Вячеслав кириллович иваньков почему япончик. Скажи мне, кто твой сосед, и я скажу, кто ты

28.12.2020 Кредиты 

Вячеслав Кириллович Иваньков родился 2 января 1940 года. Обстановка в семье Иванькова была неблагополучной, его отец злоупотреблял алкоголем. В юности Иваньков занимался боксом и вольной борьбой, учился в цирковом училище, которое бросил из-за травмы, работал слесарем комбината бытового обслуживания, бригадиром, фотолаборантом и тренером в спортшколе.

С 14 лет Иваньков занимался воровством. В 1965 году после первого задержания за карманную кражу получил диагноз "шизофрения" и был отправлен на принудительное лечение, но бежал из больницы. Психиатрический диагноз впоследствии позволял ему избежать наказания за незначительные преступления и был снят только в 1974 году. В конце 1960-х годов Иваньков участвовал в занимавшейся вымогательством банде Монгола (Геннадия Карькова), куда он попал, в частности, благодаря боксерского мастерству. В банде Монгола за особый разрез глаз Иваньков получил кличку Японец, а позже его стали называть Япончиком - по аналогии с одесским бандитом времен Гражданской войны Мишкой Япончиком (сам Иваньков, впрочем, утверждал, что прозвище Япончик он получил еще в школе). В 1972 году Московский уголовный розыск (МУР) разгромил банду Монгола, однако Иванькова благодаря его диагнозу приговор по делу о группировке Карькова не коснулся. В 1974 году (по другим данным - в 1972 году) Иваньков был задержан за драку с грузинскими ворами в законе в ресторане "Русь", приведшую к гибели одного из ее участников. Тем не менее, причастность к ней Иванькова осталась недоказанной, и он получил лишь небольшой срок за хранение фальшивых паспорта и водительского удостоверения, которые были обнаружены у него при обыске. В то же время, находясь в СИЗО, Иваньков был "коронован" уголовниками "вором в законе".

После разгрома группировки Монгола Иваньков организовал собственную банду, которая тоже специализировалась на вымогательствах и кражах у состоятельных граждан. Иванькову приписывались слова "В этом городе не МУР хозяин, а я". Криминальный авторитет был особо известен тем, как умело он уходил от ответственности. В отдельных источниках сообщается, что причастность Иванькова к серьезным преступлениям правоохранительным органам на протяжении долгого времени доказать не удавалось, он обвинялся лишь в 1978 году в хранении холодного оружия - несмотря на то, что делом банды Иваньковой занимались не только милиция, но и силы госбезопасности. В 1976 году Иваньков был обвинен в вымогательстве и ушел от погони, отстреливаясь (его друзья, впрочем, направили письма руководству СССР - Л. И. Брежневу, А. Н. Косыгину, Ю. В. Андропову и Н. А. Щелокову - с утверждением, что стрелял не Иваньков, а милиционеры). Спустя полгода Иваньков сам явился в милицию с подготовленным алиби. По некоторым данным он, впрочем, все же был признан больным параноидальной шизофренией и приговорен по статье 145 ("грабеж") и статье 191 ("посягательство на жизнь работника милиции") УК РСФСР к пяти годам с отбыванием в психбольнице тюремного типа в Смоленске. При этом по прошествии некоторого времени Иваньков был признан симулянтом и переведен в обычную колонию.

В 1981 году в результате специальной операции Иваньков был задержан и в следующем году осужден на 14 лет лишения свободы по статье 146 ("разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц с применением оружия"), статье 218 ("незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ") и статье 196 ("подделка, изготовление или сбыт поддельных документов"). Отмечалось, что адвокатом Иванькова по этим делам выступал Генрих Падва.

Срок Иваньков отбывал сперва в поселке Талый Магаданской области, а затем после драки с заключенными был переведен в колонию в Тулуне в Иркутской области. При этом он позволял себе демонстративные нарушения правил поведения: Иваньков 58 раз нарушал режим и 35 раз попадал в штрафной изолятор и карцер. Во время заключения в 1986 году Иваньков был осужден по статье 193 ("нанесение легкого телесного повреждения в отношении должностного лица"), а в 1988 году - по статье 110 ("умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, причиненное в состоянии сильного душевного волнения"). Тогда же, по некоторым данным, Иваньков наладил связи с криминальными авторитетами Сибири. В конце 1980-х годов началась компания по освобождению Иванькова - за него ходатайствовали многие известные люди, в том числе артисты Иосиф Кобзон и Александр Розенбаум, знаменитый врач Святослав Федоров и правозащитник Сергей Ковалев. В феврале 1991 года решением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР наказание для Иванькова было смягчено, в результате чего в ноябре он вышел на свободу.

В 1992 году Иваньков выехал сперва в Германию, а затем в США под видом сотрудника киностудии Ролана Быкова "12А" и при помощи российско-американского совместного предприятия "Приоритет" (последнее по некоторым данным было создано специально для эмиграции Иванькова); помимо этого, Иваньков также использовал фиктивный брак с гражданкой США. Иваньков обосновался в Нью-Йорке, где стал посредником в спорах как между криминальными авторитетами, так и российскими бизнесменами и, кроме того, по некоторым данным, занимался наркобизнесом. Иваньков организовал бригаду для рэкета и уничтожения врагов из 250 бывших спортсменов и военных во главе с бывшим офицером КГБ. Отдельные источники сообщали также, что Иваньков тайно посещал и Москву, где пытался спровоцировать войну против чеченских группировок. Позднее в западной прессе встречались утверждения, что фактически в это время Иваньков был главой "русской мафии" в Нью-Йорке. В собственности Иванькова, по некоторым данным, находились рестораны в Майами и Денвере, автомагазин в Хьюстоне и недвижимость в Колорадо.

В 1995 году Иваньков был задержан ФБР по обвинению в вымогательстве 3,5 миллиона долларов у американских предпринимателей Александра Волкова и Владимира Волошина, владевших фирмой Summit International. В январе 1997 года Иваньков был признан виновным и осужден на девять лет и семь месяцев тюрьмы за вымогательство и фиктивный брак, отбывал наказание в тюрьме "Алленвуд" (Allenwood). В 1999 году в камере у Иванькова был обнаружен героин, за что он был переведен в крыло для особо опасных преступников. Находясь в заключении, Иваньков заявлял, что ему были известны имена убийц известного предпринимателя Отари Квантришвили (в 1981 году взявшего под опеку детей Иванькова) и популярного журналиста Владислава Листьева.

В апреле 2000 года Иваньков получил в России заочное обвинение в убийстве двух турецких бизнесменов и ранении еще одного турецкого бизнесмена в московском ресторане "Фидан" в феврале 1992 года; в США был направлен запрос на экстрадицию. В июле 2004 года Иваньков был отпущен из американской тюрьмы, но его тут же депортировали в Россию. Российская прокуратура отказалась закрыть дело за сроком давности, мотивируя это тем, что Иваньков скрывался в США от российского правосудия; сам обвиняемый в свою очередь заявил, что намерен добиваться полной реабилитации. Однако дело начало разваливаться, что даже привело к отставке начальника управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры Москвы Григория Шинакова. В июле 2005 года коллегия присяжных признала Иванькова невиновным. В декабре того же года оправдательный вердикт был утвержден Верховным судом РФ а в апреле 2006 года законность вердикта была подтверждена президиумом Верховного суда РФ. В числе адвокатов, представлявших интересы Иванькова на всех этих слушаниях, был, в частности, Александр Гофштейн который в ноябре 2006 года был арестован в Мадриде по делу о "русской мафии".

Лучшие дня

После оправдания Иваньков заявил, что будет "удить рыбу" и не собирается заниматься никакими криминальными разборками. Тем не менее, проживая за границей во второй половине 2000-х годов Иваньков все же выступал в качестве "третейского судьи" в спорах между разными группировками. В частности, Иваньков принимал участие в конфликте между преступными кланами Тариэла Ониани (арестованного в июне 2009 года) с одной стороны и Аслана Усояна по прозвищу Дед Хасан и Лаши Шушанашвили по прозвищу Лаша Руставский (в сентябре 2008 года депортированного на Украину но затем все же вернувшегося в Россию) с другой, заняв сторону последних.

В июле 2009 года Иваньков приехал в Россию для урегулирования споров между группировками, делившими контроль над московским игорным бизнесом . 28 июля в Москве было совершено покушение на Иванькова: в результате выстрела на улице преступный авторитет был тяжело ранен в живот. В Следственном комитете при прокуратуре России было объявлено, что в качестве основной предполагаемой причины покушения рассматривается конфликт между преступными группировками.

Иваньков известен крайне негативным отношением к прессе, которую он именует СМО - средствами массового оболванивания.

Во время процесса по делу Иванькова в 2005 году его адвокаты сообщали, что в заключении он написал цикл стихов, сказки для детей и автобиографическую книгу с рабочим названием "Против ветра".

В прессе упоминались жена Иванькова Фаина Комиссар и сыновья Эдуард (по прозвищу Эдо, по некоторым сведениям руководивший русскими преступными группировками в Австрии) и Геннадий. Внебрачным или приемным (по разным сведениям) сыном Иванькова был влиятельный вор в законе Иван Никифоров по кличке Калина, убитый в 1992 году.

, РСФСР , СССР

Биография

Родился 2 января 1940 года в неблагополучной семье. Мать отличалась нервозностью, отец злоупотреблял спиртным. Здоровье Иванькова в детстве было слабым. Обучаясь в школе Иваньков решил укрепить здоровье и усиленно занялся спортом, а именно боксом и единоборствами. С 14 лет Вячеслав начал воровать.

После восьмого класса Иваньков поступил в цирковое училище . Своей специализацией он выбрал воздушную гимнастику, быстро добился результатов, но во время тренировки упал с трапеции , получив закрытую травму черепа. За медицинской помощью не обращался, хотя несколько раз возникали обморочные состояния. Тренировки Иваньков прекратил, а потом и вовсе ушёл из училища. Устроился в комбинат бытового обслуживания слесарем , а затем стал бригадиром приёмщиков, учился в вечерней школе . В двадцать лет женился на Лидии Айвазовой, ассирийке , вскоре у них родился сын. В кругу друзей Иванькова в шутку стали именовать «Ассирийским зятем».

Преступная деятельность

В 1965 году Иваньков был доставлен в отделение милиции за попытку карманной кражи. Так как при задержании он оказывал сопротивление, то 5 апреля был направлен для прохождения судебно-психиатрической экспертизы в больницу имени Кащенко, где ему поставили диагноз шизофрения. В больнице Иваньков после диагноза стал общаться с окружающими, читать книги и интересоваться решением суда .

