Можно ли признать межевание недействительным. Как можно оспорить межевание земельного участка

15.03.2021 Кредиты

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 11 декабря 2013 г. по делу N 33-4428/13


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Анисимовой В.И.,

судей Глуховой И.Л., Гулящих А.В.,

при секретаре Рогалевой Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 11 декабря 2013 года гражданское дело по апелляционной жалобе Осиповой С. Х. на решение Индустриального районного суда г.Ижевска от 15 июля 2013 года, которым

иск Шелкового С. Н., Шелковой Э. А. к Осиповой С. Х., ООО "Землемер-Центр" с требованиями:

о признании недействительным межевого плана земельного участка, расположенного по адресу: "адрес", подготовленного 09.12.2010г. ООО "Землемер-Центр",

обязании ФГБУ "ФКП Росреестра" исключить сведения из государственного кадастра недвижимости площади и поворотных точек границ земельного участка, расположенного по адресу: "адрес"

признании недействительной записи в ЕГРП за N от 28.01.2011г. в отношении земельного участка N, расположенного по адресу: "адрес" удовлетворен частично.

Признан недействительным межевой план земельного участка, расположенного по адресу: "адрес", подготовленный 09.12.2010г. ООО "Землемер-Центр".

Признана недействительной запись в ЕГРП за N от 28.01.2011г. в отношении земельного участка N, расположенного по адресу: "адрес"

В удовлетворении требования об обязании ФГБУ "ФКП Росреестра" исключить сведения из государственного кадастра недвижимости площади и поворотных точек границ земельного участка, расположенного по адресу: "адрес" отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., объяснения представителя Осиповой С.Х. по доверенности Телицына С.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения Шелкового С.Н., Шелковой Э.А. и их представителя Замараевой А.В., полагавших апелляционную жалобу необоснованной, объяснения представителя ООО "Землемер-Центр" Балобанова А.В., представителя Территориального общественного самоуправления 1-го микрорайона жилого района "Пазелы" Индустриального района муниципального образования "Город Ижевск" Копотева С.Г., полагавших жалобу необоснованной, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Шелковый С.Н. и Шелковая Э.А. обратились в суд с иском к Осиповой С.Х., ООО"Землемер-Центр" о признании недействительным межевого плана, восстановлении в государственном кадастре недвижимости прежних сведений о границах земельного участка. В обоснование указали, что имеют на праве общей долевой собственности земельный участок площадью 1350 кв.м. в "адрес", кадастровый номер N, с расположенными на нем постройками. Смежный земельный участок в "адрес", с кадастровым номером N принадлежит Осиповой С.Х. В 2010г. по заявке ответчика ООО "Землемер-Центр" провело работы по межеванию ее земельного участка в целях уточнения его границ и площади. В процессе проведения кадастровых работ ответчик самовольно захватила примыкающий к их участкам земельный участок, относящийся к землям общего пользования. Полагают, что межевой план оформлен с нарушением действующего законодательства, т.к. о проведении межевания истцы как собственники смежного земельного участка не уведомлялись, смежная граница с ними не согласовывалась. Нарушение процедуры межевания повлекло неправильное установление границ земельного участка ответчика. Поэтому истцы просили признать недействительным изготовленный ООО "Землемер-Центр" межевой план земельного участка с кадастровым номером N в "адрес" и восстановить в государственном кадастре недвижимости сведения о характерных точках границ данного участка, существовавших до осуществления кадастрового учета.

В ходе рассмотрения дела истцы неоднократно уточняли свои требования, в конечном итого просили признать недействительным подготовленный 09.12.2010г. ООО "Землемер-Центр" межевой план земельного участка в "адрес", исключить из государственного кадастра недвижимости сведения о площади и поворотных точек границ данного земельного участка, внесенные на основании межевого плана от 09.12.2010г., признать недействительной запись в ЕГРП за N от 28.01.2011г. в отношении указанного земельного участка N, внесенную в связи с уточнением его площади. В обоснование дополнительно указали, что в результате проведения кадастровых работ по уточнению границ и площади своего участка ответчик незаконно присоединила к своему участку земли хозяйственного проезда, располагающегося по задней меже их участков и относящиеся к землям общего пользования, площадью 479 кв.м. Вследствие этого им созданы препятствия в осуществлении доступа к своему земельному участку со стороны хозяйственного проезда.

В судебном заседании истцы Шелковый С.Н. и Шелковая Э.А. на удовлетворении данных требований настаивали, по основаниям, указанным в исковых заявлениях.

Представитель Осиповой С.Х. Телицын С.В. исковые требования не признал. Пояснил, что увеличение площади земельного участка Осиповой С.Х. за счет городских земель имело место вследствие уточнения местоположения его границ при межевании. Процедура межевания и права истцов при этом не были нарушены. Уточнение границ земельного участка ответчика за счет хозяйственного поезда не создает каких-либо препятствий истцам в пользовании принадлежащим им земельным участком. Учитывая характер требований, полагал, что истцами пропущен предусмотренный ст.256 ГПК РФ срока на обращение в суд с заявлением.

Привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц Богданова Г.Е. и представитель Территориального общественного самоуправления 1-го микрорайона жилого района "Пазелы" Индустриального района муниципального образования "Город Ижевск" (далее - ТОС "Пазелы-1") Копотев С.Г. иск полагали необоснованным, ссылаясь на законность установления границ земельного участка Осиповой С.Х. при его межевании и отсутствие нарушения прав истцов, т.к. препятствий в пользовании хозяйственным проездом им не создано.

Представитель третьего лица ГУАИГ Администрации г.Ижевска Комарова М.А.считала иск обоснованным, указав, что в нарушение закона установление границ земельного участка ответчика с присоединением к нему части городских земель общего пользования не было согласовано с Администрацией г.Ижевска.

В соответствии со ст.167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие иных участвующих в деле лиц Лямзенко И.Н., Машковцева Р.Г., представителей Управления Росреестра по Удмуртской Республике, ФБУ "Кадастровая палата" по Удмуртской Республике, УЗРиЗ Администрации г.Ижевска, ООО "Землемер-Центр", извещённых надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Осипова С.Х. просит решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований о признании недействительными межевого плана земельного участка и записи в ЕГРП отменить, принять в указанной части новое решение об отказе в удовлетворении данных требований. Приводит доводы о нарушении судом норм материального и процессуального права и несоответствии выводов суда обстоятельствам дела. Указывает, что ввиду отсутствия в ГКН сведений о почтовом адресе истцов, порядок их извещения кадастровым инженером о согласовании местоположения границ путем опубликования извещения не нарушен. Полагает неверным вывод суда о необходимости согласования границ земельного участка с органом местного самоуправления, т.к. имело место уточнение данных границ участка Осиповой С.Х., а не предоставление ей дополнительного земельного участка. Оспаривает выводы суда о самовольном перемещении ею смежной границы и ссылается на правомерность своих действий по расширению принадлежащего ей земельного участка в северо-западном направлении за счёт свободных городских земель, что, по её мнению, не противоречит положениям Закона о кадастре, поскольку увеличение площади её земельного участка произошло не за счёт площади земельного участка истцов, наложения границ участков или захвата территории установлено не было. Считает, что межевой план не является правоустанавливающим документом, в связи с чем при сохранении сведений о границах земельного участка в ГКН, суд неправомерно признал межевой план недействительным. Указывает, что удовлетворение требования о признании недействительной записи в ЕГРП не влечёт восстановление каких-либо прав истцов, не претендующих на часть земель общего пользования. Полагает непроверенными судом и неподтверждёнными доводы истцов о прекращении им доступа к своему земельному участку в результате уточнения границ её земельного участка, которые на месте ею не огорожены. Считает, что судом необоснованно не принято во внимание заключение внесудебной строительно-технической экспертизы, согласно которой права истцов на доступ (заезд, проезд) к своему земельному участку не нарушены.

В возражениях на апелляционную жалобу истцы приводят доводы о законности и обоснованности принятого судом первой инстанции решения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда первой инстанции в части подлежащим отмене.

При этом в соответствии с абз.2 п.2 ст.327.1 ГПК РФ судебная коллегия в интересах законности проверяет постановление суда первой инстанции в полном объеме, учитывая, что спор связан с восстановлением нарушенных прав граждан на землепользование.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Шелковой Э.А. и Шелковому С.Н. на праве общей долевой собственности принадлежит земельный участок в "адрес" площадью 1350 кв.м., кадастровый номер N и расположенный на нем жилой дом, государственная регистрация права на указанные объекты недвижимости произведена 30.03.2009г. и 24.04.2009г.

Согласно выписке из государственного кадастра недвижимости (далее - ГКН) площадь и местоположение границ указанного земельного участка с кадастровым номером N ориентировочные, подлежат уточнению при межевании.

Постановлением Вице-мэра г.Ижевска от 18.12.1994г. N Копотеву С.Г. был предоставлен в собственность за плату земельный участок в "адрес" площадью 1375 кв.м.

