Ограниченный суверенитет. Теории и пределы ограничения государственного суверенитета

18.06.2020 Кредиты

СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

формирование своего образа в США. Так, в отношении политической элиты США, Россия может перенять американский прагматичный подход для установления и укрепления партнерских отношений с США, отказавшись от резкой критики в адрес американских властей и оказывая большее внимание перспективам сотрудничества двух стран для реализации собственных национальных интересов. Что касается СМИ, то их оценки происходящих в России процессов опираются на реальные факты, высказывания российских политиков, поэтому методы воздействия на оценки СМИ существуют, и они напрямую связаны с воздействием на процессы, происходящие во внутренней и внешней политике России. Комплексное воздействие на все уровни восприятия может изменить образ России в США в лучшую сторону и способствовать улучшению взаимоотношений этих государств.

К.И. ОЛЕНИНА

ОГРАНИЧЕНИЕ СУВЕРЕНИТЕТА ГОСУДАРСТВА:

ДВЕ СТОРОНЫ МЕДАЛИ

Суверенитет - это полнота законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории, исключающая всякую иностранную власть; неподчинение государства властям иностранных властей, за исключением случаев явно выраженного, добровольного согласия со стороны государства на ограничение своего суверенитета, как правило, на основе взаимности. В принципе суверенитет всегда является полным и исключительным. Суверенитет - одно из неотъемлемых свойств государства. Важнейшим принципом, вытекающим из самого понятия суверенитета, является неприкосновенность территории государства, противоправность военной оккупации и посягательство на территорию с помощью силы. Таким образом, именно суверенитет делает государство независимым субъектом международных отношений. Более того, именно суверенитет является тем

самым критерием, который позволяет отличить государство от других публично-правовых союзов, отграничить сферу властвования каждого государства как субъекта суверенной власти в пределах своей территории от сферы власти других государств. Эта основа присутствует в Уставе ООН, хотя в нем были заложены и элементы универсализма, возводимые теперь в абсолют. Понятие суверенитета родилось в XVI веке одновременно с национальным государством, и через столетие концепция суверенитета заняла центральное место в философии международных отношений, став сво-

Современная мирополитическая система характеризуется противоборством двух разнонаправленных тенденций - к укреплению суверенитета с одной стороны, и к его ограничению с другой.

его рода ориентиром в практической политике государств. Вторая половина ХХ века, ставшая эпохой быстрых перемен в глобализирующемся мире, казалось бы, лишь укрепила значимость суверенитета. С одной стороны, этому способствовала «холодная война», в ходе которой каждая из соперничающих сверхдержав пыталась консолидировать свою сферу влияния, что могло быть реализовано только в рамках системы государств. С другой стороны, суверенитет как принцип международных отношений упрочился в ходе деколонизации, которая вывела на международную арену широкую группу стран, ставших равноправными участниками международных отношений и получивших гарантии невмешательства в их внутренние дела. В это время и был принят целый ряд документов и резолюций, провозглашающих нерушимость суверенитета и суверенное равенство всех государств. Однако сейчас практика показывает, что суверенитет не столь незыблем и неприкосновенен, как это следует из совокупности международных документов. Государства с традиционными национальными интересами с начала ХХ века - уже не единственные вершители мировой политики и испытывают все более сильное давление вненациональных интересов. В настоящее время ограничение суверенитета стало устойчивым феноменом. На глазах закладываются новые основы миропорядка, которые имеют две стороны: акцент на универсальных наднациональных стандартах и ценностях, или же возврат к так называемому «сверхгосударству».

С одной стороны государства жертвуют частью своих полномочий в пользу «общенациональных интересов», с другой стороны государства стараются как можно сильнее укрепить свой суверенитет, за счет «потерь» других государств.

В последнее время идея «десуверенизации», добровольного или принудительного ограничения суверенных полномочий, натолкнулась на серьезную оппозицию со стороны ряда влиятельных держав - США, Китая, Индии и России.

Идея «десуверенизации» обусловлена различными причинами: «войной с террором» в Соединенных Штатах, интенсивным экономическим развитием в Китае, созданием ядерного оружия и эскалацией межгосударственного конфликта в Индии и Пакистане. Тенденция к утверждению особой роли суверенитета выражается в создании новых геополитических доктрин и стратегий.

А.А. Кокошин видит подтверждение этой тенденции в отказе администрации Дж. Буша-мл. от ограничения суверенитета США в важнейших для всего международного сообщества вопросах - подписании Киотского протокола, выходе из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года и субсидировании сельского хозяйства; в жесткой позиции КНР по обеспечению своего суверенитета над Тайванем и развитии оборонной промышленности; в появлении у Индии весной 1998 года собственного ядерного оружия; наконец, в стремлении России поддержать «справедли-

Нужны ли в современном мире правовые механизмы, регулирующие процесс

добровольного и насильственного ограничения суверенитета?

V_________________J

СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

вую» цену на нефть и газ. Необходимость ориентирования в «нестандартных ситуациях» ставит под сомнение одну из самых перспективных идей прошлого десятилетия - идею глобального управления (global governance), которое в общем виде можно определить как мирное коллективное регулирование международных отношений.

В то же время попытки представить суверенитет неотъемлемым инструментом обеспечения национальной безопасности уводят внимание от того, что многие из стоящих перед международным сообществом проблем издержками «реального суверенитета». Нельзя отрицать, что акты террора 11 сентября 2001 года, послужившие толчком для пересмотра концепции национальной безопасности и внешнеполитической стратегии США, были вызваны многолетней неосмотрительной и предвзятой политикой страны на Ближнем Востоке. Как отмечает бывший руководитель отдела ЦРУ по отслеживанию деятельности Усамы бин Ладена М. Шойер, действия террористов были ответом на бездумную поддержку американцами Израиля, размещение войск в священных для мусульман местах и союзнические отношения с королевским домом Саудов. Стремление Индии стать ядерной державой объясняется нежеланием сторон в индийско-пакистанском конфликте выработать механизмы реализации совместного суверенитета над спорными территориями и углублять двусторонние экономические и политические связи в рамках региональных объединений. В свою очередь Китай, проводящий политику насильственной ассимиляции в Тибете и Синьцзян-Уйгур-ском автономном районе, сопровождающуюся нарушением прав человека и этнических меньшинств, видит в государственном суверенитете эффективную защиту от претензий извне. В то же время распространение «несостоявшихся» или «деградировавших» государств (failed states), признанное Организацией Объединенных Наций одним из наиболее острых вызовов глобальной и региональной безопасности, продемонстрировало неспособность ряда правительств эффективно и во благо общества распоряжаться государственным суверенитетом. Таким образом, современная мирополитическая система характеризуется противоборством двух разнонаправленных тенденций - к укреплению суверенитета, с одной стороны, и к его ограничению, с другой. Это противоборство происходит на фоне снижающейся эффективности Организации Объединенных Наций, в Уставе которой зафиксировано, что суверенитет государства не может быть ограничен, но реальное ограничение суверенитета вследствие односторонних действий, нарушающих международную процедуру вмешательства во внутренние дела других стран, остается реальностью.

Под практикой ограничения суверенитета понимаются два разных процесса - процесс добровольной передачи суверенных полномочий в пользу наднациональных субъектов) и внешнее принуждение к соблюдению широкого спектра международных обязательств. При этом в первом случае признаком ограничения суверенитета выступает наличие таких надгосударст-

Какие ресурсы

обеспечивают

возможность

насильственного

ограничения

суверенитета?

V_________________)

Материалы, представленные на VМеждународную зимнюю школу стипендиатов ОРФ

венных органов, которые обладают контролем и механизмами принуждения к исполнению решений, а во-втором - только такое вмешательство, которое осуществляется в обход или с пренебрежением легитимных процедур разрешения споров. Процессы ограничения суверенитета имеют различную природу. Первым признаком ограничения суверенитета выступает наличие надгосударственных органов, которые обладают контролем и механизмами принуждения к исполнению решений, во втором же случае государство само «жертвует» частью своего суверенитета. Но в обоих случаях речь идет об ограничении суверенитета, то есть о сужении суверенных полномочий государства в рамках его национальных границ.

