Право на смерть. Бельгия легализует детскую эвтаназию

16.08.2020 Для бизнеса

Бельгийский парламент поддержал законопроект, разрешающий детскую эвтаназию. После того, как король Филипп подписал данный закон, любые возрастные ограничения на эвтаназию в этой стране снимаются. Пока ряд процедурных моментов нового закона остается неясным. Например, непонятно, что делать, если один из родителей не дает согласие на подобный акт и что такое предусмотренный «осознанный выбор» для малолетнего ребенка, который решил умереть. Но, тем не менее, Бельгия становится первой страной, которая сняла возрастной ценз на эвтаназию. Это историческое событие, которое переносит не только эту страну, но всю Европу в какую-то новую реальность.

В Бельгии с 2002 года, когда легализовали «взрослую эвтаназию», врачи «помогли» уйти из жизни полутора тысячам пациентов. А может ли кто-то наверняка сказать, что никто из них не мог бы выздороветь и жить полноценной жизнью? Ответ на этот вопрос находится в рамках формальной логики. Если медицина не открыла всех тайн человеческого организма, то вывода о абсолютной безнадежности того или иного больного она сделать не может. Именно поэтому в рамках общественной дискуссии по данному закону в Бельгии приводились одинаково трогательные истории про тех детей, которые претерпевали страдания и не могли «спокойно умереть» и тех, кто выздоровел, несмотря на казалось бы смертный приговор врачей. Но по новому закону врачи вправе не только это приговор вынести, но привести его в исполнение.

О каком согласии и воле страдающего человека можно вести речь? Человек способен совершить ложные выбор или повести себя неадекватно, даже если он не спал ночь из-за зубной боли. А тут измученному ребенку добрый психолог предлагает избавление: быстро, безболезненно, с любовью. Как тут не согласиться? Многие дети не понимают, что такое смерть. Из них, кстати, делают самых бесстрашных солдат, потому что война легко превращается в игру в детском сознании. Которая в определенный момент начинает нравиться детям. Они не вполне понимают цену жизни: ни своей собственной, ни окружающих.

Детская эвтаназия – это как доза для наркомана, измученного ломкой и неспособного сделать выбор. Или как бутылка водки для похмельного алкоголика, милосердно предложенная в супермаркете. Отказ от такого предложения – был бы нравственным подвигом. Вы бы поставили человека, а тем более ребенка, перед необходимостью такого подвига?

Недавно по другому случаю Святейший Патриарх Кирилл сказал, что современные представления о справедливости и милосердии настолько изжили себя, что возвращают современное общество в худшее, чем языческое, состояние. Легализация детской эвтаназии явления как раз такого порядка. «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла», ‑ гласит клятва Гиппократа, которой руководствовались древние и которая, без отсылок к Аполлону и Асклепию, была до настоящего момента была актуальна для современных европейских врачей. Клятва Гиппократа появилась задолго до христианства, но она как нельзя лучше демонстрирует смысл врачебной профессии. Ведь в древней Греции и в древнем мире вообще было не меньше людей, которые хотели умереть, не меньше смертельно больных и страдающих. Но врач не может одновременно быть палачом для своих больных – это хорошо понимали древние.

Наверное, древние греки назвали бы детскую эвтаназию варварством. Кстати, легенда о сброшенных со скалы больных спартанских младенцах не находит исторического подтверждения. Табу античной культуры, видимо, устарели не менее, чем христианские моральные постулаты. Все теснее свободному человеку держаться в рамках хоть какой-либо цивилизации.

Современное общество строит мир, которому, вспоминая известное изречение Пьер-Симона Лапласа, «не нужна гипотеза Бога». Это мир должен быть совершенным без искупительного подвига Христа, ему не нужно понятие о грехе, он хочет научным путем победить болезни и смерть. Но этот утопический замысел, как и любая утопия, может быть только античеловеческой. Как герои платоновского «Котлована» ликвидировали кулаков как класс, сплавив их на плоту, так современный либерализм создает все условия для физической ликвидации того, что не вписывается в понятие прекрасного свободного мира. Если ты не можешь победить страдания – ликвидируй тех, кто страдает – вот лозунг, под которым проходит победное шествие эвтаназии по Европе.