Впоследствии на основании заключенного Копотевым С.Г. и Осиповой С.Х. соглашения от 05.08.2008г. о разделе общего имущества и договора дарения от 05.08.2008г. принадлежащей Копотеву С.Г. ? доли недвижимости Осипова С.Х. приобрела в собственность указанный земельный участок в "адрес" площадью 1375 кв.м., кадастровый номер N, и расположенный на нем жилой дом, государственная регистрация перехода права собственности по сделкам произведена 24.11.2008г.

По заявке Осиповой С.Х. в декабре 2010г. ООО "Землемер-Центр" проведены кадастровые работы по уточнению местоположения границ и площади земельного участка в "адрес", результаты отражены в межевом плане от 09.12.2010г., в соответствии с которым в ГКН внесены сведения об уточненной площади и местоположении границ данного земельного участка с кадастровым номером N. По результатам межевания площадь земельного участка Осиповой С.Х. увеличилась и составила 1972 кв.м. При этом в рамках проведенного межевания в границы данного земельного участка были включены находящиеся за красными линиями земли общего пользовании (хозяйственный проезд), относящиеся к городским муниципальным землям.

Данные земельные участки сторон с кадастровыми номерами N и N5 являются смежными.

Истцы оспаривают результаты межевания смежного земельного участка ответчика, внесение в ГКН сведений об уточненных границах и площади данного земельного участка, ссылаясь на нарушение установленного законом порядка извещения заинтересованных лиц о процедуре межевания, а также увеличение его площади за счет самовольного занятия земель общего пользования, вследствие чего истцам созданы препятствия в пользовании своим земельным участком.

Удовлетворяя требования истцов, суд признал доказанным нарушение установленной законом процедуры согласования местоположения смежных границ с правообладателями смежных участков, а также незаконное увеличение ответчиком площади своего участка за счет земель общего пользования, что нарушает права истцов и создает им препятствия в пользовании своей недвижимостью.

Вместе с тем, выводы суда в части нарушения процедуры согласования местоположения границ земельных участков сторон основаны на неверном применении норм материального права и не подтверждены материалами дела.

В силу общих положений п.1 ст.39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" при проведении кадастровых работ в отношении земельного участка ответчика в "адрес" местоположение его границ подлежало обязательному согласованию с заинтересованными лицами, круг которых определен в пункте 3 данной нормы закона, и к числу которых, в том числе, относятся собственники смежных земельных участков.

Порядок согласования местоположения границ земельных участков пределен в ст.39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости".

ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" предусматривает два способа согласования местоположения границ: посредством проведения собрания заинтересованным лиц либо путем согласования в индивидуальном порядке с заинтересованным лицом. В силу прямого указания данной нормы закона право выбора способа согласования местоположения границ принадлежит кадастровому инженеру (п.7 ст.39).

Согласно п.8 ст.39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" при согласовании местоположения границ посредством проведения собрания заинтересованных лиц извещение о проведении данного собрания может быть вручено заинтересованным лицам или их представителям под расписку, направлено по их почтовым адресам посредством почтового отправления о вручении и по адресам их электронной почты, либо опубликовано в порядке, установленном для официального опубликования муниципальных правовых актов, иной официальной информации соответствующего муниципального образования. При этом указанной нормой чётко определён перечень оснований, при наличии которых кадастровый инженер вправе опубликовать извещение о проведении собрания в порядке, установленном для официального опубликования муниципальных правовых актов или иной официальной информации муниципального образования. Так, опубликование подобного извещения возможно при отсутствии в ГКН сведений о почтовом адресе любого из заинтересованных лиц либо когда направленное заинтересованному лицу посредством почтового отправления извещение о проведении собрания возвращено с отметкой о невозможности его вручения (пп.1 п.8 ст.39).

Обязательные требования к содержанию текста извещения о проведении собрания о согласовании местоположения границ, а также сроки их вручения, направления или опубликования определены в п.п.9 , 10 ст.39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости".

При этом в соответствии с п.21 ч.2 ст.7 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" сведения об адресе правообладателя объекта недвижимости являются дополнительными сведениями об объекте недвижимости. Согласно ч.2 ст.16 названного Закона учет адреса правообладателя осуществляется на основании заявления о кадастровом учете и необходимых в соответствии с п.6 ч.1 ст.22 данного Закона для осуществления такого учета документов, представленных заявителем или представленных в порядке информационного взаимодействия.

Из материалов дела следует, что в ГКН дополнительные сведения о почтовом адресе истцов как правообладателей земельного участка в "адрес" отсутствуют. В соответствии с вышеуказанной процедурой данные дополнительные сведения в ГКН не вносились, что истцами не оспаривается. Содержащиеся в межевом плане от 09.12.2010г. в графе "3" реквизита "6" раздела "Сведения об уточняемых земельных участках и их частях (т.1, л.д.98) данные об адресах смежных земельных участков не являются сведениями о почтовых адресах их правообладателей, предусмотренных п.21 ч.2 ст.7 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости".

Поэтому ввиду отсутствия в ГКН сведений о почтовом адресе истцов кадастровый инженер в соответствии с п.8 ст.39 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" был вправе провести согласование с истцами местоположения смежной границы путем опубликование извещения о проведении собрания о согласовании местоположения данной границы. Указанное извещение о проведении собрания было опубликовано в газете "Известия Удмуртской Республики" N от ДД.ММ.ГГГГ. Предусмотренные Законом требования к содержанию извещения и срокам опубликования соблюдены. В установленный срок возражений относительно местоположения смежных границ от истцов не поступило. Совокупность изложенного подтверждает, что при проведении межевания земельного участка ответчиков предусмотренный законом порядок согласования местоположения смежной с истцами границы нарушен не был. Выводы суда в это части как основанные на неправильном применении ном материального права и не соответствующие фактическим обстоятельствам дела признаются коллегией необоснованными.

Кроме того, из представленного межевого плана земельного участка ответчиков следует, что смежная граница была установлена и описана по фактически существующим межевым знакам (металлическим столбам), нарушения указанной фактически существующей границы между участками сторон N и N по "адрес" при межевании не допущено, что также свидетельствует об отсутствии нарушения прав истцом при установлении данной смежной границы.

Вместе с тем, свои требования о недействительности межевания смежного участка истцы также обосновывали тем, что в результате такого межевания имело место незаконное увеличение площади земельного участка ответчика за счет земель общего пользования, вследствие чего им созданы препятствия в пользовании своим участком.

Оценивая эти доводы истцов, суд правомерно признал их обоснованными.

Так, исследованными доказательствами подтверждается и ответчиком не оспаривается, что при проведении межевания его земельного участка с кадастровым номером N имело место изменение его границ и увеличение площади на 597 кв.м. в связи с включением в границы данного участка земель общего пользования (хозяйственного проезда), находящихся за красными линиями (т.1, л.д.198).

В соответствии с п.п.11 , 12 ст.1 ГрК РФ территории общего пользования - территории, которыми беспрепятственно пользуется неограниченный круг лиц (в том числе площади, улицы, проезды, набережные, скверы, бульвары); а линии, которые обозначают существующие, планируемые границы территорий общего пользования, границы земельных участков, на которых расположены линии электропередачи, линии связи (в том числе линейно-кабельные сооружения), трубопроводы, автомобильные дороги, железнодорожные линии и другие подобные сооружения именуются как красные линии.

При этом в п.12. ст.85 ЗК РФ законодателем установлен прямой запрет на приватизацию земельных участков общего пользования.

Не оспаривая факт увеличение площади своего участка за счет земельного общего пользования, относящимся к городским землям, ответчик указывал, что подобное увеличение площади имело место в порядке уточнения площади земельного участка при его межевании

Суд правомерно отклонил эти доводы как неосновательные.

Материалами дела подтверждается, что земли хозяйственного проезда, часть которых была включена при межевании в состав земельного участка ответчика, никогда не предоставлялись ответчику и не находились в его фактическом пользовании. Поэтому изменение границ земельного участка с кадастровым N как не связанное с уточнением фактически существующих границ требовало согласования с органом местного самоуправления. Решений о предоставлении ответчику дополнительного земельного участка уполномоченным органом также не принималось. При указанных обстоятельствах основания для изменения ответчиком границ своего фактического землепользования за счет земель общего пользования отсутствовали.

Поскольку требования истцов об оспаривании межевания смежного участка связаны с незаконным занятием части земель общего пользования, удовлетворение данных требований в силу положений ст.304 ГК РФ возможно при доказанности нарушения их прав и наличием препятствий в осуществлении полномочий собственника своих земельных участков указанными действиями.

Суд правомерно признал доказанным факт наличия у истцов препятствий в пользовании своим участком вследствие оформления ответчиками в собственность части хозяйственного проезда, который всегда использовался собственниками смежных участков для подъезда к своим участкам с их задней стороны. Эти обстоятельства, связанные с невозможностью проезда истцов к своему участку со стороны, противоположной фасаду, в связи с самовольным занятием ответчиком земель общего пользования подтверждены объяснениями сторон, представленными письменными доказательствами (схемы расположения земельных участков, фотографии), показаниями свидетелей.

