Комбатанты, наёмники, добровольцы. Уголовное право, гражданское право Лицо не входящее в состав вооруженных сил

19.05.2020 Исковое заявление

В составе Вооруженных сил различаются сражающиеся (комбатанты) и несражающиеся (некомбатанты) (рис. 21).

Комбатантами называются лица, входящие в состав вооруженных сил находящихся в конфликте сторон и имеющие право принимать непосредственное участие в военных действиях (п.2 ст.43 Дополнительного протокола 1 1997 г.). Они непосредственно ведут боевые действия против неприятеля с оружием в руках, и только к ним применимо военное насилие, вплоть до физического уничтожения. Попав в руки неприятеля, они становятся военнопленными. К комбатантам относятся:

1) личный состав регулярных вооруженных сил (сухопутных, военно-морских, воздушных и др.);

2) иррегулярные силы - партизаны, личный состав ополчений и добровольческих отрядов, но если они: а) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных, б) имеют определенный, явственно видный издалека отличительный знак, в) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны, г) открыто носят оружие во время каждого военного столкновения, а также в то время, когда они находятся на виду у противника (в том числе с помощью оптических приборов) в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором они должны принять участие;

3) экипажи торговых морских судов и экипажи гражданских самолетов воюющих сторон, если они переоборудованы в военные;

4) бойцы, участвующие в национально-освободительных войнах, борющиеся против колониализма, расизма и иностранного господства;

5) население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля берется за оружие для борьбы с вторгнувшимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска (если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны).

Не признаются в качестве комбатантов наемники. Это лица, вступающие за плату в вооруженную борьбу в защиту противоправных (колониальных, расистских и иных подобных) режимов. Наемники не находятся под покровительством международного права и наказываются как уголовные преступники. В отличие от добровольцев наемники не включаются в личный состав вооруженных сил и не могут рассматриваться как законные комбатанты. В ООН создан специальный комитет для разработки конвенции о борьбе с вербовкой, использовании, финансировании и обучении наемников, в которой эти действия должны рассматриваться как международное преступление. Не относятся к наемникам военные инструкторы и советники. Эти лица направляются в другое государство на основе двусторонних соглашений для оказания ему помощи в создании вооруженных сил, подготовке военных кадров и обучении войск, но непосредственного участия в боевых действиях они не принимают. В условиях войны иногда возникает также вопрос о разграничении позиций военного шпиона (лазутчика) и военного разведчика. Военный шпион (лазутчик) - это человек, скрывающий свое настоящее лицо и свою деятельность, тайно собирающий сведения о вооруженных силах противника. Военные разведчики, проникающие в расположение противника, действуют открыто в военной форме, не скрывают своей принадлежности к вооруженным силам. Поэтому в случае попадания в руки неприятеля они как комбатанты считаются военнопленными и за свою разведывательную деятельность не должны подвергаться в отличие от лазутчиков никакому наказанию. Во время Второй мировой войны в связи с этим остро вставал вопрос о военных парашютистах. Германское командование в 1942 году издало специальный приказ, согласно которому парашютисты противника подлежали уничтожению, «даже если они с внешней стороны выглядят, как солдаты, и одеты в форму». Это было грубым нарушением IV Гаагской конвенции 1907 года, которая четко устанавливает, что лица, выполняющие военное задание в тылу противника и носящие форму своей армии, рассматриваются как военные разведчики и в случае их захвата пользуются режимом военного плена. Международный военный трибунал в Нюрнберге в своем приговоре расценил эти действия нацистов как вопиющее нарушение законов и обычаев войны.

В состав вооруженных сил воюющих сторон входят, как уже говорилось, некомбатанты. В отличие от комбатантов, их функции сводятся лишь к обслуживанию и обеспечению боевой деятельности вооруженных сил. Они вправе применять оружие только для самообороны. К некомбатантам относятся медицинский и интендантский состав, военные юристы, корреспонденты, репортеры, духовные лица. К некомбатантам не должно применяться оружие. Однако, если они в силу обстоятельств непосредственно принимали участие в боевых действиях, они становятся комбатантами со всеми вытекающими последствиями. В случае захвата неприятеля на них тоже распространяется режим военного плена (за исключением лиц медицинского и духовного медперсонала, которые могут продолжать свои медицинские и духовные обязанности).

Военные действия ведутся вооруженными силами воюющих государств. В праве вооруженных конфликтов вооруженные силы делятся на две категории лиц: те, что воюют, или комбатанты (от франц. combattant - боец, воин), и те, что не воюют, или некомбатанти.

Комбатанты - это лица, входящие в состав вооруженных сил воюющего государства, имеющих право принимать участие в военных действиях. Правовой статус комбатанта включает: 1) право применять военную силу; 2) быть объектом применения военной силы вплоть до физического уничтожения; 3) право на обращение с ним как с военнопленным в случае попадания в руки врага. Военная сила не применяется к комбатанта в случае его ранения или попадания в плен.

По мере развития и совершенствования права вооруженных конфликтов расширялся круг лиц, относящихся к комбатантов. Так, согласно положениям Женевских конвенций 1949 г. к таким лицам относятся: личный состав вооруженных сил стороны, находящиеся в вооруженном конфликте; личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих и не входящих в состав вооруженных сил; личный состав организованных движений сопротивления и партизанских формирований, если они отвечают следующим условиям: а) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных; B) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак; с) открыто носят оружие; (и) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны; члены экипажей торговых судов и гражданской авиации, которые непосредственно участвуют в военных действиях; население неоккупированной территории, которое берется за оружие, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

В ст. 43 Дополнительного протокола i к Женевским конвенциям 1949 г. предоставляется развернутое определение понятия "вооруженные силы". При этом отмечается, что лица, входящие в состав вооруженных сил воюющей стороны (за исключением тех, что не воюют), являются комбатантами, т.е. имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях.

