5 КоАП РФ).Представленный в материалы дела протокол об административном правонарушении имеет отметку о том, что при его составлении не участвовало лицо, в отношении которого он составлен.При этом в материалах дела имеется несколько писем и телеграмм, направляемых административным органом по адресу прописки арбитражного управляющего, содержащих в себе извещение арбитражного управляющего о дате, месте и времени составления протокола об административном правонарушении и приглашении его для дачи соответствующих пояснений и присутствия при указанном процессуальном действии. Однако, как видно из отметок почтовой связи, арбитражный управляющий по указанному адресу фактически не проживает, а только прописан, данные обстоятельства также подтверждаются отметками работников почтовой связи о том, что члены семьи арбитражного управляющего по указанным основаниям отказывались от получения корреспонденции.В материалах дела отсутствуют доказательства принятия иных мер к направлению корреспонденции в адрес арбитражного управляющего по иным адресам, в том числе и по адресу осуществления им предпринимательской деятельности.При этом суд установил, адрес осуществления деятельности имеется на документах, заполняемых указанным арбитражным управляющим в рамках профессиональной деятельности.При таких обстоятельствах, административный орган, имея данные о том, что по адресу прописки арбитражный управляющий фактически не проживает, в связи с чем, не имел возможности получить направленные в его адрес письма и извещения, не предпринял мер к направлению в адрес арбитражного управляющего, корреспонденции по месту осуществления им деятельности, как арбитражного управляющего, указанную на официальных документах - фирменных бланках.Таким образом, протокол об административном правонарушении составлен в отсутствии лица, привлекаемого к административной ответственности. При этом административный орган не известил лицо, привлекаемое к ответственности о дате, месте и времени составления протокола, чем лишил его прав знакомиться с материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии со статьей 25.1 КоАП РФ.Протокол об административном правонарушении, составленный с нарушением требований статьи 28.2 КоАП РФ, не может служить основанием для привлечения общества к административной ответственности.При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что требования заявителя о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ не подлежат удовлетворению.Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение суда оставлено без изменения.Судья В.И.ЛипатоваПомощник судьи И.Н. Девдариани

Арбитражный управляющий обязан все свои действия выполнять строго в соответствии с ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", иначе КоАП РФ (ч. 3 ст. 14.13) предусматривает для него ответственность в виде штрафа, а ч. 3.1 Кодекса - в виде дисквалификации (за повторное нарушение в течение года).

О чрезмерной строгости данной нормы писали неоднократно многие арбитражные управляющие. Ведь, привлекая лицо к административной ответственности, суд руководствуется "формальным составом", указывая: то, что ничьи права не нарушены, вовсе не исключает Вашу обязанность руководствоваться исключительно законом, поэтому штраф. При этом суд, назначая наказание, руководствуется, по его мнению, "лояльными" видами ответственности: предупреждение, минимальный размер штрафа (25000 рублей), что вовсе не исключает повторное нарушение за год, влекущее дисквалификацию.

Другое дело, что в настоящее время число дел о привлечении к административной ответственности резко увеличилось. Если раньше, чтобы отстранить "неугодного" арбитражного управляющего, необходимо было обращаться с жалобами на его действия в дело о банкротстве (в жалобах надо доказать не только незаконность действий, но и нарушение прав лиц, участвующих в деле о банкротстве), то сейчас достаточно найти формальное несоответствие его действий Закону и подзаконным актам (2 удовлетворенных судом заявления Росреестра или покуратуры за год= дисквалификация).

При этом, под нарушениями могут пониматься довольно странные случаи: не прошит РТК (сданный в электронном виде), не прикреплен пдф файл протокола собрания к сообщению о результатах собрания (текст которого = текст протокола), не проведено собрание кредиторов в реализации, не опубликовано сообщение на ЕФРСБ о поступившем требовании кредитора с момента опубликования требования в картотеке дел, не указан ИНН в отчете АУ, в РТК указано вместо "Иванов Иван Иванович"- "Иванов И.И." и т.д.
Так, не ставя перед собой цели очередной раз говорить о неоправданной жесткости законодателя в части принятия ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ, хочется вспомнить фразу"Единственный доктор для закона - это судья" и указать, что в настоящее время находятся судьи, готовые признать совокупность следующих факторов:

Да, в рассматриваемом деле имеется состав нарушения;

Малозначительность отсутствует;

В течение года было 2-4 административки;

Дисквалификация - исключительная мера ответственности, допустимая при наличии социально - значимых нарушений;

Нарушение, совершаемое АУ в рамках рассматриваемого дела, не может повлечь за собой дисквалификацию.