Поэтому требования истцов о незаконности межевания смежного участка в связи с незаконным включением при этом в состав своего участка земель общего пользования, повлекшем нарушение их прав и создание препятствий в пользовании своим участком, подлежат удовлетворению.

Ссылки ответчика на то, что включенная в состав земельного участка ответчика часть хозяйственного проезда им не огорожена, в связи с чем сам проезд свободен для использования неопределенным кругом лиц, не могут быть приняты во внимание и не свидетельствуют об отсутствии угрозы нарушения прав истцов, учитывая право собственника в любое время прекратить доступ на свой участок иных лиц. В силу положений ст.60 ЗК РФ угроза нарушения прав граждан на земельный участок также подлежит судебной защите.

Придя к правильному выводу о незаконности межевания земельного участка в "адрес", что влечет признание недействительным межевого плана ООО "Землемер-Центр" от 09.12.2010г. и внесенной на основании данного межевого плана записи в ЕГРП от 28.01.2011г. о площади указанного земельного участка, суд одновременно отказал в удовлетворении требований истцов об исключении из ГКН уточненных сведений о площади и границах указанного земельного участка. При этом суд исходил из того, что признание недействительным межевого плана само по себе повлечет исключение из ГКН внесенных на его основании сведений.

Эти выводы суда первой инстанции коллегия находит необоснованными.

Согласно п.1 ст.38 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" межевой план представляет собой документ, который составлен на основе кадастрового плана соответствующей территории или кадастровой выписки о соответствующем земельном участке и в котором воспроизведены определенные внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения и указаны сведения об образуемых земельном участке или земельных участках, либо о части или частях земельного участка, либо новые необходимые для внесения в государственный кадастр недвижимости сведения о земельном участке или земельных участках.

Таким образом, составленный по результатам кадастровых работ межевой план является основанием для внесения соответствующих сведений о земельных участках в государственный кадастр недвижимости.

Поэтому в рамках дела об оспаривании результатов межевания и межевого плана, удовлетворение требований истца вследствие признания результатов межевания незаконными предполагает также разрешение судом вопроса об исключение из ГКН соответствующих сведений о земельном участке, внесенных на основании указанного межевого плана.

Поэтому в связи с признанием судом недействительным результатов межевания и межевого плана от 09.12.2010г., требования Шелковой Э.А. и Шелкового С.Н. об исключении из ГКН уточненных сведений о площади и границах земельного участка ответчиков, внесенные в ГКН в соответствии с данным межевым планом, также подлежали удовлетворению. Решение суда в части отказа в удовлетворении данных требований истцов подлежит отмене как противоречащее нормам материального права.

При этом в соответствии с п.2 ст.327.1 ГПК РФ в интересах законности ввиду необходимости устранения противоречий в содержании судебного акта и необходимости восстановлении нарушенных прав истцов на землепользование, коллегия проверяет решение суда в указанной части, не обжалуемой сторонами.

При этом признание межевания земельного участка ответчика незаконным по мотиву самовольного включения в границы его участка земель общего пользования, нарушающего права правообладателей смежных участков, влечет исключение из ГКН сведений обо всех его границах, т.к. отсутствует возможность определить и сохранить в ГКН местоположение границ с иными смежными землепользователями без учета границ по указанным общим землям, что требует проведения вновь межевания данного участка и установления всех его границ.

С учетом изложенного решение суда в той части, в которой в иске отказано, подлежит отмене с вынесением в этой части нового решения об удовлетворении данных требований. В остальной части спор разрешен судом при правильном применении норм материального права, правильном установлении юридически значимых обстоятельств и надлежащей оценке доказательств. Поэтому оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы коллегия не находит.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Индустриального районного суда г.Ижевска от 15 июля 2013 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Шелкового С.Н. и Шелковой Э.А. об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о площади и поворотных точках границ земельного участка в "адрес" отменить. Принять в указанной части новое решение, которым данные требования Шелкового С.Н. и Шелковой Э.А. удовлетворить. Исключить из государственного кадастра недвижимости сведения об уточненных границах и площади земельного участка в "адрес", внесенные в соответствии с межевым планом ООО "Землемер-Центр" от 09.12.2010 года.

В удовлетворении апелляционной жалобы Осиповой С.Х. отказать.


Председательствующий.

Р Е Ш Е Н И Е

Красногвардейский районный суд Белгородской области в составе:

председательствующего: судьи Максимовой С.А

при секретаре Бондаревой Е.И.

с участием представителей истца М., адвоката Сойко М.М., ответчика К., его представителей – К., адвоката Ч.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. к К. о признании недействительным межевания земельного участка, плана земельного участка, исключении из Государственного кадастра недвижимости записи о постановке земельного участка на кадастровый учет, об исключении из Единого Государственного реестра прав на недвижимое имущество записи о регистрации права собственности на земельный участок,

установил:

М. является собственником части жилого дома, расположенного по адресу <адрес>. По соседству по адресу <адрес> часть жилого дома принадлежит К.. Собственниками первой и второй частей дома являются У. и Ко. Более 20 лет назад общий двор был перегорожен шиферным забором и М. пользовались проходом и проездом со стороны части дома К. К. в 2008 г. оформил в собственность не только часть земельного участка, расположенного под частью его жилого дома, хозяйственными постройками, но и всю дворовую территорию, которая находится в общем пользовании. При межевании земельного участка К. истец не присутствовал, документы, подтверждающие надлежащее извещение, в материалах землеустроительного дела отсутствуют. Со стороны Ко. и У. двор находится в общем пользовании.

Дело инициировано иском М., который просил признать недействительной запись о регистрации прав на недвижимое имущество № от (дата), произведенной Управлением Федеральной регистрационной службы по Белгородской области на земельный участок кадастровый №, площадью 842 кв.м., расположенный по адресу: <адрес>. Сослался на то, что жилой дом по адресу <адрес> разделен на четыре самостоятельные части. Вход в свою часть жилого дома и проезд к хозяйственным постройкам осуществляется истцом через земельный участок К. Такой порядок пользования земельным участком сложился с момента вселения в части дома. В феврале 2012 г. истец обратился в администрацию Красногвардейского района для оформления земельного участка, на котором расположена его часть жилого дома. Выяснилось, что с 2008 г. дворовая территория находится в собственности К. Предоставление в собственность К. земельного участка площадью 842 кв.м. нарушает его имущественные права.

В процессе подготовки дела истцом были уточнены исковые требования. Просит признать недействительным межевание земельного участка, расположенного по адресу <адрес>, проведенное (дата), план земельного участка с кадастровым номером № от (дата), исключить запись о постановке на кадастровый учет земельного участка площадью 842 кв.м. по данному адресу в Государственном кадастре недвижимости, прекратить право собственности К. на указанный земельный участок, исключив из Единого Государственного реестра прав на недвижимое имущество запись о регистрации права собственности на земельный участок № от (дата)

В судебном заседании представители истца М. и адвокат Сойко М.М. поддержали уточненные требования. Пояснили, что с момента вселения (1984 г.) в жилое помещение они пользовались проходом и проездом со стороны части жилого дома К. Дворовая территория была в общем пользовании. При оформлении своего участка в собственность в 2010 г. узнали, что земельный участок, по которому они проходят, находится в собственности К. Поэтому считают ими не пропущен срок исковой давности для обращения с данным иском. О том, что будет проводиться межевание земельного участка К. их никто не извещал. М. не отрицала, что в вечернее время (дату не помнит) приходила Кадина и просила расписаться в акте согласования границ, она отказалась. Работников межевой организации ни она, ни муж не видели, как не видели сам факт межевания.

Ответчик К., его представители К., адвокат Ч. иск не признали. Пояснили, что в 2007 г. проводили межевание своего земельного участка, о котором извещали М. и его жену. К. ходила к М., чтобы подписать акт согласования границ, она от подписи отказалась. В настоящее время земельный участок в том, числе и дворовая территория, находятся в их собственности. Истцом пропущен срок исковой давности для оспаривания права собственности на земельный участок. Считают, что права М. не нарушены, они имеют возможность ходить по общей территории, убрав шиферный забор со стороны У. и К. Не отрицают, что данный шиферный забор построен давно, и более 15 лет М. пользуются проходом и проездом по земельному участку с их стороны, пока они в этом им не препятствовали. Объяснения К. о присутствии М. при межевании носили противоречивый характер.

Третьи лица: представители Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области, филиала Федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Белгородской области, администрации Засосенского сельского поселения, ОГУП РНПЦ «Одно окно», У., Ко., в суд не явились, просили дело рассмотреть в их отсутствие. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в их отсутствие.

В отзыве представитель филиала Федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Белгородской области указал, что в разрешении данного спора полагаются на усмотрение суда. Считают, что в данном случае нет основания для снятия земельного участка с кадастровым номером № с государственного кадастрового учета в связи с тем, что имеется спор о местоположении границ земельного участка и истцом не оспаривается факт существования этого земельного участка.