18 июля 1966 года комиссия повторила заключение экспертизы о направлении Иванькова на принудительное лечение, и он совершил побег. Позже Вячеслав Кириллович сдал экстерном экзамен за 9-й и 10-й класс средней школы, скрываясь от работников милиции. В ноябре 1966 года его вновь задержали и возвратили в лечебное заведение. В марте 1967 года экспертная комиссия с участием профессора Лунца пришла к заключению, что «Иваньков В. перенёс шизофреноподобный психоз травматического генеза, течение которого было обусловлено психогеннотравмирующими воздействиями. Из психопатического состояния он полностью вышел».

Вскоре Иваньков создал собственную банду. Её члены под видом сотрудников милиции совершали обыски у тех, кто, как тогда говорили, живёт на нетрудовые доходы , заканчивавшиеся полной «экспроприацией». Других жертв, как и при Монголе, вывозили в лес, где подвергали жесточайшим пыткам, вымогая ценности и деньги. Вскоре досрочно освободился Балда, к группе Иванькова присоединились уголовники Слива (Слива Вячеслав Маракулович) и Асаф (Сосунов Асаф Евдаевич), и ОПГ начала действовать по всему СССР. Иванькова замечали в Риге , в Казани , в Свердловске (где дочь известного цеховика Тарланова отдала Иванькову всю имевшуюся в доме «ювелирку»). В каждом регионе банда убивала людей. Например, в Казани был убит налётчик по кличке Чарлик, а в Риге - спекулянт по кличке Яша.

Иваньков работал фотолаборантом, тренером в детской спортивной школе. В 1974 году получил 2-ю группу инвалидности по психическому заболеванию бессрочно. Иваньков часто посещал рестораны и имел широкий круг знакомых. В марте во время драки с кавказцами, в ходе которой был убит один кавказец, в ресторане «Русь» в городе Москва Иваньков был задержан. При обыске у него были изъяты поддельные паспорт и водительское удостоверение. В период следствия с 5 июня по 13 августа 1974 года Иваньков находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в Институте имени профессора Сербского, где эксперты пришли к выводу, что он «психическим заболеванием не страдает, вменяем в отношении инкриминируемых ему деяний, высказывания о „преследовании“ носят симулятивный характер». 18 ноября 1974 года Иваньков был осуждён по ст. 196 ч. 3 УК РСФСР за использование поддельных документов к 7 месяцам 15 дням лишения свободы. Используя свои связи, Иваньков сумел уйти от полной уголовной ответственности. В период суда Иваньков содержался под стражей в Бутырской тюрьме, где был посвящён в сан «вора в законе». Его кличками стали «Ассирийский Зять» и «Япончик» .

После тюрьмы Иваньков развёлся с женой. Числился некоторое время товароведом в овощном магазине, но на самом деле нигде не работал. Зато часто бывал в «командировках». В милицейских отчётах о нём говорилось: «Без определённых занятий и без прописки…». Он вошёл в круг наиболее влиятельных лидеров уголовного мира Москвы. Два раза в неделю посещал закрытый ресторан для состоятельных людей Михаила Звездинского «Сатурн» в компании Монгола. В компаниях отличался властностью, переходящей в жестокость. Его часто приглашали в качестве теневого арбитра в спорах «о долгах».

В начале 1980 года Иваньков В. организовал ОПГ из Быкова, Сливы Вячеслава Маракуловича (1944), Сосунова Асафа Евдаевича (1938), братьев Квантришвили Амирана (профессиональный игрок в карты) и Отари (бывший спортсмен). Участники банды при помощи удостоверений и формы сотрудников милиции производили обыски у дельцов теневой экономики, отбирая у них ценности и деньги, а также совершали квартирные кражи. При помощи широкого круга осведомителей среди зажиточной интеллигенции и госчиновников бандиты выявляли лиц, располагающих крупными суммами денег. Затем обманным путём увозили их на автомашинах за пределы Москвы или доставляли в явочные квартиры, где, применяя пытки, добивались от жертв выдачи ценностей .

1990-е годы

В 1991 году об освобождении Япончика ходатайствовали многие представители культуры и спорта, в частности Иосиф Кобзон , Александр Розенбаум и офтальмолог Святослав Фёдоров . СМИ [какие? ] писали, что среди просителей был правозащитник Сергей Ковалёв , однако сам Ковалёв это отрицает, в 2009 году он заявил, что лишь ходатайствовал о том, чтобы Япончика не переводили в «зону», с руководством которой у того был конфликт .

После оправдания Иваньков заявил, что будет «удить рыбу» и не собирается заниматься никакими преступными разборками. Тем не менее, проживая за границей во второй половине 2000-х годов, Иваньков всё же выступал в качестве «третейского судьи» в спорах между разными группировками. В частности, Иваньков принимал участие в конфликте между преступными кланами Тариэла Ониани (арестованного в июне 2009 года) с одной стороны и Аслана Усояна (Дед Хасан) и Лаши Шушанашвили (Лаша Руставский) (в сентябре 2008 года депортированного на Украину , но затем всё же вернувшегося в Россию), с другой, заняв сторону последних .

Покушение и смерть

28 июля 2009 года в Москве на Иванькова было совершено покушение : обстреляли на выходе из ресторана «Тайский слон» на Хорошёвском шоссе , 25 . Неизвестный стрелял из снайперской винтовки СВД с оптическим прицелом . Огонь вёлся из припаркованной ГАЗели на противоположной стороне дороги. В тенте было сделано отверстие, из которого снайпер вёл прицельный огонь. После ранения охрана Иванькова затащила его обратно в ресторан. Иваньков был срочно госпитализирован. Врачи оценили его состояние как крайне тяжёлое и провели экстренную операцию, после которой его ввели в искусственную кому .

В ночь с 13 на 14 сентября Япончик пережил клиническую смерть . Скончался от перитонита 9 октября в частной клинике при онкологическом центре на Каширском шоссе в Москве. Врачи санировали брюшную полость, но спасти его не смогли .

Похороны

Однако к двухлетию со дня смерти Япончика памятник всё-таки появился. И не абы какой - на фоне трёхметровой стены с крестом справа и огромной решётки слева сидит Иваньков (на памятнике, правда, написано «Иванков»): на табурете, вальяжно и смотря куда-то вдаль. Рядом - могила его матери Иванковой Александры Гавриловны. А чуть поодаль - надгробие некоего Давида Давидовича Нассо. Кто это такой - работники кладбища не знают.

Семья

Первая жена - Лидия Айвазова, представительница влиятельной ассирийской семьи княжеского рода. Их дети - Геннадий (живёт в США) и Эдуард (живёт в Австрии). В США официальной (фиктивной) женой Иванькова была Ирина Ола - бывший аккомпаниатор известного певца Вилли Токарева . Фактической женой Иванькова до последних дней жизни была Фаина Комисар (в девичестве - Рослина), уроженка Киева, иммигрантка в США с 1974 года .

Жёлтая пресса приписывала Иванькову брак с участницей реалити-шоу «Битва экстрасенсов » Никой «Николь» Кузнецовой (с её же слов), которая якобы родила сына Егора от Иванькова , однако Николь в другом интервью говорила, что Иваньков был лишь другом её приёмного отца . В 2000 году осуждённый к пожизненному лишению свободы серийный убийца Юрий Владимиров заявил, что является незаконнорождённым сыном Япончика .

Преемники

Примечания

  1. Лариса Кислинская Ошибка Япончика Архивная копия от 23 апреля 2015 на Wayback Machine // Версия, 27.06.2005
  2. ...Вас встретят радостно у трапа , Lenta.ru (12 июля 2004). Дата обращения 19 ноября 2018.
  3. Время новостей: N°130, 21 июля 2005 (неопр.) . www.vremya.ru. Дата обращения 19 ноября 2018.
  4. Мир денег № 5(33), 15 апреля 1998 (неопр.) . www.pressa.spb.ru. Дата обращения 19 ноября 2018.
  5. Кто освободил Япончика - присяжные или друзья? , Комсомольская правда (21 июля 2005). Дата обращения 19 ноября 2018.
  6. Кто сменит Япончика на посту «короля русской мафии» , Комсомольская правда (1 августа 2009). Дата обращения 19 ноября 2018.

На роль самого яркого представителя этой социальной группы смело может претендовать Вячеслав Иваньков по кличке Япончик: неудавшийся гимнаст и пациент психбольницы, он не боялся ничего. Истории о драках и погонях с его участием прогремели на весь Союз.

Он жестоко расправлялся с теми, кто вставал у него на пути, а попадая за решетку, не давал спуску даже тюремщикам. Япончик достиг всего в криминальном мире, но, оказавшись на свободе в начале 90-х, предпочел не ввязываться в кровавую войну ОПГ, а отправиться за большими перспективами в США.

Детство Япончика

Детство будущего патриарха криминального мира Вячеслава Иванькова, снискавшего славу под кличкой Япончик, безоблачным можно назвать с большой натяжкой. Родился он в Москве 2 января 1940 года; после войны отец Иванькова начал сильно пить, а в 50-х и вовсе ушел из семьи. У матери были свои проблемы - она страдала мизофобией (психическое расстройство, навязчивый страх загрязнения либо заражения): могла по нескольку раз в день менять и перестирывать одежду, намывать с хлоркой пол и даже гладила утюгом бумажные деньги, надеясь таким образом уничтожить на них все микробы.

Вячеслав, которым никто особо не занимался, рос мальчиком болезненным, со слабыми легкими и сердцем. Мать по советам врачей периодически отправляла сына в санатории, но заметных результатов это не приносило.

Все поменялось в средних классах, когда Слава, устав от издевательств сверстников, решил серьезно заняться спортом. По состоянию здоровья школьные и районные секции ему не светили, и тогда он разработал собственную систему тренировок, в основу которой легло восточное единоборство джиу-джитсу. Неизвестно, где в 50-х годах ему удавалось доставать нужные пособия, но борьбу он освоил и продемонстрировал приобретенные навыки обидчикам. После двух-трех подобных уроков одноклассники начали считаться с мнением возмужавшего Иванькова.

Учеба не особо интересовала Вячеслава, и, едва дождавшись окончания девятого класса, он покинул школу и поступил в Государственное училище циркового искусства (ГУЦИ), где решил обучаться воздушной гимнастике. Влиться в стройные ряды сокурсников ему помогло увлечение единоборствами - пластики и ловкости Иванькову было не занимать. Но все закончилось для студента плачевно: на одном из занятий он очень неудачно упал с трапеции, приземлился прямо на голову и заработал закрытую черепно-мозговую травму.

