Комментарии к статье 313 гк рф. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ)

28.05.2020 Кредитные карты

Гражданский кодекс РФ, наряду с принятыми в соответствии с ним федеральными законами, является основным источником гражданского законодательства в Российской Федерации. Нормы гражданского права, содержащиеся в других нормативно правовых актах, не могут противоречить Гражданскому кодексу. Гражданский кодекс РФ, работа над которым началась в конце 1992 г., и первоначально шла параллельно с работой над российской Конституцией 1993 г. - сводный закон, состоящий из четырех частей. В связи с огромным объемом материала, требовавшего включения в Гражданский кодекс, было принято решение принимать его по частям.

Первая часть Гражданского кодекса РФ, введенная в действие с 1 января 1995 г., (за исключением отдельных положений), включает в себя три из семи разделов кодекса (раздел I «Общие положения», раздел II «Право собственности и другие вещные права», раздел III «Общая часть обязательственного права»). В данной части Гражданского кодекса РФ, содержатся основополагающие нормы гражданского права и его терминология (о предмете и общих началах гражданского права, статусе его субъектов (физических и юридических лиц)), объектах гражданского права (различных видах имущества и имущественных прав), сделках, представительстве, исковой давности, праве собственности, а также об общих началах обязательственного права.

Вторая часть Гражданского кодекса РФ, являющаяся продолжением и дополнением части первой, ведена в действие с 1 марта 1996 г. Она полностью посвящена разделу IV кодекса «Отдельные виды обязательств». Основываясь на общих началах нового гражданского права России, закрепленных в Конституции 1993 г. и части первой Гражданского кодекса, часть вторая устанавливает развернутую систему норм об отдельных обязательствах и договорах, обязательствах из причинения вреда (деликтах) и неосновательном обогащении. По своему содержанию и значению часть вторая Гражданского кодекса РФ - крупный этап в создании нового гражданского законодательства Российской Федерации.

Третья часть Гражданского кодекса РФ включает в себя раздел V «Наследственное право» и раздел VI «Международное частное право». По сравнению с законодательством, действовавшим до введения в действие 01 марта 2002 г. части третьей Гражданского кодекса РФ, серьезные изменения претерпели нормы о наследовании: добавлены новые формы завещаний, расширен круг наследников, а также круг объектов, которые могут переходить в порядке наследственного преемства; введены подробные нормы, касающихся охраны наследства и управления им. Раздел VI Гражданского кодекса посвященный регулированию гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, представляет собой кодификацию норм международного частного права. Данный раздел, в частности, содержит нормы о квалификации юридических понятий при определении применимого права, о применении права страны с множественностью правовых систем, о взаимности, обратной отсылке, установлении содержания норм иностранного права.

Четвертая часть Гражданского кодекса (введена в действие с 1 января 2008г.), полностью состоит из раздела VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации». Её структура включает в себя общие положения - нормы, которые относятся ко всем видам результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации или к значительному числу их видов. Включение в состав Гражданского кодекса РФ норм о правах на интеллектуальную собственность позволило лучше скоординировать эти нормы с общими нормами гражданского права, а также унифицировать используемую в сфере интеллектуальной собственности терминологию. Принятие четвертой части Гражданского кодекса РФ завершило кодификацию отечественного гражданского законодательства.

Гражданский кодекс РФ прошел проверку временем и обширной практикой применения, однако, экономические правонарушения, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких как недействительность сделок, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц, уступка требований и перевод долга, залог и др., что обусловило необходимость внесения в Гражданский кодекс РФ ряда изменений системного характера. Как было отмечено одним из инициаторов внесения таких изменений, Президентом РФ Д.А. Медведевым, «Сложившаяся система нуждается не в переустройстве, коренном изменении, … а в совершенствовании, раскрытии ее потенциала и выработке механизмов реализации. Гражданский кодекс уже стал и должен оставаться основой становления и развития в государстве цивилизованных рыночных отношений, эффективным механизмом защиты всех форм собственности, а также прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Кодекс не требует коренных изменений, но дальнейшее совершенствование гражданского законодательства необходимо…» <1>.