Представитель Засосенской сельской администрации Т. в судебных заседаниях 4 и 23 мая 2012 г. полагала иск подлежит удовлетворению. Пояснила, что действительно незаконно К. включили в собственность земельный участок дворовой территории, который должен находиться в общем пользовании всех проживающих лиц. Постановлением № К. было предоставлено в собственность 2100 кв.м. земли. Это общая площадь всех в наличии у него земельных участков. Спорный участок К. в собственность не предоставлялся. Адрес, указанный в постановлении, соответствует адресу проживания К.По вине работника администрации Засосенского сельского поселения К. неверно выдана выписка из похозяйственной книги о наличии в собственности у ответчика земельного участка площадью 842 кв.м. по адресу: <адрес>. Свидетельство на право собственности на землю БЕО, имеющееся у ответчика, не содержит сведений о земельном участке при части дома площадью 842 кв.м.. При проведении межевания в 2007 г. представитель администрации Засосенского сельского поселения мог и не присутствовать, а только подписать акт согласования границ. В настоящее время Я. не работает, присутствовали ли при обмере собственники смежных участков, она пояснить не может.

Представители Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области К. (в судебном заседании 4 мая 2012 г.) и Б.. (в судебном заседании 23 мая 2012 г.) полагали, что иск подлежит удовлетворению, поскольку включением земельного участка дворовой территории в собственность К. нарушаются права истца.

Третье лицо: Ко. (в судебных заседаниях 4 и 23 мая 2012 г.) не возражал против удовлетворения заявления. Пояснил, что он является собственником второй части <адрес>. Примерно в 1990 году они разделили шиферным забором двор на две части. Его семья и У. пользуются проходом и проездом со стороны части дома У. Он и У. оформили в собственность земельные участки, расположенные под частями дома и хозяйственными постройками. М. пользуются проходом и проездом со стороны части жилого дома К. Дворовая территория находится в общем пользовании, такой порядок пользования сложился давно с момента вселения в жилые помещения.

Исследовав в судебном заседании обстоятельства дела по представленным сторонами доказательствам, суд признает исковые требования М. обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ст. 56 ГПК РФ).

Согласно ст. 25 ЗК РФ права на земельные участки возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами и подлежат государственной регистрации в соответствии с Законом РФ « О государственной регистрации права на землю и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. Право собственности на землю возникает из договора или иной сделки, административного акта, а также приобретательной давности.

Вопросы организации и порядка проведения землеустройства, согласования и утверждения землеустроительной документации на момент межевания регулировались ст. 69,70 Земельного Кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 18.06.2001 N 78-ФЗ «О землеустройстве», Постановлениями Правительства Российской Федерации от 07.06.2002 N 396 «Об утверждении положения о проведении территориального землеустройства» и от 11.07.2002 N 514 «Об утверждении положения о согласовании и утверждении землеустроительной документации, создании и ведении государственного фонда данных, полученных в результате проведения землеустройства».

Согласно ст. 70 Земельного Кодекса РФ порядок ведения государственного земельного кадастра устанавливался федеральным законом о государственном земельном кадастре.

В соответствии со ст. 17 Федерального закона от 18.06.2001 N 78-ФЗ «О землеустройстве» межевание объектов землеустройства представляло собой установление на местности границ земельных участков, описание их местоположения, изготовление карты (плана).

Пунктом 4 статьи 69 Земельного Кодекса Российской Федерации, пунктом 10 Положения о проведении территориального землеустройства, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 07.06.2002 N 396, предусматривалось, что при проведении землеустроительных работ должны обеспечиваться законные интересы лиц, права которых могут быть затронуты этими действиями, в связи с чем препятствием для их проведения считалось отсутствие надлежащим образом извещенных лиц.

Во исполнение вышеназванного Положения были разработаны Методические рекомендации по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденные 17 февраля 2003 г. руководителем Федеральной службы земельного кадастра России, в п. 11 которых установлено, что работы по межеванию включают в себя согласование границ с лицами, право которых могут быть затронуты при проведении межевания.

Уведомление собственников, владельцев и пользователей земель размежевываемого и смежных с ним земельных участков является обязательным условием проведения работ по межеванию земель (п. 8 Инструкции по межеванию земель, утвержденной Роскомземом 8 апреля 1996 г.).

Вместе с тем, определение границ земельного участка К. было произведено без учета интересов собственника смежного земельного участка М., с нарушением правил межевания. Доказательств обратного К. представлено не было.

Согласно п. 11 Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденных Росземкадастром 17 февраля 2003 года, лица, права которых могут быть затронуты при проведении межевания (собственники земельных участков, землевладельцы, землепользователи и арендаторы земельных участков, соответствующие органы государственной власти и (или) органы местного самоуправления), не позднее, чем за 7 календарных дней до начала работ извещаются о времени и месте проведения межевания.

В силу п. 12 Методических рекомендаций извещение передается заинтересованным лицам под расписку или иным способом, подтверждающим факт и дату его получения (например, регистрируемое почтовое отправление с отметкой «Вручить лично», с заказными уведомлениями о вручении непосредственно адресатам). Извещения и расписки составляются в двух экземплярах, один из которых приобщают к землеустроительному делу.

В пунктах 14.1 и 14.4 Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, разъяснено, что определение границ объекта землеустройства на местности и их согласование проводятся в присутствии лиц, права которых могут быть затронуты при проведении межевания, или уполномоченных ими лиц (представителей) при наличии надлежащим образом оформленных доверенностей и оформляются актом согласования границ объекта землеустройства, который подписывается всеми участниками процедуры согласования границ.

В соответствии с п. 2 ст. 19 Федерального закона от 02.01.2000 N 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре», действовавшего на момент проведения межевания, для проведения государственного кадастрового учета земельных участков органы государственной власти, органы местного самоуправления, заинтересованные правообладатели земельных участков или уполномоченные правообладателями земельных участков лица подают в органы, осуществляющие деятельность по ведению государственного земельного кадастра, заявки, правоустанавливающие документы на земельные участки и документы о межевании земельных участков.При этом в проведении государственного кадастрового учета должно быть отказано, если при межевании земельных участков, в отношении которых должен проводиться государственный кадастровый учет земельных участков, нарушены права смежных землепользователей (абз. 4 п.3 ст.20 указанного Закона).

В силу ст. 60 ЗК РФ, нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях: самовольного занятия земельного участка; в иных предусмотренных федеральными законами случаях.

Действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Как следует из материалов дела, объяснений сторон, ранее М. и К. на основании договоров приватизации имели в собственности<адрес>.

С 2009 г. Малков В.И. является собственником части жилого дома, расположенного по адресу <адрес>

На основании постановления главы администрации Засосенского сельсовета № от (дата) М. предоставлен в собственность земельный участок площадью 0,15 га, куда входят земельные участки, находящиеся под частью дома, хозяйственными постройками и огород. При обращении в январе 2010 г. в орган кадастрового учета по поводу проведения кадастровых работ М. стало известно, что К. оформил в собственность земельный участок, занятый дворовой территорией, которым истец пользуется более 15 лет. Расхождения в площади земельного участка М. в похозяственной книге № л/с 669, которая обозревалась в судебном заседании, не имеют существенного значения по рассматриваемому делу.

В 2007 г. ответчик провел межевание своего земельного участка по адресу <адрес>, была определена его граница. Земельный участок площадью 842 кв.м поставлен на кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер № Согласно выписке из ЕГРП, свидетельствам о государственной регистрации права от(дата) за К. зарегистрировано право собственности на часть жилого дома и земельный участок.

Основанием возникновения права собственности на земельный участок послужили: постановление главы администрации Засосенского сельсовета № от(дата) согласно которому К. предоставлен в личную собственность земельный участок площадью 2100 кв.м., и выписка из похозяйственной книги от (дата).

При исследовании в суде плана земельного участка, изготовленного специалистом ОГУП РНПЦ «Одно окно» установлено, что в общую площадь земельного участка К. вошел земельный участок дворовой территории, находящийся в общем пользовании жильцов дома- . Это подтверждается не только объяснениями ответчиков, но и показаниями третьих лиц Т., Ку., Ко. и свидетелей.

Спорный земельный участок, принадлежащий К., часть которого фактически используется истцом, на чертеже участка, составленного начальником ГИС «Одно окно», обозначена точками 1, 1а, 2а, 3а, 4а, 5а,6а, 7а, 8а, 9а, 10 а, 11 а, 12а, 13 а., 4, 5, 6. Граница, установленная в результате проведения кадастровых работ земельного участка №, располагается на земельном участке дворовой территории и пересекает существующие проход и проезд к жилому помещению и хозяйственным постройкам истца.

В документах, подтверждающих право на земельные участки (постановление о предоставлении земельного участка №, свидетельство на право собственности на землю <данные изъяты>), которые были представлены ответчиком, сведения о прохождении границ указанных участков отсутствуют. Однако из свидетельства видно, что земельный участок, расположенный под частью дома и при части дома (на который указывает ответчик), гораздо меньших размеров, чем отражено в плане земельного участка -842 кв.м..

Выписка из похозяйственной книги от (дата) также содержит недостоверные сведения о площади земельного участка К. (842 кв.м.) по адресу:<адрес>на основании Постановления №.