К счастью для юноши, он выжил и, быстро придя в чувство, категорически запретил преподавателям вызывать скорую, успокоив их заверениями о хорошем самочувствии. Последствия проявились чуть позже - с тех пор Вячеслав иногда терял сознание.

Беда не приходит одна - вскоре после падения с трапеции Иванькова сбила машина, и он вновь приложился головой: на этот раз ему пришлось полежать в больнице. Не исключено, что оба эти инцидента, а может, и наследственность, стали толчком к развитию психического расстройства - шизофрении. Немногим позже в связи с этим недугом он получил инвалидность.

Ассирийский Зять

Продолжить обучение после травм у юного гимнаста так и не получилось, и после нескольких неудачных тренировок он принял решение бросить училище.

Без дела долго не сидел и, рассудив, что для учебы в техникумах и вузах у него недостаточно знаний, пошел в вечернюю школу и устроился на работу слесарем, стараясь помогать матери.

Вскоре иждивенцев у Иванькова стало больше: в 1960 году он сочетался узами брака с некой Лидией Айвазовой - представительницей древнего княжеского рода ассирийцев (выходцев из древней Месопотамии). Необычным происхождением супруги Иваньков гордился, и закрепившееся за ним прозвище Ассирийский Зять ему очень нравилось.

Возможно, именно появление семьи - а вскоре после свадьбы у Иваньковых родился первый сын, Геннадий - толкнуло Вячеслава на криминал: денег, зарабатываемых честным путем, было мало. Тогда, решив использовать свою ловкость в преступном ремесле, Иваньков стал вором-карманником.

Иваньков в клинике

Первый раз в руки стражей порядка карманник угодил весной 1965 года, когда ему стукнуло 25 лет. Правил воровского кодекса, по которым при задержании не следует сопротивляться и бить стражей порядка, Иваньков тогда не знал - и дал милиционерам настоящий бой с приемами джиу-джитсу.

Впрочем, в итоге воришку все равно скрутили и доставили в отделение. Обратив внимание на чрезмерную ярость и некую путаность сознания задержанного, блюстители порядка ходатайствовали о проведении психиатрической экспертизы.

Чутье оперативников не подвело: специалисты Московской психиатрической больницы №1 имени П.П. Кащенко (ныне имени Н.А. Алексеева), известной в народе, как Канатчикова дача, уверенно диагностировали у Иванькова шизофрению. Вопрос с тюремным заключением был закрыт, и Вячеслава отправили на принудительное лечение.

Сначала Иванькову даже нравилось лечиться: большое количество свободного времени позволяло ему самосовершенствоваться, а это он очень любил. Он легко входил в контакт с более-менее вменяемыми товарищами по несчастью, читал книги, изучал учебники для старших классов, интересовался уголовным правом и пособиями по психиатрии.

Однако в таком режиме Иваньков рассчитывал провести около года. Поэтому полученная им в середине лета 1966 года весть о продлении лечения вызвала у пациента приступ ярости. Взяв себя в руки, Вячеслав занялся организацией собственного побега, который вскоре и совершил.

Примечательно, что в бегах (а скитался Иваньков несколько месяцев) он умудрился договориться с руководством одного из столичных учебных учреждений и, успешно сдав экзамены за 10-й класс, получил аттестат об окончании средней школы.

Возможно, беглец планировал поступить и в институт, но тут случилась незадача: Иванькова поймали и вернули в стационар. Правда, уже в марте 1967 года Вячеслав (на этот раз законно) вышел на свободу с чистой совестью, которую, впрочем, вскоре запятнал, став участником банды вора в законе Геннадия Карькова (Монгол).

Становление Япончика

Под крылом Монгола Иваньков смог сполна проявить свои многочисленные криминальные таланты. Отморозки из бригады Монгола только успевали воплощать в жизнь его дерзкие задумки. Вячеслав не только был идейным вдохновителем, но и сам принимал участие в постановках по собственным сценариям. К примеру, для усмирения одной из жертв Иваньков даже прикинулся убитым бандитами милиционером.

К слову, именно во время пребывания в бригаде Монгола Вячеслав обзавелся своей знаменитой кличкой. Правда, изначальное прозвище авторитета - Японец. Его Иваньков получил то ли за специфический разрез глаз, то ли за увлеченность джиу-джитсу. А уж потом общественность смягчила окончание по аналогии с кличкой создателя воровского кодекса, одесского бандита Мишки Япончика (Мойше Винницкого).

Деньги потекли Иванькову рекой - на материальное поощрение своих подчиненных Карьков не скупился. Однако легкому обогащению Япончика помешали стражи порядка, которые поймали всех участников группировки в начале 1972 года.

Но Иванькову несказанно повезло: высоко оценивший способности Япончика Монгол дал команду остальным головорезам всячески его выгораживать. Дело в том, что Иваньков был нужен боссу на воле: в его лице матерый вор успел увидеть своего преемника. В итоге главарь бандитов получил 15 лет колонии строгого режима, «пешки» - от 10 до 12 лет тюрьмы, а Япончик вышел сухим из воды.

Рэкет цеховиков

Подождав для верности, пока острый интерес со стороны правоохранительных органов к его персоне поутихнет, Иваньков решил продолжить дело Монгола и сколотил собственную банду. Занимались преступники уже привычным для Япончика делом - под видом стражей порядка (милицейская форма и удостоверение остались у нового главаря еще с прежних времен) трясли цеховиков (подпольных предпринимателей), не гнушаясь никакими методами.

Правда, географию значительно расширили: кроме Москвы, бандиты нередко выезжали с гастролями в другие города России, где у них были свои наводчики. Япончик всякий раз изучал «агентурные данные» и лично выбирал новую жертву.

Так, в 1975 году он узнал, что в доме зажиточного свердловского цеховика Айсора Тарланова хранится несколько килограммов чистого золота. Через пару дней бойцы Япончика во главе с ним самим в милицейской форме уже стояли на пороге квартиры «предпринимателя» и жали на дверной звонок. Открыла дочь Тарланова, которая была отлично осведомлена и о нелегальной деятельности отца, и о его вечном страхе - рано или поздно угодить на скамью подсудимых. Иванькову потребовалось совсем немного времени, чтобы правильно обработать девушку - та сама кинулась к тайнику и отдала налетчикам все золото. Наивная особа верила, что таким образом спасла отца от уголовной ответственности.

Немного забегая вперед, стоит сказать: эта история имела неожиданное продолжение не только для Япончика, но и для одной из его многочисленных дам сердца. Когда информация об инциденте с Тарлановым в начале 80-х дошла до стражей порядка, они решили прижать Иванькова. И тогда тот обратился за помощью к своей любовнице - заместителю главврача одной из столичных клиник. Влюбленная женщина всячески способствовала тому, чтобы Япончика якобы с острым психическим приступом поместили в отделение нервных болезней.

Однако махинация вскрылась, и дама не только лишилась своего поста, но и получила несколько месяцев исправительных работ за пособничество. А что самое парадоксальное, ее старания Япончику абсолютно не пригодились - отлично осознававший свое положение Айсор Тарланов на судебном заседании категорически отказался от претензий к налетчикам, заявив, что никакого золота в его квартире отродясь не было и быть не могло.

Побоище в ресторане

Коронация Иванькова состоялась в апреле 1974 года в стенах знаменитой Бутырки. А угодил туда Япончик после побоища, устроенного им и его друзьями в знаменитом ресторане «Русь» в подмосковной Балашихе.

Дело было так: в увеселительное заведение Япончик прибыл в компании вора в законе Гайка Геворкяна (Гога Ереванский) - легендарного законника, отмотавшего 25 лет в советских лагерях, а также двух приятелей, Сергея Хазарова и Асафа Сосунова - члена банды Иванькова и ассирийца по национальности.

Компания расположилась за столиком, сделала заказ и успела свести знакомство с местными дамами - известный ловелас Иваньков быстро присмотрел симпатичную девушку, которая после пары медленных танцев согласилась пересесть за его столик.

Но спокойного вечера не вышло. На миловидную спутницу Иванькова положил глаз грузин, сидевший в компании за соседним столиком. Сначала кавказец просто пытался пригласить женщину на танец, но пару раз нарвавшись на отказ, решил унизить обидчицу: достал из кармана сторублевую купюру, скрутил ее в трубочку и, приблизившись к несговорчивой даме, просунул наличные, словно шпильку, в пышную прическу.

Та и понять ничего не успела, как с места сорвался Япончик и со всей силы двинул обидчику кулаком в лицо. К драке тут же подключились товарищи оппонентов. Выглядело это как драка в ковбойском салуне из вестернов: в ход тут же пошли подручные средства - тарелки, бутылки и стулья, которые дерущиеся ломали и разбивали друг об друга. Инцидент получил такой резонанс, что о нем даже сообщил «Голос Америки».

В какой-то момент оценив, что грузины начинают одерживать верх, Сосунов выхватил из кармана пистолет и всадил две пули в кавказского зачинщика. Сотрудники заведения вызвали скорую (легко раненного грузина отвезли в больницу) и милицию, которая повязала всех участников потасовки.

Так Иваньков оказался в Бутырке, где в это время волею судьбы находился его бывший шеф Монгол. Воспользовавшись ситуацией, он с Гогой Ереванским (Геворкяна тоже определили в Бутырку) и еще одним вором в законе Валерьяном Кучулорией (Писо) сделал воровской подход и принял Япончика в семью законников. На несоблюдение воровского кодекса - Иваньков был официально трудоустроен фотолаборантом и детским тренером по восточным единоборствам, а также был женат (к этому времени у них с Лидией родился второй сын Эдуард) - участники церемонии закрыли глаза. К слову, год спустя брак Япончика распался - по крайней мере, документально.

Из Бутырки Иваньков вышел в середине ноября того же 1974 года. К этому времени он в связи со своим диагнозом успел пройти освидетельствование в Институте психиатрии имени Сербского, где специалисты выдали ему заключение об отсутствии рецидива заболевания. А вот Гога Ереванский, напротив, был признан невменяемым и в итоге загремел в психушку. Как ни старались стражи порядка, а вменить участникам драки нанесение тяжких телесных им не удалось: раненый грузин от претензий отказался, рассудив, что они разобрались по-мужски.