18 июля 2008 г. был издан Указ Президента РФ N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором была поставлена задача разработки концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации. 7 октября 2009 г. Концепция была одобрена решением Совета по кодификации и совершенствованию российского законодательства и подписана Президентом РФ.

________
<1> См.: Медведев Д.А. Гражданский кодекс России - его роль в развитии рыночной экономики и создании правового государства // Вестник гражданского права. 2007. N 2. Т.7.

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Судебная практика по ст. 313 ГК РФ

  • Определение ВАС РФ № ВАС-3856/14 от 24.06.2014 г.

    Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Петровой С.М., судей Зарубиной Е.Н. и Тумаркина В.М. рассмотрела в судебном заседании заявления общества с ограниченной ответственностью "МИО" (г. Костомукша) и Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей (г. Москва) в защиту прав ответчика - общества с ограниченной ответственностью "МИО", обратившегося в порядке статьи 53.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,...

    Нормы права: ,

Новая редакция Ст. 313 ГК РФ

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Комментарий к Ст. 313 ГК РФ

В большинстве гражданско-правовых обязательств личность должника не имеет решающей роли. Исполнить обязанность (передать вещь, уплатить деньги, совершить иные действия) по общему правилу может равно как сам должник, так и иное лицо. В том и другом случае исполнение признается совершенным надлежащим образом.

Однако в тех обязательствах, в которых личность должника имеет решающее значение (например, выполнение творческой работы), надлежащим будет исполнение, совершенное только самим должником.

Другой комментарий к Ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает в качестве общего правила допустимость возложения исполнения обязательства на третье лицо. Если допустимость такого возложения не следует из закона, иных правовых актов либо условий или существа обязательства, кредитор обязан принять исполнение от третьего лица. Так, например, Президиум ВАС РФ при рассмотрении конкретного дела в Постановлении от 30 марта 1999 г. N 440/97 (Вестник ВАС РФ. 1999. N 8) указал, что подача истцом для перевозки грузов привлеченного транспорта не противоречит ст. 313 ГК, и оплата за услуги по перевозке не должна зависеть от того, чьим транспортом перевозился груз - транспортом, принадлежащим истцу, или для этих целей истцом был привлечен транспорт сторонней организации.

2. Если п. 1 ст. 313 основывает исполнения обязательства третьим лицом на волеизъявлении должника (возложении исполнения обязанности), то п. 2 ст. 313 предоставляет третьему лицу право и без возложения на него исполнения произвести его, но лишь при условии, что третье лицо обладает каким-либо правом на имущество должника и подвергается опасности утратить это право вследствие неисполнения обязательства самим должником. Такое исполнение создает последствия, аналогичные последствиям уступки требования (см. комментарий к ст. ст. 382 - 387 ГК РФ).

В законодательстве предусматриваются разные способы обеспечения обязательств. Для каждого из них устанавливаются определенные правила и условия. Существующие способы обеспечения обязательств предполагают участие субъектов в отношениях в том или ином статусе. Вхождение в сделку иных субъектов фиксируется документально.

Ст. 313: исполнение обязательства третьим лицом

В качестве основных участников отношений, как правило, выступают кредитор и должник. Однако возможно вхождение в сделку и прочих субъектов. Возложение исполнения обязательства на третье лицо допускается, если из закона, иных нормативных актов, первоначального соглашения либо существа сделки не вытекает необходимость личной реализации оговоренных условий. При этом закон устанавливает правило. Кредитор обязан принять реализацию, предложенную за должника. Данные положения оговариваются в ч. 1 указанной статьи. В части второй определяется, что в случае, когда имущество третьих лиц находится под угрозой утраты в связи с обращением на него взыскания, эти субъекты могут удовлетворить интересы пассивной стороны сделки по собственной инициативе. При этом согласие активного участника получать нет необходимости. В данном случае возникают определенные права третьих лиц. Удовлетворив интересы первоначального пассивного участника сделки, они получают возможность обратить взыскание на активную сторону от себя.