В работах, посвященных трансформации положения и роли государства в современном мире, часто, как верно замечает Майкл Мэнн, идет однобокий спор на тему усиливается ли государственная система или ослабевает, между тем как процесс представляется весьма сложным и неоднозначным, в чем-то эти позиции ослабляются, но в чем-то усиливаются. Так, Сюзан Стрэнг, настаивающая на том, что под влиянием мощных экономических процессов власть государства ослабевает, в то же время с удивлением отмечает, что государство стало регулировать проблемы, которые раньше решали сами люди, в частности, как строить собственный дом, как устраивать семейные отношения, так что, по ее словам, почти нет сферы, в которую бы не вмешивалась государственная бюрократия. Она называет это парадоксом, хотя это вполне естественные наложения, поскольку типологически подобные процессы никогда не идут однолинейно и только в одном направлении. Общий вектор - это всегда сложный баланс разнонаправленных изменений, причем ослабление системы обычно сочетается с усилением некоторых ее сторон, хотя бы за счет переструктуризации ее компонентов и изменения уровней иерархии.

Ярким примером отрицательных изменений в государстве после ограничения полномочий являются действия США по ограничению суверенитета и прав Ирака. США проводили разнообразные мероприятия политикодипломатического, экономического, военного, информационного и иного характера с целью установления своего контроля над Ираком и соседними странами. Особый интерес США к Ираку был обусловлен энергетическими ресурсами Ирака. Так же Ирак является центральным положением, заняв которое, можно легко управлять остальными странами Ближнего Востока. Ирак привлекателен своим геополитическим положением. Через его территорию проходят международные сухопутные и воздушные пути, связывающие Европу со странами Среднего Востока и Южной Азии. Вместе с тем контроль над Ираком открывал для США дополнительные возможности для ликвидации неугодных режимов в соседних странах. В 1991 г. Ирак завоевывает Кувейт. США, на основании вынесенного Советом Безопасности ООН решения об использовании «всех необходимых мер для восстановления мира и безопасности в этом районе» начали военные действия против Ирака. В отношении Ирака решениями Совета Безопасности ООН были

СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

введены жесткие международные санкции. Устанавливается режим экономической блокады страны. В результате Ирак оказался в крайне тяжелом социально-экономическом положении. Экономика страны в силу нехватки финансовых средств, сырья, запчастей и оборудования находилась в состоянии, близком к критическому. Резко выросла внешняя задолженность Ирака. Упал жизненный уровень населения Ирака. Остро ощущалась нехватка многих видов продовольствия и медикаментов. В результате международных экономических санкций, введенных Советом Безопасности ООН против Ирака в 1991 г., увеличилась смертность населения. В Ираке происходили изменения, приводящие к разрушению страны. А Америка занимает лидирующее положение на международное арене, получает сырье на «выгодных условиях».

Двойственным примером ограничения суверенитета могут служить американо-японские отношения. После поражения Японии во второй мировой войне ослабленная в военном и экономическом отношении Япония, была вынуждена принять все условия, продиктованные Вашингтоном. Японским властям пришлось идти на значительные уступки, соглашаясь со всеми требованиями, выдвигаемыми Соединенными Штатами. Юридически двусторонний союз в сфере безопасности выразился в подписании соглашений между Токио и Вашингтоном в 1950-е годы. В 1951 году были подписаны Сан-Францисский мирный договор и «договор безопасности», а в 1952 году - Административное соглашение. Согласно этим документам, США могли размещать вооруженные силы, военные объекты и базы на территории своего союзника. Суверенитет Японии был значительно ограничен в военно-политическом отношении, так как согласно второй статье «договора безопасности» Японии запрещалось предоставлять без предварительного согласия США какие-либо базы или разрешать транзит через ее территорию вооруженных сил третьих держав. С подписанием этих договоров Япония оказалась в большой зависимости от США, которые заставляли ее следовать в фарватере своей мировой стратегии.

Также американо-японский альянс имел и свои положительные стороны для Японии. Япония могла восстанавливать национальную экономику из-за отсутствия затрат на вооруженные силы. Расположение американских военных баз в Японии принесло Токио немало дивидендов. Поставки военного оборудования для американской армии, произведенного по спецзаказам США, способствовали развитию промышленности Японии и подпитывали экономику солидными денежными инвестициями. В общем и целом 72% всех производительных сил страны в эти годы были так или иначе связаны с выпуском военной продукции. Таким образом, ограничение прав и суверенитета государства может привести и к положительным изменениям. Это внешние «принудительные» способы ограничения суверенитета.

Существует и другой способ ограничения суверенитета - когда государство по собственной воле отдает часть своих прав и полномочий другому государству, а то в свою очередь оказывает поддержку. Такой вид ограничения

Материалы, представленные на VМеждународную зимнюю школу стипендиатов ОРФ

Это ассоциированное государство - форма конфедерации из объединившихся на двусторонней основе государств, при которой меньшее государство, формально сохраняя суверенитет и независимость, доверяет значимую часть своих властных полномочий большему государству. Как правило, это внешняя политика, связь, транспорт, вооруженные силы. Фактически ассоциированное государство - переходная форма внешней зависимости подчиненной территории, находящаяся между статусами колонии и самостоятельного государства.

Примеры свободных ассоциаций: с Соединенными

Штатами Америки - Пуэрто-Рико (с 1952), с Новой Зеландией - Острова Кука (с 1965), с Францией - Новая Каледония (с 1998), с Нидерландами - Аруба (с 1986).

Самопровозглашенные государства Абхазия и Приднестровье объявили курс на ассоциированное государство с Россией (частично признанная Южная Осетия пожелала большей интеграции - вхождение в состав России), а Турецкая Республика Северного Кипра - с Турцией. Также в 1990-2000 гг., согласно двусторонним договорам, в свободной ассоциации с Россией был Татарстан. Т.е. большая часть полномочий находится у более значимого государства, но в свою очередь подвластные государства могут проводить самостоятельную политику, но зависящую от главного государства.

Фактор добровольности в сокращении объема полномочий ради приобретения дополнительных престижа и выгод среди государств является одним из самых важных, мало того, именно он определяет, по моему мнению, «жертвование частью суверенитета». Нужно обратить внимание на идущий с послевоенного времени важнейший процесс, в результате которого многие страны начинают добровольно ограничивать себя в, казалось бы, наиболее суверенных вещах.

Достаточно бросить даже беглый взгляд на те области, в которых сократился суверенитет, чтобы согласиться со сказанным. Право устанавливать пошлины и налоги и определять их размеры; запрещать и поощрять ввоз и вывоз товаров (капиталов) и какие-то виды деятельности; печатать деньги; брать займы; устанавливать правила содержания заключенных и применения их труда; использовать смертную казнь; провозглашать те или иные политические свободы или ограничивать их; фундаментальные правила выборов (и само их проведение) и избирательных цензов, а также еще масса других важных явлений перестали определяться только желаниями самого государства. Не так давно европейцы отказались от собственных национальных валют ради одной общей (евро). В конце концов, то, что всегда призна-

Под практикой ограничения суверенитета понимаются два разных процесса - процесс добровольной передачи суверенных полномочий в пользу наднациональных субъектов и внешнее принуждение к соблюдению широкого спектра международных обязательств.

Фактор добровольности в сокращении объема полномочий ради приобретения дополнительных выгод является одним из самых важных.

и________________________________________________г

СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

валось главным в суверенитете: право войны и мира - под международным контролем. А ведь еще 50 лет назад в своем знаменитом Манифесте Б. Рассел и А. Эйнштейн писали: «Искоренение войн потребует мер по ограничению национального суверенитета, которые будут ущемлять чувство национальной гордости». Сегодня такой контроль уже почти не ущемляет национальную гордость.

Не стоит и здесь забывать и о «положительной» стороне медали. Хотелось бы выделить отдельным пунктом наилучшие изменения, которые могут произойти при ограничении суверенитета и передачи прав одного государства другому: создание безвизового режима, снижение пошлин, свободное перемещение товаров, налаживание международных контактов и связей, партнерство (во всех областях), открытые границы. Ярким примером может служить отказ европейцев от собственных, национальных валют ради одной общей (евро).