Единственное, на чем удалось поймать Иванькова, так это использование фальшивых документов: еще со времен банды Монгола Япончик обзавелся поддельным паспортом и правами, которые всегда носил при себе. За этот проступок суд назначил Вячеславу всего 7 месяцев лишения свободы, а в связи с тем, что именно столько времени вор провел в СИЗО, дожидаясь вердикта, его освободили в зале суда.

Засада на Японца

Популярность Япончика в криминальном мире не только столицы, но и всей России росла как на дрожжах, что крайне не нравилось властям. Чувства Иванькова были взаимны: что-что, а запрет из воровского кодекса на любые контакты с власть имущими и стражами порядка он соблюдал неукоснительно. За это и поплатился - посадить неугодного авторитета стало для милиционеров делом чести, благо Япончик сам время от времени давал поводы для задержания.

Так, в 1975 году к милиционерам обратился житель Москвы, который рассказал, что по просьбе своей знакомой Калины Никифоровой - матери вора в законе Виктора Никифорова - он согласился помочь Япончику в приобретении автомобиля «Волга» (в те времена эти автомобили не продавали частным лицам). Посредник взял деньги - две с половиной тысячи рублей, - но сделка сорвалась по независящим от него причинам, и наличные он якобы вернул Никифоровой.

Но, согласно дальнейшему повествованию, вскоре на заявителя вышел сам Япончик, который потребовал отдать долг, да еще и с процентами - всего пять тысяч рублей. Авторитет потребовал принести их на следующий день к Театру Советской Армии. А чтобы должник не вздумал хитрить, Япончик забрал у него «Волгу» с «блатными» номерами - останавливать такое авто гаишники не решались. Признав в вымогателе Иванькова, на которого уже была объявлена охота, стражи порядка решили организовать засаду.

Однако провести Япончика было не так просто. Пока милиционеры ждали в укрытии, тот лихо подъехал на «Волге» к ожидавшему его должнику, приказом усадил его на переднее пассажирское сиденье и ударил по «газам». Растерянным оперативникам ничего не оставалось, как кинуться наперерез стремительно набиравшей скорость машине. Грянули выстрелы: что примечательно, до сих пор так и осталось загадкой, кто первым начал стрелять - Япончик или милиционеры.

За ходом «боевых действий» с открытыми ртами наблюдала румынская правительственная делегация: выйдя из театра, гости направились к машинам, но так и застыли на месте (позже этот скандал со стрельбой в центре столицы властям СССР удалось замять с большим трудом). А Япончик с пассажиром тем временем сумел скрыться.

Немногим позже оперативники обнаружили брошенную «Волгу», на заднем сиденье которой сидела трясущаяся от страха девушка - объяснить, как она оказалась в автомобиле, пассажирка толком не смогла. Что до «должника», то он некоторое время спустя объявился живым и невредимым и заявил, что действительно должен был Япончику деньги. Раздосадованные стражи порядка были вынуждены признать провал операции.

Роковая жертва Иванькова

Но все же однажды фортуна изменила Иванькову: случилось это в начале 80-х годов, когда Япончик вымогал деньги у столичного филателиста Аркадия Нисензона. На коллекционера вор вышел по наводке, а точнее - по жалобе приближенного Нисензона по имени Марк. Тот обратился к Вячеславу с просьбой наказать Аркадия, который якобы украл у Марка несколько старинных икон.

Изучив личность будущей жертвы, Япончик узнал много интересного: оказалось, что помимо купли-продажи редких марок, филателист активно занимался валютными операциями. «Клиента» решено было брать.

Вячеслав связался с Аркадием и под видом любителя марок предложил встретиться на конспиративной квартире. Как только за прибывшим Нисензоном захлопнулась дверь, он понял, что угодил в ловушку. Без лишних предисловий Иваньков заявил коллекционеру, что отныне тот должен ему 100 тысяч рублей - 60 за украденные иконы и 40 за воровство. Тот попытался что-то возразить, но был внезапно сбит с ног, а позже прикован наручниками к батарее в ванной комнате и жестоко бит.

Однако, к удивлению бандитов, очнувшийся после пыток филателист продолжал стоять на своем - утверждал, что к краже икон он не имеет никакого отношения.

Тогда Япончик с подельниками решил ужесточить меры воздействия: они притащили несколько больших бутылей, наполненных жидкостью с химическим запахом, и, заявив, что это кислота, начали заливать ее в ванну. При этом по тону бандитов было понятно, кого они собираются искупать в смертельном растворе. Нисензон тут же согласился на все условия, подписал необходимые расписки и был отпущен восвояси.

Филателист уже метался в поисках очень крупной по тем временам суммы, когда на него неожиданно вышли оперативники: об инциденте они узнали от своих агентов. Нисензон боялся Япончика, но не желал связываться со стражами порядка. Тогда те дали понять: отказ от сотрудничества повлечет весьма неприятные последствия. Во-первых, он может лишиться своей хлебной должности - места администратора в столичном кафе. А во-вторых, с большей вероятностью пойдет по «валютной статье». Прикинув все плюсы и минусы, филателист согласился дать в суде показания против Япончика.

Брали Иванькова 14 мая 1981 года, в момент когда тот на своей «шестерке» направлялся в район Теплого Стана. По одним данным, Япончика скрутили в момент, когда он остановился у магазина, чтобы купить пива. Согласно другой версии, для задержания вора понадобился план «Перехват». В любом случае, в этот день вор, у которого обнаружили уже три поддельных паспорта, был помещен под арест. На суд, год спустя, Иванькова везли окольными путями и под усиленной охраной: милиционеры опасались, что Япончика могут отбить подельники.

Несмотря на то что защитником Япончика был известный адвокат Генрих Падва, добиться мягкого наказания для своего клиента юрист так и не смог: 29 апреля 1982 года Иваньков получил 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Впрочем, прокуроры предлагали скостить срок: по оперативным данным, у подсудимого была ценная для следствия информация о преступниках, ограбивших в начале 80-х знаменитого виолончелиста Мстислава Ростроповича. Но вор в очередной раз наотрез отказался сотрудничать с правоохранительными органами и отправился на зону.

Япончик в колонии

Сначала авторитет был этапирован в поселок Талая Хасынского района Магаданской области. В пересылке у него обострился радикулит, чем воспользовался один из сокамерников: почувствовав свое превосходство, он несколько раз избил не сумевшего дать отпор Япончика.

Иваньков подключил все свои связи и вскоре был переведен в отдельную камеру. Уже на зоне, поборов недуг, он решил отомстить. Прознав, что его обидчик трудится в швейном цеху, Иваньков отложил воровские принципы и написал прошение о предоставлении физической работы, аргументировав свой поступок острой нуждой в деньгах.

Но с трудовой деятельностью как-то не задалось - в первый же день Япончик отыскал обидчика и вонзил ему в спину большие портняжные ножницы. Арестанта спасли врачи, и он даже досидел свой срок, но по выходе на волю пропал без вести: поговаривали, что команду на его устранение отдал сам Япончик. К слову, за нанесение тяжких телесных Иванькову так ничего и не было - руководство колонии предпочло замять инцидент и не поднимать шум.

Год спустя Иванькова перевели в тюрьму города Тулун (Иркутская область). В этом исправительном учреждении в те времена творились печальные для авторитетов вещи: криминальные лидеры подвергались жестокой ломке со стороны тюремщиков. Их били, не кормили, не выпускали гулять и методично унижали с единственной целью - добиться отречения от воровской масти и преступной деятельности. Прошел эту школу жизни и Япончик.

Как-то раз надзиратель принес ему письмо от матери, однако, покрутив его перед носом вора, взял и разорвал конверт. Разъяренный Иваньков схватил тяжелый деревянный стул и со всей силы обрушил его на голову «воспитателя», отправив того в глубокий нокаут. За эту выходку Япончик обзавелся годовой прибавкой к сроку.

Столько же он чуть было не получил за применение насилия к одному из заключенных: тот был ответственным за выдачу книг и журналов и отказался отдать Япончику зарезервированную другим арестантом прессу. Иваньков схватил вантуз и с такой силой приложил ни в чем не повинного оппонента, что тот загремел на больничную койку. В этот раз авторитета спасло отсутствие свидетелей.

Надо отметить, что практически все сидельцы относились к Япончику либо со страхом, либо с большим уважением, осознавая его преимущество над остальными и воровской авторитет. За время отсидки в Тулуне Иваньков успел короновать семерых воров, самым известным среди которых был Андрей Исаев (Роспись).

Тем временем на воле бывшая жена вора Лидия развернула широкомасштабную кампанию под негласным лозунгом «Свободу Вячеславу Иванькову!». Экс-супруга обращалась ко всем, кто имел хоть какие-нибудь связи в органах власти и мог содействовать помилованию.

По слухам, прошения об освобождении Иванькова доходили даже до тогдашнего президента России Бориса Ельцина. В конце концов необходимые документы поступили в отдел по вопросам помилования при Верховном Совете РСФСР. Потребовалась характеристика из Тулуна - и руководство тюрьмы, потерпевшее фиаско при попытке сломать авторитета, получило шанс отыграться. В справке на заключенного говорилось:

«За время отбывания меры уголовного заключения в тюрьме номер 2 характеризуется отрицательно. Поддерживает категорию лиц из числа осужденных, склонных к потенциальному нарушению режима содержания, склонен к неповиновению администрации. По характеру вспыльчивый, в беседах склонен к обману… ВЫВОД: Осужденный Иваньков В.К. на путь исправления не встал».

Такая бумага не могла пройти незамеченной, и на состоявшемся 30 января 1991 года судебном заседании приговор в отношении Иванькова остался без изменений. Однако стараниями благодетелей Япончика месяц спустя по вторичному протесту судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РСФСР было решено уменьшить срок до 10 лет лишения свободы. На деле же Япончик оказался на воле даже на год раньше даты истечения своего нового срока.

На этот раз засиживаться на родине Иваньков не стал. Выйдя из тюрьмы в ноябре 1991 года, он провел в ресторане «Метрополь» грандиозную воровскую сходку, замаскированную под праздник в честь его освобождения. На самом деле здесь обсуждалась проблема засилья Чеченских ОПГ в столице. Тогда многие славянские лидеры объединились для войны с кавказцами, и Япончик был у «руля» славян. В дальнейшем у него начались проблемы с чеченскими бандитами, и уже весной 1992 года Япончик уехал за границу - сначала в Германию, а оттуда в США.

Чтобы получить такую возможность Япончик прописался в общежитии в Ростовской области и через подставное советско-американское предприятие получил загранпаспорт как сотрудник. Одновременно Япончик обратился в посольство США, скрыл свои судимости и таким образом обзавелся вожделенной визой. Американский вояж, по мнению Иванькова, сулил ему большие возможности в сфере обогащения и развития криминального авторитета.