В материалах землеустроительного дела № земельного участка К. имеется акт установления и согласования границ земельного участка, где указано, что М. (жена собственника М.) от подписи отказалась без мотивации причин. Никаких данных об извещении собственника смежного земельного участка М. в землеустроительном деле не содержится. М. отрицает факт извещения и присутствия при проведении межевания. Утверждения ответчика и его представителей, запись в акте согласования границ об отказе в подписи, пояснения свидетеля Л.М. о том, что К. приходила к М. и просила расписаться в акте согласования границ, перед днем проведения межевания, показания свидетелей Н.В. и А.Н., которые видели М. в день межевания во дворе, не является достаточным доказательством уведомления и ее присутствия.

Свидетель (со стороны ответчика) П.П., проводивший межевание земельного участка К., дал противоречивые показания об обстоятельствах межевания и не опроверг доводов истца о нарушении процедуры межевания.

Свидетель А.В. (<данные изъяты>) показал, что обозначенная дворовая территория на чертеже участка была произведена им по просьбе М. без выезда на место.

Таким образом, судом установлено, что нарушен порядок и проведение межевания установленные законом, выразившиеся в неизвещении заинтересованных лиц. Наличие указанных нарушений свидетельствует о незаконности результатов межевания, поскольку в конечном итоге данные нарушения привели к установлению неправильной границы между участками, а именно включение в собственность К. земельного участка общего пользования.

Представитель Засосенской сельской администрации Т. в судебном заседании объяснила, что земельный участок дворовой территории в личную собственность К. не выделялся. Других доказательств выделения ему в собственность спорного земельного участка ответчиком не представлено.

Свидетели Л.А., Л.И., Л.М. подтвердили, что М. пользуются калиткой, воротами, проходом и проездом со стороны части дома К. и фактически пересекают земельный участок, находящийся в собственности К. с 1993 г.. Оспариваемая часть земельного участка необходима М. для обслуживания его части жилого дома. Шиферный забор между М. и Ко. установлен более 20 лет назад. Ко. и У. пользуются проходом с другой стороны. Такой порядок пользования сложился давно. Это не оспаривают и сами К. Для изменения сложившегося порядка пользования должны быть законные основания.

Свидетельствами о государственной регистрации права подтверждается, что у Ко. и У. оформлены (отдельными свидетельствами) в собственность земельные участки, находящиеся под их частями жилого дома (166 кв.м. и 126 кв.м.) и хозяйственными постройками (139 кв.м. и 105 кв.м.). В их право собственности не включен земельный участок дворовой территории.

Ссылка К. на то, что М. имеет возможность потребовать убрать шиферный забор со стороны У. и К. и пользоваться их проходом, несостоятельна. Все собственники имеют равные права на земельный участок. Каких-либо преимущественных прав К. не имеет.

В ходе рассмотрения дела истцом представлены суду достаточные доказательства того, что фактическая граница между земельными участками, сложившаяся на протяжении длительного периода времени, находится не в том месте, где она была установлена результатами межевания.

Суд с учетом всех обстоятельств дела и представленных доказательств считает, что имеются основания для удовлетворения исковых требований о признании недействительными межевания земельного участка и плана земельного участка № площадью 842 кв.м., а также прекращения права собственности К. на данный земельный участок. С учетом мнения филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Белгородской области суд полагает необходимо исключить сведения о границах указанного земельного участка в Государственном кадастре недвижимости, а не исключить запись о постановке его на кадастровый учет. Это не приводит к ущемлению прав сторон. Границы указанного земельного участка были установлены с нарушением законодательства, с нарушением прав смежного правообладателя М., с которым не был согласован акт установления границ земельного участка, принадлежащего К.. Кроме того, при установлении границ земельного участка, принадлежащего ответчику, отличительные межевые знаки не выставлялись, линия межи, позволяющей визуально определить границу межевания, не устанавливалась. Истец визуально не мог увидеть произошедшую ошибку.

Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет 3 года. В силу п.1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Доводы ответчика и его представителей о пропуске срока исковой давности не обоснованы, поскольку доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что М. было известно об оформлении К. в собственность спорного участка, что М. присутствовала при межевании, ими не представлено. (дата) Красногвардейским районным судом было принято решение, которым внесены изменения в договор приватизации М. в части объекта приватизации – определена часть жилого дома вместо квартиры. О своем нарушенном праве истец узнал в январе 2010 г., когда обратился в орган кадастрового учета с заявлением для проведения кадастровых работ, что подтверждается кадастровым делом. Свидетель И.А. подтвердил, что М. стало известно о нарушенном праве в феврале-марте 2010 г., после чего она обратилась к нему за консультацией. Ни истец, ни его жена не присутствовали при межевании земельного участка К., акт согласования границ не подписывали, и ранее не могли знать о результатах проведённого межевания.

В соответствии со ст. 98, 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В связи с удовлетворением исковых требованийсудебные издержки подлежат взысканию с ответчика в пользу истца. Оплата государственной пошлины <данные изъяты> руб. и адвокатские услуги в размере <данные изъяты> руб. подтверждаются квитанциями. Учитывая требования разумности, соразмерности и достаточности, что по делу были с участием адвоката проведены одна беседа, три судебных заседания, в пользу истца подлежат взысканию расходы на оплату услуг представителя в сумме <данные изъяты> руб. (составление искового заявления <данные изъяты> руб. и участие адвоката <данные изъяты> руб.) и <данные изъяты> руб. – госпошлина, а всего <данные изъяты> руб..

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Иск М. к К. о признании недействительными межевания земельного участка, плана земельного участка, исключении записи о постановке земельного участка на кадастровый учет из Государственного кадастра недвижимости, об исключении из Единого Государственного Реестра прав на недвижимое имущество записи о регистрации права собственности на земельный участок признать частично обоснованным.

Признать недействительными межевание земельного участка, расположенного по адресу: <адрес>, проведенное (дата), план земельного участка с кадастровым номером № от (дата).

Исключить сведения о границах земельного участка площадью 842 кв.м. по адресу: <адрес> в Государственном кадастре недвижимости.

Прекратить право собственности К. на земельный участок, площадью 842 кв.м., расположенный по адресу <адрес>, исключив из Единого Государственного реестра прав на недвижимое имущество запись о регистрации права собственности на земельный участок № от (дата).

Взыскать с К.. в пользу М. судебные расходы в сумме <данные изъяты> рублей.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Белгородского областного суда в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме, с подачей жалобы через Красногвардейский районный суд Белгородской области.

Председательствующий судья С.А. Максимова

Указанное решение было обжаловано представителем ответчика Ч. в суд апелляционной инстанции — Белгородский областной суд. 7.08.2012 года определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда в удовлетворении апелляционной жалобы было отказано, решение Красногвардейского районного суда Белгородской области от 01.06.2012 года оставлено в силе.

Оспаривать и признавать недействительным результатов межевания необходимо бывает в разных ситуациях, например, ошибки, которые были допущены различными сторонами (ошибочно, специально). Довольно злободневной является практика взаимоотношений соседей и их смежных земельных участков.

Кадастровые ошибки – это разновидность земельного спора.

ФЗ 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» предусматривает такое понятие «ошибки» (далее Закон «О кадастре»), которые внесены в государственный кадастр недвижимости (статья 28):

«2) воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости (далее – кадастровая ошибка в сведениях). Если иное не предусмотрено настоящей статьей, кадастровая ошибка в сведениях подлежит исправлению в порядке, установленном для учета изменений соответствующего объекта недвижимости (если документами, которые содержат такую ошибку и на основании которых внесены сведения в государственный кадастр недвижимости, являются документы, представленные в соответствии со статьей 22 настоящего Федерального закона заявителем), или в порядке информационного взаимодействия (если документами, которые содержат такую ошибку и на основании которых внесены сведения в государственный кадастр недвижимости, являются документы, поступившие в орган кадастрового учета в порядке информационного взаимодействия) либо на основании вступившего в законную силу решения суда об исправлении такой ошибки.».

В 2008 году было издано письмо Роснедвижимости, сейчас не действует, которое также содержало понятие «кадастровая ошибка» — ошибка, допущенная при определении координат характерных точек границ земельного участка и воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости.

Адвокат по земельным вопросам: «Закон «О кадастре» указывает, что не предусмотрено прямой возможности исключить из гос. кадастра недвижимости описание границы земельных участков. При этом имеются возможности исправления кадастровых ошибок.».

Ситуации бывают различные и решения кадастровых ошибок тоже. Например, земельные юристы сталкиваясь с случаями, когда есть земельных участков, фактические границы которых не совпадают с юридическими, т.е. исправить границы одного участка без «передвижения» границ других участков, невозможно.

Постараемся отметить, позиции, которые ранее случались в практике рассмотрения земельных споров, связанных с возможностью признать недействительным результатов межевания и исключить их из ГКН, исправить кадастровую ошибку, не исправляя ошибки в описании границ смежных участков.

Исковое заявление о признании недействительными результатов межевания.