Даже, ранее не дававшие повода для подозрения в симпатиях в консерватизме издания, вроде «Нью-Йорк таймс», написали про то, что в Европе многие видят в подобном законодательстве аналогии с нацизмом, когда людей с психическими и физическими отклонениями попросту казнили. Ну что же, некоторый прогресс по сравнению с фашизмом все же есть: теперь нужно хоть спросить согласия перед тем как убить.

К сожалению, самые ужасные прогнозы о моральном будущем Европы имеют обыкновения сбываться. Гомосексуальные браки и усыновления, понижение возраста согласия на сексуальные контакты, легализация проституции и легких наркотиков. Все это казалось страшным сном какие-нибудь 50 лет назад. Что дальше? Может быть, стоит подумать о том, чтобы казнить неудачников, банкротов, пьяниц? С их согласия, конечно. Никакого насилия в свободной Европе.

Краткое содержание:

17-летняя жительница Нидерландов Ноа Потховен, несколько лет назад ставшая жертвой изнасилования, добилась права на уход из жизни при помощи процедуры эвтаназии. В Бельгии после эвтаназии ушли из жизни трое пациентов – 9, 11 и 17 лет от роду.

Ноа Потховен, 17 лет

Жительница города Арнема Ноа Потховен подверглась сексуальным домогательствам в возрасте 11 лет на детском празднике, а в 14 лет ее изнасиловали двое мужчин. После этого чудовищного случая медики диагностировали у девочки посттравматическое стрессовое расстройство, депрессию и анорексию.

Девушка написала свою автобиографию «Победа или обучение». Она очень хотела помочь своим сверстникам, испытавшим в своей короткой жизни то же, что и она. Ноа утверждала, что в Нидерландах нет специальных центров и клиник, куда подростки могли бы обратиться за поддержкой и помощью.

В последние месяцы Ноа добивалась разрешения на проведение процедуры эвтаназии, не ставя в известность ни родителей, ни друзей. Смертельная процедура была проведена в домашних условиях 2 июня.

Голландские источники сообщают противоречивую информацию о последних минутах Ноа: согласно одной версии, она умерла в кругу близких, по другой - она попрощалась с родными при помощи записок. При этом известно, что Ноа принимала решение об эвтаназии самостоятельно, не советуясь с родителями: законодательство Нидерландов это допускает.

Хочешь – играй с куклами, хочешь – умри...

Правом добровольно уйти из жизни в Нидерландах ежегодно пользуются тысячи людей.

Просьба о прекращении жизни гражданина должна быть добровольной (без влияния психических заболеваний и препаратов) и сохраняться со временем.

Потенциальным смертникам должно быть не менее 12 лет, а лицам до 16 лет требуется согласие родителей.

В вопросах эвтаназии Нидерланды впереди планеты всей. Приемлемым добровольный уход из жизни был признан Верховным судом страны еще в 1984 году. Закон об эвтаназии начал действовать в Нидерландах с 2002 года.

Но местные политики на этом останавливаться не хотят. Министр здравоохранения Эдит Схипперс и министр безопасности и правосудия Арт ван дер Стер предложили законопроект, в котором прямо сказано, право на эвтаназию может получить любой житель Нидерландов , изъявивший желание умереть.

Этот закон пока не принят, но имеет большое количество сторонников среди населения.
В такой же благополучной стране, как и Нидерланды, Бельгии поступили еще более радикально: с 2014 года бельгийским законодательством легализована детская эвтаназия без ограничения возраста.

До массового применения этой процедуры пока не дошло. Самая первая детская эвтаназия была проведена осенью 2016 года. Бельгийская федеральная комиссия сообщила, что за 2016–2017 годы было сделано три эвтаназии несовершеннолетним: пациентам было 17, 11 и 9 лет соответственно.

Федеральным законом № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» эвтаназия в России запрещена.

Цивилизованные каннибалы

Даже в голове не укладывается, что физически здоровый подросток с психологическими проблемами может спокойно, без согласия родителей заказать себе смерть с доставкой на дом! От благополучной и сытой жизни Европа окончательно начинает сходить с ума!

В нашей стране идут жесточайшие споры и дебаты о разрешении эвтаназии для обреченных, смертельно больных людей, а цветущая Европа спокойно убивает своих детей.

Детская эвтаназия: прогресс или ловушка цивилизации

Сергеева М. И., Ялиева Л. К. (3 группа, 2 курс, леч. ф-т.)