Из всего вышесказанного можно сделать вывод. Мир становится более взаимосвязанным. Путем ограничения суверенитета и прав государства внутренние дела государства, сужаются, становятся подконтрольны другим государствам, а международное право расширяется. Ограничение суверенитета государства несомненно приводит к общественным изменениям в этом государстве. Современная мирополитическая система характеризуется противоборством двух разнонаправленных тенденций - к укреплению суверенитета, с одной стороны, и к его ограничению, с другой, при том, что иногда эти тенденции воплощаются в политике одного государства (укрепление собственного суверенитета соседствует с ограничением суверенитета других государств). «Сильные» государства стремятся всеми силами укрепить свой суверенитет за счет ограничения суверенитета других государств, в свою очередь остальные государства готовы самостоятельно жертвовать частью своего суверенитета для обеспечения существования этого государства в мирополитической системе.

Я.В. ЩЕТИНСКАЯ

Самарский государственный университет

«ФАБРИКИ МЫСЛИ»: ПРИНЦИПЫ, ТЕХНОЛОГИИ И МЕТОДЫ РАБОТЫ

В системе современных международных отношений страны с устойчивым демократическим режимом, где существует гражданское общество, плюрализм интересов и вариативность предлагаемых политических решений, особое внимание уделяют политической экспертизе. Лица, ответственные за формирование государственной политики, получают информацию в различной форме и из различных источников.1 Политическая экспертиза в

1 Рич Э., Уивер К. Пропагандисты и аналитики: «мозговые центры» и политизация экспертов // Pro et Contra № 2. 2003. С. 64.

2011 г.

Введение

1.1. История понятия государственного суверенитета

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность выбранной темы курсовой работы обусловлена тем, что проблема государственного суверенитета относится к числу наиболее запутанных и противоречивых в науке государственного и международного права. Ей посвящена обширная литература, которая обычно приспосабливается к запросам того дня, когда она появилась на свет. Трудно, наверно, найти проблему, которая была бы более подогнана к потребностям текущего момента, к требованиям сиюминутной политики . Проблема государственного суверенитета постоянно привлекает внимание политических и общественных деятелей, юристов-практиков и ученых-правоведов. Изучение государственного суверенитета имеет не только теоретическое значение, но и приобретает непосредственное государственно-политическое звучание в эпоху глобализации. В современных условиях становится необходимым определенное переосмысление понятия «суверенитет», который является качественной характеристикой государства, как в связи с изменениями во внутренней жизни нашей страны, так и с процессами, происходящими в мире, прежде всего, глобализацией.

Определение государственного суверенитета как верховенства государства в пределах его территории и независимость в межгосударственных отношениях само по себе сомнений не вызывает. Но может ли государственный суверенитет подвергаться самоограничению или ограничению? Допустимо ли считать это возможным при заключении международных договоров или в случае односторонних уступок со стороны того или другого государства? Концепция ограниченного суверенитета начала разрабатываться в политической науке относительно недавно, и по этой причине данную тему невозможно считать глубоко и всесторонне изученной.

Цель курсовой работы заключается в исследовании сущности государственного суверенитета и проблемы его ограничения. В соответствие с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

Рассмотреть историю становления понятия «государственный суверенитет»;

Раскрыть сущность государственного суверенитета;

Проанализировать суверенитет по Конституции Российской Федерации;

Проанализировать проблему ограничения государственного суверенитета.

Поставленные в работе задачи решались с помощью следующих методов исследования: теоретический анализ литературных источников; анализ состояния проблемы в практике; метод сравнительно-правовых характеристик.

Структурно курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

При подготовке курсовой работы использовались: Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, научно-учебные пособия по теории государства и права, представленные в списке литературы.

1. Понятие и характеристика государственного суверенитета

1.1. История понятия государственного суверенитета

Понятие суверенитета родилось одновременно с национальным государством в XVI-м веке, и спустя столетие концепция суверенитета заняла центральное место в философии международных отношений, став своего рода ориентиром в практической политике европейских держав. Понятие государственного суверенитета было введено французским политиком и учёным XVI в. Жаном Боденом Согласно определению Бодена суверенитет - это неограниченная и бессрочная верховная власть монарха в государстве, принадлежащая ему в силу его естественного права.

Вследствие сначала вестернизации мира, а затем освобождения покоренных народов от колониальной зависимости европейская система межгосударственных отношений распространилась на весь мир - а вместе с ней и принцип суверенитета.

Термин «суверенитет» употребляется в разных значениях. В философской литературе иногда говорят о суверенитете личности как об автономии воли человека, о его свободе выбирать линию своего поведения и т. п. В отечественной литературе по теории государства и права, международному и конституционному праву встречаются рассуждения о народном и национальном суверенитете.

В Конституции России, в статье 1 сказано, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Понятие «государственный суверенитет» с исторической точки зрения сравнительно молодое. Ни греческие города-государства, ни Римская империя не знали такого понятия. Только на последнем этапе феодализма в Европе появляется термин «суверенитет» как своего рода противовес, выдвигавшийся абсолютными монархами в борьбе против крупных феодалов. В тот период суверенитет государства связывался с личностью монарха. Именно монарх рассматривался как носитель суверенитета. Это нашло отражение в известной фразе Людовика XIV «Государство - это я». Происходило отождествление личности государя и государства. В то же время надо указать и на другую тенденцию в Западной Европе. Особенности ситуации в Англии в XVII веке дали пищу иной доктрине - стремлению рассматривать как носителя суверенитета парламент.

Доктрина народного суверенитета была разработана в XVIII в. французским мыслителем Руссо, называвшим суверена ни чем иным, как коллективным существом, образуемым из частных лиц, в совокупности получивших имя народа . Суть народного суверенитета заключается в верховенстве народа в государстве. При этом народ рассматривается как единственный законный и правомерный носитель верховной власти или как источник государственного суверенитета . Понятия народного суверенитета и государственного суверенитета также различны, но не противопоставлены друг другу, поскольку в первом случае раскрывается вопрос о высшей власти в государстве, а во втором — вопрос о верховности власти самого государства .

Продолжателем традиций Бодена и Руссо был Гегель. В основе его концепции суверенитета лежало понимание им государства как целостности или как он называл ее сам - тотальности. Отсюда главная идея концепции суверенитета Гегеля - идея несторжимой целостности государства, в рамках которой ни одна часть не может иметь самостоятельного существования.

Приблизительно с конца XVIII века суверенитет государства постепенно обретает современную трактовку. На него начинают смотреть как на качество или свойство государства. В теоретическом плане дискуссия в значительной степени переключается на обсуждение проблемы о том, что может себе позволить государство в сфере отношений с другими государствами. Практически речь идет о возможности государств претендовать на неограниченность своего суверенитета в межгосударственных отношениях, что логически ведет к отрицанию международного права. Суть такого подхода подчеркнул Г.Радбрух: «…государство провозглашается суверенным, то есть высшим и единственным правопорядком, и, как следствие этого, суверенитет одного государства исключает суверенитет каждого другого государства…» . Спор об этом часто называли спором об абсолютном государственном суверенитете.

Эта дискуссия не соответствовала реальностям межгосударственных отношений даже в конце XIX - начале XX века. В начале XX века крупнейший русский юрист-международник Ф.Ф.Мартенс писал: «…тогда силою вещей оно [государство] вынуждено будет делать уступки, уважать законные интересы и права других народов, должно отказаться от безусловного осуществления своего верховенства. Абсолютное в смысле государственного права начало суверенитета определяется в международном общении взаимными отношениями, которые существуют между народами и ими ограничиваются». Другой русский юрист, Г.Д.Гурвич, в начале 1920-х годов вновь говорил о несостоятельности концепции абсолютного суверенитета в указанном выше смысле: «…из идеи суверенитета, как верховенства внутри и независимости вовне, отнюдь не вытекает неограниченность государственной власти правом. …независимость вовне означает независимость одного государства именно от другого, а вовсе не независимость государственной воли… от норм международного права…» .

Понятие государственного суверенитета на уровне межгосударственных отношений употреблялось первоначально только между «цивилизованными» государствами. Универсальный характер международного права сложился окончательно с принятием Устава ООН. Закрепление в Уставе ООН принципа суверенного равенства государств ознаменовало утверждение этого принципа в качестве одного из общепризнанных основных принципов международного права. Но после принятия Устава в западной доктрине международного права намечается тенденция приуменьшать значение государственного суверенитета вплоть до его отрицания или стремления придать ему «технический характер». Рост взаимозависимости государств, который в конце концов получил название глобализации, интеграционные процессы, особенно в Западной Европе, подогревали подобные настроения. На практике, однако, ни о каком отказе от суверенитета государств говорить не приходится.

Принцип суверенного равенства государств в практике межгосударственного общения полностью сохраняет свою роль, какие бы теории ни выдвигались по поводу утраты государственным суверенитетом своего значения. Об этом свидетельствует в первую очередь Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 25 октября 1970 г.

1.2. Сущность государственного суверенитета

В современной юридической литературе суверенитет признается неотъемлемым признаком любого государства независимо от его формы и рассматривается исследователями как свойство государственной власти определяющее ее верховенство, единство, независимость от иных источников власти. Он признается как необходимое политико-юридическое свойство всякого государства, неразрывно связанного с его природой. «Суверенитет государства, - пишет А. Ф. Халатов,- всегда проявляется в деятельности олицетворяющей его государственной власти».

Принято выделять 3 главных свойства суверенитета: верховенство, единство и независимость государственной власти .

Верховенство государственной власти предполагает полноту власти на всей территории, никакая другая власть не вправе присваивать "себе функции государственной власти. Государство:

1) распространяет свою власть на всю территорию страны;

2) определяет весь строй правовых отношений;

3) устанавливает правовое положение различных организаций, правила поведения физических и действий юридических лиц;

4) регламентирует права, свободы и обязанности личности;

5) регулирует компетенцию государственных органов и полномочия должностных лиц и т.д.

Единство государственной власти проявляется в наличии единого органа или системы органов, составляющих высшую государственную власть, охватывающую все необходимые для осуществления функций государства полномочия.

Независимость государственной власти — самостоятельность в отношениях с другими государствами, в том числе и международными организациями.

В научной литературе относительно понятия «суверенитет» учеными-юристами сформулированы внутренние и внешние признаки его характеризующие. К внутренним признакам можно отнести верховенство государственной власти внутри страны по отношению ко всем другим существующим в ее пределах социальным властям, объединениям граждан, самим гражданам. Внешние признаки суверенитета включают в себя независимость государственной власти, полную ее самостоятельность в решении внутренних и внешних задач, в формировании осуществления своей политики, не подчиненность другим государствам.

В отечественной юридической литературе также можно обнаружить точку зрения, согласно которой суверенитет - признак государства. Тогда, очевидно, его надо рассматривать в том же ряду, что и наличие публичной власти, территориальная организация населения и т. п. Однако долгое время государства существовали, не имея представления о суверенитете. Конечно, государства существовали и в то время, когда не выделялись всем ныне известные другие признаки государства. От этого они не исчезали. Но современные научные исследования показывают, что определенные признаки государства неотъемлемы от государства как социального феномена. Без них нет государства. О государственном суверенитете этого сказать нельзя. Он появляется только тогда, когда созревают для его появления внутренние, а потом и внешние причины в развитии общества, причем внешние причины оказались долговечнее внутренних.

Разнообразие в толковании внутреннего аспекта государственного суверенитета скорее всего свидетельствует о не слишком большой потребности в нем в чисто внутригосударственном плане. То, что под суверенитетом государства во внутреннем аспекте сейчас, как правило, понимают верховенство государства в пределах его территории, т. е. юридическое полновластие государства, неподчиняемость его другой власти, имеет также первостепенное значение в межгосударственной сфере. Если представить себе, что в мире существует только одно государство, вряд ли тогда сохранилась бы потребность в таком понятии, как государственный суверенитет.

Государственный суверенитет приобрел особо важное значение как результат взаимного признания государствами равенства и равноправия. Это именно продукт взаимодействия государств на международной арене. Это признание ими независимости друг от друга в юридическом смысле. Фактически государства не равны друг другу ни в военном, ни в экономическом, ни в каком-либо другом отношении. Государства могут зависеть от того или иного государства в экономическом или военном отношении. Они как носители суверенитета, как суверенные образования юридически стали признаваться равными друг другу.

Поэтому государственный суверенитет не признак государства. Необходимость его признания диктуется не тем, что у государства появился какой-то признак, которого до этого не было или который был открыт спустя сотни лет после того, как государство уже существовало. Возникла стойкая необходимость в признании этого качества или свойства государства, в конечном счете, для упорядочивания межгосударственных отношений. Без такого признания упорядочивание межгосударственных отношений было бы невозможным. В этом была объективная необходимость.

Таким образом, надо говорить о качестве или свойстве государства, причем о правовом качестве или свойстве.

В юридической литературе не редко говорится о принципе государственного суверенитета. Например, Н.А.Ушаков в своей работе, посвященной государственному суверенитету, неоднократно использует выражение «принцип государственного суверенитета», который далее он называет этот принцип принципом уважения государственного суверенитета. Согласно ему государства обязаны уважать суверенитет друг друга, т. е. соответствующее качество, которое они признают друг за другом.

В Уставе ООН, Декларации принципов международного права 1970 г. и Заключительном акте СБСЕ 1975 г. принцип уважения государственного суверенитета не выделен в качестве самостоятельного принципа. В них выделен принцип суверенного равенства государств. В понятие суверенного равенства включается и обязанность государств уважать правосубъектность других государств (Декларация 1970 г.), т. е. тем самым их суверенитет, и обязанность государств уважать «все права, присущие их суверенитету и охватываемые им» (Заключительный акт СБСЕ).

Принцип суверенного равенства государств в межгосударственных отношениях объективно существует потому, что одной силой управлять межгосударственным сообществом невозможно. Какие-то нормы международного права учитывают и фактическое неравенство государств. В качестве примера можно привести институт постоянного членства в Совете Безопасности ООН или выделение ядерных государств в Договоре о нераспространении ядерного оружия. Это приходится делать, когда возникает потребность учитывать реальное влияние определенной категории государств на обстановку в мире. Такие нормы закрепляют не привилегии наиболее сильных государств, а выражают их повышенную ответственность за состояние межгосударственных отношений; преследуют ту же цель, что и основные принципы международного права, включая и принцип суверенного равенства государств.

Государственный суверенитет в настоящее время приобрел преимущественно международно-правовую «окраску». Г.Радбрух отметил, что «суверенитет - не что иное, как международно-правовое свойство субъекта». Далее он продолжил эту мысль: «Понятие суверенитета также следует развивать не из естественно-правовых взглядов независимо от международного права, а скорее непосредственно из международного права и следуя его методу. Оно означает совсем не то, что государство не признает над собой никакой власти мирского права, как с неизбежностью следовало бы из этого заключения, а именно то, что данное понятие - безусловно международно-правовое…». Международное право фиксирует признание государствами такого правового качества, как их суверенитет со всеми вытекающими отсюда последствиями - прежде всего их суверенного равенства и тем самым взаимного уважения их суверенитета.

А.А.Моисеев предложил иную трактовку понятия государственного суверенитета как абсолютной категории. Он считает, что «в настоящее время суверенитет как качественная категория носит абсолютный характер». Абсолютный характер суверенитета он видит не в неограниченной власти государства, не в абсолютном (в таком значении) суверенитете, противопоставляемом относительному суверенитету, а в качестве государственного суверенитета, не поддающегося количественному измерению. Как качества его не может быть меньше или больше. По мнению А.А.Моисеева фактически «носителем суверенитета является государственный аппарат, наделенный верховной, самостоятельной, независимой государственной властью, которая юридически, фактически признается легитимным международным сообществом».

2. Государственный суверенитет Российской Федерации

Декларация «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» от 12 июня 1990 г., выражая волю народов России, провозгласила государственный суверенитет РСФСР на всей ее территории и заявила о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР. Суверенитет России - естественное и необходимое условие существования государственности России, имеющей многовековую историю, культуру и сложившиеся традиции. Носителем суверенитета и источником государственной власти провозглашен ее многонациональный народ. Народ осуществляет государственную власть непосредственно и через представительные органы на основе Конституции.

Государственный суверенитет призван обеспечить каждому человеку неотъемлемое право на достойную жизнь, свободное развитие и пользование родным языком, а каждому народу - на самоопределение в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах.

В Декларации устанавливались гарантии политических, экономических и правовых основ суверенитета. Правовой базой обеспечения экономической основы явился Закон РСФСР от 31 октября 1990 г. «Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР».

