Чем отличались статусы лиц в древнем риме. Культурное и политическое значение Древнего Вавилона

22.06.2020 Для бизнеса

Среди городов Древнего Вавилона, которые были освоены семитами, могущество и развитость Вавилона со временем затмила все остальные государства Двуречья. Именно поэтому эту территорию и близлежащие города стали называть Вавилонией.

Культурное и политическое значение Древнего Вавилона

Периодом расцвета и развития Древнего Вавилона называют период царствования Хаммурапи. Начало его правления относят к 17 веку до н.э., и как только он взошел на престол, Хаммурапи начал вести завоевательную политику.

Его желанием было создать единую вавилонскую империю, и ему это удалось. Этим и было обусловлено растущее культурное и политическое значение Вавилонской империи на то время. После смерти царя господство над Вавилоном стало принадлежать касситам, которые сумели захватить государство.

Население Древнего Вавилона

Древний Вавилон относится к рабовладельческим государствам, в котором общество, прежде всего, делилось на свободных и рабов. Рабы представляли собой самый низший слой населения, и относились к вещам, находившимся в собственности у хозяина.

Рабов Древнего Вавилона разделяли на частновладельческих, храмовых и царских. Было всего лишь несколько исключений для прав рабов, например, дети рабыни от ее владельца считались свободными.

В свою очередь, свободные граждане Древнего Вавилона делились на полноправных и неполноправных. Первая группа граждан могла владеть землей и нести повинности в пользу государства.

А неполноправные граждане назывались «мушкену», и их положение в обществе Древнего Вавилона до сих пор неоднозначно. Их отличие от полноправных граждан исходит из «Законов Хаммурапи», по которым они несли иного типа наказания и вину.

Особенности государственного строя

Большинство историков выделяют то, что государственный строй Древнего Вавилона во многом напоминает строй Древнего Египта. Таки образом, это была восточная деспотия, во главе которой стоял царь.

Все виды власти: законодательная, религиозная, судебная и исполнительная принадлежали исключительно ему. В структуру государственного строя входили три основных ведомства, такие как финансовое, военное и касающееся публичных работ. У власти также стояли визирь, начальник финансов, военачальник, кравчий и дворецкий.

А государственные органы представляли собой систему местных и центральных органов управления. К местным относились наместники царя, которые управляли крупными городами. Также были созданные органы общинного самоуправления, и они могли осуществлять частично судебную и административную власть на местах.

Развитое право Древнего Вавилона

Период царствования Хаммурапи примечателен и знаменит тем, что при нем были созданы сборники законов, в которые сам царь вложил много сил и собственных знаний. «Законы Хаммурапи» были выбиты на черном базальтовом столбе, текст законов находился под изображением царя.

В «Законах Хаммурапи» выделяют три основные части. Введение посвящено информации о том, что боги наделили царя властью и о благих поступках Хаммурапи. Далее следуют основные законы, а последняя часть посвящена обстоятельному заключению.

Основой для этих многочисленных законов послужило старое обычное право, новое законодательство, разработанное Хаммурапи и шумерийские судебники. Выделяют то, что в «Законах Хаммурапи» отсутствовали религиозные и морализаторские элементы.

Древнегреческие воззрения о правах человека сформировались в общем русле мифологических представлений о том, что полис (город-государство) и его законы имеют божественное происхождение и опираются на божественную справедливость. Право вообще и права отдельных людей – членов полиса восходят, согласно подобным представлениям, не к силе, а к божественному порядку справедливости.

Так, уже во времена «гомеровской Греции» (конец II тысячелетия до н.э.) эмлины оперируют, в частности, такими понятиями, как «дике» (правда, справедливость), «темис» (обычай, обычное право), «тиме» (личная честь, почётное правопритязание), «номос» (закон).

Идея единства справедливости, полиса и закона отчётливо присутствует в поэмах Гесиод а (VII в. до н.э.) «Геогония» и «Труды и дни». Справедливость (Дике) и Благозаконие (Эвномия) – это, по Гесиоду, сёстры-богини, дочери верховного олимпийского бога Зевса и богини правосудия Фемиды.

Критика насилия и защита права в поэмах Гесиода свидетельствовали об усилении индивидуально-человеческого (личностного) начала в тогдашней общественно-политической жизни, поскольку право всегда и повсюду предполагает правосубъектность человека, свободную личность.

Одним из «семи мудрецов» был Солон (ок. 638 – 559 гг. до н.э.) – знаменитый афинский государственный деятель и законодатель. Реализуя представления о надлежащей мере в своём законодательстве (594 до н.э.), он уничтожил долговое

рабство и ввёл в Афинах умеренную цензовую демократию, пронизанную идеей компромисса знати и демоса, богатых и бедных. В своих элегиях Салон отмечал:

…Всех я освободил. А этого достиг

Закона властью, силу с правом сочетав,

И так исполнил все я, как и обещал,

Законы я простому с знатным наравне,

Для каждого прямую правду указав,

Так написал.

С точки зрения нашей темы особый интерес представляет понимание Солоном закона (и его власти) как сочетания права и силы. Наряду с различением права и закона такая конструкция включает в себя и понимание полисного закона как всеобщей (для всех свободных) формы и общезначимой меры официального признания и выражения прав членов полиса. Такая всеобщность закона выражает требование правового равенства: все граждане в равной мере находятся под защитой закона и подчиняются его общеобязательным нормам.

Поиски объективной нормы справедливости и права для полиса и его граждан были продолжены пифагорийцами (VI – V вв. до н.э.). Пифагор и его последователи стоят у истоков широко распространившегося и влиятельного представления, что жизнь людей должна быть реформирована и приведена в соответствие с выводами философии о полисе, справедливости и «надлежащей мере» в человеческих взаимоотношениях. При этом пифагорийцы сформировали весьма важное для последующих представлений о естественных правах человека положение о том, что «справедливое состоит в воздаянии другому равным». Это определение представляло собой философскую абстракцию и интерпретацию древнего принципа талиона (око за око, зуб за зуб).

Процесс становления и углубления теоретических концепций права и прав человека в Древней Греции развивался в целом в русле поисков объективных естественно-правовых основ полиса и его законов.

Так, Гераклит (VI - V вв. до н.э.) трактовал полис и его законы как отражение космического порядка. Знание о справедливости, законе и т.д. – это, по Гераклиту, часть знания о мире вообще, о космосе как «упорядоченной вселенной», «мировом порядке». В основе всех событий мира лежит всеобщий божественный логос (разум) – первоисточник человеческой справедливости и права.

Полис и его закон – это, по Гераклиту, нечто общее, одинаково божественное и разумное по их истокам и смыслу. «Ведь все человеческие законы питаются единым божественным, который простирает свою власть, насколько желает, всему довлеет и над всем одерживает верх». Божественный (разумный, космический) закон как источник человеческих законов – то же самое, что в других случаях обозначается Гераклитом как логос, разум, природа. Этот божественный закон дает разумный масштаб и меру человеческим явлениям, делам и отношениям, в том числе и человеческим законам.

С учётом последующей эволюции правовой мысли можно сказать, что к гераклитовской концепции восходят все те доктрины античности и нового времени, которые под естественным правом людей понимают некое разумное начало (норму всеобщего разума), подлежащее выражению в позитивном законе.