Научный руководитель: доцент, к.ф.н. Н.В. Гришечкина

Эвтаназия является не только проблемой современной медицины, она аккумулирует в себе всю антропологическую проблематику современности, затрагивает фундаментальные основания человеческого бытия в мире. Как современная медицинская практика, направленная на быстрое и безболезненное прекращение жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием и испытывающего невыносимые страдания, эвтаназия долгое время отторгалась в медицине, осуждалась в обществе и преследовалась по закону.

Впервые термин «эвтаназия» был использован в 16 в. Ф. Бэконом для обозначения «легкой, не сопряженной с мучительной болью и страданиями смерти». По его мнению: «Долг врача состоит не только в том, чтобы восстанавливать здоровье, но и в том, чтобы облегчать страдания и мучения, причиняемые болезнью».

Со второй половины 20 века в мире развернулась дискуссия вокруг легализации эвтаназии из соображений гуманности. Сторонники «гуманной» смерти борются за право неизлечимо больных людей покончить с собой, утверждая, что каждый человек вправе распоряжаться своей смертью. Еще М. Монтень говорил: «Добровольная смерть - прекраснейшее завершение жизни. Ибо наша жизнь зависит от воли других людей, и только смерть - от нашей собственной».

«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла», - гласит клятва Гиппократа. Сторонники же эвтаназии действует под лозунгом: «Если ты не можешь победить страдания - ликвидируй тех, кто страдает». В то же время нет возможности полностью обосновать запрет на эвтаназию (Зильбер А.П.), поскольку и развитие медицины всегда происходило через отмену старых запретов и постепенное включение в область легализации тех практик, которые прежде исключались из нее.

Как отмечает В. С. Степин, проблема эвтаназии порождается достижениями «техногенной цивилизации Запада». В настоящее время успехи современной науки в познании закономерностей жизни в целом и человеческого организма в частности позволяют выработать целый спектр жизнеподдерживающих технологий в виде специальной аппаратуры, фармакологических препаратов. Жизнь человека все больше определяется факторами искусственного порядка, что делает ее более комфортной, но в то же время и более зависимой. Как только внешнее «естество» было преодолено и за внутренним «естеством» выявилась понятийная «пустота», антропологическая граница «поплыла», находя выражение в проекте «смерти человека» посредством эвтаназии.

Поскольку образ человека до сих пор строился и все еще строится на «естественных» основаниях, то вполне закономерно, что в условиях нарастающего доминирования «искусственного» над «естественным», «культуры» - над «природой», искажается ценность жизни, подменяясь понятием качество жизни. И когда технологии оказываются бессильными поддерживать качество жизни, важными и значимыми становятся технологии безболезненного ухода из жизни.

По выражению одного из крупнейших современных специалистов в области философии науки Р. Дворкина, «естественные причины смерти отступают теперь перед возможностями медицины - «естество» составляет теперь лишь малую часть тех контролируемых и неконтролируемых факторов, от которых зависит теперь медицинское вмешательство».

Пионером в области легализации добровольной смерти стали Нидерланды. В 1998 году Верховный суд страны признал добровольную детскую эвтаназию приемлемой. А в 2014 году Король Бельгии Филипп подписал закон, разрешающий эвтаназию несовершеннолетних детей. Бельгия стала второй страной после Нидерландов, где разрешена эвтаназия для несовершеннолетних. Однако, в отличие от голландского закона, где эвтаназия узаконена с 12 лет, в бельгийском законопроекте минимальный возраст зафиксирован не был.

Для осуществления добровольного ухода из жизни несовершеннолетнего необходимо выполнить целый ряд условий. Так, на эвтаназию должны будут согласиться родители ребенка. Кроме того, психолог должен будет подтвердить, что больной уже достиг возраста, чтобы принять решение об уходе из жизни осознанно и добровольно. Наконец, медицинский консилиум должен будет постановить, что ребенок неизлечим и ничто не может облегчить его физические и психологические страдания.

В настоящее время эвтаназия в той или иной форме легализована в пяти странах Европы - Нидерландах, Люксембурге, Бельгии, Франции и Швейцарии.

Сам факт возникновения проблемы эвтаназии в современной культуре и медицине является своеобразным сигналом тревоги. В сегодняшнем технократическом обществе очень быстро меняются роли между человеком и техникой. Технократия - власть техники, выразившаяся в смещении сложившихся нормативов и стандартов, в размывании прежней границы между «можно» и «нельзя», в переоценке традиционного отношения к жизни и смерти. Не человек здесь управляет технологиями, а технологии управляют им. И эвтаназия в современном обществе - эффект бурного развития «технологий».