Природа отношений

В изданиях достаточно часто встречается указание на то, что третьи лица в гражданском праве осуществляют только фактические действия. Данное утверждение выступает обычно как основание разграничения статуса субъектов. Речь, в частности, идет о том, что исполнение обязательств третьим лицом не означает, что оно становится участником самой первоначальной сделки. Вместе с этим его действия нельзя назвать исключительно фактическими. Обуславливается это тем, что они обычно приводят к прекращению соглашения между первоначальными участниками. При этом возникают новые отношения, в которых удовлетворивший интересы пассивной стороны субъект может предъявить свои требования к должнику. Прекращение сделки выступает как юридическое событие. Аналогичный характер приобретают и возникшие отношения.

Отличия от множественности

Учитывая сказанное выше, в качестве разграничительной линии между стороной отношений и третьими лицами выступает не характер действий. Основным отличием является другое. Третьи лица участвуют не в обязательстве, а в его выполнении. Из этого можно сделать несколько практических выводов. В первую очередь, необходимо отграничивать участие другого субъекта в сделке и трехсторонний договор, или множественность в отношениях. Последнее предполагает наличие нескольких участников с одной стороны. При этом объем их юридических возможностей может отличаться. Принципы исполнения обязательств при множественности предполагают, что субъект может обращаться к нескольким участникам одновременно. Он также имеет возможность удовлетворять интересы сразу нескольких сторон. При этом "внешний участник" не вступает в первоначальный трехсторонний договор вообще.

Перемена субъектов

Исполнение обязательства третьим лицом не рассматривается и как смена участников сделки. Стороны отношений в первом случае остаются прежними. Перевод долга предполагает заключение нового соглашения. Один из участников сделки выходит, а взамен него другой входит в нее. Перевод долга также предусматривает переход юридических возможностей к новой стороне. Их объем не может быть изменен. Исполнение обязательства третьим лицом предполагает, что все его действия расцениваются как акты одного из участников. В этой связи не допускаются ссылки на неудовлетворение интересов в связи с бездействием стороннего субъекта. Пассивный участник сделки также не может обращаться с взысканием к третьему лицу.

Особый случай

Третье лицо, которое не выступает как сторона договора, не может никаким образом изменять его условия. Эту возможность имеют только участники первоначальной сделки. Данное положение отличает субъекта, удовлетворяющего интересы пассивной стороны, от третьего лица, в чью пользу заключен договор. Последнее регламентируется ст. 430 Кодекса. По положениям этой статьи, субъекту по соглашению необходимо осуществить надлежащие действия в пользу третьего лица. Последний, в свою очередь, обладает юридической возможностью обратить на него взыскание. Данная ситуация имеет определенные отличия от сделки, в которой третье лицо – пассивная сторона. Он не получает юридических возможностей по соглашению. Права остаются в данном случае у первоначального кредитора. Таким образом, следует установить важный нюанс. Сторонний субъект-кредитор, в отличие от внешнего участника с самостоятельными юридическими возможностями может изменять содержание сделки или производить зачет. В свою очередь, от обычной (первоначальной) пассивной стороны отношений его дифференцируют по тому, что он не содействует формированию условий соглашения, а только использует его плоды.