В рассматриваемых случаях суд, обходя ч. 3.1. ст. 14.13 КоАП РФ, квалифицирует нарушение по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, привлекая к ответственности в виде штрафа.

Также, при наличии формального состава, суд может отказать в заявлении о привлечении к ответственности как по ч. 3, так и по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ по малозначительности по причине отсутсвтия общественно - опасных последствий нарушения.

Исследовав последнюю практику Арбитражного суда Челябинской области, считаю необходимым обратить внимание на следующие судебные акты, которыми назначали штраф вместо дисквалификации, либо при наличии нескольких нарушений отказывали в удовлетворении заявления Росреестра (или Прокуратуры) по малозначительности.

Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу №А76-1170/2017;

Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу №А76-11272/2018;

Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу №А76-24200/2017;

Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу №А76-2984/2018;

Решение Арбитражного суда Челбинской области по делу №А76-8926/2018.

Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу №А76-8152/2018;

Постановление 18 ААС - дело №А76022892/2017.

Данные акты позволяют сделать вывод о том, что суд усматривает возможность квалификации повторного, третьего и четвертого нарушения за год и привлечения к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, несмотря на заявление органа о привлечении по ч. 3.1.

Также, обращаю внимание, что в течение непродолжительного времени Росреестр по Свердловской области обращался в АС Свердловской области с зяавлениями о привлечении АУ Горлатова А.Л. к административной ответственности, однако многократно суды отказывали в подобных заявлениях:

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 25.01.2016 по делу №А60-54794/2015;

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 14.11.2016 по делу №А60-45447/2016;

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.12.2016 по делу №А60-53279/2016;

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2016 по делу №А60-53273/2016;

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 16.01.2018 по делу №А60-63906/2017;

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.01.2018 по делу №А60-63607/2017.

Все отказы мотивированы совокупностью следующих обстоятельств:

1) отсутствует вред кредиторам;

2) малозначительность.

Надеюсь, данная подборка будет полезной в работе.

Данный обзор выполнен во исполнение Плана работы Арбитражного суда Краснодарского края на 2014 г.
В 2013 г. внесены изменения в законодательство, которые имеют существенное значение при рассмотрении данной категории дел.
На основании п. 10 ч. 2 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) и п. 3 ст. 29 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) должностные лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 14.12, ч. 1 - 3 ст. 14.13, ст. 14.23, ч. 1 ст. 19.4, ч. 1 ст. 19.5, ст. ст. 19.6 и 19.7 настоящего Кодекса, в случае, если данные правонарушения совершены арбитражными управляющими.
Частью 3 ст. 14.13 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния.

Согласно ч. 3 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административном правонарушении, только при наличии двух условий, а именно наличия повода к возбуждению дела об административном правонарушении и достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.
Поводы к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, установлены ст. 28.1 КоАП РФ. Федеральным законом от 23.07.2013 N 202-ФЗ "О внесении изменений в статью 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 2 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения информационной открытости саморегулируемых организаций" (далее - Федеральный закон от 23.07.2013 N 202-ФЗ) редакция ст. 28.1 КоАП РФ была существенно изменена (начало действия Закона - 03.08.2013).
Поводами к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, в соответствии со ст. 28.1 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 23.07.2013 N 202-ФЗ являются: непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения; поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 202-ФЗ, ранее данный повод не являлся поводом для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ), заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, органов управления должника - юридического лица, саморегулируемой организации арбитражных управляющих (ранее до внесения изменений Федеральным законом от 23.07.2013 N 202-ФЗ в качестве поводов были указаны: сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве - собрания (комитета) кредиторов).
В связи с внесенными изменениями любое лицо, участвующее в деле о банкротстве, а также в арбитражном процессе по делу о банкротстве, в целях защиты своих прав теперь может обратиться в территориальный орган Росреестра с заявлением о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего с приложением материалов, подтверждающих нарушения законодательства о банкротстве. Ранее обращения кредиторов не являлись поводом к возбуждению административного производства, направлялись территориальными органами Росреестра в соответствии с п. 2 ст. 22 Закона о банкротстве в саморегулируемые организации арбитражных управляющих для проведения проверочных мероприятий.
Таким образом, Федеральный закон от 23.07.2013 N 202-ФЗ существенно расширил поводы к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ. Число поводов дополнено сообщениями и заявлениями физических и юридических лиц, а также сообщениями в средствах массовой информации. (Ранее данный повод был исключен из числа поводов к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.)
Кроме того, появились такие поводы, как заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве. (Ранее из данных лиц были указаны только собственник имущества унитарного предприятия, собрание (комитет) кредиторов, а также арбитражный управляющий. Вместе с тем круг лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, намного шире. Это, к примеру, лицо, представившее обеспечение для проведения финансового оздоровления, представитель работников должника.)
Кроме того, согласно ч. 3 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено только при наличии достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, то есть данных, свидетельствующих о неисполнении арбитражным управляющим обязанностей, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве).
Обязанности арбитражного управляющего предусмотрены Законом о банкротстве и иными нормативно-правовыми актами в сфере законодательства о несостоятельности (банкротстве). К последним относятся, в частности, Постановление Правительства РФ от 22.05.2003 N 299 "Об утверждении общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего", Постановление Правительства РФ от 06.02.2004 N 56 "Об Общих правилах подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитета кредиторов" и другие.