Таким образом эвтаназия - это общекультурная проблема, которая в силу своей «антропологической нагруженности» выдвинута в сферу медицины, но решаема только в масштабах философского дискурса, через анализ предельных оснований культуры.

Эвтаназия в переводе с греческого языка означает «хорошая смерть», «благородная смерть». Хорошо ли это на самом деле? Или волки всё же прячутся под овечьими шкурами?

В древней Спарте и нацисткой Германии к данному методу прерывания жизни прибегали довольно часто, обосновывая это тем, что слабый и болезненный младенец или парализованный пожилой человек – лишь обуза для государства, лишние расходы на лечение и содержание, непосильная ноша для родных и близких.

Так ли это на самом деле? Ведь лёгкая и безболезненная смерть – это лишь одна сторона медали, но что ждёт душу человека после выхода из тела? Так ли легко ей придётся отвечать перед Богом за самоубийство и нежелание терпеть свои страдания, нести свой крест?

Ранее на Руси больной ребёночек считался благословением для родителей, ему не нужно было работать в поле, хлопотать по дому, его обязанностью было лишь взывание ко Господу за всю семью. «Молитвенничек наш родился, страдалец», — говорили родители.

А что же теперь? Некоторые родители мысленно провели своим детям эвтаназию, как только узнали о нежеланной беременности. А дальше реальное убийство — аборт. Но это другая история.

Во многих медицинских вузах нашей страны преподаватели описывают эвтаназию как замечательнейшую вещь и с разочарованием высказываются о нецивилизованности России, где законом не предусмотрено медицинское умерщвление.

Что ж, пусть сегодня об этом расскажет сама жизнь.

Реальные истории о смерти и жизни

1. Эвтаназия при депрессии

Несколько лет назад к методу эвтаназии прибегли бельгийские врачи. Они прервали жизнь 24-летней девушке, которая не имела физических заболеваний. Эмили несколько раз пыталась покончить с собой, поэтому последние годы провела в психиатрической больнице. Доктора диагностировали ей затяжную депрессию и пришли к выводу, что вылечить её невозможно, дав согласие на смерть.

Население встретило эту историю массой негодования: как можно было врачам признаться в своей профессиональной неспособности и некомпетентности? Ведь даже у больных онкологией четвертой степени депрессия поддается лечению и смягчению настолько, что пациенты забывают о смерти.

А что если люди, добровольно решившиеся на эту процедуру, сделали этот шаг в моменты уныния, отчаяния, бессилия?

2. Эвтаназия близнецов

А вот ещё один случай нелепой кончины. На пороге 2012 года в Бельгии с помощью эвтаназии закончили свою жизнь сразу два мужчины-близнеца в возрасте 45 лет. Началась их трагическая история ещё в детстве, когда оба брата родились глухими. Но когда мужчины достигли зрелого возраста, то стали ощущать ухудшение зрения, что впоследствии привело к слепоте.

Близнецы не хотели принять тот факт, что больше не смогут видеть, и настаивали на эвтаназии. Врачи пошли навстречу и дали согласие на эту процедуру, признав братьев неспособными к жизни. Возможно ли такое при условии, что слепота вовсе не является пороком, не совместимым с жизнью?

3. Неодобренная эвтаназия

Уроженец Великобритании Джордж Мартин достиг преклонного возраста — 86 лет. Но в 2013 году внезапно у него обнаружилось онкологическое заболевание, злокачественная опухоль лёгких. Джордж не смог добиться одобрения врачей в своей стране на осуществление эвтаназии. В Швейцарии это бы ему позволили, но больной не желал переезда. Только дома, в родных стенах он представлял свою смерть.

На удивление, родные старика приняли его решение о прекращении жизни и стали собирать необходимые бумаги для совершения эвтаназии. Остановило их лишь предупреждение адвоката о том, что по закону ближайших родных неминуемо признают убийцами. Тогда Джордж объявил голодовку и умер через 10 дней.

4. Эвтаназия супружеской пары

Ещё один случай, поразивший весь мир. Знакомо ли вам имя Эдварда Доунса? Да-да, это тот самый известный дирижёр Королевской оперы в Великобритании. На пороге 85-ти лет Эдвард потерял слух и зрение, а у его жены, не менее знаменитой балерины Джоан, обнаружили онкологию печени.