Различия положений субъектов по п. 1 и п. 2 ст. 313 ГК РФ

Несмотря на некоторую схожесть и объединение в одной норме, ситуации, приведенные в статье, дифференцируются по многим основаниям. В первую очередь, отличие состоит в роли, которую закон отводит инициативе должника. Так, в п. 1 статьи она предусматривается. Пункт второй эту инициативу исключает. Многие специалисты отмечают, что к п. 2 не применимы принципы исполнения обязательств вообще. Согласно п. 1 ст. 408, удовлетворение интересов пассивной стороны предполагает прекращение первоначальных отношений. По п. 2 ст. 313 ГК РФ, сделка продолжает существовать. В данном случае имеет место переход юридических возможностей от пассивного участника к стороннему субъекту. Собственно, это исходит из трактовки, приведенной в п. 2. По существу, в таких случаях имеет место вынужденная цессия. Таковой она является на том основании, что кредитор не может от нее отказаться. Такое же последствие было бы, если бы пассивный участник добровольно уступил свои юридические возможности стороннему субъекту.

Вопрос о результате действий

Определяя исполнение обязательств третьим лицом, ГК РФ не содержит разъяснений о его последствиях. В случаях, которые предусматриваются в п. 1, судебные инстанции не применяют по аналогии результаты, приведенные в п. 2. Собственно, при рассмотрении нормы схожести ситуаций быть не может. Обуславливается это тем, что исполнение обязательства третьим лицом прекращает сделку, соответственно, цессия по ней невозможна. Не предусмотрев прямых последствий в норме, законодатель передает решение этого вопроса на усмотрение активного участника отношений и стороннего субъекта. Смысл нормы предполагает существование между ними определенного соглашения.

Сложности, связанные с появлением стороннего субъекта

Исполнение обязательства третьим лицом зачастую сопряжено с большими проблемами. Так, в практике имеют место ситуации, когда пассивный участник сделки после получения платежа от стороннего субъекта становится ответчиком по иску об обращении взыскания вследствие неосновательного обогащения. Рассмотрим несколько примеров. Между двумя обществами было оформлено соглашение лизинга. По его условиям одно предприятие обязывается приобрести ТС и передать их во временное пользование и владение другой компании (второму участнику сделки). Последняя, в свою очередь, должна была выплачивать соответствующие лизинговые платежи.

Для обеспечения исполнения обязательства второе общество согласилось перечислить задаток. В этот процесс вошел сторонний субъект. Он перечислил первому участнику положенный задаток. В платежном документе при этом указывалось, что выплата была осуществлена по поручению второй стороны сделки и на основании заключенного между ней и лизингодателем соглашения. Впоследствии третье лицо направило в судебную инстанцию иск о возмещении перечисленной суммы как необоснованного обогащения. При этом заявитель указал, что платеж был совершен по ошибке. Лизингополучатель, в свою очередь, указывал на то, что никаких поручений третьему лицу он не давал. Лизингодатель в возражениях сослался на нормы законодательства. В частности, он указывал, что перечисление задатка рассматривается в данном случае в соответствии с п. 1 ст. 313. Кроме того, ответчик ссылался на то, что закон не требует от стороннего субъекта предъявления пассивной стороне документа, подтверждающего просьбу активного участника.
Судом первой инстанции иск был удовлетворен. При этом в определении было указано, что по смыслу нормы предписание кредитору принять действия стороннего субъекта корреспондирует с юридической возможностью должника перенести реализацию условий сделки на внешнего участника. В первом предложении п. 1 возникает данная возможность. По второму предложению появляется обязанность пассивного участника принять действия стороннего субъекта. При этом она относится не в общем ко всем сделкам. Обязанность действует в рамках отношений, в которых активный участник реализует свою возможность перевести исполнение условий соглашения на третье лицо. Если этой возможностью субъект не воспользовался, то второе предложение п. 1 не действует. Соответственно, кредитору нет необходимости принимать реализацию условий соглашения от стороннего участника. Данное решение было отменено апелляционной инстанцией.