Япончик в США

Япончик стал «смотрящим» в США и сразу же по приезде получил миллион долларов от армянского «вора в законе» Вачигана Петросова в качестве «подъемных». В Нью-Йорке Иваньков поселился у продюсера известного эстрадного певца, позднее - купил дом. Здесь Иваньков наладил контакт с представителями российских ОПГ в США, итальянцами и латиноамериканскими наркокартелями, в частности, с Медельинским картелем.

По некоторым данным, одна итальянская структура, контролировавшая игорную индустрию Далласа, признала его «авторитет» и даже определила долю отчислений от дохода. Кроме того, на счета Иванькова в Вене и Нью-Йорке регулярно поступали средства от российских ОПГ, особенно - от люберецкой и солнцевской. Иваньков, кроме того, владел 80% акций Приморской судовой компании и активно внедрялся в золотодобывающую промышленность Хабаровского края.

В Бруклине на Нептун-авеню, 6А Иваньков организовал собственную фирму «Slavic Inc», по утверждению ФБР, для преступной деятельности. Организация Иванькова действовала в США, Канаде и Европе, главным образом - в Нью-Йорке, Торонто, Лондоне, Вене, Будапеште.

Вор в законе Алексей Динарович Петров по кличке Леня Хитрый или Петрик

В распоряжении Иванькова, по сведениям ФБР, было две группы исполнителей: под руководством бывшего лидера ОПГ «Мазутка» Алексея Петрова (Петрик) и Александра Иншакова (Иншак). Скорее всего, это дезинформация, так как Иншаков - президент Ассоциации каскадеров России, актер и режиссер («Крестоносец»); он заявил, что не имеет отношения к Япончику, хотя и знаком с ним.

Старшим помощником Иншакова якобы являлся Виктор Сергеев - бывший офицер КГБ. Выплаты «исполнителям» от имени Япончика производила солнцевская ОПГ. По сведениям ФБР, Иваньков убрал 5-6 представителей российских группировок, которые перешли Япончику дорогу.

Известно, что некоторые члены семьи Иванькова работали на него - так, сын Иванькова, Эдуард Иваньков (Эдик, Эдо) находился в Австрии, где занимался «отмыванием» денег: через компании «Атком» (Вена), похоронное бюро «Ритуал» и СП «Арбат Интернэшнл» (Москва). Из Москвы деньги обычно направлялись в Будапешт к Семену Могилевичу. Другой сын Иванькова, Геннадий, также «отмывал» для отца прибыли от наркобизнеса.

По данным ФБР, Иваньков в 1995 году поддерживал связь с некоей «группой Анзора Кикалишвили и Иосифа Кобзона», которые получали деньги от СП «Русско-Американское» (Нью-Йорк). Эти лица (вместе с Отари Квантришвили) якобы дав взятку одному из сотрудников российской таможни, получили специальное разрешение об освобождении СП от уплаты пошлин на ввоз алкогольной и табачной продукции.

Якобы, СП платит Кобзону и Кикалишвили за «охранные» услуги. Кроме того, по сведениям ФБР, Кобзон руководил операциями по ввозу в США поддельной водки элитных сортов. По информации источников ФБР, Кобзон и Кикалишвили также приняли участие в поставке оружия в одну из арабских стран (из Германии) на сумму 18-20 млн. долларов в рамках компании «Ассоциация XXI век», в которой они все якобы работают. Комментировать подобную информацию не представляется возможным из-за отсутствия доказательств по этим фактам.

Иваньков наладил связь с криминальным сообществом России, являясь судьей и организатором российского преступного мира. Об этом говорят многочисленные связи Иванькова и ссылки на него авторитетных лидеров большинства группировок. По-видимому, Иваньков, входивший, по оперативным данным, в пятерку самых влиятельных криминальных персон России, действительно играл одну из ведущих ролей в российской преступности и мировом криминале.

Япончик и Чара-банк

Сутью дела, на котором погорел Иваньков, было взыскание кредита известного «Чара-банка» с двух нечистых на руку российских предпринимателей, осевших в США. Ныне покойный руководитель Владимир Рачук вложил в инвестиционную компанию «Саммит интернэшнл» (руководители - Александр Волков и Владимир Волошин) 2,7 млн. долларов. В процессе вымогательства сумма возросла до 3,5 млн. долларов.

25 ноября 1994 года Рачук скоропостижно скончался, а банк лопнул. Несмотря на это, один из партнеров Рачука Рустам Садыков (заместитель начальника финансового отдела «Чара-банка») решил вернуть деньги и для этого нанял Иванькова и его «команду».

8 июня 1995 года Иваньков был арестован в США, а 8 июля 1996 года осужден за вымогательство 3,5 млн. долларов США на девять с половиной лет. Кстати, Иванькова защищали супердорогие адвокаты Барри Слотник, Сэм Рейснер и Майкл Шапиро. Защита была проведена блестяще, однако обвинительного приговора избежать не удалось.

На этом дело не кончилось - в октябре 1996 года начался новый судебный процесс против Иванькова. Его обвинили в заключении фиктивного брака с Ириной Ола, бывшим аккомпаниатором певца Вилли Токарева.

Япончик на родине

В 2000-м году российские правоохранительные органы просят американцев экстрадировать Япончика, поскольку тому предъявлено заочное обвинение в убийстве двух иностранных бизнесменов и ранении третьего, совершенных в России еще в 1992-м году.

Иванькова депортируют, но уголовное дело, возбужденное против него на родине, разваливается, и суд присяжных в 2005 году признает Япончика невиновным.

Несмотря на публичное заявление Япончика об отходе от криминальных дел, «вор в законе» продолжал активное участие в контролировании преступной деятельности в России, в частности, в разборках между группировками Таро и Деда Хасана. Врагов у Иванькова в этой междоусобной войне было достаточно.

В июле 2009 года у московского ресторана «Тайский слон» Япончик был застрелен двумя киллерами, которые вели огонь из одной точки – из расположенного рядом тентованного грузовика. Чуть больше месяца Иваньков провел в больнице на грани жизни и смерти, в октябре Япончик умер от последствий полученных ранений.

Хоронили Япончика на Ваганьковском кладбище, и это действо широко освещалось в СМИ. Распоряжался похоронами вор в законе Аслан Усоян (Дед Хасан). Усояна застрелят спустя 3 года, и тоже возле одного из московских ресторанов.

Вор в законе Вячеслав Кириллович Иваньков родился в Москве 2 января 1940 года. Ранее проживал по адресу: Новоясеневский проспект, дом 22, корпус 3, кв. 382. Уголовные клички: Япончик , Японец, он же Дед, он же Ассирийский зять.

Ранее Иваньков был неоднократно судим: в 1974 году по ст. 196 ч. 2.3 УК РСФСР; в 1976 году по ст. 145 ч. 2, ст. 191 ч. 2 УК РСФСР с направлением на принудительное лечение в психиатрическую больницу тюремного типа в Смоленске; в 1982 году по ст. 146 ч. 2 п. а, б; ст. 218 ч. 1; ст. 196 ч. 1 УК РСФСР на 14 лет лишения свободы с отбытием наказания в колонии усиленного режима. Уже в колонии был осужден в 1986 году по ст. 193 ч. 2 УК РСФСР и в 1988 году по ст. 110 УК РСФСР.

Статьи в Уголовном кодексе обозначают следующее. Иваньков был судим за использование заведомо подложного документа; грабеж , соединенный с насилием; посягательство на жизнь сотрудника милиции; разбой с применением оружия, совершенный по предварительному сговору с группой лиц; незаконное ношение оружия; угрозу насилием в отношении гражданина, выполняющего общественный долг; умышленное тяжкое телесное повреждение.

В 1991 году Верховный Суд смягчил приговор, и в ноябре этого же года Иваньков вышел на свободу досрочно.

В марте 1992 года отбыл в США. 8 июня 1995 года в Нью-Йорке Иваньков и еще несколько человек были арестованы ФБР по обвинению в вымогательстве 3,5 миллиона долларов у двух россиян, проживающих в Америке. В 1997 году Япончик был осужден на 9 лет и 7 месяцев лишения свободы.

________________________________________
Сенсационное предсмертное письмо полковника милиции, в котором он признается, что задания посадить Япончика получал «сверху» и на него всегда давили, проливает новый свет на жизнь самого известного российского «вора в законе ». Виктор Гаврилович Рудь в 70-е годы возглавлял 7-е управление ГУВД Мосгорисполкома. Он умер совсем недавно. Перед смертью решил, как он пишет, покаяться, потому что не мог жить с таким грехом.

С этим письмом меня познакомил близкий друг Вячеслава Иванькова бизнесмен Сергей Хазаров. Он гражданин Германии, но много времени проводит в Москве. «Ко мне просто косяком идут милицейские генералы, которые раньше сажали Славу, а теперь хотят его защищать, – рассказывает Сергей Никитович. – Но я им не верю: раньше они за него получали «звездочки», а теперь, видимо, хотят денег. Полковнику же, написавшему письмо, верю – перед лицом смерти не лгут».

Хозяин «образцового города»

Вячеслав Кириллович Иваньков легенда криминального мира , о жизни которого, казалось бы, известно все. И тем не менее в историях о нем больше мифов, чем правды. Даже его кличка Япончик и ее происхождение искажены. С самого начала он был известен как Японец (так его прозвали за специфический разрез глаз), и уж затем по аналогии со знаменитым Мишкой Япончиком Иванькова тоже начали называть Япончиком .

Сам он считает, что именно СМИ, которые называет СМО (средства массового оболванивания), испортили ему жизнь. Но если бы не СМИ, не было бы такой вселенской славы.

Отделить мифы от реальности в жизни Иванькова непросто. Когда его осудили почти на 10 лет лишения свободы в США и эти годы казались вечностью, множество бывших сотрудников милиции начали рассказывать о том, что именно они в свое время арестовывали всесильного Япончика . Со временем их становилось все больше и больше, и некоторым образом это напоминало братство старых большевиков, которые вместе с Лениным несли бревно. Те, кто действительно «работал» по Иванькову , публичных комментариев не дают, имен своих не афишируют. Но мне со многими приходилось общаться, видеть подлинные документы. Крайне осторожно ведет себя и окружение Вячеслава Кирилловича. Тем любопытнее информация, поступившая от близких ему людей. Хотя их оценки всегда грешат субъективностью.

– Мы знакомы с Вячеславом с 29 сентября 1970 года, – рассказывает Сергей Хазаров. – Я работал в армянской бригаде по строительству дорог. Познакомил нас дядя, модельер обуви. Он сказал: «Есть такой парень – добрый, широкий, в застолье как кавказец». Мы подружились. И так получилось, что я присутствовал лично почти при всех инцидентах, которые перерастали в уголовные дела. Вы помните эту историю с дракой в ресторане «Русь»?

Март 1974 года. Иваньков , Хазаров, их знакомый Асаф Сосунов и армянский «вор в законе » Гайк Геворкян, более известный как Гога Ереванский или Гога Унжлагский (был застрелен в подъезде своего дома весной 1994 года), приехали в подмосковный ресторан «Русь». Это был тогда единственный работавший всю ночь ресторан, и его очень любили состоятельные гости, в том числе иностранцы, снимавшие валютных проституток, а также золотая молодежь – частенько сюда заезжала Галина Брежнева.

Компания Иванькова подъехала ближе к полуночи. Через несколько часов вспыхнула ссора с посетителями за соседним столиком. Там гуляли: Витольд Герник, шесть раз судимый и имевший такую же кличку, как и известный «законник » Геннадий Корьков, – Монгол, Гога Дгебуадзе, он же Гога Тбилисский, и еще несколько грузинских бандитов . Свара началась из-за того, что Дгебуадзе настойчиво приглашал на танец женщину, с которой уже танцевал Иваньков. Та отказывалась, но нахальный Гога воткнул ей в прическу скрученную как шпилька сторублевую купюру. Началась драка – совершенно как в ковбойских фильмах, с использованием подручных предметов и мебели. Кто-то ударил Иванькова бутылкой по голове. Тогда Асаф Сосунов выхватил пистолет и всадил две пули в Дгебуадзе. Герник – Монгол ударом кресла выбил пистолет из рук Асафа. Пистолет подобрал официант, поэтому позже, во время следствия, найти оружие не удалось. «Голос Америки» на следующий день передал сенсационное сообщение о «перестрелке русских гангстеров» – для 1974 года это была суперсенсация, которую тут же опровергла наша официальная пропаганда. Участников перестрелки, всех, кроме Асафа, вскоре задержали. Через некоторое время арестовали и находившегося в розыске Сосунова. Любопытно, что операцией по задержанию подручного Иванькова руководил муровец Михаил Шестопалов: выйдя на пенсию, он возглавил службу безопасности ЮКОСа. Спустя много лет Вячеслав Иваньков занял камеру в «Матросской тишине », в которой до него сидел шеф Шестопалова – Михаил Ходорковский. Для Япончика освободили лучшую в СИЗО камеру, а опальный олигарх сидит через стенку.

Боевик в ресторане «Русь» наделал много шума, и неудивительно, что в ГУВД Мосгорисполкома пришел негласный приказ – «упаковать» Иванькова.

Работа МУРа началась. Правда, за участие в драке Гога Ереванский попал не в тюрьму , а в «психушку» – он был признан невменяемым; Герник получил два года. Раненный Дгебуадзе остался жив и претензий к компании Япончика не имел, поэтому Асафу Сосунову и Иванькову не удалось вменить статью об особо злостном хулиганстве (по старому УК РСФСР участники перестрелок привлекались лишь по статье 206 ч. 3).

Но у Иванькова при задержании нашли поддельные документы – паспорт и водительские права. Естественно, ему вменили хранение фальшивых документов. 18 ноября 1974 года он был осужден как раз на столько, сколько отсидел во время следствия, – 7 месяцев и 15 дней лишения свободы.

К тому времени Иваньков находился под пристальным вниманием оперативников МУРа. Говорят, что после всех своих приключений он заявил: «В этом городе не МУР хозяин, а я». Но сотрудники, «работавшие» по эпизоду стрельбы в ресторане «Русь», уверяют: больше их разозлило то, как Япончик избежал солидного срока, подкупив следователя, прекратившего эпизод по стрельбе. Хотя уже до случая в ресторане Япончик находился в поле зрения оперативников. Агентурное дело (так до 1985 года назывались дела основного оперативного учета), заведенное на него в МУРе, имело характерное название «Наглец».

Иваньков был известен милиции благодаря еще более ранним «подвигам», а главное, тем, как виртуозно уходил от ответственности. В МУРе знали, что одна его любовница по имени Света частенько хвасталась связями в юридических сферах, а связи эти она приобрела через отца, преподавателя МГУ, который, по ее словам, «учил многих прокуроров». В Звездном городке жила другая любовница – доктор медицинских наук, работавшая в кремлевской клинике. Еще одной подруге – врачу Евгении Животовой, уже позже, в 1981 году, устроившей любимому убедительное алиби, – роман с ним стоил дорого. За то, что она, заместитель главного врача, поместила Иванькова в клинику нервных болезней имени Сеченова, ее судили за пособничество и приговорили к исправработам. Парадокс заключался в том, что эпизод, в котором Евгения оказала пособничество, следствию доказать так и не удалось. Иванькову вменялся налет на квартиру свердловского цеховика Айсора Тарланова. Ограбленный Тарланов был не в ладу с законом и очень боялся УБХСС (Управления по борьбе с хищениями социалистической собственности). Поэтому от всех претензий к Иванькову он отказался.

Подстава

Сергей Хазаров стал участником еще одной перестрелки – на этот раз в центре Москвы, у Театра Советской Армии. Шуму она наделала не меньше, чем стрельба в подмосковном ресторане. Пытаясь задержать машину Иванькова , сотрудники милиции выпустили 11 пуль. За этим удивительным зрелищем с интересом наблюдала военно-правительственная делегация Румынии. Румыны как раз выходили из театра в сопровождении министра обороны маршала Гречко. Охрана была шокирована и не знала, что предпринять.

Подробности этой истории в свое время поведал ее основной фигурант – некий Михаил Глиоза. В 1973 году в пивбаре на Колхозной площади он познакомился с тогдашней легендой криминальной Москвы – Калиной Никифоровой. Она работала директором этого пивбара. Бывшие муровцы уверяют, что именно Каля – мозг и идеолог многих хитроумных преступлений тех лет.

Каля попросила Михаила Глиозу помочь ей приобрести «Волгу». Она знала, что тот был женат на дочери первого замминистра торговли Георгия Петрова. Никифорова пояснила, что машина не для нее, а для ее знакомого, Славы Япончика . Кто это такой, Глиоза тогда не знал. Он уверяет, что передал деньги – 2,5 тысячи рублей – одному из референтов министра, но тот вскоре ушел с должности и выполнить просьбу не смог. По версии Глиозы, он возвратил деньги Никифоровой. Хазаров же, которому я напомнила этот эпизод, говорит, что тот просто прикарманил деньги. Когда Глиоза в июне 1975 года встретился с Иваньковым, тот потребовал вернуть долг. Вот как описывает этот эпизод Глиоза. «Ты должен мне пять штук. Ты отдашь их мне завтра у Театра Советской Армии в 10 часов вечера. А пока я заберу у тебя машину», – якобы заявил ему Иваньков.

Надо заметить, что у Глиозы был броский номер – 00-01 МОФ (с такими номерами ездил лишь начальник ГУВД Москвы) и спецталон, в котором указано, что этот автомобиль и люди, находившиеся в нем, досмотру не подлежат. Спецталон Иваньков тоже забрал. Естественно, у Глиозы водились знакомые и в ГАИ, где помогли получить такой удивительный номер. Они тут же отправили Глиозу в МУР. Когда тот опознал на фотографии в альбоме своего «обидчика», один из оперов сказал: «Это Японец, мы охотимся на него с 1971 года».

Была разработана операция по задержанию «наглеца». Глиоза был нужен как приманка. Потерпевший должен был сказать Иванькову, что привез долг, и дать знак «на задержание», пригладив рукой волосы. Когда машина Глиозы, за рулем которой сидел Иваньков, поравнялась с ним, Иваньков приказал ему сесть и тут же сорвался с места. У потерпевшего уже не было времени приглаживать волосы, да и сама операция висела на волоске. Тогда наперерез машине Иванькова бросились сидевшие в засаде опера, открывшие огонь.

Пассажиры расстрелянной «Волги» скрылись. В шоке были все – прокуратура, КГБ. Власти даже решили, что стрельба – это провокация американских спецслужб. А тем временем друзья Иванькова отправили четыре письма – Л.И.Брежневу, А.Н.Косыгину, Ю.В.Андропову и Н.А.Щелокову. Они сообщали, что стрелял не Иваньков , а милиционеры. Когда Япончика все же арестовали, Глиоза изменил показания и сказал, что он действительно должен был вернуть деньги, которые Япончику по каким-то причинам не отдала Каля Никифорова, осужденная к этому времени за валютные операции.

Человек-легенда

Иваньков же к этому времени уже становился легендой уголовного мира . Он пользовался авторитетом и в среде профессиональных воров . Но уголовному розыску так и не удавалось получить заявления потерпевших. И вот в 1981 году такой человек нашелся. Это был филателист Аркадий Нисензон. Вот его показания из уголовного дела Иванькова , по которому он получил 14 лет.

«…Мы вошли в квартиру… При мне была сумка черного цвета, в которой находился каталог марок. Примерно через 15 минут раздался звонок в дверь. Ева пошла открывать… Вошли двое мужчин, фамилии которых, как я узнал позже, Иваньков и Быков. Иваньков сказал Алику и Еве, чтобы они не волновались: им нужен только я. После чего Иваньков подошел ко мне и сказал: «Я тебя давно ищу. Я Япончик …» Он начал угрожать мне убийством и потребовал деньги в сумме 60 000 рублей. Я сказал, что никому ничего не должен. Тот оскорбил меня, сказал, что я должен 60 000 за иконы и 40 000 за то, что не признаюсь в краже».

Аркадий Нисензон коллекционировал не только иконы и марки. Он баловался валютой. И у него был подельник – Марк Володарский, который и обратился потом к Иванькову. Однажды Нисензон пригласил Володарского в ресторан «Теплый Стан». Володарский захватил партию икон, которую кому-то собирался показать после встречи с Нисензоном. Когда Володарский собрался уезжать, он обнаружил, что багажник его машины взломан, а иконы исчезли. Он тут же обвинил в краже Нисензона. И хотя тот уверял, что он ни при чем, Володарский через свои связи обратился к Японцу. На «конспиративную» квартиру Нисензона под каким-то предлогом привела все та же Каля Никифорова.