Муж и жена прожили вместе более 50-ти лет, преодолевали разные трудности, но вот с этими не смогли смириться и вместе решились на эвтаназию. В Швейцарии на глазах у сына родители выпили смертельный яд и ушли в вечность. Куда же именно они ушли?

5. Ещё один отказ в эвтаназии

Просила об эвтаназии учительница французского языка, которой в 200 году озвучили диагноз: эстезионейроэпителиома. Это достаточно редкое заболевание, при котором неограниченно увеличивается рост злокачественных клеток в носовой полости, после чего опухоль переходит на глаза, лоб, создавая при этом уродливую картину лица.

52-летняя Шанталь Себир, так звали женщину, получила отказ от местных властей на осуществление эвтаназии. Но через некоторое время её нашли мёртвой в своей квартире. Установив причину смерти, специалисты обнаружили в крови учительницы фенобарбитал. Этот препарат запрещен во Франции, его невозможно купить в аптеке, но тем не менее он широко применяется в тех странах, которые одобряют эвтаназию.

Я буду жить

1. Ребёнок в коме

У молодой бельгийской пары родился ребенок с недиагностированным дегенеративным неврологическим заболеванием. В возрасте двух лет малыш впал в кому и его подключили к аппаратам искусственного жизнеобеспечения. Врачи настаивали на отключении стимуляторов, так как мозг ребенка после длительной комы уже не восстановится.

Родители малыша, так долго боровшиеся за его жизнь, согласились с убеждениями докторов. Но в момент, когда для мамы и папы замер весь мир, когда аппараты перестали функционировать, малыш вдруг стал дышат самостоятельно, проявил признаки жизни. У него даже порозовели щёчки и губки. Он будет жить! Родители верят, что он обязательно поправится!

2. Излечение известного писателя

Всем нам известный Александр Исаевич Солженицын, один из лучших писателей ХХ века в 1952 году получил диагноз: семенома (злокачественная опухоль яичка). Врачи вынесли приговор: жить осталось несколько месяцев. На тот момент Александр Исаевич находился в лагере (1945-1953). Получив освобождение, писатель начал лечение в Узбекистане, поехал в ташкентский госпиталь, сделал лучевую терапию и получил полное выздоровление (он написал об этом в повести «Раковый корпус»).

Александр Исаевич, умирая, нашел в себе силы справиться с болезнью, после чего прожил еще более 50-ти лет, утверждая, что никогда нельзя принимать онкологию как часть себя, но отторгать всеми силами. Он всегда полагал, что должен донести до людей за то время, которое ему отпущено, информацию о страдании народа после революции и оповестить их о своём чуде.

3. Пережившая рак писательница стала помогать онкобольным

А вот история современной писательницы Дарьи Донцовой. Ей диагностировали рак молочной железы. Для того, чтобы справиться с болезнью она претерпела 18 операций, несколько облучений и курсов химиотерапии. Дарья не только не сдалась болезни, но и встала на творческую стезю и начала писать романы.

Писательница не сомневалась, что сможет перебороть болезнь. Она нашла в себе силы не упасть духом и к тому же поддерживать онкобольных, заставляя их поверить в себя. Дарья Донцова подает пример знаменитого девиза: рак излечим!

4. От болезни остался лишь шрам

Случай из жизни кандидата в президенты США. Джон Маккейн, представитель республиканской партии, в 2000 году перенес операцию по удалению злокачественной опухоли на лице. Теперь об этой болезни напоминает только хорошо заметный шрам.

Впоследствии эту операцию пришлось повторить трижды, но лечащий врач Джона утверждал, что пациент демонстрирует невероятную энергичность и живость, а здоровье его в полном порядке. Вот так Джон Маккейн переборол болезнь.

5. Велосипедист победил рак

Знаменитый Лэнс А́рмстронг, достигший больших успехов в велоспорте, единственный, кто семь раз выиграл Тур де Франс, в 1996 году получил диагноз: опухоль яичка. Рак сопровождался метастазами в брюшную полость, мозг и легкие.

Но спортсмен не сдался, перенес две операции, курс химиотерапии, лучевую терапию и как следствие потерял волосы и брови. Болезнь не сломала его, но сделала сильнее, она не позволила Лэнсу опустить руки. После излечения, велогонщик вновь одержал победу, и по праву был признан сильнейшим.