Что указывать в исковом заявлении в просительной части. Следует заметить, что в практике юриста по земельным спорам с течением времени данные формулировки менялись. Одно время многие юристы просили признать недействительным результаты межевания одного или нескольких земельных участков.

Обратимся к практике Верховного суда РФ, утвержденной 2 июля 2014 г., в части споров определения границы земельного участка, которые возникают при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2010 – 2013 годы.

Исходя из данной практики ВС РФ, можно сказать следующее, что если границы земельных участков истцов или ответчиков указаны в ГКН по результатам межевания (кадастровых работ), требований о признании данных работ недействительными не заявлено, суды при разрешении спора руководствовались указанными границами.
Следует также признать правильной позицию судов, согласно которой доводы сторон о несогласии с результатами межевания при отсутствии надлежаще заявленных требований о признании их недействительными во внимание быть приняты не могут.

Межевание (методические рекомендации по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденные Росземкадастром 17 февраля 2003 г.) — работы по установлению на местности границ муниципальных образований и других административно-территориальных образований, границ земельных участков с закреплением таких границ межевыми знаками и определению их координат.

Результат межевания (на основании ст.ст. 32,33, 37 Закона «О кадастре) — межевой план , технический план или акт обследования .

Следовательно, результат межевания, кадастровых работ — землеустроительное дело и межевой план соответственно. Оспаривать указанные документы на практике не следует, так как это технические документы. Другой вопрос, что эти документы могут содержать документы-основания, на основании которых проходило межевание участка.

Если допущена кадастровая ошибка, то в этом случае права истца нарушаются фактом наличия в государственном кадастре недвижимости ошибочного описания местоположения границы земельного участка, т.е. мы просим у суда, например, Басманного суда Москвы, признать недействительным и исключить из государственного кадастра недвижимости.

В целом можно отметить, что в исковом заявлении важно указать то, что нужно.

Споры о границах смежных земельных участков – это споры пользователей земельных участков на разном праве (собственность, аренда и др.) на определённую часть земельного участка.

Целью разрешения земельного спора по границам участка является возможность установить, где должна проходит граница между земельными участками сторон судебного разбирательства (установление границы в судебном порядке).

Остановимся на п. 2 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» иск об установлении границ земельного участка прямо отнесен к искам о правах на недвижимое имущество.

Остановимся на одном примере, где адвокаты по земельным спорам устанавливали границы ЗУ, оспаривали акт об утверждении схемы расположения участка, решения и действия по постановке на кадастровый учет гос. и муниципальных органов (ВС РФ 07.10.2015 дело № 305-КГ15-7535):

в п. 52, 53, 56 Постановления 10/22:

«следует, что требование, направленное на оспаривание правомерности установления границы либо в целом кадастрового учета смежного (пересекающегося) участка, должно рассматриваться в исковом порядке. …Суд первой инстанции при разрешении спора правомерно указал на то, что когда пересечения (наложения) земельных участков, сведения о границах одного из которых внесены в государственный кадастр недвижимости, а другого подлежат уточнению, то требования заявителя в таком случае подлежат рассмотрению по правилам искового производства как требование об установлении границ земельного участка.».

Статья 12 ГК РФ предусматривает способы защиты гражданского права: 1) восстановить положение, существовавшее до нарушения права; 2) пресечь действия, нарушающие права или создающие угрозы их нарушения.

Что касается земельных участков в п. 2 ст. 60 ЗК РФ сказано, что действия, которые нарушают права на землю субъектов права или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Верховный Суд РФ в определении от 20 октября 2015 г. № 23-КГ15-5 по одному из дел: «Выбор способа защиты гражданских прав является прерогативой истца». Это, однако, не означает полную свободу истца выбирать любой способ защиты по своему усмотрению. Избранный истцом способ защиты права на земельный участок должен соответствовать характеру возникшего спорного правоотношения и обеспечить восстановление нарушенного права. Этот способ защиты может применяться, если иные способы не приведут к более быстрому и эффективному восстановлению нарушенного права истца.

В тех случаях, когда по обстоятельствам дела невозможно исправить ошибочное описание местоположения границ земельного участка соседа, мне представляется правильным такое описание границ признать недействительным и исключить из государственного кадастра недвижимости. Это и будет применение такого способа защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права истца на его земельный участок. Такой способ защиты будет соответствовать спорному правоотношению и позволит обеспечить восстановление нарушенного права истца.

По одному из споров об установлении смежной границы земельных участков, истребовании части земельного участка, обязании перенести забор Верховный Суд РФ в определении от 24 ноября 2015 г. № 58-КГ15-14 указал: «Отсутствие согласования границ земельного участка ответчика с истцом может свидетельствовать о недействительности результатов межевания земельного участка Кузнецовой Е.В. При этом оценку данному обстоятельству суд вправе дать при рассмотрении спора об установлении границ, что не требует самостоятельного оспаривания истцом землеустроительного дела, либо действий кадастрового инженера. Заявленные истцом требования находятся в рамках такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок, и пресечение действий, нарушающих право на земельный участок или создающих угрозу его нарушения (ст. 60 Земельного кодекса Российской Федерации)».

Президиум Московского областного суда в постановлении от 21 октября 2015 г. № 513 по делу об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка указал, что «…истцы избрали способ защиты нарушенного права путем подачи иска об исключении из ГКН сведений о местоположении границ земельного участка, который не противоречит нормам действующего законодательства».

Признание недействительным и исключение из государственного кадастра недвижимости ошибочного описания местоположения границ земельного участка не является исправлением кадастровой ошибки в сведениях в порядке ст. 28 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости». Это отдельный и самостоятельный способ защиты, хотя и применяется он в связи с наличием кадастровой ошибки.

К примеру, в постановлении Президиума Московского областного суда от 5 августа 2015 г. № 367 по делу о нечинении препятствий в установлении забора в соответствии с кадастровыми границами земельного участка, обязании перенести постройку было дано следующее разъяснение: «По смыслу вышеприведенных положений п. п. 1 и 4 ст. 28 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости», воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка, допущенная лицом, выполнявшим работы по территориальному землеустройству, в отношении местоположения границы (координат характерных точек границы) земельного участка, является кадастровой ошибкой и в случае возникновения спора о правильности описании границ, основанием для внесения необходимых изменений в сведения ГКН о местоположении земельного участка, будет являться решение суда об установлении спорных границ участка в конкретных координатах.
В данном случае, разрешая спор и удовлетворяя, как указано судом, частично встречные требования П.Н., суд фактически не разрешил спор по существу, не установил смежную границу земельных участков сторон, о чем и были заявлены их требования, не внес сведения об их изменении в данные ГКН, т.е. не исправил кадастровую ошибку, а полностью исключил из ГКН сведения об описании границ участка N 122, принадлежащего истице и участка N 126, принадлежащего ответчику.
Такое решение не основано на вышеприведенных нормах материального права, не предусматривающих в качестве способа исправления кадастровой ошибки, при установлении таковой, исключение сведений о местоположении границ земельного участка из государственного кадастра недвижимости.
Судом допущены также нарушения норм процессуального права, которые существенно повлияли на результат принятого решения.
В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.
По возникшему между сторонами спору, требований о признании недействительными и исключении из ГКН сведений об описании местоположения всех границ участков сторон не заявлялось, как и не заявлялось требований о признании результатов межевания земельных участков недействительными.
Разрешив спор, путем исключения из ГКН сведений об описании местоположения границ земельных участков, суд без законных оснований вышел за пределы заявленных требований сторон».

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, путем признания недействительным и исключения из государственного кадастра недвижимости ошибочного описания местоположения границ земельного участка обусловлено наличием спора о границе земельных участков. Поэтому, как общее правило, применяться оно должно в связи и одновременно с иском об установлении границ земельного участка. Должен признать, что вопрос соотношения этих способов защиты гражданских прав требует более детальной и глубокой теоретической проработки. Сейчас же я высказываю свое мнение, исходя только из соображений практической целесообразности.

В п. 1 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2015 года (утвержден президиумом Мособлсуда 17 июня 2015 г.) приведен такой пример: «С. обратилась с иском к В. об исключении из ГКН сведений о координатах поворотных точек границ принадлежащих ответчику земельных участков, просила установить координаты поворотных точек, принадлежащего ей участка, а также признать жилое строение ответчицы подлежащим переносу от границы, разделяющей их участки.
Мотивировала иск тем, что в ходе работ по межеванию ее участка установлено наложение кадастровых границ земельных участков ответчика на ее участок, что является препятствием для постановки участка истицы на кадастровый учет. При этом акт согласования границ участков ответчика она не подписывала, и кадастровые границы не соответствуют фактическому пользованию.
…Экспертным заключением в связи с допущенной кадастровой ошибкой установлено наложение кадастровых границ земельных участков ответчика на фактические границы участка истца со смещением на 9 метров относительно их фактического расположения.
Отказывая С. в иске в части требований об исключении из ГКН сведений о границах участков, принадлежащих ответчику, и установлении координат поворотных точек земельного участка истца, суд пришел к выводу, что истцом избран неверный способ защиты нарушенного права, поскольку кадастровая ошибка может быть исправлена путем внесения соответствующих изменений в сведения ГКН.
С таким выводом согласился суд апелляционной инстанции, указав, что границы земельного участка истца не установлены, и в ее правоустанавливающих документах отсутствуют сведения о местоположении границ земельного участка.
Отменяя судебные постановления по данному делу, президиум указал на неправильное применение судами норм материального права: пп. 4 п. 2 ст. 60 ЗК РФ, в силу которой истец, являясь собственником земельного участка, вправе требовать устранения всяких нарушений по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ей участком.
…Судом также не учтено, что С. просила установить координаты поворотных точек принадлежащего ей земельного участка, что позволило бы внести сведения об ее участке в ГКН и данный способ защиты права требованиям действующего законодательства не противоречит».