Возможно, Нисензон и не написал бы заявление в милицию, но в МУРе уже знали от агентуры об этой истории, а сам коллекционер тоже находился не в ладах с законом (спекуляция валютой в 1981 году – это серьезно). Кроме того, Нисензон дорожил своим местом администратора в кафе «Красный мак» в Столешниковом переулке и при такой должности не хотел ссориться с милицией.

Началась беспрецедентная операция – Иванькова с сообщниками решили брать одновременно. Время «Ч» было назначено на 14 мая 1981 года. Напомню, что муровцы во что бы то ни стало хотели добраться до «наглеца» и плотно «вели» его, имея информацию о всех встречах. Поводом для встречи в одном из домов на Самотеке послужила жалоба московского картежника по кличке Лохматый, который обратился к Иванькову с просьбой вернуть долг киевского «каталы» – 28 000 рублей. Вячеслав Кириллович тут же позвонил в Киев: «Говорит Японец. Жду с деньгами 13 мая в 18.00 в «айсоровском доме». (В этом доме жили ассирийцы и держали там «катран».) Киевский «катала», не посмев ослушаться, приехал на карточный притон и отдал Япончику 1000 долларов и большую партию фионитов. Начальство с Петровки, 38, торопило сыщиков, наблюдавших эту картину из дома напротив: «Нужно брать немедленно». Но те настояли на одновременном ударе.

14 мая весь оперсостав МУРа работал по Японцу и его связям. Было проведено более 200 обысков. «Наружка» дежурила у дома Иванькова на Планерной. В 8.30 сыщики, сидевшие в засаде, увидели, как Иваньков звонит кому-то из телефона-автомата, а потом пулей несется к своей машине: явно имела место утечка информации. Через секунду он садится в машину и вместе с женой, уже ждавшей его с другой стороны дома, мчится к шоссе. Далее – погоня, как в гангстерском боевике. Участник этой погони Иван Бирюков рассказывал мне, как он, выскочив из милицейской машины, на ходу всадил в автвомобиль Иванькова две пули из ПСМ. Милицейский фотограф запечатлел этот момент: Иван с пистолетом в руке бежит к машине Япончика

Защищал Иванькова уже тогда очень известный адвокат Генрих Падва. В кассационной инстанции ему удалось исключить из обвинения ст. 218 ч. 1 УК РСФСР (незаконное хранение огнестрельного оружия). По остальным статьям Иваньков получил 14 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

Так закончилась московская эпопея «крестного отца».

Тюрьма добавляет в «послужной» список Япончика еще две судимости. Обе связаны с его попытками силой выяснить отношения с представителем ее администрации и обидчиком-зэком.

В начале 1990 года его жена Лидия Айвазовна обращается с просьбой о помиловании мужа к народному депутату СССР Святославу Федорову. Последний никогда не отрицал своей роли в судьбе Иванькова . Помиловать его не помиловали, но освободили досрочно.

В марте 1992 года Вячеслав Кириллович уехал в США по своему заграничному паспорту. Он прибыл в Америку как директор кинофильма студии «12А», которой руководил Ролан Быков. Позже сыщики обнаружили расписку о выдаче Вячеславу Иванькову суточных в размере 300 долларов с его автографом.

Узнав об отъезде, в Главном управлении по борьбе с оргпреступностью (ГУБОП) МВД РФ стали выяснять, как можно было получить загранпаспорт по справке об освобождении. Но оказалось, что Иваньков прописался в Веселовском районе Ростовской области. На учет, как раньше полагалось всем рецидивистам, не встал. Если «поднадзорник» не является, милиция обязана возбудить уголовное дело. Но в местном отделении милиции делать это отказались, мол, «очередной висяк». С таким решением согласились сначала в городской прокуратуре, а затем в Генеральной. Первый заместитель Генпрокурора Евгений Лисов, тогда целиком и полностью поглощенный делом ГКЧП, нашел время поучаствовать в спорном вопросе. Вскоре статью 198 УК РФ вообще отменяют. Сотрудники ГУБОП МВД РФ едут в Тулун, получают материалы по Иванькову и направляют данные о нем в ФБР. К этому времени Японец стал знаменит уже в США. И не только по российской прессе. Известный американский писатель Роберт Мур сделает его главным героем своего нового романа.

Одно только имя Иванькова помогло Вилли Токареву решить проблему с итальянской мафией в США. Он рассказал мне, как после триумфального успеха в ночном клубе «Одесса», что на Брайтон-Бич, в его доме раздался звонок. Мужской голос на итальянском (было понятно, что это родной язык звонившего), а затем на английском потребовал от певца денег, уточнив, что это не шутки. Ребята на Брайтоне посоветовали позвонить Славе. «Тогда я лично не знал Вячеслава Кирилловича, – говорит Токарев. – Но в клубе мне всегда передавали от него привет – оказывается, мы еще в Москве сфотографировались во время моего концерта. Я понял, кто это. Когда вновь дома раздался звонок, я просто сказал, что позвоню Славе. Этого было достаточно – больше меня не беспокоили…»

Весной 1994 года глава КБ «Чара» Владимир Рачук вложил 2,7 млн. долларов в компанию «Саммит интернейшнл». В августе у «Чары» начались финансовые сложности, и Рачук предупредил хозяев этой фирмы Александра Волкова и Владимира Волошина, живших тогда в Нью-Йорке, что за деньгами к ним приедет человек по имени Олег. В ноябре Рачук скончался при загадочных обстоятельствах, официальная версия – самоубийство. Банк «Чара» лопнул, и в нем сгинули сбережения вкладчиков. В Нью-Йорк тем временем приехали некие Рустам Садыков, Максим Коростышевский и Владимир Топко. Как сказано в заявлении на суде, данном под присягой агентом ФБР Лестером Макналти, «они начали вымогать несколько миллионов долларов у Волкова и Волошина… от имени Вячеслава Кирилловича Иванькова, более известного как Япончик ». Ранним утром 8 июня 1995 года прошли аресты. Среди задержанных оказался и Сергей Хазаров. Убедившись в его непричастности, Хазарова отпустили. «К Славе обратились помочь вернуть деньги вкладчиков «Чары», он пострадал, а негодяи опять на свободе» – так прокомментировал этот процесс Хазаров. Адвокаты Иванькова говорили примерно то же самое, что и Генрих Падва 15 лет назад в Люблинском суде Москвы.

Присяжные нью-йоркского суда в рассказы о Робин Гуде для пенсионеров не поверили. Вердикт гласил: виновен.

В апреле 2000 года прокуратура Москвы заочно предъявила обвинение Вячеславу Иванькову по ст. 102 УК РСФСР (убийство двух или более лиц). Речь идет об убийстве граждан Турции в московском кафе «Фидан» в январе 1992 года. По версии следствия, Япончику и отдыхавшему с ним вору в законе Вячеславу Сливе не понравилось, что гардеробщик первыми обслужил турок, и после словесной перепалки Япончик якобы расстрелял троих оппонентов. Двое из них скончались, а третий получил ранение. Задержать тогда никого не смогли и только спустя 8 лет вдруг выяснили причастность нашего американского узника. К этому времени умер один из свидетелей (гардеробщик), а выживший турок возвращаться в Москву не собирается.

В Мосгорпрокуратуре это дело не комментируют. Но, как сказал мне знакомый следователь, «это все затеи Генеральной прокуратуры, у нас своих дел полно – взрывы в метро, у гостиницы «Националь», бандиты, убийцы, маньяки. Мы всегда работали честно и «заказов» не выполняли».

«Кремлевский след»

Кому же было выгодно сделать «заказ»? Когда я разговаривала весной этого года в Нью-Йорке с агентом ФБР Майклом Макколом, он сказал, что на родине у Иванькова – не только влиятельные друзья, но и влиятельные враги.

Кто они? Одна из легенд, что к делу Иванькова приложил руку «всесильный КГБ». Версия могла родиться после того, как выяснилось: документы на выезд Иванькова за границу оформлялись в консульском управлении МИД РСФСР фирмой «Приоритет». Как только он получил паспорт, СП с таким названием перестало существовать. Всплыла информация, что за ней стояли бывшие сотрудники КГБ. Но именно в это время в консульском управлении орудовала шайка, которая за взятки делала дипломатические паспорта всем мафиози. Говорили, что за «Чарой» также стоят бывшие сотрудники КГБ, ставшие учредителями фирм, образовавших этот коммерческий банк. Сотрудники ГУБОП беседовали с одним офицером КГБ из действующего резерва, имевшим самое прямое отношение к «Чаре», и он рассказал, что в 1991 году многие отставные номенклатурные деятели несли в банк деньги мешками – для перевода за рубеж. Денег было столько, что на них покупали целые острова. По одной из версий, человек-легенда криминального мира мог стать за границей «крышей» для тех, кто переводил туда деньги. И именно большие деньги, за которые кое-кто борется в России, вновь привели Япончика в тюрьму. Эту версию разделяет и адвокат Иванькова Юрий Ракитин.

Впрочем, это версии. «Реальность лишь то, что срок давности по инкриминируемому Япончику деянию истек более двух лет назад, – говорит Юрий Ракитин. – И на этом основании уголовное дело должно быть прекращено на стадии расследования. Однако органы предварительного расследования нарушают закон, ошибочно полагая, что вопрос о применении или неприменении срока давности должен решать суд. По закону срок давности не применяется к преступлениям, за которые грозит пожизненное заключение или смертная казнь. Действие смертной казни сейчас приостановлено Конституционным судом. Пожизненного заключения в старом УК не было. Значит, наш случай не подпадает под это исключение. Кроме того, срок давности принципиально влияет и на сроки следствия, которое необоснованно продлено до 18 ноября. Это незаконно. И Генеральная прокуратура сейчас, видимо, не знает, как выйти из этого положения, не запятнав мундира, – продолжает адвокат. – Мой подзащитный с прекращением уголовного дела по формальным основаниям не согласен – он отрицает свою вину, считая, что это не реабилитирующие обстоятельства. Согласиться он может лишь с одним условием – изменением меры пресечения, так как в тюрьме он уже насиделся.

В этом деле действительно много странного. Почему в поле зрения следствия Иваньков возник лишь в 2000 году, когда умер Вячеслав Слива, считавшийся зачинщиком драки? Я не верю в случайные совпадения. Если Япончик особо опасный рецидивист , то его отпечатки должны быть в милицейской картотеке и их сразу же можно было идентифицировать. Их же обнаружили именно тогда, когда возобновили дело. Назначается дактилоскопическая экспертиза бутылки и фужера, найденных не на месте происшествия. И отпечатки тут же появились. Это явное нарушение закона.