Заключение

Те, кто был исцелён от болезни или нашёл новые возможности жить со своим недугом и радоваться, поняли в жизни что-то очень важное. Им открылся её смысл: кому полностью, кому частично, нам этого знать сейчас не дано.

Когда человек выбирает жизнь, он получает много возможностей. Что получают выбравшие эвтаназию люди? Предаваясь отчаянию, человек способен совершать неисправимые ошибки, ответственность за которые приходится нести после смерти тела.

Мы видим массу примеров, когда человек не падает духом, не показывает болезни белый флаг, борется с унынием, и недуг отступает. Для многих людей это словно второе рождение — Господь дарует шанс жить по-новому, любить по-новому, осознанно. Это бесценно!

Для многих болезнь открыла путь к покаянию, к счастью быть с Богом. Что было бы, выбери они эвтаназию?
Само слово «эвтаназия» имеет христианские корни. Оно означает блаженную кончину праведного, чистого от страстей человека. Как хочется вернуть этому слову столь прекрасный смысл! Вечная, счастливая жизнь!
Однако сейчас эвтаназия ассоциируется со шприцем, наполненным смертельным ядом.

Хочется закончить словами священника Игоря Прекупа:

«Помните эти слова из песни - о том, что жизнь «есть только миг между прошлым и будущим», причем дается рекомендация за него «держаться»? Вроде красивые слова и даже неплохие как будто: ведь и в самом деле то добро, которое ты не сделал в этот миг, ты уже не сделаешь никогда. Однако тут есть тонкая подмена: жизнь наша - земная, временная и тем-то как раз и ценная, что временная, уходящая и неповторимая, - это не «миг между прошлым и будущим», а как бы прихожая вечной жизни. Прихожая, в которой мы определяемся, кто мы Богу - свои или посторонние».

Парламент Бельгии одобрил закон о детской эвтаназии. Теперь слово за королем. Речь идет о безнадежно больных детях, для которых жизнь — одна сплошная боль.

Парламент Бельгии одобрил закон о детской эвтаназии. Теперь слово за королем. Если он поставит подпись под документом, несовершеннолетние граждане страны будут иметь право на добровольный уход из жизни. Речь идет о безнадежно больных детях, для которых жизнь — одна сплошная боль.

Согласно законопроекту, неизлечимо больные несовершеннолетние пациенты могут попросить об эвтаназии в случае, если их боль невыносима и нет способов ее облегчения, а их болезнь, по прогнозам врачей, приведет в ближайшее время к летальному исходу. Это может быть одобрено лечащим врачом с письменного согласия родителей.

Эвтаназия для взрослых разрешена у них с 2002 года. Первые два года количество людей, решившись на смерть, зашкаливало: в 2012 году — 1400 человек, а в прошлом году — около тысячи, в основном онкологические больные.

Теперь очередь дошла до детей. И, скорее всего, король подпишет этот закон, прогнозируют специалисты. Несмотря на протесты. А протестуют против этого педиатры и священники. Первые считают, что дети не могут правильно оценить свое состояние, а католики потому, что самостоятельный уход из жизни — это величайший грех.

К королю обратилась четырехлетняя малышка, которая страдала тяжелейшим пороком сердца, ее жизнь была сплошным страданием, но произошло чудо — врачи сумели ей помочь. Ведь медицина не стоит на месте, раньше и о пересадке органов думали, как о чем-то фантастическом. Ее родители уверены, что многие поспешат избавить своего ребенка от мучений, не дав ему шанс...

В настоящее время эвтаназия легализована в четырех странах Европы: Нидерландах, Люксембурге, Бельгии и Швейцарии, в некоторых штатах Америки.

В споре на эту тему — быть или не быть эвтаназии — схлестываются всегда две позиции: религиозная и атеистическая. Позиция первых понятна — только Бог решает, забрать жизнь или оставить; эвтаназия — самоубийство, величайший грех на Земле. Дальше они не хотят приводить какие-либо аргументы.

Со вторыми — труднее. К этой группе относятся чаще неизлечимо больные, испытывающие страшные страдания, и близкие, видящие их мучения, и ничем не могущие им помочь. Их мнение — никто не смеет лишать человека выбора на жизнь и на смерть. Эвтаназия для них — акт милосердия, избавление от страданий. Они не отвергают, что жизнь — это высшее благо, но благо ли, когда она превращается в сплошную боль без надежды на облегчение.