Соотношение естественного и искусственного – это соотношение того, что существует «по правде» (т.е. в природе, в действительности), и того, что существует лишь согласно «общему мнению», встречается в развёрнутом виде у Демокрита

(ок. V – VI в. до н.э.). Соответствие природе Демокрит расценивал как критерий справедливости в этике, политике, законодательстве. «То, что считается справедливым, -утверждал он, - не есть справедливое: несправедливое же то, что противно природе».

С этих естественно правых позиций Демокрит трактовал полис как «общее дело» своих граждан и их «опору». Интересы «общего дела» определяют существо и границы прав и обязанностей членов полиса. При этом Демокрит имел в виду эллинский демократический полис, который он противопоставлял варварской деспотии (царской власти). «Бедность же предпочтительнее так называемого благополучия граждан при царях, насколько свобода лучше рабства».

Великая идея естественного равенства и свободы всех людей была впервые высказана софистами (V – IV вв. до н.э.). Основополагающий принцип воззрений софистов был сформулирован Протагором (ок. 481 – 411 гг. до н.э.). Звучит он так: «Мера всех вещей – человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют».

Обосновывая равноправие членов полиса, Протагор утверждал, что дары Прометея (умение обращаться с огнём и другие практические знания) и дары Зевса («Стыд и правда», умение жить сообща) были даны всем людям (эллинам), так что всем им в одинаковой степени доступно искусство полисной жизни и все они в равной мере являются гражданами полиса.

Идею естественно-правового равенства и свободы всех людей (включая и рабов) обосновывал софист Апкидом . Ему приписываются следующие знаменательные слова: «Божество создало всех свободными, а природа никого не сотворила рабом».

Говоря о необходимости соблюдения всеми разумных и справедливых законов полиса, Сократ утверждал, что только на этом пути достижима свобода – прекрасное и величественное достояние как для человека, так и для государства.

Личная судьба Сократа, выступившего с принципом индивидуальной свободы и автономии личности, его суждение и казнь отчётливо демонстрируют реальное положение дел в области прав человека и гражданина в эпоху афинской демократии.

Рационалистические идеи Сократа были развиты его учеником Платоном (427 –347 гг. до н.э.). В его проекте идеального государства отсутствуют частная собственность и деление людей на свободных и рабов. Вслед за пифагорийцами Платон признаёт равноправие женщин и мужчин, хотя в число высших правителей женщины в платоновском идеальном государстве не допускаются.

Характеризуя справедливость в идеальном государстве, Платон писал: «Заниматься каждому своим делом это, пожалуй, и будет справедливостью»; «справедливость состоит в том, чтобы каждый имел своё и исполнял тоже своё». Справедливость состоит в том «чтобы никто не захватывал чужого и не лишался своего».

Справедливость, согласно Платону, предполагает «надлежащую меру», определённое равенство. При этом он (со ссылкой на Сократа) различает два вида равенства: «геометрическое равенство» (равенство по достоинству и добродетелям) и «арифметическое равенство» (равенство меры, веса и числа). Поясняя смысл такого различия, Платон замечает, что «для неравных равное стало бы неравным, если бы не соблюдалась надлежащая мера». «Геометрическое равенство» – это «самое истинное и наилучшее равенство», «большему оно уделяет большее, меньшему – меньше, каждому даря то, что соразмерно его природе».

Эти положения в дальнейшем были восприняты и развиты в учении Аристотеля (384 – 322 г.г. до н.э.) о двух видах справедливости – справедливости уравнивающей и справедливости распределяющей.

Распределяющая справедливость – это проявление справедливости при распределении всего того (власти, почести, выплат и т.д.), что может быть распределено между членами общества. Уравнивающая справедливость действует в сфере обмена и «проявляется в уравнивании того, что составляет предмет обмена». Этот вид справедливости применяется в области гражданско-правовых сделок, возмещения вреда, преступления и наказания.

Принципом распределяющей справедливости, по Аристотелю, выступает деление соответствующих общих для всех граждан благ по достоинству, т.е. пропорционально их вкладу или взносу в общее дело. Тем самым распределяющая справедливость интерпретируется им (не без влияния пифагоровских представлений о числовых характеристиках справедливости и др. добродетелей) как равенство в геометрической пропорции. В уравнивающей же справедливости имеется в виду арифметическое равенство.

Трактуя право как политическую справедливость, Аристотель писал: «Не должно ускользнуть от нашего внимания то обстоятельство, что искомое нами понятие состоит как в справедливости вообще, так и в политической (право). Последнее же имеет место между людьми, к одному общению, и имеет целью самоудовлетворительность их, притом между людьми свободными и равными, равными в смысле или пропорциональности, или числа вообще. Люди, не находящиеся в подобных отношениях, не могут и иметь относительно друг друга политической справедливости (прав), но имеют некоторого рода справедливость, названную так по сходству с предшествующим видом. Те люди имеют права, для которых существует закон, определяющий их отношения; закон же предполагает преступление, суд – распределение правды и неправды».

Политическое право Аристотель делит на естественное и волеустановленное (т.е. позитивное) право. Он отмечает, что хотя вся область права изменчива, однако понятия о справедливости и праве изменчивы только в известной степени. «Ясно, пишет он – что из явлений, могущих быть и иными, должно отнести к области естественного права, и что должно отнести не к области естественного права, а установленного законом и всеобщим соглашением".

В трактовке Аристотеля различные формы политического (государственного) устройства (в силу именно своей политичности) соответствуют принципу справедливости и идее права, т.е., иначе говоря, носят правовой характер. «Итак, ясно, - пишет Аристотель, - что только те формы государственного строя, которые имеют в виду общую пользу, являются, согласно принципу абсолютной справедливости, правильными; те же формы, при которых имеется в виду только личное благо правителей, все ошибочны и представляют отклонения от правильных; они основаны на деспотическом принципе, а государство есть общение свободных людей". Это даёт основание говорить о наличии в учении Аристотеля правовой концепции государства.

В эпоху эллинизма представления о государстве и праве как договоре об общеполезном для обеспечения индивидуальной свободы и взаимной безопасности людей развивал Эпикур (341 – 270 г.г. до н.э.). Основные ценности эпикуровской этики (свобода, удовольствие, «Атараксия» – безмятежное спокойствие духа), как и вся она в целом, носят индивидуалистический характер.

Свобода человека – это, согласно Эпикуру, его ответственность за разумный выбор своего образа жизни. Сфера человеческой свободы – это сфера его ответственности за себя; она вне и необходимости, поскольку «необходимость не подлежит ответственности», и непостоянного случая. Свобода обретается благодаря уяснению того, «что зависит от нас» и «не подлежит никакому господину». «Необходимость, - говорил он, -- есть бедствие, но нет никакой необходимости жить с необходимостью».

Главная цель государства и основания политического общения состоят, по Эпикуру, в обеспечении взаимной безопасности людей, преодоление их взаимного страха, непричинения им и друг другу вреда. В рамках политического общения «безопасность от людей достигается до некоторой степени благодаря некоторой силе, удоляющей (беспокоящих людей), и благосостоянию».

С таким пониманием характера и цели политического общения, смысла свободы связана и эпикуровская трактовка государства и права как договора людей между собой об их общей пользе и взаимной безопасности. «Справедливость, происходящая от природы, -- писал Эпикур, - есть договор о полезном – с целью не вредить друг другу и терпеть вреда».