В определении было указано, что по результатам анализа поведения всех субъектов, установлено, что третье лицо действовало в данном случае не по ошибке, а в соответствии с указаниями активного участника. Суд отметил также, что последний проявил согласованность с действиями стороннего участника. В частности, он не предоставил задатка, который был ему вменен по условиям соглашения. Вместе с этим, он принял от кредитора материальные ценности. Действия последнего были признаны судом как добросовестные и разумные. В результате апелляционная инстанция заключила, что по ст. 1102 последствием ошибочного платежа выступает необоснованное обогащение получателя. При этом по статьям 10 и 313 ГК отчисление добросовестному субъекту, осуществленный сторонним участником, противоправно. Если согласие второй стороны сделки отсутствует, возникает неосновательное обогащение получателя суммы.

В этой связи, если предположить, что третье лицо осуществило оплату без согласования, то и в этой ситуации иск о взыскании основного платежа и процентов за использование средствами не может быть удовлетворено. Суд при этом подчеркнул, что сторонний субъект в противном случае не мог бы узнать о существовании сделки. Кроме этого, сумма платежа соответствовала установленному размеру задатка. Кассационная инстанция отменила определение апелляции и поддержала доводы первого суда. В решении внимание обращалось на отсутствие просьбы со стороны должника. Закон не предписывает добросовестному получателю, не заинтересованному в исследовании отношений, которые сформировались между другой стороной и внешним участником, определении мотивов, по которым второй перекладывает реализацию условий соглашения на другого.

В соответствии с этим, кассационная инстанция указывает, что исполнение обязательства не может считаться ненадлежащим, если получателю не было и не могло быть известно об отсутствии возложения его на третье лицо, и при этом реализация условий соглашения таким образом не нарушила интересов обязанного субъекта. Правомерное принятие получателем, как посчитал ВАС, не позволяет руководствоваться положениями ст. 1102. Это означает, что констатация того, что договор возложения исполнения обязательств на третье лицо отсутствовал, не указывает на возникновение необоснованного обогащения со стороны добросовестного получателя.

Другой пример

Между кредитором (обществом А) и должником (предприятием Б) было оформлено соглашение на поставку товара. В соответствии с его условиями, первый должен был отгрузить второму продукцию, а второй, в свою очередь, ее оплатить. Платеж был осуществлен компанией В (третьим лицом). В документе при этом были указаны реквизиты соглашения между субъектами, товар, сведения о письме, поручающем совершить отчисление, а также счет получателя. После принятия суммы, предприятие А отгрузило продукцию на самовывоз. Спустя время компания В направило иск о взыскании с кредитора необоснованного обогащения. В ходе рассмотрения спора, судебная инстанция определила, что вся документация, на которую присутствует ссылка в платежном поручении, кроме письма, была составлена в соответствии с заключенным соглашением. Однако сама просьба о совершении отчисления исходила от сторонней компании Г. Ею было составлено письмо, на которое также ссылается платежный документ. Иск судебной инстанцией был удовлетворен. В определении было указано, что по возложить исполнение обязательства может только участник сделки. Стороннее предприятие Г таковым не является.

Особенности рассмотрения дел

В приведенных выше примерах много общего. Однако в качестве ключевого отличия выступает наличие распорядительного письма в последнем случае. В этой связи, возникает вопрос: влияет ли это обстоятельство на выбор подхода при рассмотрении данной категории дел в суде? По мнению ряда экспертов, зависимости от метода разрешения спора в данных ситуациях нет. Обуславливается это следующими причинами:


В этой связи, позиции первой и кассационной инстанций в первом примере следует считать ошибочными, руководствуясь которой судами было установлено отсутствие факта непосредственного поручения, исходя исключительно из того, что у получателя не было подтверждающего письма.

Вероятные злоупотребления

Это еще один важный вопрос, возникающий в рамках отношений с третьим лицом, исполняющим обязательство. Такие действия на практике могут осуществляться в сговоре с получателем. Тем самым, такая ситуация нарушает интересы должника. К примеру, у последнего может возникнуть встречное взыскание. Соответственно, он рассчитывает на прекращение обязательства посредством зачета. В такой ситуации участие стороннего субъекта перекрывает эту возможность. Следовательно, интересы должника будут ущемлены. Однако в приведенных выше примерах не было установлено такого нарушения. Из содержания судебных постановлений не усматривается, что должники заявляли об ущемлении своих интересов.