При этом необходимо отметить, что это относительно. Практика меняется. Завтра земельыне споры могут преподнести нам новые «нюансы».

Дело № 33-627/2013

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в составе: председательствующего: Спрыгиной О.Б., судей областного суда: Коробченко Н.В., Стус С.Н., при секретаре Каримовой Л.К., рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Коробченко Н.В., дело по апелляционной жалобе ответчика Ежова Василия Михайловича на заочное решение Советского районного суда г. Астрахани от ДД.ММ.ГГГГ по делу по иску Усанова ФИО17 к Ежову ФИО18, обществу с ограниченной ответственностью ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области о признании недействительным межевого плана и снятии с кадастрового учета земельного участка,

УСТАНОВИЛА:

Усанов О.Г. обратился в суд с иском к Ежову В.М., ООО «Земельный гео-информационный центр», ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области о признании недействительным межевого плана и снятии с кадастрового учета земельного участка.

В обоснование заявленных требований истец указывает, что является собственником земельного участка, расположенного по адресу: , Астраханского объединенного авиаотряда, ря, участок №, решением суда на Ежова В.М. возложена обязанность освободить самовольно захваченный участок, восстановить границы земельного участка согласно координатам топографо-геодезических работ. Судебное решение ответчиком до настоящего времени не исполнено, в принудительном порядке также не представляется исполнить судебный акт, поскольку Ежов В.М., предоставив недостоверные сведения о правах на территорию участка, произвел его межевание, согласно межевого плана поставил земельный участок на кадастровый учет, включая часть принадлежащего ему земельного участка.

На основании изложенного, Усанов О.Г. с учетом изменения исковых требований, просит суд признать действия Ежова В.М., выразившиеся в предоставлении недостоверной информации при межевании земельного участка № площадью 1070 кв.м. незаконными, отменить результаты межевания увеличенного земельного участка №, площадью кв.м., в связи с несогласованием границ земельного участка Ежова В.М. с границами смежного земельного участка Усанова О.Г., снять с кадастрового учета земельный участок №, площадью кв.м.

В судебном заседании истец Усанов О.Г. просил суд удовлетворить иск по указанным в нем основаниям.

Ответчик Ежов В.М., представители ответчиков ООО « ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области, третьи лица Сеитов А.Б., Камачкова Р.А., Ткачева И.Т., Ермилова Л.В., в судебном заседании участие не принимали, о дате и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки суду не представили.

Заочным решением Советского районного суда г. Астрахани от ДД.ММ.ГГГГ исковые требования Усанова О.Г. удовлетворены.

В апелляционной жалобе ответчик Ежов В.М. ставит вопрос об отмене решения суда по основаниям нарушения норм материального и процессуального права, не соответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Выражая несогласие с выводами суда первой инстанции, заявитель в жалобе указывает на необоснованность принятии судом в качестве доказательства экспертного заключения ООО «Земельный эксперт», поскольку указанное исследование проводилось в рамках исполнительного производства. Заявитель указывает, что вывод суда первой инстанции о наложении границ земельных участков не соответствует фактическим обстоятельствам дела. По мнению заявителя, судом не установлено, в каких именно границах и точках координат земельного участка нарушено право истца, в материалах дела отсутствуют доказательства смежества земельных участков.

Учитывая надлежащее извещение представителя ответчика ООО « третьих лиц Сеитова А.Б., Камачковой Р.А., Ткачевой И.Т., Ермиловой Л.В., в соответствии с требованиями статей 167,327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие указанных лиц.

Заслушав докладчика, ответчика Ежова В.М., его представителя Пальцеву О.А., представителя ФБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области ФИО12, поддержавших доводы апелляционной жалобы, истца Усанова О.Г., возражавшего по доводам жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает возможным изменить решение суда в части, возложив на ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области обязанность снять земельный участок с кадастровым номером с кадастрового учета, в остальной части решение суда оставить без изменения.

В соответствии с положениями статьи 60 Земельного кодекса Российской Федерации действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Федеральный закон от 24 июля 2007 года №221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» регулирует отношения, возникающие в связи с ведением государственного кадастра недвижимости, осуществлением государственного кадастрового учета недвижимого имущества и кадастровой деятельности (статья 1).

В силу положений статьи 22 указанного Федерального закона №221-ФЗ, в состав необходимых документов для кадастрового учета документов включен межевой план.

На основании статьи 38 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» межевой план представляет собой документ, который составлен на основе кадастрового плана соответствующей территории или кадастровой выписки о соответствующем земельном участке и в котором воспроизведены определенные внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения и указаны сведения об образуемых земельном участке или земельных участках, либо о части или частях земельного участка, либо новые необходимые для внесения в государственный кадастр недвижимости сведения о земельном участке или земельных участках.

В межевом плане указываются сведения об образуемых земельном участке или земельных участках в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления об учете изменений земельного участка или земельных участков.

Частями 1, 3,9 статьи 39 вышеуказанного Федерального закона предусмотрено, что местоположение границ земельных участков подлежит в установленном настоящим Федеральным законом порядке обязательному согласованию с лицами, указанными в части 3 настоящей статьи, в случае выполнения кадастровых работ, в результате которых обеспечивается подготовка документов для представления в орган кадастрового учета заявления об учете изменений одного из указанных земельных участков в связи с уточнением местоположения его границ.

Согласование местоположения границ проводится с лицами, обладающими смежными земельными участками.

При уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Местоположение границ земельного участка считается согласованным при наличии в акте согласования местоположения границ личных подписей всех заинтересованных лиц или их представителей (часть 2 статьи 40 Федерального закона №221-ФЗ от 24 июля 2007 года).

Согласно Инструкции по межеванию земель, утвержденной Комитетом Российской Федерации по земельным ресурсам и землеустройству, межевание земель представляет собой комплекс работ по установлению, восстановлению и закреплению на местности границ земельного участка, определению его местоположения и площади.

Установление и закрепление границ на местности выполняют при получении гражданами и юридическими лицами новых земельных участков, при купле-продаже, мене, дарении всего или части земельного участка, а также по просьбе граждан и юридических лиц, если документы, удостоверяющие их права на земельный участок, были выданы без установления и закрепления границ на местности (пункт 1.2 Инструкции).

Из материалов дела установлено, что в собственности Усанова О.Г. находится земельный участок 1, площадью 600 кв.м., расположенный по адресу, с кадастровым номером

Ответчик Ежов В.М. являлся собственником земельного участка кадастровым номером №, площадью кв.м., расположенного по адресу.

Указанные земельные участки включены в перечень ранее учтенных земельных участков, поставлены на кадастровый учет с присвоением кадастровых номеров, границы которых не были установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства и подлежали уточнению при межевании.

По заявке Ежова В.М. ДД.ММ.ГГГГ ООО « проведены работы по межеванию земельного участка с установлением местоположения его границ, согласованных с председателем смежными землепользователями Ермиловой Л.В., Сеитовым А.Б. Площадь участка при уточнении составила 1070 кв.м.

В акте согласования границ земельного участка Ежова В.М. отсутствует указание на согласование границ земельного участка со смежным землепользователем Усановым О.Г., отсутствуют сведения о проведении такого согласования и в материалах землеустроительного дела, однако имеются сведения о наложении ареста на земельный участок ответчика по делу по иску Усанова О.Г.

ДД.ММ.ГГГГ ФБУ «Кадастровая палата» внесены сведения о местоположении границ земельного участка с кадастровым номером № и его площади кв.м. и выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности Ежова В.М. на земельный участок площадью кв.м.

ДД.ММ.ГГГГ по заявке Усанова О.Г. ООО также выполнены работы по межеванию принадлежащего истцу земельного участка с уточнением местоположения границ и площади. Согласование границ земельного участка со смежными землепользователями, включая Ежова В.М., выполнено посредством опубликования извещения в Астраханской городской газете ДД.ММ.ГГГГ. Площадь участка при уточнении составила кв.м.