Договорный характер государства и права в учении Эпикура означает, что они не данности природы, извне и слепо навязанные людям, а их собственные самоопределения, человеческие установления.

Договорный характер справедливости он пояснял так: «Справедливость сама по себе не есть нечто, но в сношениях людей друг с другом в каких бы то ни было местах всегда есть некоторый договор о том, чтобы не вредить и не терпеть вреда».

Принцип и критерий справедливости применимы, согласно концепции Эпикура, лишь в отношении участников договорного общения (людей, народов). Конкретное содержание понятия справедливости изменчиво – в зависимости от индивидуальных особенностей той или иной страны, изменяющихся обстоятельств и т.д. Однако во всей этой изменчивости неизменным остаётся сам принцип справедливости: «… в общем справедливость для всех одна и та же, потому что она есть нечто полезное в сношениях людей друг с другом».

Законы, исходя из теории Эпикура, соответствующие справедливости, выступают как средство ограждения и защиты «мудрых» от «толпы», как публичная гарантия свободы, безопасности и автономии индивида. «Законы, - говорит Эпикур, - изданы ради мудрых, - не для того, чтобы они не делали зла».

Эпикуровская договорная трактовка государства и права подразумевает равенство, свободу и независимость людей – членов договорного общения и по существу является исторически первой философско-правовой концепцией либерализма и правового индивидуализма. Важная линия связи тянется от договорно-правовой концепции Эпикура к идеям общественного договора Нового времени.

Древний Рим

Естественно-правовые идеи древнегреческих мыслителей о свободе и равенстве всех людей получили дальнейшее развитие в Древнем Риме.

Философы Древнего Рима Зенон, Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий, Цицерон и др. разработали более глубокое учение о государстве и праве.

Из естественных позиций стоиков следует, что рабство не имеет оправдания, поскольку оно противоречит общему закону и мировому согражданству людей.

В естественной концепции Сенеки неминуемый и божественный по своему характеру «закон судьбы» играет роль того права природы, которому подчинены все человеческие установления, в т.ч. государство и законы. Вселенная, согласно Сенеке, естественное государство со своим естественным правом, признание которых – дело необходимое и разумное. Членами этого государства по закону природы являются все люди независимо от того, признают они это или нет. Что же касается отдельных государственных образований и их установлений, то они случайны и значимы не для всего человеческого рода, а лишь для ограниченного числа людей.

Исходя из естественного права как общеобязательного и равного для всех мирового закона, Сенека наиболее последовательно среди стоиков отстаивал идею духовной свободы и равенства всех людей.

Философ Марк Аврелий (в 161 – 180 гг.) развивал представление о «государстве с равным для всех законом, управляемом согласно равенству и равноправию всех, и царстве, превыше всего чтущем свободу подданных». Из общего всем людям духовного начала, писал М. Аврелий в сочинении «К самому себе», следует, что все мы разумные существа. «Если так, то и разум, повелевающий, что делать и чего не делать, тоже будет общим; если так, то и закон общий; если так, то мы граждане. Следовательно, мы причастны какому-нибудь гражданскому устройству, а мир подобен Граду. Ибо кто мог бы указать на какое-нибудь другое общее устройство, которому был бы причастен весь род человеческий? Отсюда-то, из этого Града, и духовное начало в нас, и разумное, и закон».

С позиции естественного права философское учение о государстве, законе и правах людей весьма основательно разработал Цицерон (106-43 гг. до н.э.).

Естественное право (высший, истинный закон), согласно Цицерону, возникло «раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, вернее, раньше, чем какое-либо государство вообще было основано». Само государство как «общий правопорядок» – это, по существу, естественное право самих людей (граждан государства). Право, по Цицерону, устанавливается природой, а не человеческими решениями и постановлениями. «Если бы права устанавливались повелениями народов, решениями первенствующих людей, приговорами судей, то существовало бы право разбойничать, право прелюбодействовать, право предъявлять подложные завещания, - если бы права эти могли получать одобрение голосованием или решением толпы». Закон, устанавливаемый людьми, не должен нарушать порядок в природе и создавать право из неправа или благо из зла, честное из позорного.

Свои общие представления о справедливых законах Цицерон конкретизировал в предлагаемых им проектах законов о религии и о магистратах . Подчёркивая универсальный характер этих законов, он писал: «Ведь мы издаём законы не для одного только римского народа, но и для всех народов, честных и стойких духом».

Цицерон всемерно восхвалял политическую и правовую активность граждан и подчёркивал, что при «защите свободы граждан нет частных лиц».

С точки зрения античного (афинского, римского) позитивного права не все люди – человеки, не все они признаны в качестве правомочных человека. «И хотя все мы, - писал Ульпиан , - носили единое наименование «люди», но, согласно праву народов, возникло три категории: свободные, и в противоположность им рабы, и третья категория – отпущенные на волю, т.е. те, кто перестали быть рабами». Здесь только по естественному праву раб признаётся свободным, т.е. человеком. Отсюда и

великая идея естественного равенства как основа прошлых и современных представлений о естественных правах и свободах любого из людей.

Но раб юридически не признавался человеком по действовавшему афинскому или римскому праву; в этом позитивно-правовом измерении раб был объектом, а не субъектом права. Он был по своему правовому положению «вещью», «говорящим орудием», объектом собственности наряду с прочим хозяйственным инвентарём и средствами производства.

Большое значение для развития концепций прав и свобод человека имело разработанное римскими юристами правовое понимание и толкование государства, правовое определение полномочий и обязанностей должностных лиц и учреждений. Согласно римской юриспруденции , государство в его отношениях с индивидами стоит не вне и над правопорядком, а внутри его в качестве его составной части, которой присущи все основные свойства права вообще.

В римской юриспруденции основанием и критерием справедливого, правомерного и правильного в отношениях между индивидом и государством является право, а не государство: юридическое правопонимание здесь первично и оно определяет также правовой характер понимания государства. Государство, следовательно, должно относиться к индивидам не по собственным особым правилам, а как правопослушный субъект в соответствии с общими для всех требованиями права.

Таким образом, римская юриспруденция, распространяя на государство (как объект своего изучения наряду с позитивным правом) единое понятие права, трактовала взаимосвязи государства и личности как правоотношения.

— краткий обзор гражданства в праве Древнего Рима. Тема оказалась интересной -- за сухими юридическими новеллами стоит неумолимая поступь Империи, которая перемалывает всех, рано или поздно, но перемалывает, расплавляет и разливает по своим формам. Не забудем только при этом, что меняются не только побеждённые, но и победители, да так, что в итоге их и не различить. В этом была сила Рима -- а потом в этом стала его слабость.

1. Первая половина республики.

1.1. Гражданство в римском праве связывалось с правоспособностью человека, и потому для наилучшего понимания данного вопроса сначала поговорим о том, как выглядела эта область права в рассматриваемый период.

В полной правоспособности (caput) римляне различали 4 части: ius conubii, ius commercii, ius suffragii и ius honorum. Первое означало возможность вступать в т.н. квиритский брак, имевший особые правовые последствия (власть отца над всей семьёй, право детей на наследование и т.д.). Ius commercii - это право совершать имущественные сделки и обладать имущественными правами, признававшимися римским правом: приобретать квиритскую собственность, заключать договоры в формах, существовавших тогда в римском праве (например mancipatio, in iure cessio, nexum, stipulatio). Ius commercii неизбежно влекло и право actio, право обращаться в римский суд для защиты своих субъективных прав, а также право testamentificatio - право делать в форме завещания распоряжения на случай смерти. Ius suffragii и ius honorum означали политическую правоспособность, первое активную, т.е. право голоса, а второе пассивную, т.е. право выступать кандидатом на магистратские должности.