Удивляюсь, – продолжает Ракитин, – почему Генеральная прокуратура считает, что мой подзащитный скрывался от следствия. Как он мог скрываться, сидя в тюрьме другого государства и об этом знали все?»

Никто из действующих сотрудников МВД РФ не решается прогнозировать дальнейшее развитие событий. Некоторые считают, что никакой силы у Иванькова сейчас нет, а значит, он опасности не представляет. Бывший начальник отдела ГУБОП МВД РФ полковник милиции Анатолий Жогло с этим мнением не согласен. «Даже если Иваньков отойдет от дел, – рассуждает он, – я слышал, что его адвокат говорит, мол, Кириллыч мечтает только о тихой рыбалке, – к нему все равно как к «авторитету» будут приходить на третейский суд, как к Савоське (старый вор в законе , умерший прошлым летом, стал прототипом карманника Кирпича в культовом фильме «Место встречи изменить нельзя». – Л.К.)».

«С «ворами » нельзя работать – их надо сажать, – жегловской точки зрения придерживается бывший начальник МУРа Юрий Федосеев. – Попытки завербовать законников у нас были, но это не мы их, а они нас использовали, сдавая информацию на конкурентов. Оперативник, имеющий такого «агента влияния», сам легко подпадает под его влияние. Возможно, что Япончик отойдет от дел и будет почивать на лаврах, принимая участие в «разборках» как третейский судья. Возможно, он даже будет принят и обласкан нашим бомондом, как это произошло с Тохтахуновым (Тайванчик )».

В 2002 году Генпрокуратура и Минюст начали переговоры с США о выдаче арестованного в Россию. 13 июля 2004 года после выхода из американской тюрьмы Япончик был передан российским властям. 14 июля он был доставлен в Москву и помещен в СИЗО «Матросская Тишина». 15 июля прокуратура Москвы предъявила ему обвинение по статье «убийство двух и более лиц». 19 апреля 2005 года дело было передано в Мосгорсуд, передает канал «Вести».

20 июля 2005 года вынес Мосгорсуд оправдательный приговор по делу Иванькова на основе вердикта коллегии присяжных. Ни один свидетель обвинения не смог с уверенностью опознать в Иванькове человека, расстрелявшего турок в московском кафе 13 лет назад. Присяжные признали его невиновным в убийстве. После оглашения вердикта Япончик был выпущен из–под стражи в зале суда.

Как бы там ни было, суета вокруг Япончика уже при жизни для многих сделала его легендой криминального мира.

В ночь с 13 сентября 2009 годана 14 сентября 2009 года Япончик пережил клиническую смерть

Иваньков умер от перитонита 9 октября 2009 года в частной клинике при Онкологическом центре на Каширском шоссе г. Москвы. Врачи вычищали брюшную полость, но спасти его не смогли - он так и не смог оправиться от ранений, полученных в результате покушения

В связи с проведением судебно-медицинских экспертиз перенесены с 11 октября на 13 октября 2009 года. Утром 13 октября в Храме Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище, где состоялось погребение, началась церемония прощания с усопшим.
Сотрудники Инженерно-саперного отдела ГУВД по Москве обыскали всю территорию кладбища на предмет обнаружения взрывчатых веществ.

Смерть Япончика вызвала большой резонанс: возле храма находилась большая толпа людей, а также журналисты крупных СМИ, фотокорреспонденты и телегруппы. По желанию родственников, работа СМИ на похоронах была ограничена, сотрудники ЧОП препятствовали работе прессы, тем не менее агентство «РИА Новости выпустило на свои ленты фотографии траурной процессии. К самой церкви были прислонены многочисленные венки, на которых написано «От братвы из Кирова», «От братвы из Ярославля», и «Любимому другу» и другие
Распорядителем погребения выступил вор в законе Аслан Усоян по кличке

На церемонии погребения присутствовало около 500 человек

Вот какие венки были..«Дорогому брату – от дедушки Хасана »
«От азербайджанской братвы »
«От братвы Дагестана »
«Извини, что не уберегли – Осман и братья»
«От достойных людей г. Москва»
«От дальневосточников»
«От братвы . Йошкар-Ола»
«От Саши Ташкенского »
«От Кахо и братьев »
«От близких людей г. Москва»
«От всего достойного люда Медведковского централа »
«От казахской братвы »
«От русского шансона »
«Дорогому другу,от Лео»
«От братвы из Курск а»
«От братвы из Ярославля »
много всяких от сына и родных…и еще много всяких …

Как считается рейтинг
◊ Рейтинг рассчитывается на основе баллов, начисленных за последнюю неделю
◊ Баллы начисляются за:
⇒ посещение страниц, посвященных звезде
⇒ голосование за звезду
⇒ комментирование звезды

Биография, история жизни Иванькова Вячеслава Кирилловича (Япончика)

Вячеслав Иваньков «Япончик» − известный криминальный авторитет.

Детство и юность

Вячеслав Иваньков, больше известный под своей кличкой «Япончик», родился в Москве 02.01.1940 года. Семью будущего криминального авторитета сложно было назвать благополучной. Отец страдал от алкоголизма, из-за чего часто становился пациентом психиатрических лечебниц. В свою очередь, мать Вячеслава отличалась патологической аккуратностью, мнительностью и брезгливостью. К этому прибавились проблемы со здоровьем – затмение легких и расширение сердца, результатом чего стала физическая слабость ребенка.

В 6-м классе Вячеслав стал заниматься в секции вольной борьбы, а заодно самостоятельно изучать джиу-джитсу. С этим связана одна из версий происхождения криминального прозвища «Япончик». После 8-го класса он предпочел продолжить образование в цирковом училище. Развитая за несколько лет ловкость и физическая сила позволили Вячеславу очень быстро добиться хороших результатов в воздушной гимнастике. Однако цирковым актером он так и не стал. На одной из тренировок он получил закрытую травму головы. Из-за нее очень часто возникали обморочные состояния, которые поставили крест на его карьере в цирке.

Карьера

После циркового училища, которое Вячеслав так и не закончил, он устроился слесарем на комбинат бытового обслуживания, затем стал бригадиром приемщиков.

Свою криминальную карьеру он начал, в общем-то, случайно. В 1965 году за попытку совершить карманную кражу Вячеслава Иванькова задержали. Из-за буйного поведения работники милиции отправили его в психиатрическую больницу имени Кащенко. Результатом обследования, длившегося около 3 месяцев, стал диагноз «шизофрения» и направление на принудительное лечение. По какой-то причине Вячеслав Иваньков не хотел оставаться в больнице, из которой он сбежал. Скрываясь от работников милиции и не появляясь дома, он экстерном окончил вечернюю школу. Его удалось задержать лишь в ноябре 1966 года. Через 4 месяца обследований в психиатрической больнице врачи сделали вывод о его полном выздоровлении.

ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ


В конце 60-х годов он стал членом организованной преступной группы, руководимой Геннадием Карьковым, которого работники милиции и «коллеги по цеху» знали как «Монгола». Именно он дал Вячеславу кличку «Япончик». Выбор был обусловлен не только характерным азиатским разрезом глаз, но и известностью одноименного одесского налётчика времен Гражданской войны. В середине 60-х и вплоть до 90-х годов прошлого столетия он не раз становился прообразом главных персонажей популярных советских фильмов. Кроме того, Вячеслав Иваньков имел достаточно глубокие познания в области восточных единоборств.

Банда Карькова «специализировалась» на ограблениях и вымогательствах у работников торговли, в том числе у так называемых «цеховиков». В январе 1972 года практически все ее участники были арестованы, получив впоследствии длительные сроки тюремного наказания. «Япончику», благодаря имевшим место отношениям с отечественной психиатрией, удалось остаться на свободе.

Достаточно быстро он создал свою преступную группу, которая также «специализировалась» на торговых работниках, но только тех из них, которые занимались так называемым «теневым» бизнесом. При этом «географией» работы банды был практически весь СССР.

Официальным местом работы Вячеслава Иванькова был фотосалон, а затем детская спортивная школа, куда он устроился тренером. При этом он состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Одна из его экспертиз в начале 1974 года позволила ему получить бессрочную 2-ю группу инвалидности по психическому заболеванию. Всё это не мешало Вячеславу Иванькову как в официальном, так и криминальном видах деятельности часто посещать увеселительные заведения и располагать большим количеством знакомых и друзей.

Именно активный образ жизни «подарил» Вячеславу Иванькову первый срок. Одно из посещений ресторана закончилось дракой с кавказцами, один из которых погиб. При обыске работники милиции обнаружили у него поддельные документы. Наличие справки об инвалидности «по психиатрии» не спасло Япончика от уголовного преследования. Экспертиза в Институте имени профессора Сербского определила у него отсутствие психических заболеваний. И в ноябре 1974 года он был приговорен к 7,5 месяцам заключения. Но в тюрьму он так и не попал; поскольку следствие и последовавшее за ним психиатрическое обследование длилось дольше, то его освободили прямо в зале суда. Более того, он вышел на свободу, будучи «вором в законе». Посвящение в сан состоялось в Бутырской тюрьме, где он содержался в период следствия и судебного рассмотрения его дела.

На куда больший срок он осужден был в 1981 году – 14 лет в колонии усиленного режима. Однако в ноябре 1991 году этот приговор был смягчен и Япончик оказался на свободе.

Весной 1992 года Вячеслав Иваньков уехал в США, получив визу как директор киногруппы. При этом компания, через которую оформлялись документы, была ликвидирована практически сразу после пересечения границы. В США Япончик занимался вымогательством и отмыванием «криминальных» денег. К 1995 году их объем оказался достаточно большим, чтобы привлечь внимание ФБР. Последовавший за этим арест и суд привел к заключению на 9 лет и 7 месяцев, но уже в американской тюрьме. После отбытия наказания его экстрадировали на родину, где ему предъявили обвинение в убийстве. В суде дело развалилось и Япончика освободили.

28 июля 2009 года в него стреляли. Через два месяца (9 октября), несмотря на усилия врачей, Вячеслав Иваньков умер от полученного ранения.

Личная жизнь

В 1960-м году Вячеслав Иваньков женился на Лидии Айвазовой. Из-за ее ассирийской национальности и принадлежности к княжескому роду он получил от своих друзей шутливое прозвище «Ассирийский зять». Она родила ему двух сыновей: Геннадия и Эдуарда. Семья распалась в конце 1974 года, после того, как Вячеслав Иваньков первый раз был арестован и помещен в Бутырскую тюрьму.