Проанализировав представленные сторонами доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что исковые требования Усанова О.Г. подлежат удовлетворению, поскольку при межевании земельного участка нарушена процедура согласования границ участка ответчика со смежным землепользователем- истцом, границы спорных земельных участков имеют наложения, установление границ земельного участка с кадастровым номером № затрагивает права и интересы истца.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, правоустанавливающий документ Ежова В.М. предусматривал предоставление ему земельного участка площадью кв.м., правоустанавливающий документ Усанова О.Г. содержал сведения о предоставлении ему в собственность земельного участка площадью кв.м., однако, по результатам межевания, проведенного Ежовым В.М., площадь его земельного участка увеличилась до кв.м., то есть стала больше на кв.м. в сторону земельного участка Усанова О.Г., площадь которого при уточнении границ составила кв.м.

Судебной коллегией установлено, что с 2011 года и по настоящее время между сторонами имеется спор по устранению препятствий в пользовании земельным участком.

Между тем, кадастровый инженер ООО « обладая сведениями о наличии спора между землепользователями Усановым О.Г. и Ежовым В.М., вопреки требованиям пункта 11 статьи 39 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ №221-ФЗ, не согласовал местоположение границ земельного участка с кадастровым номером № на местности со смежным землепользователем участка с кадастровым номером №

Указанные обстоятельства подтверждаются межевым планом земельного участка Ежова В.М., межевым планом земельного участка Усанова О.Г., заключением ООО «Земельный эксперт», показаниями специалиста ООО « Кулкаева Е.В., определением Советского районного суда г. Астрахани от ДД.ММ.ГГГГ об отмене по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда от ДД.ММ.ГГГГ по иску Усанова О.Г. к Ежову В.М. об устранении препятствий в пользовании земельным участком.

Ссылка в жалобе ответчика на кадастровый план территории СНТ « не может быть принята судебной коллегией во внимание в качестве доказательства отсутствия смежества земельных участков с кадастровыми номерами № и №, поскольку земельный участок Усанова О.Г. учтен в государственном кадастре недвижимости декларативно, поставлен на кадастровый учет без установления границ, в результате кадастровых работ, проводимых ООО « кадастровым инженером были определены границы земельного участка истца и его фактическое местоположение на местности, а также смежество границ спорных участков в точках Н3-Н4.

Согласно заключению, выполненному ООО « ДД.ММ.ГГГГ, пояснениям специалиста Паркиной А.П., представленным в судебном заседании суда апелляционной инстанции, судебной коллегией установлено, что земельные участки с кадастровым номером № и № являются смежными, имеет место наложение границ земельного участка с кадастровым номером № в точках Н1,Н2,Н3,Н4 на границы земельного участка, поставленного на кадастровый учет с номером № площадью наложения кв.м., а также в точках А1,А2,А3,А4 - площадью наложения кв.м.

Доводы жалобы ответчика о том, что суд необоснованно сослался в решении на заключение ООО является несостоятельной, поскольку в силу статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Вопреки требованиям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не представлено суду доказательств, подтверждающих отсутствие смежества спорных земельных участков, соблюдения при выполнении межевых работ прав и законных интересов Усанова О.Г., являющегося смежным землепользователем.

Таким образом, внесение изменений в характеристики земельного участка ответчика произведено с нарушением установленного порядка, на основании описания земельного участка, выполненного с нарушением требований части 9 статьи 38 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» и при отсутствии согласования со смежным землепользователем Усановым О.Г., действия ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области по внесению данных изменений в государственный кадастр недвижимости нарушают права и законные интересы истца как смежного землепользователя.

Учитывая, что в силу статьи 3 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области обладает полномочиями по постановке и снятию с государственного кадастрового учета земельных участков, судебная коллегия полагает необходимым изменить решение суда, возложить на вышеуказанное учреждение обязанность снять с кадастрового учета земельный участок с кадастровым номером, аннулировав в кадастровом учете сведения об уточнении его границ и площади.

Иные доводы апелляционной жалобы ответчика не содержат новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения судом первой инстанции, не опровергают выводов судебного решения.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда,

ОПРЕДЕЛИЛА:

заочное решение Советского районного суда г. Астрахани от ДД.ММ.ГГГГ изменить в части, дополнив резолютивную часть решения суда следующего содержания: обязать ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» по Астраханской области снять с кадастрового учета земельный участок с кадастровым номером, площадью 1070 кв.м., расположенный по адресу: ря, участок №, принадлежащий на праве собственности Ежову ФИО18.

В остальной части заочное решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу Ежова В.М. – без удовлетворения.

Председательствующий подпись Спрыгина О.Б.

Судьи областного суда подпись Коробченко Н.В.

Из-за множества ошибок и злоупотреблений, допущенных при межевании, актуальным является вопрос признания ошибочного межевания недействительным.

Статья 61 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» устанавливает порядок исправления ошибок, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости. Из данной статьи следует, что исправление реестровой ошибки в сведениях Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ земельного участка осуществляется органом регистрации прав путем внесения изменений в сведения Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ и площади такого земельного участка.

Закон не предусматривает простое исключение ошибочных сведений Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ земельного участка без внесения в реестр новых сведений.

Между тем в реальной судебной практике встречается еще много случаев, когда внести изменения в описание границ земельного участка ответчика невозможно, например, из-за того, что будут затронуты земельные участки нескольких других лиц, не участвующих в деле. В таких случаях восстановить права истца можно не иначе как путем исключения ошибочных сведений о границах земельного участка ответчика из Единого государственного реестра недвижимости.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется, в частности, путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Согласно подп. 4 п. 2 ст. 60 ЗК РФ действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Признание результатов межевания недействительными и исключение ошибочных сведений о местоположении границ земельного участка ответчика из Единого государственного реестра недвижимости служит цели восстановления положения, существовавшего до нарушения права истца.

В одном из споров об установлении смежной границы земельных участков, истребовании части земельного участка, обязании перенести забор Верховный Суд РФ в определении от 24 ноября 2015 г. № 58-КГ15-14 разъяснил: «Отсутствие согласования границ земельного участка ответчика с истцом может свидетельствовать о недействительности результатов межевания земельного участка К. При этом оценку данному обстоятельству суд вправе дать при рассмотрении спора об установлении границ, что не требует самостоятельного оспаривания истцом землеустроительного дела, либо действий кадастрового инженера. Заявленные истцом требования находятся в рамках такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок, и пресечение действий, нарушающих право на земельный участок или создающих угрозу его нарушения (ст. 60 ЗК РФ)» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 12. С. 2).

Президиум Московского областного суда в постановлении от 21 октября 2015 г. № 513 по делу об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка указал: «В данном случае истцы избрали способ защиты нарушенного права путем подачи иска об исключении из ГКН сведений о местоположении границ земельного участка, который не противоречит нормам действующего законодательства».

Вместе с тем признания недействительными результатов межевания и исключения сведений о местоположении границ земельного участка ответчика из Единого государственного реестра недвижимости, как правило, недостаточно для восстановления нарушенного права истца.

Так, в определении Верховного Суда РФ от 14 февраля 2017 г. № 32-КГ16-29 по делу о признании недействительными межевого плана, проекта межевания границ, признании незаконной постановки на государственный кадастровый учет земельных участков, понуждении к снятию земельных участков с государственного кадастрового учета, признании зарегистрированного права отсутствующим указано следующее: «Обращение Ш. в суд с иском было вызвано необходимостью восстановления права владения принадлежащим ему на праве собственности земельным участком.
Суд с учетом выявленных нарушений при межевании принадлежащих П. земельных участков, поставленных на кадастровый учет, установив наложение их границ на принадлежащий Ш. земельный участок с кадастровым номером <…>, пришел к выводу о нарушении права истца и необходимости защиты нарушенного права собственности путем признания результатов межевания недействительными.
Однако признание результатов межевания недействительными само по себе не влечет восстановление нарушенных прав и законных интересов истца, что оставлено судом без внимания и оценки, у П. сохраняется право собственности на указанные выше земельные участки с координатами границ, указанными в государственном кадастре недвижимости.
Таким образом, в нарушение приведенных выше требований процессуального закона суд, признав незаконными результаты межевания земельных участков, не разрешил спор по существу и не определил надлежащий способ восстановления нарушенного права собственности истца».

Необходимость в признании межевания соседского земельного участка недействительным возникает, когда истцу нужно уточнить границы своего земельного участка. В такой ситуации по существу имеется спор об установлении границ земельных участков в судебном порядке.

Согласно п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» к искам о правах на недвижимое имущество относится, в частности, иск об установлении границ земельного участка.

В одном из споров о границах земельных участков в определении Верховного Суда РФ от 7 октября 2015 г. по делу № 305-КГ15-7535 была сформулирована следующая правовая позиция: «…когда пересечения (наложения) земельных участков, сведения о границах одного из которых внесены в государственный кадастр недвижимости, а другого подлежат уточнению, то требования заявителя в таком случае подлежат рассмотрению по правилам искового производства как требование об установлении границ земельного участка».

Таким образом, чтобы признать межевание участка соседа недействительным, если нет возможности исправить реестровую ошибку в описании границ его земельного участка, нужно обращаться в суд с иском о признании недействительными и исключении ошибочных сведений Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ соседского земельного участка и об установлении границ Вашего земельного участка или об исправлении реестровой ошибки в описании местоположения границ Вашего земельного участка, если его границы ранее были установлены с ошибкой.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович