Убеждение в уголовном судопроизводстве. Структура внутреннего убеждения

19.05.2020 Кредиты 

Возлагая на участников уголовного судопроизводства опре­деленные обязанности и предоставляя им при расследо­вании и разрешении уголовного дела, государство рассчитывает на то, что они будут добросовестно исполняться и использо­ваться. Однако нельзя не учитывать проблем, связанных с не­добросовестным исполнением обязанностей или злоупотребле­нием правами, что требует применения средств, способных обеспечить исполнение закона. С этой целью установлены ме­ры государственного принуждения.

Это предусмотренные законом процес­суальные средства принудительного характера, применяемые в сфере уголовного судопроизводства уполномоченными на то должностными лицами и государственными органами при наличии основания и в поряд­ке, установленном законом в отношении , подозреваемых и других лиц, для предупреждения и пресечения неправомерных действий этих лиц, а также в целях успешного расследования и разрешения уго­ловного дела и выполнения назначения уголовного судопроизводства.

Иначе: Меры уголовно-процессуального принуждения - психологическое, материальное, физическое и моральное воз­действие органов уголовного преследования на поведение лиц, уча­ствующих в уголовном деле, с целью пресечения и предупреждения совершения ими неправомерных действий.

Общим для всех мер уголовно-процессуального принужде­ния является возможность их применения независимо от и желания лица, в отношении которого они осуществляются, а также их правоограничительный или правопринудительный ха­рактер.

Принуждение выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав . К таким ограничениям может относиться ограничение:

    • непри­косновенности (задержание, );
    • свободы передвижения (домашний арест, подписка о невыезде и надлежащем поведении);
    • права осуществлять трудовую деятельность (от­странение от должности);
    • права распоряжаться имуществом (наложение ареста на имущество и т. п.).
Признаки мер уголовно-процессуального принуждения:
  1. применяются только к лицам, участвующим в уголов­ном деле : к обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему, свидетелю, граждан­скому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, пе­реводчику и понятому, чье ненадлежащее поведение создает угрозу или препятствует успешному расследованию (разрешению) уголов­ного дела;
  2. применяются только в рамках производства по уголовному делу ;
  3. правом по применению мер уголовно-процессуального при­нуждения обладают специальные субъекты (дознаватели и следователи указанных в УПК РФ органов, а также суд);
  4. круг оснований, влекущих необходимость применения в отношении лица мер принудительного воздейст­вия, определен законом;
  5. порядок их применения строго регламентирован законом.

Закон детально регламентирует процессуальный порядок при­менения мер принуждения. Они применяются по мотивирован­ному решению соответствующих должностных лиц или суда, а наиболее строгие из них могут быть применены только по су­дебному решению (заключение под стражу, домашний арест, временное отстранение от должности и некоторые дру­гие).

Виды мер процессуального принуждения (в соответствии с разделом IV УПК РФ):
    1. задержание,
    2. меры пресечения и
    3. иные меры процессуального принуждения.

Альтернативное деление (по своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения могут быть разделены на меры).

Левченко О.В.

ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ КАК МЕТОД ОЦЕНКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

INNER CONVICTION AS A METHOD FOR EVALUATION OF THE EVIDENCE

IN CRIMINAL PROCEEDINGS

Ключевые слова: оценка доказательств, внутреннее убеждение, убежденность, субъект доказывания, метод оценки доказательств, предмет доказывания, предмет исследования.

Keywords: assessment ofproofs, internal belief, conviction, subject ofproof, method of an assessment ofproofs, proof subject, object of research.

Аннотация: в статье исследуется понятие внутреннего убеждения, которое понимается как метод оценки доказательств по уголовному делу, раскрываются его признаки и основные черты.

Abstract: in article the concept of internal belief which is understood as a method of an assessment of proofs on criminal case is investigated, its signs and the main lines reveal.

В теории уголовного процесса оценка доказательств является одним из элементов процесса доказывания и имеет основополагающее значение для правильного разрешения уголовного дела.

Содержание внутреннего убеждения субъекта доказывания при оценке доказательств в юридической литературе трактуется неоднозначно. Одни авторы считают, что внутреннее убеждение - это метод (способ) оценки доказательств1. З.З. Зинатул-лин, Т.З. Егорова, Т.З. Зинатуллин пишут, что «Внутреннее убеждение субъекта доказывания служит методом оценки доказательств по реально присущим им свойствам, методом подхода к определению их характера и значения по делу»2. Другие полагают, что внутреннее убеждение следует понимать как эмоционально окрашенное отношение субъекта доказывания к истинности результатов познания объектов, т.е. в рас-

1 См.: Башкатов, Л.Н., Ветрова, Г.Н., Донценко, А.Д., Зажицкий, В.И. Шестаков, В.И. Уголовный процесс / Под ред. проф. Долговой. - М., 2001. - С. 108; Орлов, Ю.К. Указ. раб. - С. 83; Трусов, А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. - С. 104 - 107; Арсеньев, В.Д. Указ. раб. - С. 135.

2 Зинатуллин, З.З., Егорова, Т.З., Зинатуллин, Т.З.

Уголовно-процессуальное доказывание: Концептуальные основы. - Ижевск, 2002. - С. 130.

сматриваемое понятие вкладывается психологический момент 3.

А.В. Победкин рассматривает внутреннее убеждение и как метод оценки доказательств, и как результат такой оценки. По его мнению: «Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность следователя, судей в правильности выводов, к которым они пришли в ходе уголовно-процессуального доказыва-

По нашему мнению, следует различать внутреннее убеждение и убеждённость, связывая с первым рациональную основу деятельности и глубоко укоренившиеся в сознании человека представления морально-идеологического плана, мотивирующие его решения и поступки, а со второй - субъективное отношение человека к своим поступкам и убеждениям (уверенность в собственной правоте). Эти понятия тесно связаны и при известной сложности дифференциации в ряде работ по исследуемой проблематике, нередко трактуются в едином контексте. Например, Б.Т. Матюшин полагает, что внутреннее убеждение судьи сле-

3 Громов, Н.А., Зайцева, С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. - М., 2002. - С. 52.

4 Победкин, А.В. Уголовно-процессуальное доказывание. - М., 2009. - С. 211.

дует трактовать как собственное отношение к своим знаниям, решениям, действиям1. В то же время, как правильно указывает А.В. Смирнов: «Убеждение называется внутренним не только оттого, что зреет в сознании оценивающего субъекта (это только предубеждение), - оно внутреннее, главным образом потому, что единственным убежищем, внутри которого сокрыта истина, служит наличная совокупность доказа-тельств»2.

Внутреннее убеждение - это метод (способ) оценки доказательств. Как метод он предполагает определенную систему принципов, приёмов, правил, требований, которыми необходимо руководствоваться при оценке доказательств. К числу его неотъемлемых признаков, на наш взгляд, относятся следующие признаки:

1. Объективность - опосредованность достоверным знанием. Предметная содержательность данного метода состоит в том, что в нём отражено знание о предмете исследования. Субъект доказывания отражает в своём сознании факты объективной действительности, касающиеся обстоятельств предмета доказывания.

Предмет уголовно-процессуального доказывания выступает в роли определенной модели доказывания, в которой в качестве структурных элементов присутствует необходимый круг фактов и обстоятельств, присущих уголовным делам независимо от состава преступления. Из них субъект доказывания составляет особую зависящую от стадии уголовного процесса, конкретного состава преступления и вида предстоящего решения модель доказывания по конкретному делу. Структурные элементы модели в общем виде должны отражать полноту, всесторонность знаний о преступлении, как с точки зрения материального, так и процессуального закона. Чем полнее охватывается содержание такого знания, тем выше гарантия, что предмет доказывания по каждому делу будет правильно установлен и исследован субъектом (субъектами) доказывания.

1 Матюшин, Б.Т. Внутреннее убеждение судей и оценка доказательств // Вестник МГУ. Сер. 11 «Право». - 1977. - № 3. - С. 58.

2 Смирнов, А.В. Состязательный процесс. - СПб.,

2. Общезначимость - универсальность метода для всех субъектов, производящих оценку доказательств по делу. В основе общезначимости лежат закономерности понимания окружающего нас мира, самого человека, его мышления.

Оценка доказательств осуществляется с учётом опыта, наработанного всем человечеством, форм, методов и логических правил познания явлений объективной действительности. Такое познание рационально и системно, но его системность, как необходимость приводить знания в определённый порядок на основе логической взаимосвязанности понятий, суждений, обуславливается предметом доказывания, т.е. теми обстоятельствами, установление которых позволяет по существу разрешить уголовное дело.

3. Воспроизводимость - инвариантность действий любого субъекта в тождественно-подобной ситуации. Такое положение имеет важное значение при пересмотре приговора (решения) суда вышестоящими судами в апелляционном или надзорном порядке, когда производится повторная или контрольная3 оценка доказательств по делу.

4. Целесообразность - рациональная подконтрольность осуществления мыслительных и логических операций, связанных с оценкой доказательств.

Внутреннее убеждение как метод оценки доказательств - активный, творческий познавательный процесс, который основан на познавательных способностях субъекта доказывания как человека. Познавательные способности человека связаны прежде всего с органами чувств. Существуют три формы чувственного отражения: ощущение, восприятие, представление. Роль чувственного отражения весьма значима: без органов чувств человек не способен вообще ни к познанию, ни к мышлению; рациональное базируется на анализе того материала, который дают нам органы чувств. Поэтому, ни УПК РСФСР, ни УПК РФ не отказались от непосредственности как общего условия судебного разбирательства, когда все доказательства по делу подлежат непосредственному исследованию (ст. 240

3 Треушников, М.К. Судебные доказательства. - М., 1999. - С. 166.

5. Необходимость - гарантирован-ность результатов оценки при соблюдении норм и правил. Субъект доказывания должен оценивать доказательства по делу, руководствуясь при этом законом. Закон формулирует правила оценки доказательств (ст. 88 УПК), игнорирование которых делает процесс внутреннего убеждения иррациональным, а его дальнейшее движение - бесполезным, необоснованным, незаконным.

6. Операциональность - зависимость результата внутреннего убеждения от субъекта доказывания, которым является прежде всего индивид, т.к. именно он обладает сознанием, ощущениями, восприятиями, эмоциями, общими абстракциями.

Метод внутреннего убеждения применяется при оценке доказательств определённым субъектом, который является личностью со своей жизненной позицией, культурой мышления, социальной активностью, отношением к праву, законности. Эти нравственные дефиниции и их соотношение с правом издавна занимали умы многих мыслителей, являясь объектом многочисленных философских, правовых и социологических исследований1. Несмотря на имеющиеся различия между правом и нравственностью, в целом эти явления рассматриваются как взаимосвязанные и взаимообусловленные. Взаимосвязь между правом и нравственностью проявляется в воздействии не только нравственности на право, но и права на нравственность. Нравственность предполагает оценку деятельности людей с точки зрения представлений о добре и зле, справедливости и гуманизме, долге и совести и т.п. Нравственность является одним из важных критериев профессиональной пригодности судьи, прокурора, следователя, дознавателя.

Статья 17 УПК РФ при оценке доказательств предписывает руководствоваться законом и совестью. В русском языке совестью называется «чувство нравственной ответственности за своё поведение перед окружающими людьми, обществом»2. Нравственная ответственность предполагает осоз-

1 См.: Кузнецова, Э.В. Философия права в России. -М., 1989. - С. 87.

2 Ожегов, С.И., Шведова, Н.Ю. Толковый словарь рус-

ского языка. 4-е изд., доп. - М.: Азбуковник, 2000. - С. 741.

нанную свободу выбора поведения субъекта, способность действовать со знанием дела ради избранной цели, применяя средства достижения цели в соответствии с объективными условиями реальной действительности. На наш взгляд, законодатель обоснованно исключил из УПК указание на оценку доказательств на основе правосознания. Правосознание, в отличие от совести, неразрывно связано с правом и направлено на реализацию законности и правопорядка. В то же время совесть судьи, оценивающего доказательства, включает в себя правосознание, т.к. речь идет не о совести вообще, а о совести субъекта доказывания. Исходя из категории совести, можно говорить о «совести судьи», «совести следователя», «совести прокурора», «совести педагога», «совести строителя», «совести водителя» и т.п., т.е. о совести как профессионально-необходимой составляющей человека, который выполняет определённую работу.

Субъект доказывания, оценивая доказательства «по совести», должен иметь гарантии, при которых он сможет сформировать своё внутреннее убеждение. Такие гарантии предоставляются законом. Самая важная из них - независимость субъекта доказывания от других субъектов и вышестоящих инстанций. Особенно актуальной является такая гарантия для суда, который применяет метод внутреннего убеждения для окончательной оценки по делу. В Конституции РФ (ст. 120) прямо сказано, что судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. В УПК РСФСР (ст. 16) это принципиальное положение было закреплено в качестве принципа независимости судей и подчинения их только закону. В УПК 2001 г. такой нормы не содержится, что является, на наш взгляд, существенным его пробелом.

Р.В. Костенко считает, что «необходимо учитывать различия в полномочиях по оценке доказательств между дознавателем, следователем, руководителем следственного органа, прокурором с одной стороны, и судом - с другой»3. По его мнению, дозна-

3 Костенко, Р.В. Оценка уголовно-процессуальных доказательств: монография. - М.: Юрлитинформ, 2012. -С. 28-29.

ватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор выступают на стороне обвинения и оценивают доказательства для обоснования своих действий и решений в ходе досудебного производства и поддержания обвинения в суде. Суд наделяется полномочиями по оценке доказательств в той мере, в какой это необходимо для выполнения функции правосудия.

На наш взгляд, полномочия лица, производящего оценку доказательств, не влияют на существо такой оценки: доказательства по уголовному делу оцениваются по методу внутреннего убеждения в той совокупности, которая необходима для правильной оценки таких доказательств.

7. Эффективность - запланирован-

ность результата применения метода. Результатом внутреннего убеждения должна быть правильная, обоснованная и законная оценка доказательств в соответствии с определёнными ее критериями. Каждое доказательство оценивается с точки зрения от-носимости, допустимости, достоверности, а совокупность доказательств - с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, внутреннее убеждение как метод оценки доказательств имеет сложную многоуровневую систему и сложное содержание, в которых динамически воздействуют друг на друга объективные и субъективные факторы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Башкатов, Л.Н., Ветрова, Г.Н., Донценко, А.Д., Зажицкий, В.И., Шестаков, В.И. Уголовный процесс / Под ред. проф. Долговой. - М., 2001. - С. 108.

2. Громов, Н.А., Зайцева, С.А. Оценка доказательств в уголовном процессе. - М., 2002. -

3. Зинатуллин, З.З., Егорова, Т.З., Зинатуллин, Т.З. Уголовно-процессуальное доказывание: Концептуальные основы. - Ижевск, 2002. - С. 130.

4. Костенко, Р.В. Оценка уголовно-процессуальных доказательств: монография. - М.: Юрлитинформ, 2012. - С. 28-29.

5. Кузнецова, Э.В. Философия права в России. - М., 1989. - С. 87.

6. Матюшин, Б.Т. Внутреннее убеждение судей и оценка доказательств // Вестник МГУ. Сер. 11 «Право». - 1977. - № 3. - С. 58.

7. Ожегов, С.И., Шведова, Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. - М.: Азбуковник, 2000. - С. 741.

8. Победкин, А.В. Уголовно-процессуальное доказывание. - М., 2009. - С. 211.

9. Смирнов, А.В. Состязательный процесс. - СПб., 2001. - С. 97.

10. Треушников, М.К. Судебные доказательства. - М., 1999. - С. 166.

11. Трусов, А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. - С. 104 - 107.

    ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВНУТРЕННЕГО УБЕЖДЕНИЯ СУДЕЙ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

    А.П. ЛАВРЕНКО

    Уголовно-процессуальный закон обязывает правоприменителя оценивать доказательства "по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью" (ст. 17 УПК РФ).
    Внутреннее убеждение уполномоченных принимать уголовно-процессуальные решения лиц формируется под влиянием множества разнообразных факторов.
    Посредством сознания как формы психического отражения действительности происходит оценка событий во внешнем мире, а также самого себя. Полученная субъектом информация воспринимается индивидуально и является не тождественной отображению, поскольку неизбежно утрачивается часть его содержания.
    В психологическом аспекте внутреннее убеждение представляет собой чувство уверенности в знаниях, убежденности в правильности своих выводов.
    Морально-этическая сторона внутреннего убеждения характеризует действия, поступки, совершенные в соответствии со своими убеждениями, требованиями совести и справедливости при вынесении решений. Так, Т.Н. Москалькова указывает на понимание убеждения как морального основания принимаемого решения, что, по ее мнению, является важной нравственно-психологической гарантией его правильности и справедливости .
    Однако нравственность является не только субъективной категорией, но и относительным по содержанию понятием, которое зависит от культуры, традиций, религиозных убеждений, воспитания, условий жизни. И несмотря на то что уголовный закон Российской Федерации предусматривает исчерпывающий перечень уголовно-наказуемых деяний и в обществе сформировались обобщенные представления о нравственности, обеспечить идентичное понимание и отношение к принятым в обществе нормам как гражданами, так и должностными лицами, нельзя. К тому же само внутреннее убеждение может сформироваться под влиянием множества факторов, обусловленных жизненным опытом субъекта. Поэтому вопрос о том, является ли внутреннее убеждение нравственной гарантией правильности принимаемого решения, является спорным.
    В научной литературе справедливо отмечается, что "в судебном доказывании, как известно, всякое знание обычно выступает на первых порах как вероятное, проблематичное" . Накопление доказательств продолжается до тех пор, пока вероятность не повышается до высокой степени.
    По мнению В.А. Снегирева, внутреннее убеждение означает способность субъектов принимать решение, не руководствуясь ничьими указаниями . Данный фактор является важной гарантией обеспечения реализации принципа свободы оценки доказательств в уголовном судопроизводстве.
    Гносеологический аспект выражает соответствие (несоответствие) убеждения в чем-либо объективной действительности. В данном случае знания рассматриваются не как исходный материал, а как результат оценки, не исключающий критическое к нему отношение.
    По мнению Т.К. Рябининой, гносеологические элементы в структуре внутреннего убеждения характеризуют его с точки зрения истинности или ложности результата познания. При истинности результата познания следует сделать вывод об истинности убеждения познающего субъекта, а при его ложности - о несоответствии внутреннего убеждения установленным по уголовному делу фактам. Достоверность и вероятность характеризуют степень доказанности соответствующего вывода, которая определяется совокупностью установленных в судебном заседании доказательств, достаточной для вынесения итогового решения по уголовному делу.
    Логический закон исключенного третьего соблюдается, если о предмете высказаны два взаимоисключающих утверждения, одно из которых непременно истинно, другое ложно и никакого третьего утверждения по тому же поводу высказать нельзя, то есть истина либо устанавливается, либо нет . Правоохранительным органам необходимо воспроизвести картину преступления, установить истинное положение вещей, познать все обстоятельства совершенного преступления.
    Под процессом доказывания понимается "процесс мысли, заключающийся в обосновании истинности какого-либо положения при помощи других положений, истинность которых уже установлена (доказана)" .
    По мнению А.А. Васяева, при нарушении данного правила возможно возникновение логических ошибок. "Ложность оснований ("основное заблуждение"), когда в качестве аргументов берутся не истинные, а ложные суждения, которые выдают или пытаются выдать за истинные. Ошибка может быть и преднамеренной с целью запутать, ввести в заблуждение других людей, например, когда свидетели или подсудимые дают ложные показания в ходе судебного рассмотрения, происходит неправильное опознание вещей или людей, фальсификация доказательств и т.п., из чего затем делаются ложные заключения. Другая ошибка - предвосхищение оснований. Она заключается в том, что в качестве аргументов используются недоказанные, как правило, произвольно взятые положения (ссылки на слухи, предположения), якобы обосновывающие главный тезис. В действительности же доброкачественность таких доводов лишь предвосхищается (т.е. нуждается в собственном обосновании), но не устанавливается с несомненностью. Так, п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ не допускает в качестве доказательств "показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности".
    Внутреннее убеждение включает в себя субъективный критерий, при этом основывается на совокупности исследованных по делу обстоятельств. Синтезируя в себе субъективный и объективный компоненты, оно является рациональным критерием познания в уголовном процессе.
    В процессе формирования внутреннего убеждения задействованы логика и интуиция, рациональное и чувственное мышление.
    На первой стадии уголовного процесса сомнение преобладает над убеждением. Субъект познания изучает и оценивает полученную информацию. Происходит формирование познавательных проблем.
    По мнению Д.П. Туленкова, "если убеждение познающего субъекта не предполагает наличие такого сомнения, происходит догматизация исходных посылок, принятие на веру утверждений той или иной стороны в процессе".
    Достоверность есть несомненная верность приводимых сведений для познающего их человека. В ходе мыслительной деятельности субъекта познания формируется убеждение в достоверности его выводов относительно исследуемых событий как в целом, так и по отдельным обстоятельствам. Сформировавшийся вывод является достоверным в том смысле, что в ходе познавательной деятельности не было выявлено фактов, которые бы заставили усомниться в точности полученных результатов. Таким образом, достоверность полученного знания становится очевидной.
    Посредством рационального познания субъект доказывания воссоздает в мышлении представление об отдельном фрагменте совершенного преступления или о картине преступления в целом.
    По мнению представителей теории внутреннего убеждения, процесс возникновения и формирования этого убеждения происходит преимущественно стихийно и безотчетно, помимо воли человека и без всякой с его стороны проверки действия законов мышления .
    Внутреннее убеждение представляет собой мыслительную деятельность субъекта, не связанную формальными предписаниями. Такая деятельность опирается на достаточную совокупность рассмотренных доказательств. Когда субъект познания способен сформировать категорический вывод по рассматриваемому вопросу в рамках уголовного процесса, он становится правомочным принять отвечающее нормам закона процессуальное решение.
    В ходе проведенного нами экспертного опроса на предмет необходимости закрепления в УПК РФ определения понятия внутреннего убеждения были получены следующие результаты.
    По результатам проведенного нами опроса на вопрос: "Считаете ли Вы необходимым предусмотреть в УПК РФ определение понятия "внутреннее убеждение"?". 49% респондентов дали положительный ответ, 47% опрошенных ответили отрицательно, 3% ответили "не знаю", 1% лиц указали иное.
    Таким образом, большинство профессиональных участников уголовного процесса считают целесообразным формулирование соответствующей дефиниции для целей уголовно-процессуального закона, следовательно, недостаточно понимают механизм реализации принципа свободы оценки доказательств, что может свидетельствовать о неединообразном применении участниками уголовного процесса указанного принципа.
    В то время как внутреннее убеждение логично трактовать в рассматриваемом смысловом контексте как субъективную уверенность в фактическом и процессуальном качестве оцениваемого доказательства.