Выводы

Указанное выше позволяет утверждать, что приведенные доводы судом во втором примере, являются ошибочными. Это обуславливается тем, что кредитор не обладал возможностью осуществить проверку факта поручения. При этом непосредственная реализация условий соглашения сторонним субъектом не нарушила интересов второй стороны. То обстоятельство, что распорядительное письмо, представленное в материалах, исходило не от должника, а от совершенно другого предприятия, можно считать несущественным. Объяснить это можно следующими причинами:

Это указывает на бессмысленность исследования документов получателем. Таким образом, существенное значение будут иметь только первые два аргумента. Что касается защиты интересов второго участника, то представляется целесообразным рассматривать отношения между ним и третьим лицом как самостоятельную сделку, не связанную с первоначальной.

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Комментарий к Ст. 313 ГК РФ

1. Возложение исполнения обязательства должником на третье лицо является юридическим фактом, в результате которого обязательство между кредитором и должником не претерпевает изменений, при этом перевод долга на исполнителя не производится. Должник остается обязанным перед кредитором и несет ответственность за надлежащее исполнение обязательства. Между третьим лицом — исполнителем и кредитором не возникает обязательства, а соответственно, взаимных прав и обязанностей. Так, в частности, должник не вправе заявить о зачете встречного однородного требования третьему лицу, поскольку последнее не имеет встречного требования к такому лицу. Согласно п. 3 ст. 706 ГК РФ генеральный подрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком в соответствии с правилами п. 1 ст. 313 и ст. 403 Кодекса, а перед субподрядчиком — за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда. Если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком.

———————————
Пункт 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Исполнение третьим лицом за должника денежного обязательства не может быть квалифицировано как неосновательное обогащение кредитора, поскольку неосновательное обогащение имеет совсем иную правовую природу.

———————————
Определение ВАС РФ от 28 декабря 2007 г. N 16847/07 по делу N А12-3661/06-С16.

Норма о возложении исполнения обязательства на третье лицо не нова, за исключением положения п. 2 комментируемой статьи, и была предусмотрена в ст. 171 ГК РСФСР 1964 г., согласно которой исполнение обязательства, возникшего из договора, может быть возложено в целом или в части на третье лицо, если это предусмотрено установленными правилами, а равно если третье лицо связано с одной из сторон административной подчиненностью или соответствующим договором.

Если из закона, договора или существа обязательства не вытекает обязанность гражданина исполнить обязательство лично, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Комментируемая статья не ограничивает (в отличие от ГК РСФСР) возложение исполнения на третье лицо обязательствами договорного характера.

2. При реализации положений комментируемой статьи необходимо учитывать, что ее нормы применяются только к гражданским правоотношениям. Возложение исполнения обязанности, вытекающей из публичных правоотношений (административных, налоговых и т.д.), регулируется нормами соответствующей отрасли права. Согласно к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Кроме того, при исполнении обязанностей необходимо учитывать требования к исполнителю, например наличие лицензии. Так, по одному из споров суд исходил из правомерности проведения расчетов в рублях по экспортным операциям с использованием института возложения нерезидентом-покупателем обязанности оплаты на третье лицо — резидента.

Вместе с тем, как отметило в свое время МНС России, в соответствии с подп. 1.1 разд. II Инструкции Центрального банка РФ от 16 июля 1993 г. N 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации» расчеты по экспортно-импортным операциям могут осуществляться только со счетов типа «Т» нерезидентов, имеющих право осуществлять предпринимательскую деятельность в соответствии с их учредительными документами, документами об их регистрации, разрешениями, выданными российскими уполномоченными органами, и другими документами, определяющими их правоспособность. Проведение нерезидентом-покупателем расчетов за экспортированный товар в рублях на территории Российской Федерации в обход установленных требований противоречит требованиям законодательства о валютном регулировании и валютном контроле.

———————————
Письмо МНС России от 5 августа 2002 г. N ШС-6-14/1175 «О Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2002 N 72/02, от 27.04.2002 N 4320/01″ (вместе с Постановлениями Президиума ВАС РФ от 18.06.2002 N 72/02 и от 27.04.2002 N 4320/01) // Вестник ВАС РФ. 2002. N 10 (Постановление Президиума ВАС РФ N 72/02).

3. Возложение исполнения обязательства на третье лицо не допускается по таким обязательствам, которые носят личный характер, например, не допускается возложение обязанности автора по договорам о создании результата интеллектуальной деятельности. Согласно п. 1 ст. 770 ГК РФ исполнитель обязан провести научные исследования лично. Он вправе привлекать к исполнению договора на выполнение научно-исследовательских работ третьих лиц только с согласия заказчика. Статья 780 ГК РФ допускает исполнение договоров возмездного оказания услуг лично исполнителем, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Исполнение обязанностей по оплате может быть возложено на третье лицо, если иное не предусмотрено в законе, иных правовых актах или договоре, поскольку не связано с личностью должника. Так, судом был признан неправомерным отказ в удовлетворении иска о взыскании денежных средств, выплаченных третьим лицом кредитору, как последствии ничтожной сделки, поскольку такого рода обязательство в соответствии с комментируемой статьей не связано с личностью.

———————————
Определение ВАС РФ от 24 марта 2009 г. N ВАС-1560/09 по делу N А40-26740/08-51-246.

4. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает исполнение обязательства третьим лицом без возложения на него этой обязанности должником. Такое исполнение возможно в случае, если имеется опасность третьим лицом утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество. Гражданский кодекс РФ не отвечает на вопрос, обязан ли кредитор принять такое исполнение. Поскольку эта обязанность прямо не предусмотрена ГК РФ, то принятие исполненного является правом, но не обязанностью кредитора. Согласия должника на исполнение обязательства не требуется. В том случае, если третье лицо не знает о возможных возражениях должника против исполнения обязательства, которые могут, например, прекратить обязательство или признать его основание недействительным, исполненное третьим лицом может быть в дальнейшем им возвращено как неосновательное обогащение.

Исполнение обязательства третьим лицом при вышеназванных обстоятельствах влечет переход к третьему лицу прав кредитора в отношении должника. Согласно п. 1 ст. ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. В то же время не все обязательства могут быть исполнены таким образом третьим лицом. Обязательства личного характера могут быть исполнены только должником.

При переходе прав кредитора к третьему лицу, исполнившему обязательство, должник вправе представить возражения, которые могли бы быть заявлены прежнему кредитору, а в соответствии со ст. 412 ГК РФ — зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

В том случае, если обязательство будет исполнено ненадлежащим образом, кредитор вправе потребовать надлежащее исполнение от должника.

5. В Концепции развития гражданского законодательства РФ обращается внимание на то, что необходимость наличия факта возложения «неоправданно стесняет свободу усмотрения сторон (третьего лица и должника), что противоречит принципам гражданского права (ст. ст. 1, 421 ГК РФ), а также приводит к нарушению прав кредитора, которому приходится каждый раз, принимая исполнение от третьего лица, выяснять наличие факта возложения, что не всегда возможно по характеру отношений, складывающихся при исполнении обязательств (например, перечисление безналичных денежных средств на банковский счет кредитора). Развитые иностранные правопорядки, а также принципы международного договорного права не видят необходимости в положениях об исполнении обязательства третьим лицом урегулировать взаимоотношения между третьим лицом и должником, обоснованно исходя из того, что регулирование исполнения обязательства третьим лицом должно устанавливать справедливый баланс интересов кредитора и должника, а не третьих лиц и должника». Положения о возложении исполнения обязательства на третье лицо, по нашему мнению, подлежат изъятию из п. 1 комментируемой статьи.