Новеллой современного международного права является зачисление партизан и участников национально-освободительных войн к комбатантов. Хотя положение о том, что они должны иметь отчетливые знаки и открыто носить оружие, с тем чтобы обладать статусом комбатанта, ставилось под сомнение, поскольку специфика партизанской и национально-освободительной борьбы предусматривает при проведении некоторых военных операций определенный уровень секретности. Однако неоспоримым является условие, что партизаны и лица, участвующие в национально-освободительной борьбе, должны придерживаться законов и обычаев войны.

К некомбатантов относятся лица, входящие в состав вооруженных сил воюющей стороны, оказывают ей всемерную помощь в достижении военных успехов, но непосредственно не участвуют в военных действиях. Главная черта правового статуса некомбатанта - неучастие в боевых действиях. Некомбатантами являются военный духовный и медицинский персонал, интенданты, военные корреспонденты, юристы и др. С одной стороны, эти лица не могут быть объектом военных действий противника, а с другой - могут применять имеющееся у них оружие только в целях самообороны и охраны вверенного им имущества. Поэтому некомбатанти имеют право на покровительство со стороны врага, если окажутся у него в руках.

Разделение участников вооруженных конфликтов на комбатантов и некомбатантов связан с различным объемом прав и обязанностей в них во время военных действий, что влияет на режим военного плена.

Среди лиц, участвующих в вооруженных конфликтах, также выделяют военных разведчиков и военных шпионов, добровольцев и наемников, переговорщиков.

Военный шпион - это лицо, которое, действуя тайным образом или под ложным предлогом, собирает или старается собрать сведения в районе действия одного из воюющих государств с намерением сообщить таковые противоположной стороне (ст. XXIX приложения к Гаагской конвенции о законах и обычаях суходольной войны 1907 г.). В соответствии с дополнительным протоколом И к Женевским конвенциям 1949 г. "любое лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны тогда, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться как со шпионом" (ст. 46). Не считается шпионом лицо из состава вооруженных сил стороны конфликта, если она собирает или пытается собирать от имени этой стороны информацию на территории, контролируемой противником, и при этом носит форменную одежду своих вооруженных сил или не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам. Такое лицо не "теряет своего права на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом" (п. Из ст. 46 дополнительного протокола i). Этот человек признается, таким образом, военным разведчиком. В случае попадания в руки врага во время сбора разведывательных сведений или попытки их сбора на нее распространяется статус военнопленного.

Во время вооруженных конфликтов на стороне воюющих государств принимают участие добровольцы. В ст. VI Гаагской конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 г. установлено, что "ответственность нейтральной державы не возникает вследствие того, что частные лица отдельно переходят границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих"1.3 учитывая то, что эти частные лица из нейтральных государств добровольно вступают в состав вооруженных сил одного из воюющих государств, они, с одной стороны, становятся законными комбатантами, а с другой - теряют статус лица нейтрального государства. Ответственность за их действия несет воюющая государство, на стороне которого они воюют.

В вооруженных конфликтах могут участвовать и наемники. Согласно п. 2 ст. 47 дополнительного протокола i к Женевским конвенциям 1949 г. наемник - это любое лицо, специально завербована на месте или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду, и которому обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны. Наемник не входит в личный состав вооруженных сил воюющей стороны. Он не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной конфликта.

Не являются наемниками военные советники, которые официально направляются на службу в иностранные вооруженные силы на основе межгосударственного соглашения. Военные советники непосредственного участия в военных действиях не участвуют.

Международное сообщество неоднократно осуждало практику наемничества. У1968 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 2465 (XXIII), в которой объявлялось, что практика использования наемников против движений за национальное освобождение и независимость является уголовно наказуемым деянием, а сами наемники - преступниками.

У1989 г. под эгидой ООН была заключена Конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. В Конвенции наемничество признано серьезным преступлением, которое затрагивает интересы всех государств. Согласно Конвенции государства не должны осуществлять вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, в том числе с целью, что противоречит праву народов на самоопределение, как оно толкуется международным правом. Государства обязаны запрещать такие действия и предотвращать их.

Конвенция 1989 г. признает преступными действия, совершаемых не только самими наемниками, но и лицами, участвующими в их вербовке, использовании, финансировании и обучении, а также попытки совершения указанных действий и соучастие в них. Государства - участники Конвенции 1989 г, обязаны либо судить виновных, или выдать заинтересованной стороне. Наемничество является уголовно наказуемым деянием по законодательству Украины (ст. 447 УК Украины).

Особый правовой статус во время вооруженных конфликтов имеют переговорщики, то есть лица, специально уполномоченные военным командованием воюющей стороны на ведение переговоров с военным командованием неприятеля. В соответствии с положениями Гаагской конвенции о законах и обычаях суходольной войны 1907 г. переговорщик и горнист или барабанщик, которые сопровождают его, лицо, несущее флаг, и переводчик пользуются правом неприкосновенности. Отличительный знак парламентера - белый флаг. Переговорщик может быть принят военным командованием врага или отослан обратно, однако в любом случае ему должна быть обеспечена безопасность возвращения в расположение своих войск. Во время Второй мировой войны немецкое военное командование не всегда обеспечивало неприкосновенность парламентеров, нарушая тем самым законы и обычаи войны.

  • Международное гуманитарное право, применяемое в период вооруженных конфликтов
    • Понятие, источники и принципы международного гуманитарного права
    • Отличие международного гуманитарного права от стандартов в области прав человека
    • Субъекты международного гуманитарного права
    • Понятие и виды вооруженных конфликтов в международном гуманитарном праве
    • Правовые последствия начала войны
  • Участники вооруженных конфликтов
    • Театр военных действий государств
    • Понятия «вооруженные силы» и «комбатант» в международном гуманитарном праве
    • Обязанности командиров (начальников) в свете требований международного гуманитарного права
    • Роль юридических советников в период вооруженных конфликтов
    • Правовое положение медицинского персонала и духовенства
    • Применение норм международного гуманитарного права внутренними войсками МВД России и органами внутренних дел в период вооруженных конфликтов
  • Международно-правовая защита жертв войны
    • Понятие «жертвы войны» в международном гуманитарном праве
    • Правовое положение раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение. Пропавшие без вести
    • Правовой статус военнопленных
    • Правовое положение лиц, задержанных или лишенных свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом немеждународного характера
    • Защита гражданского населения в период вооруженных конфликтов
    • Правовой статус журналистов
  • Международно-правовая защита гражданских объектов в период вооруженных конфликтов
    • Понятие гражданского объекта. Разграничение гражданских и военных объектов в международном гуманитарном праве
    • Классификация гражданских объектов в международном гуманитарном праве
    • Защита культурных ценностей в период вооруженных конфликтов
    • Защита объектов, необходимых для выживания гражданского населения
    • Защита установок и сооружений, содержащих опасные силы
    • Правовое регулирование положения местностей и зон, находящихся под специальной защитой международного гуманитарного права
  • Охрана окружающей среды в период вооруженных конфликтов
    • Понятие международно-правовой охраны окружающей среды
    • Правовое регулирование охраны окружающей среды в период вооруженных конфликтов
    • Международно-правовые меры борьбы с применением экологического оружия
  • Ограничение воюющих в выборе методов и средств ведения войны
    • Запрещенные методы ведения войны
    • Запрещенные средства ведения войны
    • Ядерное оружие в свете принципов и норм международного гуманитарного права
  • Защита интересов нейтральных государств в период вооруженного конфликта
    • Понятие нейтралитета
    • Нейтралитет в сухопутной, морской и воздушной войне
  • Обязательства государств по выполнению норм международного гуманитарного права
    • Меры по выполнению норм международного гуманитарного права
    • Имплементация международного гуманитарного права в Содружестве Независимых Государств
    • Законодательство России в свете принципов и норм международного гуманитарного права
    • Распространение международного гуманитарного права в России
  • Международный контроль за соблюдением государствами обязательств по международному гуманитарному праву
    • Понятие и принципы международного контроля
    • Осуществление международного контроля за соблюдением норм международного гуманитарного права
  • Ответственность государств и физических лиц за нарушение норм международного гуманитарного права
    • Правовые последствия окончания войны
    • Понятие и основания ответственности государств и физических лиц за нарушения норм международного гуманитарного права
    • Политическая и материальная ответственность государств
    • Уголовная ответственность физических лиц за совершение международных преступлений
  • Международный уголовный суд и его роль в обеспечении выполнения норм международного гуманитарного права
    • Цели и принципы Международного уголовного суда. Ассамблея государств - участников Римского статута МУС
    • Преступления, подпадающие под юрисдикцию Международного уголовного суда
    • Концепция дополнительной юрисдикции Международного уголовного суда и другие юрисдикционные основы
    • Применимое Международным уголовным судом право
    • Состав и управление делами Международного уголовного суда
    • Расследование, уголовное преследование и судопроизводство по Римскому статуту Международного уголовного суда
    • Практическая деятельность Международного уголовного суда
  • Роль Международного Комитета Красного Креста в становлении, развитии и распространении международного гуманитарного права
    • История создания Международного Комитета Красного Креста
    • Правотворческая роль МККК
    • Деятельность региональной делегации МККК в России по распространению знаний о международном гуманитарном праве
  • Международное гуманитарное право – заключение

Понятия «вооруженные силы» и «комбатант» в международном гуманитарном праве

В вооруженном конфликте международного характера противоборствующие государства представлены, как правило, военным организмом, основу которого составляют вооруженные силы. И именно на них распространяется большинство предписаний правил ведения войны. Сое гав и структура вооруженных сил государств определяются национальным законодательством.

Так, согласно Федеральному закону «Об обороне» 1996 г. Вооруженные Силы России составляют основу обороны Российской Федерации и состоят из центральных органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей и организаций, которые входят в виды и рода войск Вооруженных Сил России, в тыл Вооруженных Сил России, а также войска, не входящие в них.

К обеспечению обороны Российской Федерации привлекаются также внутренние войска МВД России, Железнодорожные войска России (другие войска); отдельные задачи в области обороны выполняют инженерно-технические и дорожно-строительные воинские формирования при федеральных органах исполнительной власти (воинские формирования), Служба внешней разведки, органы ФСБ, федеральные органы государственной охраны, федеральный орган обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти (органы), а также создаваемые на военное время специальные формирования.

В случае участия Вооруженных Сил России, других войск, воинских формирований и органов в международных вооруженных конфликтах или в вооруженных конфликтах немеждународного характера они должны применять нормы международного гуманитарного нрава в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации. Если воюющее государство включает в свои вооруженные силы полувоенную или иную вооруженную структуру (например милицию, полицию), обеспечивающую охрану правопорядка, то она уведомляет об этом другие стороны, находящиеся в конфликте (ст. 43 п. 3 Протокола I). Находясь в составе вооруженных сил, сотрудники милиции (полиции) в период вооруженного конфликта руководствуются нормами международного гуманитарного права.