    Литература

    1. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., 1996. С. 91.
    2. Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании. М., 2007. С. 61.
    3. Рябинина Т.К., Петрова О.В., Горевой Е.Д. Внутреннее убеждение в механизме доказывания по уголовному делу // Российский судья. 2003. N 5. С. 14.
    4. Васяев А.А. О возможности и необходимости установления истины в ходе производства по уголовному делу // Адвокат. 2009. N 5.
    5. Горский Д.П. Логика. М., 1963. С. 8 - 32.
    6. Горский Д.П. Логика. М., 1963. С. 8.
    7. Пилюгина Н.Н. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Следователь. 2004. N 12. С. 18.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

1. Формы действия уголовно-процессуальных методов. Властное воздействие на адвоката носит целеустремленный характер. Оно не терпит формализма, шаблона и правил, пригодных в любых обстоятельствах и в отношении каждого адвоката. Разнообразие и избирательность конкретных способов властного веления обусловлены обстоятельствами процессуальной ситуации, индивидуальными особенностями личности обвиняемого, спецификой его поведения на следствии или в суде. Характер уголовно-процессуальной власти по конкретному делу вносит в конкретные способы и сам процесс воздействия на человека дополнительные особенности.

Характер властного воздействия на адвоката заключается в том, что его выбор зависит от поставленных в процессе целей. Приемы уголовно-процессуального воздействия на защитника обычно подчинены тому, что именно в данных условиях соответствует конкретным целям.

С другой стороны, индивидуальные формы поведения адвоката определенным образом влияют на выбор тех или иных средств властного воздействия органов уголовного судопроизводства. Правильный выбор этих средств зависит от знания следователем, прокурором, судом материалов дела в тех пределах, в каких это необходимо для должного воздействия на поведение адвоката.

При осуществлении властного воздействия необходимо учитывать следующее. Нет равных людей как с точки зрения индивидуального сознания, так и в моральном отношении. О равных способах властного воздействия на адвоката можно говорить лишь в теоретическом плане, как об идеальных защитительных системах соответствующей структуры. Конкретный же адвокат в реальном процессе всегда индивидуален. Характер процесса властного воздействия на него и диалектические свойства этого влияния видны благодаря учету индивидуальных качеств конкретного защитника.

В сфере уголовного судопроизводства властное воздействие обычно направлено на определенного адвоката. Вместе с тем властное воздействие может оказываться и на более неопределенные группы людей (свидетелей, потерпевших, граждан, находящихся в зале судебного заседания; участников проведения очной ставки или опознания и т.д.). Для того чтобы это воздействие было эффективным, следователем или судом учитываются так называемые массовые психические состояния, “групповое сознание”. Органы уголовного судопроизводства не могут приспосабливаться к ним. Эти состояния являются не простой суммой индивидуальных сознаний, стремлений, эмоциональных реакций, волевых актов и т.п., а результатом взаимодействия, имеющего свои закономерности возникновения и развития. Учет мнений, настроений, чувств определенной группы людей (обвиняемых, потерпевших, свидетелей и т.п.) является вполне реальным и необходимым. Чем глубже и конкретнее они поняты, тем эффективнее будут соответствующие методы властного воздействия.

Органы уголовного судопроизводства оказывают властное влияние не только на сознание граждан, но и на поведение защитника, его волевые качества, чувства в целях формирования мотивов, способствующих решению процессуальных задач.

При определении методов властного воздействия на любого человека, и тем более на адвоката, должны учитываться определенные достижения психологической и педагогической наук. Причем не все методы воздействия на личность, разработанные педагогами и психологами, пригодны для использования в процессе применения уголовно-процессуальной власти в отношении защитника обвиняемого. Те же из них, которые применяются в этих условиях, приобретают иное содержание, направление, возможности реализации, ибо правосознание адвоката зачастую не ниже, а выше правосознания следователя (прокурора, суда).