Основные идеи Декларации и Закона получили закрепление в действующей Конституции РФ. Например, в ст. 3 установлено, что носителем суверенитета и единственным источником власти РФ является ее многонациональный народ; в ст. 4 закреплено, что суверенитет РФ распространяется на всю ее территорию, а Конституция и федеральные законы имеют верховенство на всей ее территории.

Согласно конституциям республик в составе РФ, а также Федеративному договору - Договору о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти суверенных республик в составе РФ от 31 марта 1992 г. эти республики являются суверенными государствами. Однако в соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. № 249-0 положения Федеративного договора, предусматривавшие суверенитет республик и позволявшие тем самым обосновывать ограничения суверенитета РФ, ее конституционно-правового статуса и полномочий, что нашло отражение в конституциях ряда республик, не могут действовать и не подлежат применению как противоречащие Конституции РФ.

На современном этапе конституционного развития Российского государства закрепление в нормах Конституции РФ запретов и ограничений, регламентирующих общественные отношения в области суверенитета позволяет государству нормативно закрепить основу ее независимости и целостности территории, пресечь и предотвратить посягательства со стороны различных субъектов правоотношений на основополагающие конституционные основы государства, защитить права и свободы граждан.

В понимании суверенитета в Конституции РФ закреплено что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ… Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Запреты и ограничения, закрепленные в нормах Конституции РФ, участвуют в регламентации всех общественных отношений связанных с установлением в государстве «суверенитета». Об этом в своих работах отмечают многие исследователи в области права. В этой связи следует согласиться с точкой зрения Ф. Люшера считающего что «суверенитет ныне подвержен различного рода ограничениям, осуществляемым добровольно и на взаимной основе». Так в ч. 3 ст. 6 запретами и ограничениями регламентируется деятельность в беспрепятственном осуществлении прав в области приобретения или лишения гражданства.

Важнейшим проявлением суверенитета в Российской Федерации является законодательное закрепление в Конституции РФ положения согласно которому законы Российской Федерации как и другие правовые акты не должны противоречить нормам Конституции РФ (ч. 1 ст. 15). Этим положением в государстве устанавливается верховенство Конституции РФ и действующих на ее основе всех нормативных правовых актов. В Конституции РФ четко закреплено что нормативные правовые акты не соответствующие Конституции РФ, подлежат отмене в установленном законе порядке

«Границы проявления суверенитета в государстве обусловлены тем, что оно связано с Конституцией РФ и законами. Органы государства, учреждения и должностные лица выступают агентами всего общества, они ответственны перед человеком и гражданином» - пишет В. И. Варяровский.

Верховенство государственной власти ограничено правом и основано на праве. Верховенство власти ограничивается также нахождением РФ в составе различных межгосударственных организаций (Организации Объединенных Наций, Содружестве Независимых Государств. Более подробно участие РФ в межгосударственных объединениях и порядок заключения международных договоров определяется Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации») путем передачи части государственных полномочий этим организациям. Согласно ст. 79 Конституции РФ Россия может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя РФ.

3. Проблема ограничения государственного суверенитета

Современная мирополитическая система характеризуется противоборством двух разнонаправленных тенденций - к укреплению суверенитета, с одной стороны, и к его ограничению, с другой, при том, что иногда эти тенденции воплощаются в политике одного государства (укрепление собственного суверенитета соседствует с ограничением суверенитета других государств). Это противоборство происходит на фоне снижающейся эффективности Организации Объединенных Наций, в Уставе которой зафиксировано, что суверенитет государства не может быть ограничен, но реальное ограничение суверенитета вследствие односторонних действий, нарушающих международную процедуру вмешательства во внутренние дела других стран, остается реальностью.

Под практикой ограничения суверенитета понимаются два разных процесса - добровольной передачи суверенных полномочий в пользу наднациональных субъектов (что можно видеть на примере Европейского Союза) и внешнее принуждение к соблюдению широкого спектра международных обязательств или обеспечению прав человека (что имеет место при операциях, предпринятых одними государствами в других в целях пресечения деятельности террористических группировок или предотвращения гуманитарных катастроф). При этом в первом случае признаком ограничения суверенитета выступает наличие таких надгосударственных органов, которые обладают контролем и механизмами принуждения к исполнению решений, а во втором - только такое вмешательство, которое осуществляется в обход или с пренебрежением легитимных процедур разрешения споров. Эти процессы имеют различную природу, но в обоих случаях речь идет об ограничении суверенитета, то есть о сужении суверенных полномочий государства в рамках его национальных границ. Между этими полюсами существует целый спектр международных механизмов, влияющих на способность распоряжаться суверенитетом, - санкции, эмбарго, блокады, запреты на передвижение. Они схожи по форме, но различаются по мотивам, целям и методам.

Существует распространенная точка зрения, согласно которой государства, заключая международный договор или идя на добровольные уступки другому государству, ограничивают свой суверенитет. Однако, ее не следует понимать буквально. Иначе придется признать, что разные государства, будучи связаны различными договорами, имеют и различный объем своих суверенитетов. При таком подходе к государственному суверенитету государства перестают быть юридически равными в межгосударственном общении. Это не соответствует реальности. Тем не менее, можно встретить общий тезис о возможности добровольного ограничения государственного суверенитета. Э.Л.Кузьмин писал, что ограничение суверенитета на международной арене происходит ради большего укрепления своего положения в системе международного общения. Затем он отмечал: «Практически трудно найти границу, за которой кончается ограничение суверенитета и начинается окончательная потеря его». А.С.Фещенко, рассматривая генезис понятия «государственный суверенитет», говорит, что «в международном праве отсутствуют нормы, запрещающие государствам на добровольной основе поступаться частью своего суверенитета в целях налаживания более действенного механизма межгосударственного сотрудничества» . Если придерживаться такой аргументации, что международное право допускает принудительное ограничение государственного суверенитета государств, грубо нарушивших международное право, вплоть до его лишения.

Ряд государств предусмотрел положения в своих конституциях об ограничении их суверенных полномочий в интересах международного сообщества; причем эти положения имеют целью установить, что определенные «суверенные права и полномочия могут быть ограничены в связи с международными организациями или могут быть переданы международным организациям» .

«Суверенные права государства никем не могут быть ограничены, кроме самого государства (например, признание прибрежным государством права мирного прохода иностранных судов через его территориальное море), или в случае добровольной передачи государством части своих атрибутов государственного суверенитета, как это сделано в рамках Европейского Союза и Совета Европы, или в случае наложения на государство агрессора соответствующих санкций СБ ООН (полное или частичное лишение государства государственного суверенитета), как это было сделано в отношении Германии, Италии и Японии после Второй мировой войны».

Государственный суверенитет является основой суверенных прав. Но суверенные права могут распространяться и за пределы государственной территории (например, на морские и воздушные суда в открытом море, на разработку природных ресурсов своего континентального шельфа и т. д.). И они могут быть ограничены нормами международного права (договорными и обычными). Государства могут добровольно ограничить их осуществление в одностороннем порядке. Это не затрагивает суверенитет государства как таковой.

Международная правосубъектность государства - подчиняемость непосредственному регулятивному воздействию на него международного права. Это качество быть субъектом международного права

Международная правоспособность - наличие у субъекта международного права тех или иных прав и обязанностей, вытекающих из норм международного права, распространяющих свое действие на такого субъекта.

Отождествление суверенитета государства как субъекта международного права и суверенных прав государства как элементов его международной правоспособности вызывает споры о количественном и качественном измерении государственного суверенитета. В практическом плане это не всегда имеет значение. Когда существовали колониальные протектораты, выражение «формы ограничения суверенитета» не резало слух. Но с течением времени, после ликвидации колониальной системы, ощущается потребность в более четкой теоретической дифференциации понятий государственного суверенитета и суверенных прав государства, а также, тем самым, проведения различия между суверенитетом государства как субъекта международного права и международной правоспособностью государства.

Необходимо иметь в виду еще одно понятие - международную дееспособность государства. В наши дни почти лишен дееспособности Ирак, подвергшийся иностранной оккупации. Можно вспомнить в связи с этим Германию, оккупированную войсками СССР, США, Великобритании и Франции в 1945 г. Она была полностью лишена дееспособности на основании Акта о безоговорочной капитуляции и последующей Декларации пяти союзных держав от 5 июня 1945 г. о взятии на себя верховной власти в Германии.