Вооруженные силы государств, будучи основным участником вооруженной борьбы, являются объектом защиты международного гуманитарного права, против которого неприятельские войска обязаны применять законные методы и средства ведения военных действий.

В 1977 г. на дипломатической конференции, принявшей Дополнительные протоколы I и II к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г., впервые было сформулировано понятие «вооруженные силы ». Дополнительный протокол I (ст. 43) связывает это понятие с наличием:

  • военной организации, в которой группы и подразделения находятся под командованием лица, ответственного за поведение подчиненных;
  • внутренней дисциплинарной системы, обеспечивающей соблюдение норм международного гуманитарного права.

Кроме того, в п. 2 ст. 43 Дополнительного протокола I определено, что лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала), являются комбатантами , т.е. они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях. В этом документе не нашло отражение понятие «некомбатант», но из смысла названной статьи вытекает, что к некомбатантам относится медицинский и духовный персонал .

Обратим еще раз внимание на тот факт, что в названном документе уточнено положение, позволяющее отличать комбатантов от некомбатантов: наличие права принимать непосредственное участие в военных действиях, находясь в составе вооруженных сил , а не причастность к процессу ведения войны. Те лица, которые входят в состав вооруженных сил, но по их предназначению и роли в военной организации на них не возлагаются функции принимать непосредственное участие в военных действиях (военные интенданты, военные юридические советники, военные журналисты), вправе браться за оружие, так как являются комбатантами. Единственное исключение составляют, как уже было отмечено, лица медицинского и духовного персонала. Даже будучи в составе вооруженных сил воюющих государств, они не вправе принимать участие в ведении боевых действий.

Таким образом, в Дополнительном протоколе I было уточнено положение о том, кто относится к законным участникам вооруженных конфликтов.

С учетом сказанного к комбатантам относятся:

  • личный состав вооруженных сил государств, т.е. личный состав сухопутных, военно-морских, военно-воздушных сил;
  • личный состав ополчений, добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил;
  • личный состав других ополчений и добровольческих отрядов, включая личный состав организованных движений сопротивления, принадлежащих стороне, находящейся в конфликте, и действующих на их собственной территории или вне ее, даже если эта территория оккупирована, а также партизаны, если эти ополчения, отряды, организованные движения сопротивления и партизаны отвечают определенным требованиям (имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных; имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак; открыто носят оружие; соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны);
  • личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя в подчинении правительства или власти, не признанных держащей в плену державой;
  • члены экипажей судов торгового флота, включая капитанов, лоцманов и юнг, и экипажем воздушных судов гражданской авиации воюющих сторон, если указанные суда переоборудованы в военные, а их экипажи поставлены под прямую власть и ответственность державы, флаг которой они несут, и не пользуются более льготным режимом в силу каких-либо иных положений международного права;
  • население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно берется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска, если оно открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

Нормы международного гуманитарного права обязывают воюющих вести военные действия только против комбатантов, которые для этого и должны отличать себя от гражданского населения, что было закреплено еще в Гаагском положении о законах и обычаях войны (ст. I). Эта норма нашла юридическое подтверждение в Дополнительном протоколе I. В нем, в частности, отмечается, что «для того чтобы содействовать усилению защиты гражданского населения от последствий военных действий, комбатанты обязаны отличать себя от гражданского населения в то время, когда они участвуют в нападении или военной операции, являющейся подготовительной к нападению. Однако в связи с тем, что во время вооруженных конфликтов бывают такие ситуации, когда вследствие характера военных действий вооруженный комбатант не может отличать себя от гражданского населения, он сохраняет свой статус комбатанта при условии, что в таких ситуациях он открыто носит свое оружие:

  • во время каждого военного столкновения;
  • в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять участие» (п. 3 ст. 44).

Безусловно, вышеприведенные положения - свидетельство дальнейшего позитивного развития международного гуманитарного права.

Правовое положение комбатантов и некомбатантов различно. Оно связывается, как уже было отмечено, с правом непосредственного участия в боевых действиях. Комбатанты, кроме того, в процессе вооруженного конфликта вправе применять к неприятелю высшую меру насилия, т.е. уничтожать его, в то время как некомбатанты лишь обслуживают и обеспечивают боевую и духовную деятельность вооруженных сил и вправе применять оружие только в целях самообороны.

На комбатантов распространяется режим военного плена. Кстати сказать, ранее режим военного плена согласно Конвенции 1907 г. распространялся и на некомбатантов (ст. III Положения о законах и обычаях войны). Режим военного плена распространяется также на военных разведчиков , что нашло отражение в ст. 46 Дополнительного протокола I. В ней говорится, что лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое от имени этой стороны собирает или пытается собирать информацию на территории, контролируемой противной стороной, не считается лицом, занимающимся шпионажем, если, действуя таким образом, оно носит форменную одежду вооруженных сил .

Законными участниками вооруженных конфликтов являются также добровольцы . Они вправе принимать участие в военных действиях воюющих сторон. Об этом недвусмысленно говорится в Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 г. В ст. VI Конвенции закреплено, что «ответственность нейтральной державы не возникает вследствие того, что частные лица отдельно переходят границу, чтобы поступить на службу одного из воюющих». Причем лицо нейтрального государства не может ссылаться на свой нейтралитет, если оно совершает действия:

  • враждебные по отношению к воюющему;
  • в пользу воюющего, а именно, если оно добровольно поступает на службу в ряды военных сил одной из сторон.

Что же касается некомбатантов, то в случае их пленения, они не должны считаться военнопленными. В соответствии со ст. 33 Женевской конвенции об обращении с военнопленными держащая в плену держава предоставляет им возможности, необходимые для оказания медицинской и духовной помощи военнопленным.

Ввиду того, что зачастую в вооруженном конфликте военные действия ведутся на морских пространствах, появляется необходимость в освещении вопроса о комбатантах в морской войне . Таковыми являются: экипажи военных кораблей всех видов (линкоров, крейсеров, миноносцев, авианосцев, подводных лодок, катеров и т.п.), экипажи летательных аппаратов ВМФ (самолетов, вертолетов), вспомогательных судов всех видов, а также торговых, переоборудованных в военные корабли.

Особо следует сказать о торговых судах, переоборудованных в военные корабли, и о подводных лодках. Появление подводных лодок, нарушение правил ведения морской войны германскими подводными лодками в годы Первой мировой войны поставили вопрос о необходимости соблюдения их экипажами норм международного гуманитарного права. В Вашингтонских правилах ведения морской войны (1922), Лондонском протоколе (1936), Нионском соглашении (1937) была сформулирована норма, согласно которой экипажи подводных лодок должны соблюдать правила ведения морской войны, установленные для надводных кораблей.

Гаагская конвенция 1907 г. об обращении торговых судов в суда военные устанавливает следующие условия: судно должно быть поставлено под прямую власть, непосредственный контроль и ответственность государства, флаг которого оно носит; торговые суда, обращенные в военные корабли, должны носить внешние отличительные знаки военных кораблей и их национальности; командир судна должен состоять на государственной службе и быть надлежащим образом назначен компетентными властями. Его имя должно значиться в списке офицеров военного флота; экипаж такого судна должен быть подчинен правилам воинской дисциплины; экипаж каждого торгового судна, обращенного в судно военное, обязан соблюдать в своих действиях законы и обычаи войны. Обращение торгового судна в военный корабль допустимо в собственном порту или в территориальных водах, а также в водах союзника и в водах, находящихся под военной оккупацией, но запрещается в портах и территориальных водах нейтрального государства и в открытом море.

От переоборудования торговых судов в военные корабли следует отличать вооружение торговых судов в целях самообороны. Эта практика сложилась еще в Средние века, когда экипажи торговых судов были вынуждены защищаться от нападения пиратов и каперов. В двух мировых войнах многие государства вооружали свои торговые суда. Однако торговое судно, на котором установлено оружие для самообороны, не становится военным кораблем, и поэтому не пользуется правом остановки судов в море, их осмотра и захвата. Экипаж может использовать вооружение своего судна в целях самообороны.

Некомбатантами в морской войне являются экипажи военных госпитальных судов, если такие суда построены или оборудованы государствами со специальной целью - оказывать помощь раненым, больным и потерпевшим кораблекрушение, а также экипажи госпитальных судов МККК. Они не могут быть подвергнуты нападению, а также захвачены, так как находятся под защитой норм международного гуманитарного права.

Ведение воздушной войны, ее регламентация тесно связаны с историей развития авиации. С того времени, как в 1903 г. братья Орвилл и Уилбер Райт в г. Дейтоне (штат Огайо, США) впервые в мире успешно осуществили полет продолжительностью 59 с на высоте 3 м над землей на расстояние 260 м, человек старался использовать летательные аппараты в мирных целях. И даже маршал Фош заявил в 1910 г., что авиация является увлекательным видом спорта, но не представляет никакого интереса для вооруженных сил. Но уже во время итало-турецкой войны в 1911-1912 гг. лейтенант Гавотти подверг бомбардировке с воздуха оазис Айн-Зара, чем положил начало применению авиации в ходе ведения военных действий. С того времени авиация стала играть важную роль в боях, проводимых совместно с наземными силами.

В самом начале Первой мировой войны лейтенант Ватто и сержант Бреге внесли вклад в победу французов на Марне, сообщив командованию наземной армии сведения о передвижениях германских войск, полученные в ходе успешного выполнения первой боевой задачи по воздушной разведке. Вскоре после этого сержант Франц и механик Кено на своем самолете Voisin («сосед»), оснащенном ручным пулеметом, одержали победу в воздушном бою, которую можно считать первой в истории применения авиации.

Бомбардировки с воздуха регулярно совершались во время Второй мировой войны воюющими сторонами, в частности Германией и Великобританией. Известным примером является «налет тысячи бомбардировщиков» на Кёльн в мае 1942 г., предпринятой в качестве репрессалий за германские бомбардировки Лондона. В ходе налета в центре города были произведены разрушения на площади свыше 242 га.

В то же время в современном международном праве отсутствуют международно-правовые акты, которые регламентировали бы правила ведения воздушной войны. На Гаагской конференции 1899 г. была принята специальная Декларация, запрещающая метание снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров, которая была признана на Гаагской конференции 1907 г. обязательной для всех государств, однако специальную конвенцию по этому вопросу разработать не удалось.

Подготовленный в Гааге (1923 г.) проект Правил ведения воздушной войны так и не вступил в силу. Несмотря на то, что он разрабатывался комиссией видных юристов, в которую входили представители США, Великобритании, Франции, Италии, Японии, Нидерландов, под ним не поставили свои подписи даже те государства, представители которых являлись членами этой комиссии. В то же время следует подчеркнуть, что большинство норм, содержащихся в указанном проекте документа, стали частью обычного права еще до того, как они были сформулированы. Некоторые из них были кодифицированы в Дополнительном протоколе I. Содержащиеся в Проекте правил ведения воздушной войны положения имеют добротную основу для формирования норм ведения воздушной войны. В свете имеющих место противоправных бомбардировок военной авиацией НАТО незащищенных городов в различных регионах мира актуальность принятия таких правил все более возрастает.

Комбатантами в воздушной войне являются экипажи всех летательных аппаратов, входящих в состав военной авиации воюющих государств и имеющих их опознавательные знаки. К ним относятся и экипажи судов гражданской авиации, превращенных в военные в пределах юрисдикции воюющего государства.

Некомбатантами в воздушной войне являются экипажи санитарных самолетов, а также госпитальных воздушных судов, используемых воюющими государствами и национальными обществами Красного Креста для эвакуации, лечения раненых и больных. Санитарные и госпитальные суда должны иметь свой ясно видимый отличительный знак, а в установленных случаях - также отличительную эмблему Красного Креста. Государствам, находящимся в конфликте, запрещается использовать санитарные летательные аппараты для обеспечения неприкосновенности военных объектов, сбора разведывательных данных, а также для перевозки личного состава и военных грузов в целях оказания помощи воюющим.

Главный вопрос в правовом регулировании воздушной войны - о бомбардировках с воздуха. Такая бомбардировка будет законной, если она осуществляется только против военных объектов, в числе которых: вооруженные силы; военные учреждения или склады оружия, боеприпасов; заводы, являющиеся важными и хорошо известными центрами производства оружия, боеприпасов, военного снаряжения; средства связи, транспорт, используемые в военных целях и др. (ст. 24 Гаагских правил).

Говоря о законных участниках вооруженных конфликтов, нельзя не упомянуть о шпионах и наемниках. Что же они представляют собою с точки зрения международного права?

Положения о шпионах явились логическим развитием норм о лазутчиках, предусмотренных Гаагским положением о законах и обычаях сухопутной войны, т.е. лазутчиком «может быть признаваемо только такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать сведения о районе действий одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне» (ст. XXIX). Лазутчик, пойманный на месте, не может быть наказан без предварительного суда. Лазутчик, возвратившийся в свою армию и впоследствии плененный неприятелем, признается военнопленным и не подлежит никакой ответственности за прежние свои действия как лазутчика.

Согласно Дополнительному протоколу I шпионом признается любое лицо из состава вооруженных сил воюющего государства, попадающее во власть неприятеля в то время, когда оно занимается шпионажем. Оно не имеет права на статус военнопленного (ст. 46).

Понятие «наемник » впервые было сформулировано в ст. 47 Дополнительного протокола I от 1977 г., т.е. это лицо:

  • специально завербованное на месте или за границей, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;
  • фактически принимающее участие в военных действиях;
  • принимающее участие в военных действиях с целью получить личную выгоду, материальное содержание которой значительно превышает вознаграждение, выплачиваемое комбатантам, входящим в личный состав вооруженных сил данного государства;
  • не являющееся гражданином государства, находящегося в конфликте, или не проживающее на ею территории;
  • не входящее в личный состав вооруженных сил сторон, находящихся в конфликте;
  • не посланное государством, которое является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил.

Наемники не признаются законными участниками вооруженных конфликтов, на них не распространяется режим военного плена.

Институт наемничества получил дельнейшее развитие в международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников, принятой резолюцией XXXXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН 4 декабря 1989 г. Согласно названной конвенции термин «наемник» означает также любое лицо, которое в любой другой ситуации:

  1. специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на свержение правительства или иной подрыв конституционного порядка государства, или подрыв территориальной целостности государства;
  2. принимая участие в таких действиях, руководствуется главным образом желанием получить значительную личную выгоду, и которое побуждается к этому обещанием выплаты или выплатой материального вознаграждения;
  3. не является ни гражданином, ни постоянным жителем государства, против которого направлены такие действия;
  4. не направлено третьим государством для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил;
  5. не входит в личный состав вооруженных сил государства, на территории которого совершаются такие действия.

Наемник согласно определению, приведенному выше, который непосредственно участвует в военных или совместных насильственных действиях, совершает преступление.

Любое лицо, которое вербует, использует, финансирует или обучает наемников, также совершает преступление.

Концепция комбатантов занимает особое место в системе международного гуманитарного права. Одной из определяющих характеристик современного государства является монополия на законное применение силы. Только государственные органы имеют право в определенных обстоятельствах использовать силу в пределах территории государства и за ее пределами. Таким образом, исторически статус комбатантов присваивался личному составу регулярных вооруженных сил государства, которые осуществляют право государства на использование силы для защиты своих интересов. Поэтому только комбатанты имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях.

Не могут быть привлечены к ответственности за участие в военных действиях. Тем не менее, они могут подвергаться нападению, пока не попадут в руки неприятеля или выведены из строя. Попав во власть неприятеля, если соблюдают персональные требования отличия от гражданских лиц, они получают статус военнопленного. Эти требования, призванные содействовать защите гражданского населения от последствий военных действий, формулируются как условия получения и сохранения статуса комбатанта. Несоблюдение данных требований лишает комбатанта статуса военнопленного, а также иммунитета к судебному преследованию.

Комбатанты в международном праве.

Комбатант (сражающийся) - лицо, входящее в состав вооруженных сил одной из сторон (ст. 3 приложения к Гаагской конвенции 1907 года и ст.43, п. 2 Дополнительного протокола I). Никто не может стать комбатантом лишь по собственной воле; он должен принадлежать к группе, которая, в свою очередь, должна принадлежать одной из сторон международного вооруженного конфликта, то есть государству (ст. 2 общая для Женевских конвенций I-IV) либо национально-освободительному движению (ст. 1, п. 4 Дополнительного протокола I).