Есть еще и третьи — те, которые может быть и согласились бы с избавлением людей от мучений, но чтобы под эвтаназией не завуалировали убийство. То есть чтобы была гарантия не «покатиться по наклонной плоскости» и не усыплять кого надо и не надо.

Есть еще четвертые, которые уверены: согласно закону реинкарнации, боль никуда не денется. Оборванная в этой жизни уколом сострадательного врача, она вернется и будет терзать новое тело. И неизвестно, что лучше: дотерпеть ее уже в этом, больном, разрушающемся теле, или получить в новом, молодом. То есть эти люди верят, что боль дана для очищения и для лучшей жизни в следующем теле.

Сейчас в странах, где узаконена эвтаназия, тоже наблюдаются перекосы. Например, в Голландии оправдали врача, который дал смертельное лекарство своей матери, которая находилась не в терминальной стадии. Позже врач помог уйти из жизни психически больному человеку, потом — просто старику, который устал от жизни. Очень много проводили эвтаназию старикам, страдающим маразмом в ранней стадии. Люди принимали решение уйти из жизни, пока у них еще есть капля здравого ума.

Скандальной стала история, когда удовлетворили просьбу об эвтаназии братьев-близнецов. Они с рождения были немыми, а позже ослепли. То есть вполне себе еще бы могли прожить до самой последней черты, другими словами — не находились в терминальной стадии. В этих странах эвтаназию часто просят не из за физической боли, а из-за депрессии и старости. Но и Голландия, и Бельгия — страны, где особые семейные отношения, там считается абсолютной нормой, когда старики живут вдалеке от детей, внуков и абсолютно одиноки.

В России эвтаназия находится под запретом. Статья 45 Федерального закона об охране здоровья гласит: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение смерти пациента по его просьбе какими-то действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента». Другими словами, врачи обязаны помогать пациенту жить до конца.

Но вместе с тем у нас очень не развита паллиативная помощь. Философия паллиативной помощи: сглаживание — смягчение проявлений неизлечимой болезни. У нас очень мало хосписов, где неизлечимые больные находят свое последнее пристанище.

В европейских странах существует метод паллиативной медицины, который близок к эвтаназии — терминальная седация: если никакими способами страдания пациента не снимаются, ему вводят седативные препараты, чтобы он этих страданий не чувствовал. Но при этом человек будет находиться в бессознательном состоянии, чаще всего до самой смерти. И с точки зрения некоторых это может восприниматься как «социальное убийство». Но в большинстве стран терминальная седация считается элементом хорошей паллиативной помощи, этически допустимой, и ее не смешивают с эвтаназией.

У нас не развита паллиативная помощь, хотя по онкологическим заболеваниям мы впереди планеты всей. И некоторые специалисты просто уже стучат во все двери: «Россия полна болью, надо что-то принимать на законодательном уровне». У нас даже нет порядка в выписке тяжелобольным сильнодействующих лекарств, снимающих боль. Вспомните историю московского контр-адмирала. Человек покончил с собой, потому что не хватило одной подписи на рецепте сильнодействующего препарата. Мало кто задумывался, почему Россия по числу самоубийств пожилых людей на первых местах. Быть стариком в России страшно. Мизерная пенсия, которой хватает заплатить обязательные платежи и лекарства, а на поесть — ноль, а еще не дай Бог заболеть страшной болезнью — остаешься один на один с невыносимой болью и депрессией.

Врач Татьяна Клименко убеждена, что пока наше общество не обладает такой высокой долей дисциплинированности и социальной ответственности, чтобы не возникло соблазна злоупотребить «разрешением на смерть». Рассуждать сейчас об эвтаназии — все равно что «предлагать застрелить тонущего человека». Да, его всегда можно успеть застрелить. Но давайте попробуем помочь ему выбраться. Предоставим лекарства, сиделок, социальный надзор, соблюдение всех прав и осмотр специалистов. И вот когда все средства будут исчерпаны, можно говорить о праве на смерть.

Можно сколько угодно спорить, сколько угодно осуждать страны Европы, но одно ясно — если вопрос об эвтаназии в России не стоит, нужно научиться хотя бы снимать страдания. Но у нас даже этого нет.

А как думаете вы?

Инна Васильева
Специально для «ВК Пресс»