Полноправным римским гражданином был тот, кто имел все 4 части римской правоспособности.

По мнению исследователей, составные части правоспособности римляне стали различать, когда, вступая в союзы с соседними народами, они стали предоставлять союзникам некоторые из прав, которыми пользовались римские граждане (по большей части ius conubii и ius commercii), или когда римские граждане стали в наказание лишаться каких-либо прав (в основном политических).

Полноправный римский граждан находился одновременно в трёх состояниях: status libertatis (личная свобода), civitatis (гражданские права) и familiae (принадлежность к семье). Перемена в каком-либо из этих состояний называлась capitis demunitio и бывала 3 видов. C. d. maxima - потеря всех трёх статусов, превращение в раба. C. d. media - потеря римского гражданства, которая влекла потерю гражданских прав и обрывала всякую связь человека со своей семьёй, но оставляла ему личную свободу. C. d. minima - изменение семейного положения, когда человек из подвластного становился домовладыкой или наоборот.

1.2. Теперь можно перейти непосредственно к гражданству.

Всё население делилось в первой половине республики на три группы: cives, latini и peregrini.

1.2.1. Если во время возникновения республики существовали сильные отличия между патрициями, плебеями и клиентами, то к середине её существования они исчезли, и граждане слились в одну большую группу полноправных - cives optimo iure. Кроме них существовали и неполноправные cives non optimo iure: а) proletarii - имевшие имущество ниже 5-го класса, они были ограничены в политических правах, так как все вместе голосовали только в одной центурии; б) libertini - вольноотпущенные, они в течении всего республиканского периода не имели ни ius conubii, ни ius honorum, ни права быть сенатором, ни права служить в легионе, ius suffragii их тоже было неполным; в) aerarii - не имели политической правоспособности, и были обложены постоянной податью aes, эта группа образовалась из населения покорённых народов, некогда составлявших самостоятельные государства, но с течением времени в aerarii приписывались римские граждане в качестве наказания aerarium facere, т.е. временного лишения политической правоспособности.

1.2.2. Положение и права второй группы населения – latini - с течением времени сильно изменялись. А) первоначально оно означало граждан самостоятельных латинских государств, заключивших в Римом полноправный союз. Они имели в Риме ius conubii и ius commercii. Б) В 416 году от основания Рима после войны Латинский союз был уничтожен, и римляне присоединили часть латинских городов к своей территории, дав их жителям право полного римского гражданства, а с остальными городами заключили неравноправный союз, по которому граждане этих городов сохранили ius conubii и ius commercii, но эти города не имели право самостоятельно иметь отношения с другими государствами и начинать войну без разрешения Рима. За ними также оставалась внутренняя автономия, собственное право и правительство. Такое же положения имели и латинские колонии, которые римляне выводили из состава этих латинских государств. Граждане этих колоний назывались latini coloniarii и могла получить право полного римского гражданства, если переселялись в Рим, оставив в колонии сына. В) Позднее правоспособность latini была ещё больше ограничена. Все латинские колонии с 486 года от основания Рима получали уже только ius commercii, а латинские колонисты могли стать полноправными римскими гражданами только в том случае, если в своём городе занимали высшую магистратскую должность.

1.2.3. Те, кто не имел ни римской (civis romanus), ни латинской (civis latinus) правоспособности, назывались peregrini. Перегрин мог быть или иностранцем или римским подданным. Иностранцы в Риме не пользовались никакой правоспособностью, т.е. были бесправны. Но если их государство состояло с Римом в союзе, то их права определялись союзным договором. Перегрины - римские подданные - образовались из населения тех государств, которые потерпели такое сокрушительное поражение в войне с Римом, что вынуждены были сдаться без всяких оговорок на милость победителя, и назывались peregrini dediticii. В этом периоде их правоспособность мало известна, кроме того, что они не пользовались никакой частью римской правоспособности, считались свободными людьми и римляне не препятствовали им жить по собственному праву.

2. Вторая половина республики

2.1. Изменения в правоспособности и гражданстве в этот период были довольно незначительными. Прежде всего можно сказать, что категория aerarii стала полностью искусственной, поскольку все прежние полусамостоятельные государства были полностью инкорпорированы и получили полное римское гражданство, а вновь покорённые государства в такое положение уже не ставились. Так что понятие aerarii стало применяться только к римским гражданам, временно лишённым политической правоспособности.

2.2. Латины, точнее, latini coloniarii, прежде были гражданами колоний, выведенных из латинских государств, но во второй половине республики после союзнических войн все они получили полное римское гражданство. Однако, хотя колоний в прямом смысле не больше не существовало, так стали называть те группы людей, которым предоставлялась имущественная правоспособность. В первый раз это было сделано в 170 году до н. э., когда дети от браков римских солдат с испанками просили сенат определить их юридическое положение, и сенат прибег к фикции, юридически образовав из них колонию Картея. В 88 году до н. э. Lex Pompeja (Strabonis) признал все города Транспаданской Галлии латинскими колониями, хотя фактически там не было никаких колоний - это опять-таки было юридическим средством распространить на жителей этих городов правоспособность latini coloniarii.

2.3. Peregrini dediticii так же стали отвлечённым понятием, когда в самом начале империи был издан Lex Aelia Sentia, по которому рабы, подвергшиеся тяжёлым или позорным наказаниям (оковы, клеймение, сражение в цирке), при отпущении на волю не могли стать полноправными римскими гражданами, а получали такую же правоспособность, как peregrini dediticii.

3. Первая половина империи.

3.1. В данном периоде latini сохраняют своё искусственное значение. Все они имели ius commercii, legis action (право обращаться к римскому суду), и testamentificatio, но не имели ius conubii и связанных с ним семейных прав, в том числе и римского права наследования ab intestato. Кроме того в этом периоде латины, занимавшие в своём родном городе магистратскую должность, получали права римского гражданства, а впоследствии эти же права получали и дети и жена бывшего магистрата.

Права латинства законом Junia Norbana (19 год н. э.) были распространены на тех либертинов, которые были отпущены на волю без соблюдения всех формальностей, сопровождавших обязательно manumissio. Они только никогда не могли получить правоспособности римского гражданина и не могли распоряжаться своим имуществом на случай смерти посредством завещания, поэтому про них говорили: «Живут как свободные, умирают как рабы». Чтобы отличить этот вид граждан от обычных латинов, их называли Latini Juniani.

Это событие немыслимо для республиканского Рима, но в своё время было легко объяснимо. После двухвекового господства империи различия между различными группами населения сгладились. Римский народ утратил свою национальность, перемешавшись с массой иностранных элементов. Другие народы, в свою очередь, усвоили римскую культуру и включились в римскую цивилизацию. А для императоров исчезла надобность в том, чтобы предпочитать какую-то одну часть своей империи другой. Для Каракаллы это к тому же стало и отличным источником средств для пополнения казны, так как только римские граждане платили некоторые виды налогов, например, налог с наследства.