На основании ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ с момента составления протокола об административном правонарушении дело об административном правонарушении считается возбужденным.
В соответствии с ч. 1 ст. 4.1 КоАП административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом.
Федеральным законом от 28.06.2013 N 134-ФЗ изменена санкция ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ. Если ранее санкция ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ предусматривала в качестве наказания штраф в размере от 2500 руб. до 5000 руб. или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 3-х лет, то в настоящее время санкция за данные нарушения предусматривает штраф в размере от 25 000 руб. до 50 000 руб. или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 3-х лет.
Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, является формальным составом, то есть для наличия состава административного правонарушения достаточно установления факта неисполнения арбитражным управляющим обязанностей, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве), независимо от того, наступили ли какие-либо последствия.
Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 21.04.2005 N 122-О указал на то, что положения ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ "направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. То есть существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения (состав административного правонарушения является формальным), а в пренебрежительном отношении арбитражных управляющих к исполнению своих публично-правовых обязанностей в сфере соблюдения правил, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве).
Совершенные арбитражными управляющими правонарушения посягают на установленный нормативно-правовыми актами порядок общественных отношений в сфере правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан - участников имущественного оборота, в Российской Федерации".
Таким образом, общественная опасность правонарушений, предусмотренных ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, заключается в пренебрежительном отношении арбитражных управляющих к исполнению своих публично-правовых обязанностей. Поскольку в соответствии с положениями Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую настоящим Федеральным законом профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой.
Согласно ст. 202 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) дела о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенные федеральным законом к подведомственности арбитражных судов, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в настоящей главе и федеральном законе об административных правонарушениях.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных в том числе ст. 14.13 настоящего Кодекса, совершенных индивидуальными предпринимателями, рассматривают судьи арбитражных судов.
Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ были внесены изменения в Закон о банкротстве (данная норма вступила в действие с 01.01.2011), в том числе в ст. 20, устанавливающую требования к кандидатуре арбитражного управляющего, а именно отменено требование о регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя. Кроме того, настоящим Законом было закреплено положение о том, что деятельность арбитражного управляющего в деле о банкротстве не является предпринимательской деятельностью, в том числе указано, что арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности. Вместе с тем Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - Пленум ВАС РФ) в своем Постановлении от 17.02.2011 N 9 разъяснил, что дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности на основании ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ относятся к подведомственности арбитражных судов.
В силу ст. 203 АПК РФ (в ред. Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ) заявление о привлечении к административной ответственности подается в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении. В случае если лицо, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, привлекается за административное правонарушение, совершенное вне места его нахождения или места его жительства, указанное заявление может быть подано в арбитражный суд по месту совершения административного правонарушения.
Выбор между арбитражными судами, которым подсудно дело по заявлению о привлечении к административной ответственности, принадлежит административному органу, о чем указал Пленум ВАС РФ в своем Постановлении от 10.11.2011 N 71.
Проанализировав вынесенные арбитражным судом в 2013 г. решения о привлечении к административной ответственности арбитражных управляющих, можно сделать вывод о том, что суд при назначении наказания в соответствии со ст. 4.3 КоАП РФ учитывал как отягчающее ответственность обстоятельство повторное совершение однородного административного правонарушения, когда за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, предусмотренный ст. 4.6 КоАП РФ.

На основании ст. 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. Так, в случае назначения арбитражным судом за совершенное административное правонарушение в качестве наказания штрафа данный срок начинает исчисляться с момента уплаты штрафа.
Анализ судебной практики по привлечению арбитражных управляющих к административной ответственности в виде штрафа показывает, что, как правило, если ранее арбитражный управляющий не привлекался к административной ответственности, суд назначает минимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.