Любой орган уголовно-процессуальной власти через соответствующих должностных лиц так или иначе воздействует на адвоката, участвующего в расследовании преступления или его судебном рассмотрении. Используя свой авторитет, следователи, прокуроры, судьи определенным образом управляют поведением защитника, обвиняемого, потерпевшего, да и свидетелей. Руководят совершением процессуально-значимых действий, отвечают за результаты. Поэтому нередко проявляют излишнюю жесткость. Забывают, что большинство их велений можно использовать путем обычного, профессионального убеждения противной стороны. И это непременно встречает понимание у адвоката.

2. Убеждение и убежденность - основа работы адвоката. Методы процессуального руководства его поведением различны. Но все они условно могут быть отнесены к двум большим категориям - убеждению и принуждению. Убеждение и принуждение являются не только полярными явлениями, но и обладают свойствами тесного взаимодействия, взаимообеспечения, взаимоподкрепления и взаимоперехода. Одно немыслимо без другого.

В уголовном судопроизводстве опытный адвокат за убеждением всегда видит принуждение. Он понимает, что принуждение является гарантией убеждения. Так или иначе уголовно-процессуальная деятельность для грамотного защитника представляет собой последовательную смену систем убеждения и принуждения. Слишком упрощенно, а поэтому и неверно, считать, что процессуально-властно воздействовать на адвоката можно путем только принуждения. Власть, авторитет прежде всего убеждают человека в чем-то, а уж потом - заставляют, принуждают его к определенному поведению. Таков и для адвоката характер авторитета уголовно-процессуальной власти, которым обладают следователь, дознаватель, прокурор, суд.

Значит, основным (главным, ведущим) методом воздействия органов уголовного судопроизводства на защитника служит его убеждение. Такое воздействие применяется при решении самых разнообразных задач, возникающих при расследовании или судебном рассмотрении уголовного дела. Преимущества убеждения перед принуждением заметны тогда, когда воздействие происходит постепенно, осторожно, вдумчиво. Это замечает адвокат и учитывает в своем поведении.

В наиболее общем виде убеждение - это процесс воздействия какой-то информации, исходящей от следователя, прокурора, суда, на сознание, волю и чувства защитника.

Под влиянием убеждения у него возникает определенное отношение к тому, что совершается на следствии или в суде.

Важное значение для понимания адвокатом сущности процессуального убеждения имеет положение о том, что в отличие от принуждения, при котором человека насильно, против его воли побуждают совершить что-либо или отказаться от чего-либо, при убеждении насилие над волей исключено. Воздействие при убеждении оказывается внушением, разъяснением, причем достигается такая степень осознания человеком необходимости поступать определенным образом, при которой желаемое для следователя (суда) поведение адвоката полностью соответствует его желанию и воле.

Убеждение адвоката тогда достигает нужной следователю (суду) цели и ведет к ожидаемому ими результату, когда оно основано и на его интересах, пронизано духом гуманизма и морали. Нравственные нормы и интересы подзащитного являются для адвоката критериями справедливости процессуального убеждения.

Моральное воздействие на адвоката, лежащее в основе следственного (судебного) убеждения, будет намного влиятельней, если оно подкрепляется высоким процессуальным правосознанием, указывает на возможные уголовно-процессуальные последствия в виде применения той или иной меры принуждения в отношении обвиняемого.

Важную роль в убеждении не только адвоката, но и обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), потерпевшего, свидетелей играют верные правовые чувства и мысли следователя, дознавателя, прокурора, судьи. Эффективность убеждения адвоката во многом зависит от общего жизненного и профессионального опыта, личной и правовой культуры работника органа уголовного судопроизводства.

На современном этапе общественного развития каждое должностное лицо достаточно хорошо усвоило необходимые правила профессионального поведения. И без особых трудностей разграничивает в процессуальной практике дозволенные поступки от порицаемых.

Однако далеко не у всех руководителей следствия (суда) моральные принципы стали личным убеждением. В отдельных случаях их некоторые поступки лишены нравственных обоснований. Это свидетельствует о том, что моральные соображения еще не превратились в органические свойства личности того или иного следователя (суда), не стали привычками их поведения. Изъяны в нравственной обусловленности их действий отражаются и на организации ими юридически значимого поведения, в том числе и уголовно-процессуального характера.

Не секрет, что у части следователей (дознавателей) имеется определенный опыт обхода моральных и юридических предписаний в их работе. Подобного рода поведение часто наблюдают адвокаты. Более того, защитник видит, что в сфере уголовного судопроизводства следователь может не подчиниться предложениям прокурора и даже суда. Встречаясь с подобными правоохранительными работниками, адвокат должен особо осмотрительно относиться к их властным повелениям.

С позиций социальной психологии убеждение в уголовном судопроизводстве относится к определенному виду информации, обеспечивающей налаживание взаимодействия и взаимопонимания между защитником и соответствующим должностным лицом.

Процессуальное убеждение имеет целью передачу адвокату информации в такой форме, чтобы она превратилась в систему его установок на совершение определенного поступка. Какого конкретно - и должен понять защитник.

Важным свойством процессуального убеждения является способность органа уголовного судопроизводства формировать у. адвоката убежденность в чем-то как определенное психическое качество. В результате убеждения у защитника появляются взгляды, отношения, понятия и суждения, отвечающие целям следователя (суда), создаются внутренние нравственно-психологические стимулы ожидаемого поведения. Этот процесс хорошо должен знать и адвокат.

При наличии у него соответствующего убеждения его процессуально значимое поведение превращается в осознанную необходимость, связанную с внутренними стимулами и побуждениями. Защитник, убежденный в справедливости тех или иных уголовно-процессуальных требований, обязанностей, предписаний, действует уже как бы по собственной инициативе, без давления извне, сознательно и добровольно.

3. Приемы убеждения в процессе. Убеждение адвоката осуществляется посредством различных приемов, применяемых следователем, прокурором, судом.

Одним из них является словесная оценка какого-либо факта, важного для судопроизводства. Им может быть само преступление, его отдельные обстоятельства, наступившие последствия, поведение того или иного человека в период судопроизводства по уголовному делу и пр. Словесная оценка обычно проясняет ситуацию, указывая из многих конкретных действий на главный элемент. Она обобщает этот элемент, показывает его принципиальное значение для всех других подобных ситуаций. Оценочные моменты, сопровождающие процесс убеждения, выражаются в критике следователем (прокурором, судом) антиобщественного (противоправного или аморального) поведения обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. Это важно как для воздействия на тех, на кого эта критика непосредственно направлена, так и для формирования у адвоката определенного мнения относительно совершенного преступления, обстоятельств, способствовавших его совершению, и личности обвиняемого. Обоснованная и конкретная словесная оценка следователем (судом) отрицательных сторон нравственного, правового и иного сознания, а также соответствующего поведения способна помочь защитнику избрать правильную линию поведения в уголовном судопроизводстве по данному делу.