Передача государством части своих суверенных прав Европейскому Союзу не свидетельствует о том, что частично ему передается суверенитет государства. Пока это интеграционное объединение, разновидность международной организации с наднациональными функциями. Передаваемые государством Европейскому Союзу суверенные права утрачивают характер суверенных прав, становясь частью компетенции Союза. Если когда-нибудь Европейский Союз превратится в федерацию, то государства, вошедшие в него, утратят свой суверенитет.

Суверенитет - не простое сложение или сумма суверенных прав, особенно если учитывать, что суверенные права государства могут распространяться за пределы территории государства, как уже отмечалось, в отличие от самого суверенитета. Многие полагают, что постепенная передача части своего территориального верховенства и независимости на международной арене Европейскому Союзу (или другому государству) на основе международного договора и есть передача суверенитета. Если передается их часть, то уже нельзя говорить о территориальном верховенстве и независимости, т. е. о суверенитете государства. Если договор затрагивает территориальное верховенство государства и его независимость, то это не равнозначно передаче их части другому государству. Если же такое случается, то и суверенитет, и суверенные права, которые еще, казалось бы, остались у государства, переходят к другому государству. Одно качество переходит в другое. Естественно, если государство теряет свой суверенитет, то перестает быть государством. Оно теряет вместе с суверенитетом и свои суверенные права. Суверенные права вторичны по отношению к суверенитету.

Заключение

Понятие суверенитета государственной власти в конституционном праве является одним из важнейших. Государственный суверенитет - это основопологающая характеристика национального государства, воплощенная в совокупности правовых норм, регламентирующих отношения между обществом и властью, а также закрепляющих его исключительные политические и силовые полномочия в границах определенной территории и неподвластность любым другим структурам власти.

Государственный (национальный) суверенитет напрямую не зависит от величины территории, численности населения, формы государства. Формула государственного суверенитета включает в себя два основных компонента — присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях.

Верховенство государственной власти означает: безусловное ее распространение на все население и все социальные структуры в пределах собственной территории; монопольное право на применение легального (законного) насилия (принуждения) в отношении населения страны; осуществление властных полномочий в специфических формах, прежде всего — юридических (правотворческая, правоприменительная и правоохранительная деятельность государственных институтов); монопольное право на правотворчество, введение норм и правил, обязательных для всех членов общества. Государственная власть имеет право отменять или признавать ничтожными акты других субъектов политики, если они не соответствуют действующему законодательству или установлениям государства.

Суверенитет государства подразумевает, что над государственной властью не стоит никакая иная сила, способная воспрепятствовать в осуществлении ее воли или способная подчинить власть себе. В сфере международных отношений суверенитет государства выражается в праве самостоятельно и независимо от других государств решать собственные внутренние проблемы, вступать в международные соглашения либо выходить из них. Государство обладает высшей властью в пределах своих территориальных границ, самостоятельно определяет характер отношений с другими государствами, не допускает их вмешательства в собственные внутренние дела.

Суверенитет государства включает экономические, политические и правовые аспекты. Правовой основой суверенитета выступают Конституция, законодательство, официальные государственные документы страны (декларации, заявления, договоры), общепризнанные принципы международного права.

Основополагающими принципами государственного суверенитета выступают единство и неделимость государственной территории, неприкосновенность границ, недопустимость чужого вмешательства во внутренние дела. Если какой-либо субъект (внешний или внутренний) нарушает государственные границы, заставляет государство принять то или иное решение, не отвечающее национальным интересам, в таком случае следует говорить о нарушении государственного суверенитета. Такое государство не способно обеспечить собственный суверенитет и реализовать свои национально-государственные интересы.

Во внешнеполитическом отношении государственный суверенитет обеспечивает политическое равенство государств как отдельных субъектов международного сообщества.

Ограничение суверенитета - и добровольное и принудительное - в настоящее время стало методом решения широкого круга проблем безопасности.

Список использованных источников

    Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // "Российская газета", N 7, 21.01.2009.

    Бошно С.В. Теория права и государства. - М.: "Издательство «ЭКСМО»", 2010. - 464 с.

    Венгеров А. Б. Теория государства и права. - М: "Омега-Л", 2011. - 607 с.

    Власов В. И. Теория государства и права. Учебное пособие. - Ростов н/Д.: "Феникс", 2010. - 331 с.

    Ильин И. А.Теория права и государства. - М.: "ЗЕРЦАЛО-М", 2008. - 400 с.

    Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права. - М.: "Юрайт-Издат", 2011. - 640 с.

    Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права. - М.: "Проспект", 2010. - 756.

    Марченко М.Н. Теория государства и права. - М.: Проспект, 2011. - 656 с.

    Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. - М.: Дело, 2009. - 525 с.

    Протасов В.Н. Теория государства и права. - М.: Юрайт-Издат, 2010. - 218 с.

    Радько Т. Н. Теория государства и права в схемах и определениях. - М.: "Проспект", 2010. - 176 с.

    Рассказов Л. П. Теория государства и права. - М.: "РИОР", 2010. - 463 с.

    Рассолов М. М., Малахов В. П., Иванов А. А. Актуальные проблемы теории государства и права. - М.: "ЮНИТИ", 2011. - 448 с.

    Чистяков О.И. Конституция СССР 1924 года. Учебное пособие - "Зерцало-М", 2004.

    Радбрух Г. Философия права. - М. : Международные отношения, 2004. - 238 с.

    Черниченко С.В. Делим ли государственный суверенитет? // ЕврАзЮж № 12 (31) 2010.

    Марченко М. Н. Государственный суверенитет: проблемы определения понятия и содержания // Правоведение. 2003. № 1

    Халатов А. Ф. Суверенитет как государственный институт. Сочи, 2006. С. 34.

    Моисеев А. А. Суверенитет государства в современном мире. Международно-правовые аспекты. — М., «Научная книга», 2006.

    Малиновская В.М. Конституционное право в вопросах и ответах. - М.: Проспект, 2005. - 256 с.

    Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. С. 344-345.

    Варяровский В. И. Суверенитет в конституционном строе РФ. М., 2003. С. 93.

    Кузьмин Э.Л. О государственном суверенитете в современном мире // Журнал российского права. - 2006, № 3.

    Фещенко А.С. Проблема наднациональности в деятельности международных организаций и международное право. - М., 1988. - 204 c.

    Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права / Перевод с франц. А. Д. Хаютина и В. С. Алексеева-Попова = Du contrat social ou Principes du droit politique // Об общественном договоре. Трактаты. — М.,: «КАНОН-пресс», «Кучково поле», 1998. Книга 1, глава VI и далее.

    Левин И.Д. Суверенитет. — Спб.,: Юридический центр Пресс, 2003. — С. 18

    Черниченко С.В. Государство как личность, субъект международного права и носитель суверенитета // Российский ежегодник международного права. — Спб.,: Издательский дом СПбГУ, 1995. — С. 23-24.

    Фещенко А.С. Проблема наднациональности в деятельности международных организаций и международное право. - М., 1988. - 204 c.

Государственным суверенитетом (полным) обладает только Российская Федерация, и только она, реализуя свои суверенные права, может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами (ст. 79 Конституции РФ).

Субъекты РФ государственным суверенитетом не обладают (они являются не государствами, а государственными образованиями, следовательно, обладают многими, но нс всеми традиционными признаками государства). Однако здесь важно подчеркнуть следующее. Во-первых, в силу реализации концепции дуалистического суверенитета субъекты РФ участвуют в реализации государственного суверенитета Российской Федерации и являются не просто составными, а системообразующими элементами

Российской Федерации. Во-вторых, в настоящее время в абсолютном большинстве субъектов РФ из их основных законов изъяты положения о государственном суверенитете, однако в некоторых республиках (в частности, в конституциях Чеченской Республики, Республики Татарстан и др.) упоминание о суверенитете сохранено (обычно фиксируется, что суверенитет республики выражается в обладании всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и республики; в ст. 1 Конституции Республики Татарстан, кроме того, подчеркнуто, что суверенитет является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан). Для подобных положений есть определенная конституционная основа: в соответствии со ст. 73 Конституции РФ вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти (а проявление суверенитета, как известно, и связывают, прежде всего, с полнотой и верховенством государственной власти). Упоминание о суверенитете субъектов федерации содержится и в конституциях некоторых зарубежных федераций (Канада, Швейцария, Мексика и др.). Следовательно, само по себе закрепление суверенитета, суверенных прав за составными частями федеративных государств не предопределяет непременный распад этих государств. Важно понимание содержания суверенитета в регионах: если субъекты федерации не посягают на государственный суверенитет федеративного государства в целом, не претендуют на собственный абсолютный государственный суверенитет, то упоминание о нем в федеральном и региональном законодательстве нс является угрожающим и разрушающим фактором.

Отношение федерального центра к проблеме государственного суверенитета (в том числе к возможности провозглашения суверенитета в республиках), его содержанию и проявлениям наиболее рельефно проявилось в правовой позиции КС РФ, сформулированной в Постановлении от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”».

Суверенитет, предполагающий по смыслу ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции РФ верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус.

Конституция РФ не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет РФ, в силу Конституции РФ, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета каких бы то ни было субъектов РФ.

Конституция РФ связывает суверенитет РФ, ее конституционно-правовой статус и полномочия, а также конституционно-правовой статус и полномочия республик, находящихся в составе Российской Федерации, не с их волеизъявлением в порядке договора, а с волеизъявлением многонационального российского народа - носителя и единственного источника власти в Российской Федерации, который, реализуя принцип равноправия и самоопределения народов, конституировал возрожденную суверенную государственность России как исторически сложившееся государственное единство в ее настоящем федеративном устройстве.

Содержащееся в Конституции РФ решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты РФ не обладают суверенитетом, который изначально принадлежит Российской Федерации в целом. Республики как субъекты РФ не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства, даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным.

Конституция РФ исходит из относящегося к основам конституционного строя Российской Федерации и, следовательно, к основам конституционного строя республик принципа равноправия всех субъектов РФ. Признание же за республиками суверенитета, при том что все другие субъекты РФ им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов РФ, сделало бы невозможным его осуществление в принципе, поскольку субъект РФ, не обладающий суверенитетом, по своему статусу не может быть равноправным с суверенным государством.

Использование в ч. 2 ст. 5 Конституции РФ понятия «республика (государство)» применительно к установленному ею федеративному устройству не означает признание государственного суверенитета этих субъектов РФ, а лишь отражает определенные особенности их конституционноправового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера.

Признание Конституцией РФ суверенитета только за Российской Федерацией воплощено также в конституционных принципах государственной целостности и единства системы государственной власти (ч. 3 ст. 5 Конституции РФ), верховенства Конституции РФ и федеральных законов, которые имеют прямое действие и применяются на всей территории РФ, включающей в себя территории ее субъектов (ч. 2 ст. 4; ч. 1 ст. 15; ч. 1 ст. 67). Отсутствие у субъектов РФ, в том числе у республик, суверенитета подтверждается и положениями ч. 4 ст. 15 и ст. 79 Конституции РФ, из которых следует, что только Российская Федерация вправе заключать международные договоры, приоритет которых признается в ее правовой системе, и только Российская Федерации как суверенное государство может передавать межгосударственным объединениям свои полномочия в соответствии с международным договором.

Доктрину абсолютного суверенитета ввел в политическую науку французский мыслитель Жан Боден в своей работе «Шесть книг о республике» (1576). Теория суверенитета формировалась совместно с идеей абсолютной монархии -- новой парадигмой государства, возникшей как реакция на притязания духовной власти, феодалов и Священной Римской империи на верховенство государственной власти. Именно через теоретическое обоснование полновластия монархов, становящегося во многих государствах свершившимся фактом, политическая мысль позднего Средневековья и Нового времени подошла к необходимости выработки понятия, объединившего в себе разрозненные представления о верховенстве власти короля и его полновластии.

Боден определил суверенитет как абсолютную и пожизненную власть в государстве, принадлежащую чаще всего монарху, или, в более редких случаях, аристократии или народу. Монарх дает подданным закон без их согласия, отделен от народа и отвечает лишь перед Богом. При этом по Бодену, власть передается народом монарху в форме дарения, которое не оговаривается никакими условиями. Следовательно, суверенный монарх не уполномоченное народом лицо, реализующее свои полномочия путем участия в реализации естественных прав подданных, а образ Бога, отделенный от руководимого им общества. Власов В.С. Основы государства и права / В.С. Власов. - М.: Инфра-М, 2010. - С. 85.

Отталкиваясь от понимания государственного суверенитета как понятия, характеризующего не верховенство власти, а абсолютную власть, не предполагающей возможности контроля и подотчетности, ученые нередко высказывают мысль об утере актуальности понятия суверенитета как характеристики ушедшего в небытие абсолютизма и более ближнего к современности явления тоталитаризма. Тем самым игнорируется то, что развитие идеи конституционного государства внесло коррективы в учение о суверенитете. Отказ от идеи безграничности суверенитета («абсолютного суверенитета») позволил говорить о нем как о правовом понятии, характеризующем верховенство власти, а не произвол государственного аппарата. Государственный суверенитет предполагает способность юридически не связанной внешними силами государственной власти к исключительному самоопределению, а потому и самоограничению путем установления правопорядка, на основе которого деятельность государства только и приобретает подлежащий правовой квалификации характер.

Государство после ухода в небытие эпохи абсолютизма не имеет какого-либо органа управления, стоящего над ним или вне него. Поэтому, обладая естественным и неотчуждаемым правом на верховную власть, тем не менее, государство располагает властью, не стоящей отдельно от совокупности политических отношений на территории государства или во всем мире, а лишь обладающей большей силой, чем иные политические институты общества или чем власть других государств. Иными словами, невозможно признать за государством право на управление общественными отношениями без каких-либо ограничений лишь исходя из его некоей «собственной природы», иначе будет упущено из виду, что государственная власть -- это форма реализации естественного права народа на самоуправление.

Поэтому суверенитет может быть отнесен к признакам государства с учетом приводимых выше оговорок при условии исключения из содержания данного понятия трансцендентной составляющей, разработанной теоретиками суверенитета для нужд правового обоснования абсолютизма.

Суверенная власть как признак государства -- это юридически самоопределяющаяся власть, власть высшая, которая сама определяет свою юридическую компетенцию, т.е. имеет право над пределами своей компетенции. Наличие верховной власти с формально-юридической точки зрения является важнейшим условием существования правовой системы, поскольку только такая власть может в установить в последней инстанции, что есть право, а что не есть право.

Сегодня понятие суверенитета носит относительный характер, абсолютного понятия суверенитета, которое имело место, например, в XIX веке или даже в первое половине ХХ века, как оно трактовалось юристами и политиками, уже нет. И любое суверенное государство сегодня, формально, официально суверенное, имеет целый ряд обязательств международного порядка, которые записаны в международных правовых документах ООН, ОБСЕ, и документах СНГ. Естественно, что все государства, подписавшие соответствующие документы, несут определенные международные обязательства добровольно, тем самым ограничивающие собственный суверенитет.

Говоря о суверенитете, о проблеме суверенитета, нельзя не отметить того, что сегодня концепция десуверенизации, концепция изменения характера суверенитета активно используется для решения целого ряда практических политических задач соответствующими странами и группировками. Сейчас мы наблюдаем в мире по целому ряду параметров прямо противоположную тенденцию той, которая заявлена сторонниками концепции десуверенизации и активного вмешательства во внутриполитические процессы, минуя оболочку современного государства нации. Эти тенденции и процессы особенно рельефно проявлялись в деятельности двух азиатских гигантов, которые в последние 10-15 лет уверенно увеличивают свое влияние в мировой политике - Китай и Индия.

Индию в американских и официальных документах часто называют крупнейшей в мире демократией, но если посмотреть внимательно, это демократия по-настоящему суверенного государства, которое существенно продвинулось по пути укрепления своего суверенитета, и, безусловно, на этом пути это государство существенно укрепило свои экономические и, в частности, военные позиции. Мы можем наблюдать попытки обеспечения суверенитета и со стороны целого ряда других государств. Например Бразилии в Южной Америке, где особенно при нынешнем руководстве этой страны мы имеем ярко выраженную политику обеспечения своего суверенитета. Но самое примечательное то, что сторонники концепции десуверенизации не замечают того, что самая крупная держава современности - как ее еще иногда называют, моносверхдержава - Соединенные Штаты, не демонстрирует никаких признаков того, что она готова отказаться хотя бы от части своего суверенитета. Наоборот, действия Соединенных Штатов на международной арене направлены во многом на усиление своих суверенных позиций.

Сегодня можно говорить о том, что есть страны, которые обладают реальным суверенитетом, а есть страны, которые обладают суверенитетом только де-юре. Практически это все государства, которые входят в Организацию Объединенных Наций, обладают де-юре суверенитетом, который, с одной стороны, традиционно носит абсолютный характер, с другой стороны, имеет и относительный характер в силу принятых международных обязательств. Если говорить о реальном суверенитете в современном мире, то он и сейчас, и традиционно, был присущ очень небольшому количеству государств, которые способны обеспечить определенные параметры своего развития, например, экономического, военного или развития своей политической системы. Надо отметить, что многими параметрами реального суверенитета обладают не только крупные державы, не только великие державы или стремящиеся стать таковыми. В мире есть немало примеров и сравнительно небольших государств, обладающих очень высокой степенью реального суверенитета. В Европе, например, таким государством Швейцарию, которая имеет независимую военную организацию, кстати, весьма своеобразную и с очень высоким уровнем оснащения вооруженных сил, с очень глубоко продуманной концепции национальной обороны.

И Швейцария по целому ряду параметров, особенно в финансово-экономической сфере уверенно демонстрирует наличие своего реального суверенитета. Мы, говоря о России можем говорить о том, что наша страна обладает очень значительным потенциалом реального суверенитета, и вся историческая традиция России, те усилия, которые были предприняты на протяжение столетий нашим народом, говорят о том, что Россия способна и имеет огромный потенциал национального самосознания для отстаивания и обеспечения своего реального суверенитета. В последние несколько лет России удалось добиться целого ряда очень важных шагов в повышении степени своей реальной суверенности. Один из примеров этого - это вопрос о сокращении нашей внешней задолженности. Можно привести в пример конец 90-х годов, когда Международный валютный фонд в силу очень высокой зависимости России от внешних заимствований буквально диктовал очень многие параметры нашей политики в области налогообложения, определял, какой НДС нам брать или не брать, в области формирования бюджета и прочее.

Суверенитет - высшая верховная власть и независимость (Хлестов)

Суверенитет - полная самостоятельность и независимость государства во внутренней жизни и вовне; верховенство государства в пределах собственных границ и его самостоятельность в международных делах. Государственный суверенитет не допускает постороннего вмешательства.

Суверенитет неделим , т.к. он представляет собой не тип властного ресурса, а определённое качество государственной власти. А именно - её верховенство по отношению ко всем иным мыслимым типам власти. Это верховенство выражается в монополии государства на войну и военную мобилизацию, на создание права и легитимное насилие. В международно-политическом смысле принцип неотчуждаемого и неделимого суверенитета означает запрет на интеграцию во внешние надгосударственные структуры.

Т.о., суверенитет имеет 2 элемента: 1) высшая форма власти и 2) независимость во внешних делах (Хлестов). Абсолютного суверенитета нет.

Понятие было введено французским юристом XVI в. Жаном Бодэном и первоначально сохраняло связь с феодальным правом, обозначая прежде всего власть верховного сюзерена в противоположность власти вассальных правителей. Однако Вестфальский мир1648 года признал суверенные права за всеми европейскими государствами (включая вассалов Священной Римской Империи), т. о. положив начало современной системе, в которой суверенитет предполагается необходимым атрибутом любого государства. В последнее время, однако, все громче говорится о «размывании» понятия национального суверенитета, связанном с процессом глобализации и усиления взаимных связей и взаимозависимости между государствами, что ведёт, с одной стороны, к усилению роли наднациоанльных органов, которым государства частично делегируют свои суверенные права (н., ЕС), с другой -- к признанию ряда проблем (н., права человека) выходящими за рамки исключительного ведения отдельных государств и подлежащими международному регулированию (принцип «нарушения прав человека не являются внутренним делом»).

Признаки суверенитета:

1 Территориальное верховенство (на территории данного государства действуют законы только этого государства).

В пределах своей территории государство осуществляет территориальное верховенство (то есть высшую и исключительную власть), составляющее органическую часть государственного суверенитета. Границами государственной территории устанавливаются пределы действия высшей государственной власти и издаваемых ею норм.

  • 2. Территориальная целостность (территория государства не может быть изменена как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения без согласия его высшего органа или народа;
  • 3. Формальная независимость государства от каких-либо субъектов (в том числе от организаций, физических лиц и от любых МОРГ, как внутри государства, так и за его пределами).

Суверенитет государства (фр.) - вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории, исключающая всякую иностранную власть, а также подчинение государства властям иностранных государств в сфере международного общения, кроме случаев явно выраженного и добровольного согласия со стороны государства на ограничение своего суверенитета. В принципе, суверенитет государства всегда является полным и исключительным.

Суверенитет - одно из неотъемлемых свойств государства. Понятие суверенитета государства лежит в основе таких общепризнанных принципов МП, как суверенное равенство государств, взаимное уважение государственного суверенитета, невмешательство государств во внутренние дела друг друга и др.

С понятием суверенитета государства связано понятие суверенных прав государства - это проистекающие из сущности суверенитета конкретные права государства распространять свою власть на объекты и действия физических и юридических лиц не только в пределах своей национальной территории, но и за ее пределами. В последнем случае суверенные права государств закрепляются международными договорами. Одним из конкретных суверенных прав государства является осуществление им юрисдикции (н., в отношении своих морских и воздушных судов, космических объектов во время их нахождения за пределами национальной территории). Прибрежные государства осуществляют суверенные права в отношении континентального шельфа в целях разведки и разработки его природных ресурсов, что не равнозначно полному и исключительному суверенитету государства, который на континентальный шельф не распространяется.

Часть земного шара, находящаяся под суверенитетом определенного государства, называется государственнойтерриторией .Составными частями государственной территории являютсясухопутные, водные и воздушные пространства, а также приравненные к ней объекты.

Границы государства - проложенные в натуре или воображаемые линии на земной и водной поверхности, а также проходящие по ним воображаемые вертикальные плоскости, которые определяют пределы суверенитета государства над его сухопутными и водными территориями, воздушным пространством и недрами земли.

Границы государства подразделяются на сухопутные, речные и озерные, а также морские. Под сухопутными границами понимаются линии, проходящие по характерным точкам рельефа местности (напр., горным хребтам) или через определенные точки географических координат, а также по параллелям и меридианам. Речные границы государства проходят по рекам, причем если иное не предусмотрено международными договорами, то обычно границей считается линия, проходящая на судоходных реках - по середине главного фарватера или по тальвегу реки (линии наибольших глубин), а на несудоходных реках (ручьях) - по их середине или по середине главного рукава реки. Морские границы государства устанавливаются на море самостоятельно каждым государством по внешнему пределу своих территориальных вод, если эти воды не соприкасаются с аналогичными водами др. государств. В тех случаях, когда территориальные воды двух или нескольких государств соприкасаются, линия границы между ними устанавливается на основе соглашения.

В отношении государственных границ действует общепризнанный принцип МП, запрещающий какое-либо одностороннее изменение линии границы на местности, а также пересечение границы в нарушение соответствующих международных соглашений и внутренних правил государств. Установленная на местности линия границы должна строго соблюдаться. Обозначающие линию границы пограничные знаки не подлежат произвольному перемещению в одностороннем порядке. Нормы и правила о государственной границе опираются на принцип нерушимости границ и территориальной целостности государств и повсеместно применяются в международной практике. Любые изменения линии границы могут происходить лишь по соглашению сопредельных государств и в соответствии с МП. В силу своего суверенитета и, в частности, территориального верховенства каждое государство самостоятельно устанавливает порядок пересечения его границы гражданами, транспортом и грузами или такой порядок устанавливается по соглашению заинтересованных государств с учетом общепризнанных принципов и норм МП.

Суверенитет РСФСР был провозглашен Декларацией о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г , принятой на Первом Съезде народных депутатов РСФСР. Для обеспечения экономической основы суверенитета РСФСР был принят Закон РСФСР от 31. 10. 90 г. «Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР».

Ст.4 Конституции РФ провозгласила распространение суверенитета РФ на всю ее территорию .

В ст.67 закреплено, что «Территория РФ включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Границы между субъектами РФ могут быть изменены с их взаимного согласия.