Так что в этом периоде население Рима стало единым народом в результате интегрирующих процессов в империи. Его основное деление - это деление на свободных и рабов, потому что количество Latini Juniani, dediticii и peregrini в относительном исчислении было ничтожным.

4. Вторая половина империи (до Юстиниана включительно).

4.1. Формально в этом периоде ещё существовали cives, latini и peregrini, но реально это не имело практически никакого значения. Право народов (ius gentium) стало охватывать практически всю область гражданского права, а квиритское ius civile не стало общенародным и потеряло своё значение, его уже почти не применяли в жизни. Вследствие этого различие между гражданами и негражданами в области гражданского права исчезло. В области государственного права оно имело ещё меньше значения, потому что граждане империи никаких политических прав не имели.

Юстиниан полностью уничтожил разряды dediticii и latini Juniani, и каждый раб, отпущенный на свободу при предусмотренных законом условиях, становился римским гражданином. Так что теперь всё население империи состояло из граждан и рабов.

4.2. Вместе с тем в этот период начали возникать новые группы людей, ущемлённых в правоспособности - в связи с тем, что христианство стало государственной религией, были ограничены права нехристиан, например евреев или язычников. Они не могли занимать определённые должности, составлять завещания, получать наследство и т. д. Как видите, очень много правды в словах Р. МакМаллена, который исследовал пять сфер светской жизни в Древнем Риме и пришёл к выводу, что христианство не привело ни к каким изменениям в рабстве, не отменило гладиаторских боев, не смягчило судебных наказаний, не прекратило коррупции, которая проникла и в саму церковь. Изменения, по его мнению, были значительны лишь в сфере сексуального поведения (Mac Mullen R. What Difference Did Christianity Make?// Historia. – 1986, Bd.35). Можно также добавить, что именно с правления императора Константина начинается процесс вульгаризации римского права, это — конец классического периода в его истории.

Ещё важнее то, что правительство стало стремиться лишить граждан права свободно выбирать профессию и превратить профессии в наследственно необходимые. Дети солдат должны были становиться солдатами, дети тех, кто занимался перевозкой хлеба на судах, должны были заниматься тем же. Это закрепощение распространялось на низшие слои населения и касалось тех, чья работа была необходима для удовлетворения государственных потребностей: в солдатах, хлебе и т.п. Появилась и категория колонов, землевладельцев, прикреплённых навсегда со своим потомством к определённому участку на земле определённого собственника, стеснённых и в личных, и в имущественных правах.

Для написания были использованы работы отечественных правоведов конца XIX — начала XX вв. Гримма, Барона и Боголепова, особенно последнего, которого можно включить в число лучших исследователей римского права, непревзойдённых потомками.

Вольноотпущенники (бывшие рабы) также причислялись к гражданам, но они оставались клиентами бывших хозяев и были ог­раничены в правах. Полную правосубъектность могли иметь только свободнорожденные римские граждане.

К перегринам относились свободные жители провинций - завоеванных Римом стран, находящихся вне Италии, а также любые свободные жители иностранных государств. Для защиты своих прав они должны были из­бирать себе покровителей - - патронов, в отношении которых находи­лись в положении, мало отличавшемся от прежнего положения древних клиентов. Перегри­ны несли налоговые повинности.

По мере развития имущественной дифференциации возрастает роль богатства в определении положения римского гражданина. В конце III - II в. до н.э. возникают привилегированные сословия нобилей и всадников. Высшее сословие - - сословие нобилей - - образовалось в результате слия­ния самых знатных и богатых патрицианских родов с верхушкой плебса. Экономической базой нобилитета было крупное землевладение. Сословие всадников пополнялось из числа торгово-финансовой знати и сред­них землевладельцев.

Статус семьи означал, что полной политической и гражданской право­способностью пользовались только главы римских семей - - домовладыки. Остальные члены семьи считались находящимися под властью домо­владыки («подвластные»).

Полноправным статусом мог обладать только домовладыка, свободный (свободно­рожденный) римский гражданин.

В публичном праве полная правоспособность означала разрешение уча­ствовать в народном собрании и занимать государственные должности, в частном праве - разрешение вступать в правильный римский брак и участвовать в имущественных правоотношениях.

Высшими государственными органами в Римской республике являлись народные собрания, сенат и магистратуры (сх. 19).

Существовали три вида народных собраний:

· центуриатные;

· трибутные;

· куриатные.

Главную роль играли центуриатные собрания, обеспечивавшие приня­тие решений преобладающих аристократических и богатых кругов ра­бовладельцев. К середине III в. до н.э. с расширением пределов государ­ства и увеличением числа свободных изменилась структура собрания: каждый из пяти разрядов имущих граждан стал выставлять ранное ко­личество центурий - - по 70, а общее число центурий было доведено до 373. В компетенцию центуриатного собрания входило принятие зако­нов, избрание высших должностных лиц республики (консулов, прето­ров, цензоров), объявление войны и рассмотрение апелляций на пригово­ры о смертной казни.

Трибутные собрания в зависимости от состава жителей триб делились на плебейские и патрицианско-плебейские. Их компетенция была ограни­ченной. Такие собрания избирали низших должностных лиц (квесторов, эдилов и др.) и рассматривали жалобы на постановления о взыскании штрафов. Кро­ме того, плебейские трибутные собрания избирали плебейского трибуна, а с III в. до н.э. они получили право принятия общегосударственных законов, что привело к росту влияния плебса на политическую жизнь Рима.

Куриатные собрания потеряли свое значение. Они лишь формально вво­дили в должность лиц, избранных другими собраниями, и впоследствии были заменены собранием тридцати представителей курии - - ликторов (сх. 20).

Самое важное значение в государственном механизме Римс­кой республики играл сенат. Раз в пять лет цензоры (специальные долж­ностные лица, распределявшие граждан по центуриям и трибам) со­ставляли списки сенаторов из представителей знатных и богатых семей, то есть сенаторы не избирались, а назначались, что делало сенат орга­ном, не зависимым от воли большинства свободных граждан (сх. 21).

Хотя формально сенат был совещательным органом, в его полномо­чия входили функции:

· законодательные - - он контролировал законодательную деятельность цен­туриатных и плебейских собраний, утверждая их решения, а впослед­ствии предварительно рассматривая законопроекты;

· финансовые - - в распоряжении сената находилась казна государства, он устанавливал налоги и определял необходимые финансовые расходы;

· по общественной безопасности, благоустройству Рима и религиозному культу,

· внешнеполитические - - если войну объявляло центуриатное собрание, то мирный договор, а также договор о союзе Рима с другими державами утверждал сенат. Сенаторы раз­решали начать набор в армию и распределяли легионы между командующими армиями.

Государственные должности именовались магистратурами (сх. 22).

Магистратуры делились на:

· ординарные (обычные), к которым относились должности консулов, преторов, цензоров, квесторов, эдилов, плебейские трибуны и др. Эти должности символизировали идею разделения властей в римской республике. Консулы ведали преимущественно военной сферой; преторы с середины республики занимались гражданским судопроизводством; цензоры составляли списки римских граждан, относя их к определенному разряду или трибе; квесторы заведовали государственной казной; эдилы выполняли полицейские функции; плебейские трибуны защищали плебеев от произвола патрициев, объявляя своё вето на постановления последних;

· экстраординарные (чрезвычайные), которые создавались в чрезвычайных обстоятельствах: внезапная или затяжная война, восстание рабов, серьезные внут­ренние беспорядки. В таких обстоятельствах сенат мог принять решение об установлении экстраординарной диктатуры . Диктаторназначался по предложению сената из числа бывших консулов либо преторов Он обладал неограниченной властью, которой подчинялись все магистра­ты. Срок диктатуры не должен был превышать шести месяцев. Полномочия диктатора были поистине безграничны: он фактически подменял собой на время все остальные магистратуры. В конце республиканского периода некоторые диктаторы (Сулла, Цезарь) объявляли себя «пожизненными».

Ординарные магистратуры замещались на основе таких принципов, как :

· выборность - - все магистраты, кроме диктатора, избирались центуриат­ными или трибутными собраниями;

· срочность - - один год (за исключением диктатора);

· коллегиальность(за исключением диктатора);

· безвозмездность;

· ответственность.

Армия в Древнем Риме играла весьма важную роль, поскольку внешняя политика государства характеризовалась почти непрерывными вой­нами.

Уже в царский период общее собрание римского народа было и войско­вым собранием, смотром военной силы Рима; оно строилось и голосо­вало по подразделениям - - куриатным комициям. Воинскую повинность обязаны были нести все граждане с 18 до 60 лет, как патриции, так и плебеи. Правда, вместо патрона выполнять военные обязанности мог клиент.

В республиканский период, когда римский народ был разделен на иму­щественные разряды, каждый разряд выставлял определенное число вооруженных мужчин, из которых формировались сотни - - центурии. Всадники составляли центурии конницы; первый, второй и третий раз­ряды центурии тяжеловооруженной пехоты; четвертый и пятый раз­ряды - - легковооруженной пехоты. Пролетарии выставляли одну невоо­руженную центурию. Командование армией вручалось сенатом одному из двух консулов.

В 107 г. до н.э. консул Гай Марий провел военную реформу, после кото­рой армия стала постоянной профессиональной организацией. Была огра­ничена воинская повинность римских граждан, производился набор добровольцев, получавших вооружение и жалованье от государства. Ле­гионеры награждались частью военной добычи, а ветераны - земель­ными наделами из числа конфискованных и свободных земель. Армия сделалась инструментом политики и наемной силой, содержавшейся за счет завоеванных народов (рис. 12).

Развитие рабовладельческого общества привело к обострению всех его классовых и социальных противоречий. Важнейшим явлением социаль­но-экономической и политической жизни Древнего Рима во II в. до н.э. следует считать кризис полисной организации, когда старые республи­канские учреждения, приспособленные к нуждам небольшой римской общины, оказались в новых условиях недостаточно действенными.

Рас­пад Римской республики отмечен следующими яркими политическими событиями:

· восстания рабов - - два восстания в Сицилии (138 г. и 104- -99 гг. до н.э.) и восстание под руководством Спартака (74- -70 гг. до н.э.);

· широкое революци­онное движение сельского плебса, которое едва не привело к граждан­ской войне и возглавлялось братьями Гракхами, проводившими аграрную реформу (30-е - - 20-е гг. II в. до н.э.);

· Союзническая война (91- -88 гг. до н.э.),

· общеиталийское восстание против власти Рима, в результате чего наступила эпоха «пожизненных» диктатур - - вначале Суллы, а затем Цезаря.

Римская империя. Период Римской империи подразделяется на:

· период принципата (27 г. до н.э. - - 193 г. н.э.);

· кризисный период (193- -284 гг. н.э.);

· период домината (284- -476 гг. н.э.).

Принципат - форма правления, созданная Гаем Юлием Цезарем и официально установленная его преемником Октавианом Августом в 27 г. до н.э. (табл. 8).

Таблица 8.

Принципат сохранял видимость республиканской формы правления и почти все учреждения республики: созывались народные собрания, заседал сенат, по-прежнему избирались консулы, преторы и народ­ные трибуны. Но все это только служило только прикрытием постреспубликанского госу­дарственного строя. Фактически принципат был диархией , поскольку при сохранении старых республиканских учреждений власть была со­средоточена в руках первого сенатора, то есть принцепса, и сената , сохранявшего значительные полномочия в этот период.

Переход управления государством к принцепсу произошел вследствие наделения его высшей властью, избрания на важнейшие должности, создания им отдельного чиновничьего аппарата и командования всеми армиями. Император-принцепс соединял в своих руках полномочия всех главных республиканских магистратур: диктатора, консула, претора, народного трибуна.

Права сената распространялись на часть государственной казны; контроль за частью провинций Рима, на издание сенатусконсультов, имевших силу закона, хотя законопроекты, поступавшие на одобрение в сенат, исходили от принцепса, и их принятие обеспечивалось его авторитетом. В конце прин­ципата общепризнанным становится правило: "Все, что решил принцепс, имеет силу закона".

Народные собрания, главный орган власти старой республики, пришли в упадок. Обыкновенными явлениями стали подкуп и разгон собраний. Впрочем, народ перестал ходить в эти собрания (сх. 23).

В эпоху принципата завершился процесс превращения государства из органа римской аристократии в орган всего сословия рабовладельцев. Верхушку рабовладельцев составили:

· сословие нобилей, которое сформировалось в III- -II вв. до н.э. из патри­цианско-плебейской поместной знати. В Римской империи нобили заняли доминирующее положение как в обществе, так и в государстве. Экономической основой нобилитета были огромные земельные владе­ния, обрабатываемые рабами и зависимыми крестьянами-пекулиантами. При императоре Августе (63 г. до н.э. - -4 г. н.э.) нобилитет превратил­ся в сенаторское сословие, пополняемое за счет сановников, выдви­нувшихся на государственной службе;

· сословие всадников, образовавшееся из торгово-финансовой знати и средних землевладельцев. Из их среды выходили ответственные чиновники и офицеры.

Декурионы, состоявшие из средних землевладельцев, осуще­ствляли управление городами империи.

В результате постоянного грабежа крестьян со стороны латифундистов, а также из-за уменьшения притока рабов свободные крестьяне начинают превращаться в колонов - - долгосрочных земельных арендаторов. Колоны становятся людьми, зависимыми от землевладельцев, которые заменяют им и ме­стную власть, и императорскую администрацию. Впоследствии из-за недоимок к III в. они навечно прикреп­ляются к арендованной земле и теряют возможность освободиться.

На самой низшей ступени социальной лестницы по-прежнему находились рабы. Однако новая эко­номическая ситуация свидетельствовала о невыгодности труда рабов в силу их незаинтересованности в конечном результате. Понимая это, рабовладельцы-хозяева все чаще стали предоставлять рабам пекулии - - земель­ные участки либо иное обособленное имущество, за которые хозяину следовало платить определенную долю продукта. Крестьянин-пекулиант стремился увеличить причитавшийся ему остаток имущества за счет повышения общего дохода.

Армия в период Римской империи становится постоянной и наемной. Срок службы солдат определялся в 30 лет. За службу они получали жа­лованье, при выходе в отставку - - значительный земельный участок. Командный состав армии комплектовался из сенаторского и всадничес­кого сословий. Рядовой солдат не мог подняться выше должности ко­мандира сотни - центуриона.

Со 193 по 284 гг. в Римской империи был кризисный период, так называемый "кризис третьего века ".

Это было время волнений крестьян, солдатских мятежей, захвата про­винций наместниками, вторжений соседних племен. Наступил упадок сельского хозяйства, ремесла и торговли. До предела обострились отношения им­ператоров с сенатом. В 212 г. император Каракалла из соображений политической безопасности предоставил права римских граждан всему свободному населению Римской империи.

Ко времени правления Диоклетиана (284- -305гг.) Рим превратился в автократическое монархическое государство . Власть императора была при­знана абсолютной и божественной, сам император - государем и гос­подином (dominus, отсюда доминат) (состав империи показан на рис. 13).

Старые республиканские учреждения исчезают. Управление империей сосредоточивается в руках нескольких основных ведомств. Руководство ими осуществляют сановники, находящиеся в непосредственном под­чинении императора. Особое положение среди этих ведомств занимали:

· государственный совет при императоре (consistorium);

· финансовое ведомство;

· военное ведомство.

Чиновники выделяются в то время в особое сословие: они носят форму, их наде­ляют привилегиями, по окончании службы им назначают высокие пенсии и пр. После реформ, проведенных Диоклетианом и Константином I, импе­рия была разделена на 4 части (префектуры), состоявшие из 12-ти диоцезов. Последние включали в себя провинции (более 100) и округа. Каждым административным подразделением руководил специальный чиновник, что увеличило и без того обширный управленческий корпус (сх. 24).

В 395 г. при сыновьях императора Феодосия I произошло официальное разделение Римской империи на:

Западную Римскую империю со столицей в Риме, прекратившую свое существование в 476 г., когда глава германских наемников Одоакр сверг рим­ского императора Ромула-Августула и занял его место;

Восточную Римскую империю (Византия) со столицей в Константинополе, которая суще­ствовала еще более тысячи лет под названием Византии.

Римское право. Ученые считают, что право Древнего Рима прошло в своем развитии следующие стадии:

1. квиритское, или цивильное, право (jus civile);

2. преторское право (jus praetorium);

3. общенародное право (jus gentium );

Собственно римское право, в свою очередь, делится на пуб­личное, jus publicum (право, которое, по словам Домиция Ульпиана, знаменитого римского юриста, относится "к положению римского государ­ства") и частное, jus privatum, которое от­носится "к выгоде отдельных лиц" (сх. 25).

Источниками римского права в царский период были обычаи и немно­гочисленные законы рексов. Право того периода характеризовалось влиянием общинных от­ношений, примитивностью основных институтов, строгим формализ­мом (малейшее искажение требуемой формы судоговорения приводило к проигрышу дела) и распространялось лишь на исконных граждан Рима - - квиритов, почему и называлось квиритским, или цивильным, правом.

Законы XII таблиц, считаются важнейшим памятником права. Они были созданы коллегией децемвиров (ученых мужей) в середи­не V в. до н.э. Название связано с тем, что они были записаны на 12-ти досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима - - Форуме. Законы XII таблиц содержали постановления, регулирующие сферу процессуальных, семейных и наследственных отношений, а также нормы, отно­сящиеся к займовым операциям, к уголовным преступлениям (сх. 26).

Жестко скованное традициями цивильное право с IV- -III вв. до н.э. стало корректироваться новым источником права - - преторскими эдик­тами, отражавшими новые отношения, порожденные переходом от древних форм купли-продажи, ссуды и займа к более сложным право­отношениям, вызванным ростом товарного производства, товаро­обмена, банковских операций и пр.

Согласно римскому обязательственному праву для действительности договорабыло необходимо:

1. согласие обязанных сторон, которое не должно быть порож­дено насилием или обманом;

2. соответствие договора праву (закону).

Римское право разделяло все договоры на четыре группы:

· вербальные ;

· литтеральные;

· реальные;

· консенсуальные .

Вербальный договор был самым старым видом договора, на основе которого во времена Законов XII таблиц совершались сделки разнообразных видов - купли-продажи, мены, займа и т. д. Для его действительности требовалось произнесение слов "даю", "сделаю". Вербальное обязательство устанавливалось посредством стипуляции (устного произнесения слов о соглашении в определенном порядке).

Позднее возникли Литтеральные договоры , т.е. письменные обязательства - - которые распространились в классическом римском праве.

Римские юристы выделили в особую группу реальные договоры, которая характеризуются тем, что обязанность исполнения и связанная с ним ответственность наступают по реальным сделкам не с момента соглашения, а с момента передачи вещи. К таким контрактам, напри­мер, относились:

· договоры хранения;

· договоры займа;

· договоры ссуды.

При консенсуальном договоре ответственность сторон возникает не при передаче вещи, а немедленно по заключении письменного или устного соглашения. К таким договорам относился, например, договор купли-продажи, а также договор найма.

В Древнем Риме были известны три формы заключениябрака:

· брак, совершавшийся в форме священной клятвы и отдававший жену под полную власть мужа;

· брак в форме покупки невесты, также отдававший жену под власть мужа;

· брак сине ману - - без власти мужа.

Господствующей формой брака в период империи становится брак без власти мужа. Обязательным условием установления брачных отноше­ний признается свободно выраженное согласие брачующихся - как же­ниха, так и невесты. Развод также стал свободным - настолько, что император Август пытался законодательно ограничить право развода, установить обязательный брачный возраст (от 25 до 60 лет для мужчин, от 20 до 50 лет для женщин) и ввести налог на безбрачие. Однако этот закон не со­блюдался.

Общим правилом стала раздельность имущества супругов. Издержки со­вместной жизни нес муж, но он был вправе распоряжаться доходом, который приносило имущество жены. При прекращении брака по вине мужа приданое возвращалось жене.

В эпоху Законов XII таблиц нормы семейного права основыва­лись на безусловном господстве главы семьи - отца, pater familias. Но впоследствиивласть главы семьи над детьми также постепенно ослабевала: убийство детей было признано преступлением; сыновьям еще при жизни отца могло предоставляться особое имущество; был упрощен порядок усы­новления внебрачных детей.

Согласно нормамнаследственного римского права: первыми к наследованию призывались дети - - наследники по нисходящей первой очереди; если их не было - внуки, наследники второй очереди; в третью очередь наследовали братья наследодателя, его дядья и пле­мянники; если и их не было, претор предоставлял право наследования наследни­кам четвертой очереди - - всем кровным родственникам умершего вплоть до шестого колена. Ближайшая степень родства исключала последую­щую.

Особенностью римского права были нормы, ограничивающие сво­боду завещательных распоряжений. Действовал принцип обязательной доли наследования, сохранившийся до наших дней: ближайший родствен­ник умершего, если его обошли наследством, имел право на одну чет­вертую часть того имущества, которое он получил бы при отсутствии завещания. Само завещание подлежало составлению в письменной фор­ме и удостоверению свидетелями.

Уголовное право складывалось из множества правовых норм, включая Законы XII таблиц, из постановлений народных собраний и сената, а также законов, изданных по инициативе диктаторов и императоров.

К видам преступлений в римском праве можно отнести:

1. преступления, непосредственно затрагивавшие интересы римского го­сударства, -- присвоение казенного имущества и расхищение государ­ственных средств, взяточничество, подлог, фальшивомонетничество, участие в запрещенных сборищах и объединениях, спекуляция зерном и другими продуктами, неуплата налогов и т. п.;

2. религиозные преступления, число которых значительно возросло пос­ле официального признания в IV веке христианства;

3. воинские преступления - - измена в бою, дезертирство, утеря оружия, неповиновение командиру и т. п.;

4. преступления, относящиеся к сфере семьи и нравственности, - крово­смешение, супружеская измена, полигамия, сожительство с незамуж­ней женщиной, мужеложство и т. д.;

5. преступления против личности;

6. преступления против собственности.

Первоначально наказание строилось на принципе возмездия. В период домината оно также преследует цели устрашения, причем в императорском Риме происходит усиление карательной направлен­ности наказания и резкое увеличение числа его видов:

· восстанавливается смертная казнь по отношению к римским гражданам, которая в поздней республике не применялась. При этом появляются новые виды этой санкции: сожжение, повешение, распятие на кресте, утопление;

· каторжные работы на рудниках, принудительные работы на установ­ленный срок, отдача в гладиаторы;

· различные виды ссылок и высылок: изгнание из Рима с потерей гражданства, ссылка на острова с полной изоляцией, временная ссылка;

· телесные нака­зания;

· широко практиковалась конфискация имущества осужденных.

В Древнем Риме судебный процесс по имущественным спорам отличался формализмом, разнообразием форм, разделением компетенции между магистратором-претором и судьей - - частным лицом, назначенным для окончательного решения спорного случая.

Высшей судебной инстанцией по делам о тяжких преступлениях в республике были народные собрания.

Позднее в сфере римского судебного устройства и судопризводствапроизошли перемены. Судебной компетенцией в уголовных и гражданс­ких делах стали обладать чиновники, принадлежавшие к администрации империи, что объединило суд и администрацию. Кроме того, римский суд во времена империи превратился в сословный.

Лица, принадлежавшие к высшим привилегированным сословиям империи, суди­лись самим императором. Чиновник получил привилегию быть судимым в суде его собственного начальника. Разделение на предварительное и судебное следствие исчезло. Судья сам производил дознание, сам выступал обвинителем и сам вы­носил приговор.

Наиболее распространенным средством установления истины в период домината стала пытка. В период республики существовало открытое, публичное рассмотрение судебных дел, во время же империи установилась строгая тайна судопро­изводства, служившая прикрытием административного произвола.

Высшей апелляционной инстанцией в эпоху империипо судебным делам был император, а практически эту функцию исполняла его канцелярия.

Контрольные вопросы

· Когда и где был образован Древний Рим?

· Какова разница между патрициями и плебеями?

· Что характерно для эпохи «царей» в Древнем Риме?

· Перечислите магистратуры Древнего Рима в республиканский период.

· На какие периоды подразделяется императорский Рим?

· В чем суть реформ Диоклетиана и Константина?

· Как определить право публичное и право частное?

· Какова была классификация вещей в римском частном праве?

· Какие виды обязательств существовали в римском праве?

Римское общество никогда не было однородным. Статус жителей империи различался в зависимости от места рождения и состояния. Главное деление на свободных и рабов не отменяло тысячи мелких градаций внутри этих двух основных групп. Свободные люди могли называться гражданами, а могли носить имя пилигримов - представителей других городов Италии, а позднее - других народов, входивших в империю. Рабы могли быть общественными и частными, военнопленными, купленными на рынке или родившимися в доме. Последние особенно ценились, так как, с одной стороны, не знали другой жизни, а с другой - воспринимались хозяевами как члены семьи - фамилии.

Римское рабство заметно отличалось от греческого: оно, как и все в латинском мире, несло отпечаток юридических .

Рабство в Риме

Перед лицом закона раб не имел никаких прав. Все невольники, жившие под крышей господина, подлежали смертной казни, если хозяина убивали в доме. Однако в эпоху империи были введены наказания и для владельцев за жестокое обращение со своими невольниками. Раб мог занять привилегированное положение, как, например, дворецкий или любимая наложница. Заслуги раба перед хозяином часто являлись поводом к освобождению. Было широко распространено освобождение по завещанию господина для частных рабов либо по акту магистрата - для общественных. В некоторых случаях разбогатевший невольник заводил своих рабов. А вольноотпущенники, занимаясь торговлей, подчас приобретали исключительно высокое положение в римском обществе. Все это не отменяло тяжелого положения массы невольников, трудившихся в хозяйстве римлян, однако показывало способы, посредством которых ловкий, сметливый или просто преданный раб мог получить свободу.

Общественная жизнь и гражданство в Риме

Общественная жизнь Рима была по сравнению с греческой куда более сложной и напряженной. Римляне даже в республиканский период тяготели к всеохватности государственной власти. Во времена республики Рим управлялся целой армией выборных должностных лиц: консулов, преторов, квесторов, цензоров, трибунов, эдилов, префектов... Их функции были четко очерчены и не пересекались. В отличие от соседних народов, и в первую очередь от эллинов, они охотно делились своим гражданством не только с пилигримами, но и с вольноотпущенниками. При этом получение гражданства было равносильно получению национальности. Кровь не играла роли. Главными были общий для всех граждан образ жизни, подчинение единым законам. Убежденные в собственной исключительности, даже мессианстве, римляне тем не менее не были националистами и в том смысле, в каком, например, можно назвать националистами афинян, смотревших даже как на людей второго сорта. Для римлянина грань между цивилизованным человеком и варваром пролегала по образу жизни и определялась весьма просто. Культурный человек живет в городе, носит тогу, владеет рабами, подчиняется законам. Варвар живет в лесу, носит штаны из звериных шкур, ему сильно повезет, если он попадет в рабство и сможет послужить укреплению Рима. если он будет хорошо трудиться и усвоит римские идеалы, хозяин отпустит его на волю, а глядишь, и поможет получить гражданство. Так, обретение гражданских прав - это в прямом смысле слова переплавка в горниле иной культуры.

Однако было бы неверно видеть в римском гражданстве некий аналог современного. Гражданство - принадлежность к городу - долгое время не могло стать в Риме общегосударственным институтом. Обитатели других италийских городов имели свое гражданство, хотя и жили в одной стране с римлянами. Промежуточным этапом на этом пути стало предоставление двойного гражданства, например Рима и Капуи, Рима и Медиоланума и т. д. Но это не решало всех проблем. Римляне понимали, что стабильность их государства напрямую связана с расширением числа граждан. К началу новой эры из 50 млн подданных Рима лишь около миллиона имели статус гражданина. Император Каракалла в 212 г. в так называемой Антониновой конституции дал римское гражданство всем свободным людям вне зависимости от национальности, проживавшим на территории империи. Римский гражданин имел обычно три имени: личное (Гай), родовое (Юлий) и фамильное или прозвище (Цезарь). Отпущенный на волю раб получал личное и родовое имя своего хозяина. Так, раб и близкий друг Цицерона - Тирон, освобожденный в 53 г. до н. э., стал именоваться, как его господин, Марк Туллий и приобрел римское гражданство.

Римское общество отличалось высокой социальной мобильностью. Принадлежность к тому или иному сословию определялась в зависимости от имущественного ценза. Городские власти в соответствии с оценкой состояния приписывали жителей к сословиям, которые не наследовались. Таким образом, разбогатевший мастеровой мог проскользнуть в сословие всадников, надеть золотое кольцо и белую тогу с тонкой пурпурной полосой.