Убеждение в сфере уголовного судопроизводства иногда осуществляется с помощью такого приема, как внушение- Оно представляет собой “психологическое воздействие одного лица на другое или группу лиц, рассчитанное на некритическое восприятие и принятие слов, выраженных в них мыслей н воли” (Яковлев A.M. Преступность и социальная психология. М., 1971. С. 160). Внушение, как и любое другое психологическое воздействие, в реальной жизни встречается при любом общении. В уголовном же судопроизводстве внушение содействует интересам следствия или суда. Поэтому оно не должно противоречить правовым и нравственным основам судопроизводства.

Следователь, прокурор или суд нередко внушают обвиняемому и его защитнику, что те или иные стороны их поведения, взглядов, убеждений ошибочны. Расходятся с правовыми и нравственными требованиями всего общества и поэтому нуждаются в переоценке и изменении. Адвокат же должен критически воспринимать подобные поучения. В самом деле, при судопроизводстве по конкретному уголовному делу внушение призвано содействовать установлению именно этой объективной истины, а не истины вообще, и не нарушать законных интересов данного обвиняемого. Недопустимо внушение недостоверных, ложных тезисов и положений, не соответствующих требованиям морали, закона или искажающих факты. Запрещено использовать такое внушение, предметом которого выступают обстоятельства, не совместимые с правосудием. Заметив подобное, адвокат должен соответствующим образом прореагировать.

Эффективность процессуального убеждения зависит от наличия психологического контакта следователя (суда) с защитником. Это не исключает противоположности их позиций. Наличие такого контакта облегчает взаимопонимание ряда важных для дела обстоятельств. Оно создает для адвоката благоприятные возможности к восприятию мыслей и выводов следователя (прокурора, суда). Наоборот, неустановление контакта препятствует уяснению адвокатом важных фактических обстоятельств.

Действенность убеждения в уголовном судопроизводстве зависит также и от ряда других обстоятельств, которые учитываются адвокатом. Это - возраст, жизненный опыт, профессиональные навыки следователя, его взаимоотношения с обвиняемым, потерпевшим, поведение в процессе и пр.

Процессуальное убеждение должно быть конкретным, сочетать в себе общие положения с обстоятельствами уголовного дела и позицией обвиняемого в процессе. Следователь (суд) призван быть убежденным в истинности тех положений, которые он старается донести до сознания защитника. Пассивность, безразличие, неискренность, сомнения способны насторожить адвоката или создать барьер недоверия к следователю и самому судопроизводству со стороны того или иного адвоката. И это - обоснованно.

^" В уголовном судопроизводстве для воздействия на адвоката могут быть применимы следователем (судом) такие средства убеждения, как приучение и поощрение.

Приучение имеет свой целью формирование у защитника желания процессуально нужного поведения. Требования норм уголовно-процессуального закона, исходящие от разъяснений следователя и воспринятые адвокатом, могут определенным образом побудить его действовать в соответствии с велениями.органов судопроизводства. Осознав, что те или иные указания закона обязательны и полезны в данной ситуации, адвокат иногда вынужден пересмотреть свое поведение и изменить тактику своей работы. Например, на допросе ранее несознававшийся обвиняемый вдруг начинает говорить правду, безоговорочно подчиняется распоряжениям следователя о производстве обыска, осмотра, опознания и пр. Одновременно и поведение адвоката должно быть соответствующим образом перестроено.

Процессуальное убеждение окажется эффективным тогда, когда то или иное действие разъяснено защитнику, дана оценка поведения обвиняемого. Следователь, прокурор или судья, исходя из личных данных привлекаемого лица, в каждом конкретном случае определяют способы убеждения адвоката в определенном поведении. Иногда следователь прямо разъясняет адвокату возможность стеснений и ограничений в отношении его подзащитного, которые обусловлены применением соответствующих норм уголовно-процессуального законодательства. Процессуальное убеждение успешно применяется лишь на основе доверия следователя к адвокату.

Поощрение как способ убеждения проявляется обычно в отношении подзащитного и состоит в положительной оценке следователем тех или иных черт его личности, поступков, определенной линии поведения при судопроизводстве по делу и т.д. Большую роль в отношении следователя к личности обвиняемого играют положительные оценки его благородных поступков, направленных на предотвращение преступления или содействие его быстрому раскрытию. Словесные оценки этих поступков в ходе производства по делу иногда соответственно отражаются в процессуальных решениях и документах.

К процессуальному воздействию на адвоката в уголовном процессе необходимо относиться с учетом высказанных выше соображений на" основе строгой объективности. Это не всегда удается в силу правовых различий в положении следователя (прокурора, судьи) и защитника. Кроме того, нередко на адвоката, как и следователя (прокурора, судью), сильно воздействуют резко отрицательные качества обвиняемого, а иногда и свидетелей или потерпевшего- Такое воздействие в сочетании с недостаточной квалификацией должностных лиц может привести к общей отрицательной оценке обвиняемого. А это подрывает у адвоката веру в себя, в свои способности и успех работы.

Процессуальное убеждение пронизывает все уголовное судопроизводство. Оно возможно в любой момент уголовно-процессуальной деятельности. Ряд процессуальных действий дает для этого особо широкие возможности: допросы, судебные прения, случаи принятия заявлений о необходимости защиты законных прав и интересов и т.д. Законные и обоснованные процессуальные.акты сами: по себе являются важным средством убеждения. Законные и обоснованные процессуальные акты сами по себе являются важным средством убеждения адвоката, формирующего у него на определенном этапе то или иное поведение. В наибольшей степени это относится к постановлениям, вынесенным в стадии предварительного следствия, на основании которых принимаются основные решения, избираются меры процессуального принуждения; к обвинительному заключению; постановлению о предании обвиняемого суду, приговору. Закон предъявляет строгие требования к составлению указанных процессуальных актов, из которых адвокат должен видеть, почему именно принято данное решение. Из содержания процессуального документа ему должно быть ясно существо той или иной деятельности. И это также определенным образом влияет на поведение защитника: ведь в сфере уголовного судопроизводства “решение не носит импровизированного характера, а подчиняется заранее установленной процедуре его вынесения” (Грошовой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. М-, 1979. С. 9).