Все ли члены регулярных государственных вооруженных сил являются комбатантами? Статья 3 приложения к Гаагской конвенции 1907 года может вызвать путаницу, поскольку в ней говорится, что «вооруженные силы воюющих сторон могут состоять из сражающихся и несражающихся», и обе категории пользуются правами военнопленных. Категория несражающихся, указанная в данной статье, включала, например, поваров и других членов вооруженных сил, не принимавших непосредственного участия в боевых действиях.

Однако в современной терминологии такое различие не проводится. Практически все участники, вне зависимости от исполняемых функций, являются комбатантами, то есть могут принимать непосредственное участие в военных действиях и подвергаться нападению (ст. 43, п. 2 Дополнительного протокола I). Однако военный медицинский и религиозный персонал не являются комбатантами. Они не могут непосредственно участвовать в военных действиях, не могут подвергаться нападению и не считаются военнопленными, если попадут во власть неприятеля. В подобном случае они должны быть освобождены и репатриированы, если их задержание не требуется для ухода за военнопленными.

Женевская конвенция III.

Строго говоря, ст. 4 Женевской конвенции III применяется не только к сражающимся. Тем не менее, к категории лиц, пользующихся статусом военнопленных, относятся преимущественно комбатанты.

  • Текст статьи 4, ч. A, п. 1 Женевской конвенция III, гласящий, что «личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил» считаются военнопленными, если попадут во власть неприятеля, подтверждает, что данные лица являются комбатантами.
  • Статья 4, ч. A, п. 3 Женевской конвенция III дополнительно причисляет к сражающимся «личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя в подчинении правительства или власти, не признанных держащей в плену державой».
  • Развивая условия ст. 1 Гаагских положений, ст. 4, ч. A, п. 2 Женевской конвенции III добавляет к комбатантам «личный состав других ополчений и добровольческих отрядов», если они отвечают следующим условиям:
    1. имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных,
    2. имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак,
    3. открыто носят оружие; и
    4. соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.
  • Повторяя исключение, допущенное в ст. 2 Гаагских положений, статья 4, ч. A, п. 6 Женевской конвенции III подтверждает статус сражающихся для отдельных гражданских лиц на неоккупированной территории, не входящих в состав какой-либо вооруженной группы, которые при приближении неприятеля стихийно по собственному почину берутся за оружие, но только в том случае, если они носят оружие открыто и соблюдают законы и обычаи войны. Жители оккупированной территории не имеют подобной привилегии.

Дополнительный протокол I.

В статье 43 Дополнительного протокола I применяется более широкая и обобщенная концепция вооруженных сил. Вооруженные силы включают все организованные вооруженные группы и подразделения, находящихся под командованием лица, ответственного перед стороной конфликта, при условии, что такие силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, в частности, обеспечивает соблюдение международного гуманитарного права. Члены таких групп являются комбатантами.

Однако сражающийся сохраняет свой статус и статус военнопленного только в том случае, если соблюдает обязательство отличить себя от гражданского населения (открыто носит оружие, соответствующую форму, знаки отличия, и т. п.) в ходе подготовки или проведения военной операции.

Статья 44, п. 6 Дополнительного протокола I добавляет, что ни одно лицо, являющееся комбатантом в соответствии с Женевской конвенцией III, не может быть лишено своего статуса в соответствии с Дополнительным протоколом I.

Отдельные категории участников вооруженных конфликтов.

Наемники.

Согласно статье 47 Дополнительного протокола I наемники не являются комбатантами и военнопленными. Одно из условий, определяющих статус наемника – не состоять в вооруженных силах стороны конфликта, является нормой международного обычного права. Действительно, в соответствии с обычным и договорным гуманитарным правом первое условие, которое должно соблюдаться для получения статуса военнопленного – принадлежать к личному составу вооруженных сил одной из сторон международного вооруженного конфликта.

Шпионы.

В соответствии со статьей 46 Дополнительного протокола I, подтверждающей положения международного обычного права, лица, захваченные во время занятия шпионажем, не имеющее на себе форменной одежды, не имеют права на статус военнопленного и привилегии комбатанта.

Дети-солдаты.

Дети-солдаты – это категория сражающихся, которая пользуется особым международным вниманием. В международных вооруженных конфликтах, как указано в ст. 77, п. 2 Дополнительного протокола I, государства должны предпринимать все «практически возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях». В любом случае, дети-солдаты, которые попали во власть одной из сторон конфликта, независимо от того, имеют ли они статус военнопленных, также пользуются дополнительной защитой для детей предусмотренной, в частности, в ст. 77 Дополнительного протокола I.

Незаконные комбатанты.

Согласно вышеизложенным правилам, некоторые лица, принимающие непосредственное участие в военных действиях, не являются комбатантами или утрачивают статус военнопленного. Такие лица могут рассматриваются как «непривилегированные комбатанты» или «непривилегированные сражающиеся», поскольку они лишаются права применять военное насилие. Их также можно назвать «незаконными комбатантами », поскольку их деятельность не санкционирована международным гуманитарным правом (например, потому что они не соблюдают требования для законных комбатантов). Акты насилия, совершенные такими лицами, могут быть наказаны в соответствии с внутренним уголовным законодательством задержавшей его стороны, но его деяния как таковые не являются военным преступлением.

Комбатанты в немеждународных вооруженных конфликтах.