В уголовном судопроизводстве сталкиваются противоречивые интересы, разные взгляды следователя и адвоката на определенные факты, бывают и несовпадающие суждения или представления. Предметом рассмотрения как защитника, так и органа судопроизводства является конфликтная ситуация преступного характера. В ней отражено резкое столкновение индивидуального сознания субъекта с общественным сознанием. В рамках уголовно-процессуальной деятельности это выражается в борьбе мнений адвоката, обвиняемого и следователя (адвоката, подсудимого и прокурора). В силу особенностей их процессуального положения такой поединок ведется как открыто, так и в определенной тайне друг от друга. Процессуальное же убеждение по своей сущности должно быть всегда доказательным не только внешне, но и внутренне. В противном случае оно становится морализированием, декларированием, рассуждением (более подробно см.: Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970).

4. Условия применения процессуального принуждения. При взаимодействии с обвиняемым органы уголовного судопроизводства используют не только убеждение, но и принуждение. Оба метода часто переплетаются между собой. Иногда почти полностью сливаются воедино и в таком комплексе действуют в уголовном судопроизводстве. Убеждение обеспечивается возможностью применения мер процессуального принуждения. Л те, в свою очередь, дают желаемый результат, если они осуществляются после и на основании убеждения.

Чтобы понять сущность уголовно-процессуального принуждения, нужно кратко охарактеризовать общие принципы принуждения, используемого в социальных и социально-психологических отношениях.

Прежде всего следует отметить, что принуждение - не изобретение людей. Это необходимость, которую они лишь открыли, освоили и постоянно конкретизируют.

В качестве объективной необходимости принуждение действует в различных социальных связях, принудительная власть есть во всяком человеческом обществе. Принуждение - категория, выражающая емкое явление объективной действительности. Оно есть необходимый элемент всякого человеческого общества. Принуждение как способ властного воздействия многообразно и многообъектно. Оно имеет различные виды (формы), предполагает разнообразные приемы воздействия. Форма принуждения определяется степенью развития государства.

Проблемой принуждения интересуются представители различных социальных наук (философии, психологии, этики, педагогики и т.п.). Та или иная наука изучает принуждение, исходя из собственных достижений и потребностей.

С позиций осуществления защиты обвиняемого важны те свойства принуждения, которые используются в процессе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

Выявить такие особенности можно посредством использования опыта применения и результатов его изучения другими отраслями правовой науки. В частности, специфика уголовно-процессуального принуждения раскрывается на основе анализа государственного принуждения. Последнее выражает волю государства, применяется им через свои органы и обеспечивается правом, которое немыслимо без аппарата. призванного принуждать к соблюдению его норм. Действующее же уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность применения принуждения вслед за убеждением и лишь в качестве крайней меры.

Государственное принуждение но своему характеру и целям применения разнообразно. Оно выступает в виде мер уголовно-правового, гражданско-правового, административного, дисциплинарного воздействия.

Разновидностью государственного принуждения является уголовно-процессуальное принуждение. Последнее представляет собой “совокупность всех предусматриваемых нормами уголовно-процессуального права мер принудительного воздействия, призванных обеспечить исполнение обязанностей участниками процесса в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел и надлежащее выполнение задач уголовного судопроизводства” (Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978. С. 7).

Меры процессуального принуждения характеризуются следующими особенностями. Они используются только в сфере уголовного судопроизводства. Применение их происходит независимо от воли и желания принуждаемого. Меры процессуального принуждения стесняют дальнейшую свободу действий обвиняемого. Происходит это в силу ограничения на законном основании его некоторых прав. К числу таких прав относится право на неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки; свободу передвижения, выбора занятий и пр. Процессуальное принуждение осуществляется только в случаях действительной необходимости и в строгом соответствии с указаниями закона. Законность и обоснованность их осуществления обеспечивается системой политических, экономических и правовых гарантий (в том числе и уголовно-процессуальных).

В уголовном судопроизводстве принуждение выступает в форме требований, за которыми отчетливо видна готовность следователя, прокурора, суда совершить действия, обеспечивающие исполнение предлагаемого поведения. Требования, предъявляемые к обвиняемому, носят самый различный характер и определяются обоснованными желаниями следователя, прокурора, суда. В одних случаях они настаивают на совершении определенных действий, в других - ждут воздержания от нежелательного поведения, в третьих - обязывают привлекаемого к ответственности беспрекословно подчиниться и т.п. Подчинение - это состояние, заключающееся в таком поведении лица, которое сообразуется с властными требованиями и носит характер повиновения. В связи с этим принуждение -- один из способов (методов), формирующих состояние подчиненности обвиняемого; представляет собой веление ему или прямое действие на его поведение.

Стеснение в той или иной мере свободы действий обвиняемого является целью, органически присущей уголовно-процессуальному принуждению. По отношению к его свободному поведению принуждение со стороны органов уголовного судопроизводства выступает нежелательной объективной необходимостью. Свобода исключает принуждение, и, наоборот, принуждение несовместимо со свободой. Принуждение ограничивает, а порой исключает выбор между различными вариантами поведения. Поэтому оно уже не является границей свободы. Оно представляет собой несвободу.

Свобода действий обвиняемого сокращается тем больше, чем активнее используется принуждение или жестче его формы. Поэтому различные меры уголовно-процессуального принуждения являются, с одной стороны, определенными формами проявления объективной необходимости, а с другой - соответствующим показателем состояния свободы обвиняемого.

Нужно, заметить, что наибольшие стеснения и. ограничения закон устанавливает для обвиняемого при избрании ему такой меры пресечения, как заключение под стражу. Аналогично положение подозреваемого, задержанного в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

В уголовном судопроизводстве убеждение не всегда подкрепляется принуждением. Но применению мер процессуального принуждения обязательно предшествует определенное убеждение. Можно сказать, что убеждение - обязательное условие, необходимая предпосылка для принуждения.

Выступая в таком качестве, уголовно-процессуальное убеждение характеризуется рядом свойств, которые должен знать адвокат. Так, убеждение имеет значительное преимущество перед принуждением, а убежденность, как результат соответствующего воздействия на обвиняемого или его защитника, характеризуется большей глубиной и прочностью, чем принужденность. Убеждение не стесняет самостоятельности адвоката и не нарушает прав подзащитного. Это - наиболее выгодный и рациональный путь обеспечения их интересов.

Принуждение же призвано подавить фактически существующие у обвиняемого стимулы нежелательного поведения. Оно неизбежно вызывает у него недовольство.

Принуждение, как и убеждение, представляет собой способ властного воздействия на обвиняемого. Причем такой способ, который в той или иной мере ограничивает его права и нарушает его интересы. Убеждение создает у обвиняемого внутренние стимулы для определения характера своего поведения. Принуждение же заставляет его изменить свое поведение.

Должное воздействие на обвиняемого достигается лишь на основе правильного сочетания убеждения и принуждения. Убеждение и принуждение являются не параллельно действующими способами воздействия на обвиняемого, а выступают в диалектическом единстве и взаимопроникновении при сохранении приоритета за убеждением.

Не совсем верно полагать, что принуждение применяется лишь к обвиняемым. Оно применимо в определенных случаях и к другим лицам, не подчиняющимся установленным нормам (например, свидетелям, гражданам, нарушающим порядок во время судебного заседания, и пр.).

Любая мера процессуального принуждения должна быть законной, обоснованной и мотивированной. Только тогда она будет глубоко действовать на сознание человека, его чувства, мысли и волю. “Справедливость только тогда будет существовать, ~ писал П.И, Люблинский, - если лицо, подвергаемое принуждению, будет ясно сознавать, что основание тому оно дало своими поступками, а не видеть в принуждений слепую руку, падающую тяжело на него без всякого с его стороны повода” (Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб., 1906. С. 13). ,

Уголовно-процессуальное принуждение включает в себя использование различного рода властных полномочий - вызовов, требований, предупреждений о наступлении неблагоприятных последствий в случае нарушений той или иной нормы, предложении сделать что-либо или, наоборот, воздержаться от незаконных поступков и пр. Все эти способы принуждения применяются в рамках уголовно-процессуальных норм. Например, в случае нарушения обязательств по явке к следователю или в суд, по подписке о невыезде, при использовании принудительных мер, обеспечивающих порядок ведения судебного заседания, и пр. Уголовно-процессуальное принуждение воздействует на обвиняемого в направлении нейтрализации или даже подавлении тех ее черт, которые препятствуют задачам органов уголовного судопроизводства, затягивают или осложняют осуществление правосудия.

Указанные положения об убеждении и принуждении действуют в уголовном судопроизводстве в соответствии со спецификой стоящих перед ним задач. Принуждение, как правило, первенствует лишь в отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Но и здесь существенное место занимает убеждение, т.к. установление истины не может осуществляться только применением принудительных мер. Более того, в ходе доказывания запрещается какое-либо физическое, психическое или иное принуждение обвиняемого в целях получения от него показаний. Уголовный процесс в качестве основной формы воздействия предполагает метод убеждения.

Меры процессуального принуждения бывают нескольких видов. В одних случаях они обеспечивают надлежащее поведение обвиняемого и других лиц в уголовном процессе- Это - обязательство о явке, привод, задержание, отстранение от должности. В других случаях меры процессуального принуждения направлены на обнаружение, изъятие и исследование доказательств. К таким мерам относятся: обыск, выемка, освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования, помещение в медицинское учреждение. И наконец, существует особая группа мер процессуального принуждения, которые применяются в целях обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества.

Основные права обвиняемых, возможность ограничения которых более всего связана с применением мер процессуального принуждения, закреплены в Конституции РФ. Отдельные же из них, такие, например, как право на неприкосновенность личности, жилища и тайну переписки, приобрели значение принципов деятельности всех государственных органов, и прежде всего тех, которые призваны осуществлять уголовное судопроизводство. Для судопроизводства неприкосновенность личности, жилища и тайна переписки являются исходными началами, нашедшими свое закрепление в нормах уголовно-процессуального права.

Общество не может гарантировать обвиняемому.свободу совершения тех действий, которые противоречат интересам судопроизводства. Государство устанавливает определенные пределы дозволенного поведения и очерчивает их посредством указания в уголовно-процессуальных нормах.

Уголовно-процессуальное принуждение является следствием противоречия (конфликта) между волей органа судопроизводства и волей обвиняемого. Цель такого принуждения - подчинить его уголовно-процессуальному закону; принудительным путем снять это противоречие и обеспечить нормальные условия судопроизводства. Осуществляя принуждение, органы уголовного судопроизводства ставят своей задачей так повлиять на ум, сознание, волю, чувства и настрой обвиняемого, чтобы он осознал как справедливость примененных к нему принудительных мер, так и необходимость ожидаемого от него уголовно-процессуального- поведения.

Внутреннее убеждение при оценке доказательств необходимо рассматривать в двух аспектах: как метод оценки доказательств и как ее результат. Как метод оценки доказательств внутреннее убеждение гарантируется прежде всего отсутствием правил о преимуществах одного вида доказательств перед другими. Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность дознавателя, следователя, прокурора, судьи в соответствии оцениваемых доказательств тем свойствам, которые предусмотрены для них законом, и в правильности выводов, которые делаются этими должностными лицами по итогам уголовно-процессуального доказывания.

Внутреннее убеждение судьи, оценивающего совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, на основе которых он приходит к выводу по делу, должно быть однозначным, свободным от разумных сомнений. По определению С.П. Щавелева, "сомнение представляет собой такое состояние духа, при котором человек испытывает неуверенность в достоверности имеющегося знания; переживает отсутствие твердой веры в существование искомого эффекта, достижение поставленной цели; не решается избрать одно из двух или более сомнений".

Вместе с тем достижение внутреннего убеждения по итогам рассмотрения дела, безусловно, должно предполагать наличие сомнений в силу исходного принципа презумпции невиновности подсудимого, то есть изначального сомнения в его виновности. В процессе рассмотрения дела происходит устранение или углубление этого сомнения, что в итоге и приводит к соответствующему результату - обвинительному или оправдательному приговору суда.

На первой стадии уголовного процесса сомнение, безусловно, преобладает над убеждением - происходят изучение и оценка предъявленного лицу обвинения, осознаются цели познавательной деятельности, их объем, предмет и пределы, формулируются познавательные проблемы.

В итоговой стадии принятия решения по результатам судебного разбирательства на первый план выходит убежденность в той или иной картине исследуемых событий как в целом, так и по отдельным обстоятельствам. Возникшие в ходе и по итогам познавательной деятельности суда сомнения должны сниматься в ходе мыслительной деятельности субъекта познания.

Вывод суда, основанный на исследованных в судебном заседании доказательствах, является достоверным в том смысле, что в ходе судебного разбирательства не появилось чего-либо, что можно было бы ему противопоставить, что давало бы повод усомниться в этом. Таким образом, получаемое знание является очевидным.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что по итогам судебного разбирательства у судьи возникает внутреннее убеждение в непротиворечивости и логичной убедительности определенного набора сведений, полученных путем оценки совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. При этом сомнения должны быть устранены в результате активной познавательной работы, а неустранимые разумные сомнения истолкованы в пользу подсудимого.

В основе внутреннего убеждения должны лежать обстоятельства, представленные суду и допущенные к исследованию в установленном законом порядке. Кроме того, внутреннее убеждение должно охватывать оценку всех полученных сведений и притом не разрозненно, а в их совокупности. Это и позволяет получить истинный вывод в ходе судопроизводства.

Логические приемы доказывания и опровержения. Элементарные акты доказывания.

ЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ОПРОВЕРЖЕНИЯ