Международное гуманитарное право, применимое во время , не содержит ни каких упоминаний ни о комбатантах, ни о статусе комбатанта или военнопленного. Действительно, ни одно государство не станет признавать, что его собственные граждане, участвующие в вооруженном противостоянии против правительства или друг против друга, имеют право безнаказанно совершать акты насилия, даже при соблюдении требований международного гуманитарного права. Поэтому международное гуманитарное право немеждународных вооруженных конфликтов просто обеспечивает основные гарантии гуманного обращения для всех тех, кто не принимает или перестал принимать участие в военных действиях, «включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие», в соответствии со статьей 3, общей для Женевских конвенций I-IV.

Значение слова:

Комбатанты (фр. combattant) - в международном праве лица, входящие в состав вооруженных сил сторон, находящихся в конфликте, и имеющие право принимать непосредственное участие в военных действиях (п. 2 ст. 43 Дополнительного протокола I (1977 г.) к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г.). К. охватывают личный состав сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил; партизаны, личный состав ополчений и добровольческих отрядов, экипажи торговых морских судов и экипажи самолетов гражданской авиации, если они переоборудованы в военные. Участники любых нерегулярных отрядов повстанцев и сопротивления могут признаваться К., если они открыто носят оружие и соблюдают законы и обычаи войны. В отличие от некомбатантов к К. в ходе боевых действий можно применять любые меры насилия, вплоть до уничтожения. К., попавший во власть неприятельской стороны, пользуется режимом военнопленного (в отличие от лиц, незаконно участвующих в боевых действиях). (фр. combattant - сражающийся, боевой: воин. боец) - члены персонала частей и соединений сухопутных, морских и воздушных сил, а также внутренних войск (включая милицию или полицию), формирований службы государственной безопасности (имеются в виду только те военнослужащие, которые призваны непосредственно участвовать в боевых операциях), участники военного ополчения, отрядов добровольцев, личный состав организованного движения сопротивления (партизан) и население, стихийно взявшее в руки оружие для борьбы с вторгающимися войсками неприятельского государства (Гаагские конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1899 и 1907 гг., Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г.). Непременным требованием, предъявляемым международным правом к К., является наличие у них явных и стойких признаков, отличающих их от представителей мирного населения - одежды особого фасона (военной формы), видимых издали знаков различия, повязок на головных уборах или на рукавах, а также открытого ношения оружия в зоне боевых операций. Принадлежность лица к категории К. наделяет его правом участия в военных действиях, а в случае пленения - статусом военнопленного. С другой стороны, принадлежность к категории К. делает правомерным применение к данному лицу воюющей стороной военных мер насилия, вплоть до лишения его жизни в ходе военных действий. Важнейшее из требований, предъявляемых международным правом к К., - неукоснительное соблюдение ими законов и обычаев войны, зафиксированных в международных договорах или международных обычаях и основных принципах международного права, в частности соблюдение запретов или ограничений на применение определенных средств и методов ведения войны. Несоблюдение таких требований - основание для лишения лица статуса К. и объявления его военным преступником. От К. следует отличать лиц, входящих в состав медицинского и духовного персонала военных формирований (интенданты, работники органов военной юстиции, военные корреспонденты, а также лица, сопровождающие воинские формирования, - рабочие, служащие отделений Красного Креста, артисты и т.п.). К этой категории лиц, именуемых некомбатантами не применимы меры военного насилия и режима военного плена. Особый юридический статус установлен для такой категории К., какими являются парламентеры - лица, специально уполномоченные военным командованием данной воюющей стороны или отдельной воинской части на ведение переговоров с военными властями неприятельской стороны. Парламентер и все сопровождающие его лица - знаменосец, трубач, барабанщик, переводчик - пользуются неприкосновенностью под прикрытием белого флага как отличительного признака, выделяющего их из общей массы К. И хотя само по себе выставление (поднятие) белого флага не обязывает противника к прекращению военных действий вообще, все же обстрел парламентерской группы считается недопустимым, а нарушение неприкосновенности ее членов представляет собой военное преступление. Парламентер не может быть взят в плен, и ему должна предоставляться полная возможность возвратиться на позиции своих войск: лишь в случае, когда имеются опасения в передаче парламентером своей стороне данных, которые могут быть оперативно использованы против неприятеля, он может быть подвергнут временному задержанию. В предоставлении неприкосновенности парламентеру может быть отказано, если имеются доказательства использования им своего исключительного положения в целях военного шпионажа, совершения диверсии или подстрекательства военнослужащих противника к измене своей армии или стране. Командование, направившее такого парламентера, должно быть информировано о происшедшем инциденте. Правовое положение К. не распространяется на военных шпионов (лазутчиков), под которыми подразумеваются лица, действующие тайно или использующие ложные предлоги для сбора разведывательных данных и других сведений военного характера в районе действия одного из воюющих государств с намерением сообщить указанные сведения противной стороне. Лицо из состава вооруженных сил, "попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться, как со шпионом". Если же военнослужащий одной из воюющих сторон занимается сбором сведений на территории, контролируемой другой воюющей стороной, будучи облаченным в "форменную одежду своих вооруженных сил" и при этом "не действует обманным путем или преднамеренно не прибегает к тайным методам", то таковой не должен рассматриваться как военный шпион, а квалифицируется как военный разведчик, т.е. лицо, обладающее статусом К. Из-под покровительства норм международного права исключается категория лиц, которые по собственной воле могут принимать участие в военных действиях, не будучи в то же время К. Таковыми являются наемники. Не относятся к категории К., как и к числу наемников, военные советники и инструкторы, которые направляются в распоряжение какой-либо воюющей стороны на основе двусторонних международных договоров для оказания помощи в создании вооруженных сил принимающей стороны, подготовке для нее военных кадров или обучения существующих военных формирований и непосредственного участия в военных действиях принимать не должны.