Какими способами выражается во фрагменте авторская позиция.

22.06.2020 Материнский капитал

Итак, в начале сочинения мы сформулировали одну из проблем, над которой размышлял автор текста. Затем в комментарии мы показали, как именно раскрывается эта проблема в исходном тексте. Следующий этап - выявление позиции автора.

Помните, что если проблема текста - это некоторый вопрос, то позиция автора - это ответ на вопрос, поставленный в тексте, то, в чём автор видит решение проблемы.

Если этого не происходит, логика изложения мысли в сочинении нарушена.

Авторская позиция проявляется, прежде всего, в отношении автора к изображаемым явлениям, событиям, героям и их поступкам. Следовательно, читая текст, обращайте внимание на языковые средства, в которых выражается отношение автора к предмету изображения (см. таблицу на следующей странице).

При выявлении авторской позиции важно учитывать, что в тексте может использоваться такой приём, как ирония - употребление слова или выражения в таком контексте, который придаёт слову (выражению) прямо противоположное значение. Как правило, ирония - это осуждение под видом похвалы: Боже мой, какие есть прекрасные должности и службы! Как они возвышают и услаждают душу! Но, увы! Я не служу и лишён удовольствия видеть тонкое обращение с собою начальников (Н. Гоголь). Буквальное прочтение иронических высказываний ведёт к искажённому пониманию содержания текста и авторского замысла.

Кроме того, доказывая свою точку зрения, многие авторы отталкиваются от различных высказываний своих реальных или возможных оппонентов, т. е. приводят высказывания, с которыми не согласны: «Береги честь смолоду»,- завещал Пушкин в своей «Капитанской дочке». «А зачем?» - спросит иной современный «идеолог» нашей рыночной жизни. Зачем беречь товар, на который есть спрос: если мне за эту самую «честь» хорошо заплатят, то я её продам (С. Кудряшов). К сожалению, ученики часто приписывают подобные высказывания самому автору, что ведёт к неправильному пониманию авторской позиции.

Например, в приведённом ниже тексте В. Белова авторская позиция не выражена словесно и может быть выявлена лишь при внимательном прочтении фрагмента и сопоставительного анализа всех его частей.

Всё уже узнано за две недели после возвращения в родную деревню, всё обойдено, переговорено почти со всеми. И только на свой родной дом я стараюсь не глядеть и обхожу его стороной. Я думаю: зачем бередить прошлое? Для чего вспоминать то, что забыто даже моими земляками? Всё ушло навсегда - хорошее и плохое, - плохое не жалко, а хорошего не вернёшь. Я вытравлю из сердца это прошлое, никогда больше не вернусь к нему.

Надо быть современным.

Надо быть безжалостным к прошлому.

Довольно ходить по пепелищам Тимонихи, сидеть на опечках. Надо помнить о том, что день и ночь на земле - как говорил Хикмет - работают реакторы и фазотроны. Что одна счётная машина действует быстрее миллиона колхозных счетоводов, что...

В общем, не надо глядеть на родной дом, не надо заходить туда, ничего не надо.

Но однажды я комкаю в кулаке свою писанину и бросаю в угол. Бегу по лестнице. В заулке озираюсь по сторонам.

Наш дом выдался из посада вниз, к реке. Как во сне подхожу к нашей берёзе. Здравствуй. Не узнала меня? Высокая стала. Кора лопнула во многих местах. Муравьи бегают по стволу. Нижние ветки обрублены, чтобы не заслонять окошки зимней избы. Вершина стала выше трубы. Не бели, пожалуйста, пиджак. Когда я тебя искал с братом Юркой, ты была хилая, тоненькая. Помню, была весна и твои листочки уже проклюнулись. Их можно было сосчитать, так мала ты тогда была. Мы с братом нашли тебя в поскотине на вахрунинской горе. Помню, кукушка куковала. Оборвали мы у тебя два больших корня. Несли через лавы, а брат говорил, что ты засохнешь, не приживёшься под зимним окном. Посадили, вылили два ведра воды. Правда ведь, ты еле выжила, два лета листочки были мелкие, бледные. Брата уже не было дома, когда ты окрепла и набрала силу. А где ты взяла эту силу под зимним окном? Надо же так вымахать! Уже выше отцовского дома.

Надо быть современным. И я отталкиваюсь от берёзы, как от ядовитого дерева. (По В. Белову)

На первый взгляд, автор призывает отказаться от прошлого в пользу современности: «Надо быть современным. Надо быть безжалостным к прошлому». Однако истинное отношение автора к прошлому проявляется в его трогательных воспоминаниях о берёзе, которые по сути представляют собой живой диалог с деревом. Мы видим, что за внешним без­различием («Надо быть современным. И я отталкиваюсь от берёзы, как от ядовитого дерева») скрыта любовь к детству, к прошлому, которое невозможно вычеркнуть из человеческой жизни.

Для правильного понимания текста важно также различать понятия автор и рассказчик (повествователь). Автор художественного произведения может вести свой рассказ от своего лица или от лица кого-то из персонажей. Но первое лицо, от имени которого написано произведение, - это всё-таки рассказчик, даже если писатель употребляет местоимение «я»: ведь когда автор создаёт художественное произведение, он описывает жизнь, внося свой вымысел, свои оценки, свои пристрастия, симпатии и антипатии. В любом случае не следует ставить знак равенства между автором и героем-рассказчиком.

Такое несовпадение можно обнаружить, например, в следующем тексте.

Я до сих пор помню эту банку с тушью. С утра она стояла на столе возле отцовских чертежей, а к полудню на листе ватмана невесть откуда появилась огромная чёрная клякса, сквозь которую смутно проглядывали результаты кропотливого недельного труда...

Сергей, скажи честно: ты пролил тушь? - строго спросил отец.

Нет. Это не я.

Кто тогда?

Не знаю... Наверное, кошка.

Кошка Машка, мамина любимица, сидела на краю дивана и как-то испуганно смотрела на нас своими жёлтыми глазами.

Что ж, придётся её наказать. С этого момента вход в дом ей заказан. Будет жить в чулане. Впрочем, может, всё-таки не она виновата? - испытующе посмотрел на меня отец.

Честное слово! Я здесь ни при чём! - ответил я, глядя ему прямо в глаза...

Через пару дней Машка бесследно исчезла, видимо, не стерпев несправедливого изгнания из дома. Мама была огорчена. Отец же больше никогда не вспоминал этот случай. Забыл, наверное. А свой футбольный мяч я всё-таки отмыл от предательских чёрных пятен...

Тогда я был наивно убеждён: отношения между людьми важнее всего, главное - не огорчать родителей. А что касается кошки... Она просто животное, ни говорить, ни думать не умеет. И всё-таки до сих пор в любых кошачьих глазах мне видится немой укор... (Г. Андреев)

Позиция автора не заявлена прямо. Однако в размышлениях героя о своём поступке мы слышим голос больной совести. Не случайно наказание кошки названо несправедливым, а в кошачьих глазах Сергей читает «немой укор». Конечно же, автор осуждает героя, убеждая нас в том, что бесчестно и низко сваливать свою вину на другого, тем более на беззащитное существо, которое не может ответить и постоять за себя.

Типовые конструкции

Автор считает, что...
Автор подводит читателя к выводу о том, что...
Рассуждая над проблемой, автор приходит к следующему выводу...
Позиция автора такова...
Позиция автора, как мне кажется, может быть сформулирована следующим образом...
Автор призывает нас (к чему)
Автор убеждает нас в том, что...
Автор осуждает (кого / что, за что)
Отношение автора к поставленной проблеме неоднозначно.
Основная цель автора заключается в том, что...
Хотя позиция автора не выражена явно, логика текста убеждает в том, что...

Типичные ошибки при формулировании позиции автора

Советы

1) Обычно позиция автора содержится в заключительной части текста, тaм, где автор подводит итог сказанному, размышляет над приведёнными выше событиями, поступками героев и т.п.
2) Обращайте внимание на оценочную лексику текста, лексические повторы, вводные слова, восклицательные и побудительные предложения - всё это средства выражения авторской позиции.
3) Формулировку позиции автора обязательно выделяйте в отдельном абзаце своего сочинения.
4) Старайтесь формулировать авторскую позицию своими словами, избегая сложных метафор.
5) При цитировании подбирайте предложения, в которых мысль автора выражена чётко и ясно, если это возможно. (Помните, что не в любом тексте можно найти цитаты, точно выражающие мнение автора!)

Что проверяет эксперт?

Эксперт проверяет умение адекватно воспринять и правильно сформулировать позицию автора: позитивное, негативное, нейтральное, двоякое и т. п. отношение к рассказанному, предлагаемый ответ автора на поставленные им в тексте вопросы.

1 балл выставляется экспертом, если вы верно сформулировали позицию автора исходного текста по прокомментированной проблеме и не допустили фактических ошибок, связанных с пониманием позиции автора исходного текста.

Практика

АВТОРСКАЯ ПОЗИЦИЯ в литературном произведении – авторское понимание жизни и ее оценка, в частности, оценка изображенных характеров. В литературе существует ряд спосо­бов выражения авторской позиции. Это, в частности, прямое вы­сказывание автора («Простите мне: я так люблю // Татьяну ми­лую мою!» Пушкина; «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды» Толстого). Авторскую позицию может выражать и от­дельный герой, наиболее близкий автору (Чацкий в «Горе от ума» Грибоедова, Соня Мармеладова в «Преступлении и наказа­ний» Достоевского). Авторское отношение к герою выражается и через прямую оценку, и косвенно: через портрет, особенности поведения персонажа (так, то обстоятельство, что в финале пье­сы Чехова «Вишневый сад» никто из героев не позаботился о Фирсе, характеризует их отрицательно), его речевую характеристику, изображение его мыслей и переживаний (см. Психоло­гизм). В качестве способов выражения авторской позиции могу т использоваться.также заглавие произведения («Горе от ума» Грибоедова), эпиграфы («Береги честь смолоду» в «Капитанской дочке» Пушкина), образы природы (см. Пейзаж) и мира вещей; в драматургическом произведении также ремарки.

Здесь искали:

  • авторская позиция
  • авторская позиция это

Этим вопросом занимались такие ученые, как И.Ф. Волков, В.А. Кухаренко, Н.А. Николина, П.Д. Тамарченко, В.Е.Хализев. В данной главе мы будем опираться на их труды.

Автор выбирает не только предметы и явления действительности, но и форму рассказа о них. При этом становятся существенными уже не прямые или косвенные суждения автора, а то, что изображается и как изображается, различные отношения и связи между предметами изображения внутри целого. Автор так строит свое произведение, так расставляет акценты, так группирует и соотносит различные моменты изображения, что добивается нужного впечатления, нужного воздействия на читателя. «Образ автора усматривается в формах соотнесения монолога и диалога, в специфике повествовательного движения и смены типов речи…» (43, с. 18).

Выбрав тип повествования, «автор создает систему образов персонажей, занимающих центральное место … по своей значимости для восприятия конфликта и по удельному весу в произведении» (33, с.20). Отмечая различный характер и природу образа автора и образов персонажей, литературоведы отнюдь не делают вывод об их противоречии. Конкретные личности, нарисованные автором, помогают понять нечто абстрактное, общее; являются носителями или противниками идей писателя. Естественно, из действительности автор берет характеристики для создания образов, но он не только репродуктирует, он заново творит.

В систему произведения входят образы естественной природы (пейзаж, явление природы) и вещной природы (интерьер, предметы обихода и одежды персонажей).

Пейзаж также является выразителем эмоционально-психологического состояния автора или персонажа. В различных родах и жанрах литературы роль образа природы различна и варьируется от главенствующего положения, в пейзажной лирике, например, до подчиненного - в эпической прозе. В. Кухаренко отмечает, что пейзаж в искусстве обладает двумя прямо противоположными функциями - «выражает гармонию персонажа с природой или их антагонизм» (33, с. 22).

Но если пейзаж может практически полностью отсутствовать в произведении, то вещные образы присутствуют во всех произведениях в той или иной мере. Вещные образы конкретизируют героя, создают его индивидуальность, достоверность, неповторимость или, наоборот, типичность, либо тривиальность.

Следующим компонентом системы произведения является словесный образ, то есть материальная сторона произведения. Слово в произведении становиться эстетической категорией. Оно также берется автором из действительности, но возвращается в нее обогащенным, сохраняя первоначальные лексические, грамматические, фонетические, валентностные свойства. По мнению А. Потебни, любое полнозначное слово языка обладает «ближайшим» и «дальнейшим» значениями. То есть имеет объективно зарегистрированную в словаре и единую для носителей языка семантическую структуру; с другой стороны; выступает как сигнал, порождающий индивидуальные ассоциации, объем которых может изменяться в зависимости от образования, опыта и т.д. читателя и автора.

Слово приобретает особую значимость не навсегда, но именно для заданного текста.

Какова бы ни была цель автора, достичь ее он старается с помощью слова. «Слова, подобранные так, что они постепенно настраивают на понимание их в более или менее точно очерченном плане, вдруг, посредством неожиданного присоединения новых фраз, повертываются своими смыслами в другую, часто противоположную сторону», справедливо отмечает В.Виноградов (16, с. 577).

Образ автора, образы персонажей, вещные и естественные, также словесные образы должны существовать как некая гармония, единое связное целое, иначе восприятие читателя будет затруднено или вообще невозможно. Важно, что композиция не просто механически объединяет разрозненные элементы в нечто целое. «Единство произведения не есть замкнутая симметрическая целость, а развертывающаяся динамическая целостность; между ее элементами нет статического знака равенства и сложения, но всегда есть динамический знак соотносительности и интеграции. Форма литературного произведения должна быть осознана как динамическая» (61, с.10).

Ю. Лотман, развивая свою теорию о диалогическом характере любого художественного текста, считает, что именно композиция помогает создать диалогичность в произведении: «…существенным признаком диалогической речи можно считать смену точек зрения» (37, с. 228-236). Это впечатление создают предисловия, примечания, ссылки автора.

Существует два основных принципа расположения материалов в тексте - линейный и трансформационный. В самом широком плане эти принципы исследованы в психологии искусства. Так, Л. Выготский отмечает: «Материал в естественных свойствах его развертывания может быть условно записан как прямая линия», а «… искусственное расположение событий будет «кривой художественной формы» (17, с. 190).

В живописи композиция управляет глазом зрителя, ведет его в нужном направлении, определяя, таким образом, порядок последовательного восприятия компонентов. Так и в литературе, автор берет в помощники композицию, чтобы довести до читателя ту или иную идею.

Авторское отношение к изображаемому сравнительно редко находит отражение в прямых оценках, но проявляется на разных уровнях системы текста. Так, на содержательном уровне оно прежде всего выражается через семантические доминанты и особенности мотивной структуры.

С доминантой текста (тематической, композиционной, концептуальной, эмоциональной), обычно связано заглавие художественного произведения, которое занимает сильную позицию и не случайно рассматривается исследователями как «аббревиатура смысла» всего текста, как отражение собственно авторской интерпретации.

Выделение значимых для понимания произведения смыслов, как уже отмечалось, осуществляется повторами, функции которых многообразны. Регулярно повторяющимися элементами текста всегда являются имена собственные, которые приобретают мотивированность в структуре целого и, выбранные автором, выражают его позицию. Их рассмотрение позволяет выявить особенности авторского отношения к персонажам и систему их связей в тексте, более того, анализ семантики и символических смыслов, присущих именам собственным, в ряде случаев дает возможность рассмотреть специфику авторской модели мира.

Разумеется, на наш взгляд авторская модальность проявляется и в архитектонике текста, и в структуре его повествования, и в своеобразии его пространственно-временной организации, которая всегда отражает особенности авторского мировосприятия. Однако для конкретного аспектного анализа в этом разделе мы выбрали рассмотрение именно заглавия, ключевых слов произведения и имен собственных, поскольку внимание к ним в процессе «медленного чтения» особенно важно для интерпретации текста.

На рубеже 19 и 20 вв. литературное творчество стало оцениваться не только с точки зрения его художественной, эстетической значимости, но явилось предметом особого интереса для психологии, философии и лингвистики. Прежде всего стоит обратиться к самому понятию «автор». В учебнике В.Е. Хализева «Теория литературы» дается следующее определение: «Слово «автор» (от лат.auctor - субъект действия, основатель, устроитель, учитель и, в частности, создатель произведения) имеет в сфере искусствоведения несколько значений. Это, во-первых, творец художественного произведения как реальное лицо с определенной судьбой, биографией, комплексом индивидуальных черт. Во-вторых, это образ автора, локализованный в художественном тексте, т.е. изображение писателем, живописцем, скульптором, режиссером самого себя. И, наконец, в-третьих, это художник-творец, присутствующий в его творении как целом, имманентный произведению. Автор (в этом значении слова) определенным образом подает и освещает реальность, их осмысливает и оценивает, а также демонстрирует свою творческую энергию. Всем этим он проявляет себя в качестве субъекта художественной действительности». (64; 68-69).

Какова мера отчуждения произведения от его творца? Понятно, что с одной стороны, автор и произведение предельно близки, так как последнее есть выразитель жизненного опыта творца. С этой точки зрения, любое произведение уникально и несет всегда новый смысл: «…Каждый текст (как высказывание) является чем-то индивидуальным, единственным и неповторимым, и в этом весь смысл его (замысел, ради чего он создан). Это то в нем, что имеет отношение к истине, правде, добру, красоте, истории» (9, с.126). Есть и другая сторона этого вопроса. Многие критики сравнивают автора с родителем, а произведение с его детищем. Но подобное сравнение теряет под собой основы, но законченное произведение моментально включается в объективный, общечеловеческий поток культуры. Будучи завершенным, произведение начинает жить в сфере восприятия, а не в сфере творения, причем логика этой жизни может оказаться совершенно неожиданной для автора.

Автор дает о себе знать прежде всего как носитель того или иного представления о бытии и его феноменах. И это определяет принципиальную значимость в составе искусства его идейно-смысловой стороны, - того, что на протяжении XIX - XXвв. нередко именуют «идеей». «Художественная идея (концепция автора), присутствующая в произведениях, включает в себя как направленную интерпретацию и оценку автором определенных жизненных явлений, так и воплощение философического взгляда на мир в его целостности, которое сопряжено с духовным самораскрытием автора» (64, с. 72).

В большинстве словарей и справочников определение понятия «авторская позиция» практически отсутствует. На наш взгляд, термин обозначает «художественно целенаправленную соотнесенность всех «ведущих» героев и всех так называемых «второстепенных» действующих лиц в литературном произведении. Через систему персонажей выражается единое авторское представление о человеке в его взаимоотношениях с природой, обществом и историей, а так же о типах человека - в связи с различиями рас, национальностей, сословий, профессий, темпераментов, характеров, социальных ролей, психологических установок и идеологических позиций» (54, с.36).

Отображение творца в своем произведении определяется как «образ автора». Понятие это было впервые использовано как термин В.Виноградовым, сделавшим его впоследствии категориальным центром своей «науки о языке художественной прозы». В.Виноградов утверждал, что лик писателя «сквозит в художественном произведении всегда» и что «весь вопрос в том, как этот образ писателя реконструировать на основании его произведений» (15, с.311). Интерес лингвиста был направлен на индивидуализированное, личностно-конкретное бытие языка, то есть на изучение языка писателя и произведения. Личность автора, таким образом, обозначается В. Виноградовым как «языковое сознание», «индивидуальный стиль» и, наконец, «образ автора». Произведение для В. Виноградова - это «произносимый автором монолог», образ автора - это образ субъекта речи, та стилистическая окраска, которая позволяет связать «произносимое» с конкретным писателем.

Итак, первый этап существования категории «образ автора» связан с именем В. Виноградова. Другая фигура, стоящая у истоков разработки проблемы авторства, - М. Бахтин, взгляды которого отличны от концепции В. Виноградова. Но прежде чем перейти к сопоставлению двух точек зрения, остановимся на вопросе бытия произведения в разных измерениях, что и предопределяет различие подходов и исследований.

Произведение живет во времени повествования. Но практически с самого начала восприятия читательское сознание отрешается от словесного материала, отдельных слов и выражений, и созерцает художественный мир с образами героев, со смыслом, вложенным в него автором, в его целостности. Мир этот обладает собственным временем и пространством.

На наш взгляд, рассмотрение произведения в двух данных аспектах для исследования авторского образа в нем весьма важно. Если речь идет об анализе произведения во времени повествования, то есть о повествовательной поэтике, принципы выделения образа автора не так сложны. Произведение - это художественная речь, она должна иметь своего субъекта. Определенная личность реализует себя в повествовании, точнее, повествовательном стиле. Таким образом, теория В. Виноградова применяется однозначно.

М. Бахтин же пытается выделить образ автора из произведения как эстетической целостности. Для него проблема «своего» и «чужого» есть проблема установления диалектического равновесия этих двух начал. Такое равновесие М. Бахтин усматривает в идее диалога автора и героя, писателя и действительности, писателя и читателя. Ему свойственно умалять авторское начало в произведении. Мы считаем что, автор является творцом произведения; но язык, формы высказывания, человеческие типы, приемы, принципы мировидения он черпает из бесконечного многообразия окружающей его действительности. Если помнить о подобной включенности человека в поток культуры, что игнорирует, сообразуясь с собственными целями В. Виноградов, то проблема авторского и чужого приобретает иное звучание, усложняется.

М. Бахтин исследует само словосочетание «образ автора». Раз авторское начало определено как «образ», то оно принадлежит тому же уровню, что и образы героев. Но совершенно ясно, - полагает М. Бахтин, - что автор представлен в произведении принципиально по-другому, чем герой. Понятие «образ», «герой» связаны эстетическим завершением извне, со стороны автора; сам себя автор завершить не может: «Ведь совпадение автора и героя есть contradictio in adjecto», - пишет М. Бахтин (9, с. 132). Автор не может явиться в произведении как образ человека с определенной внешностью и оформленной душевной организацией. «Автор не может и не должен определиться для нас как лицо…», - и причина состоит в том, что «всякий образ - нечто всегда созданное, а не создающее» (9, с.179). Хотя М.Бахтин и допускает возможность «по окончании художественного созерцания собирания некой активности в отдельное лицо, некий лик автора» (9, с. 132), все же ему чуждо понятие образа автора произведения.

Одним из важнейших выводов для исследователей проблемы присутствия автора в произведении может служить следующее суждение В. Виноградова: «В композиции целого произведения динамически развертывающееся содержание, во множестве образов отражающее многообразие действительности, раскрывается в смене и чередовании разных функционально- речевых стилей, разных форм и типов речи, в своей совокупности создающих целостный и единый «образ автора». Именно в своеобразии речевой структуры «образ автора» глубже и ярче выражается стилистическое единство целого произведения» (15, с. 296).

Несмотря на то, что вопрос о природе «образа автора» решался лингвистами и литературоведами на протяжении всей истории возникновения и развития этого термина неоднозначно (см. выше), проблема функции автора не вызывает таких разногласий: «Образ автора - это организующая сила произведения, объединяющее в единое целое его отдельные части, пронизывающая его единым сознанием, единым мировоззрением, единым мироощущением» (33, с. 15).

Ни одно слово художественного текста не следует соотносить непосредственно с личностью писателя. В литературных произведениях высказываются либо альтернативные автору фигуры (персонажи), либо его заместители -- знаки авторского присутствия в тексте (повествователи, рассказчики, хроникеры, лирические субъекты). И те и другие в конечном счете обладают статусом литературных героев. Даже в самой интимной автобиографической лирике автор -- не тот, кто говорит, а тот, кто этого говорящего слышит, понимает, оценивает как «другого».

Не следует отождествлять авторскую позицию с логическими, ясно и однозначно сформулированными суждениями. Даже если в произведении есть рассуждения писателя о каких-либо проблемах или прямые идейно-эмоциональные оценки персонажей и событий, позиция автора всегда шире подобных суждений и оценок.

Оценки, которые писатель дает различным фактам жизни, людям, философским и моральным принципам, даже общественным системам, - это, прежде всего, оценки в образной форме.

Иногда сами писатели настаивают, что для них важен даже «ритм» произведения - его нарушение разрушает авторский смысл. Словом, авторская позиция проявляется во всех основных сторонах литературного произведения.

Авторская позиция может быть выражена либо прямо, открыто, недвусмысленно, в прямой оценочной форме, либо косвенно, когда автор старается избегать прямых суждений и оценок. Некоторые писатели используют для выражения своего отношения к людям и событиям героев-резонеров, то есть таких героев, которые близки авторам, выражают их мысли или их представления о человеке, даже если облик таких людей противоречит их же собственным высказываниям (33, с.39).

Особенно сложно анализировать авторскую позицию в произведениях тех писателей, которые избегают прямых авторских оценок. Они как бы «растворяются» в повествовании, стремясь к максимальной объективности. На первый взгляд, такой писатель, как И.С. Тургенев, предоставляет читателю самому оценивать происходящее, самому определять свои симпатии или антипатии. Но и в «объективных» произведениях, разумеется, выражена авторская позиция. Ее в какой-то мере проясняют элементы формы этих произведений: сюжет, композиция, художественная речь.

Нередко отношение автора к героям, событиям, каким-то сторонам жизни остается непроясненным, завуалированным. Избегая прямых оценок (положительных или отрицательных), писатель стремится показать сложность, неоднозначность изображаемого. Он может обращаться к жизненному опыту читателя, не предрешая читательского отношения к героям и событиям. Чаще всего в одном и том же произведении мы находим и утверждение, и отрицание, и непроясненность или даже подчеркнутое безразличие писателя к каким-то сторонам жизни.

Чеснокова А. В.

заместитель директора по УМР

МАОУ лицея №11 им.В.В. Рассохина, г. Армавир

в художественном произведении

Написание выпускного сочинения по русскому языку и литературе требует от учащегося обязательного понимания того, что такое авторская позиция, каковы способы её проявления в тексте и как на этом основании можно интерпретировать произведение.

Понятие авторской позиции в литературоведческих словарях довольно размыто, чаще под ним подразумевается «выраженный в произведении комплекс мыслей и чувств, принадлежащих его создателю» (В. Хализев), субъективное авторское понимание жизни и её оценка. Выявление авторской позиции оказывается основой интерпретации, способом поиска ответа на вопрос, заключённый в проблеме.

Семантические доминанты — компоненты произведения, которые приводят в движение и определяют отношения всех прочих компонентов. С доминантой обычно связано заглавие художественного произведения, которое традиционно воспринимается как «аббревиатура смысла» всего текста, как отражение авторской интерпретации. Заглавие выражает авторское видение изображаемых ситуаций, событий («Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова) . Это своего рода первая интерпретация произведения, предлагаемая самим автором. Иногда оценка, выраженная в заглавии, может не совпадать с авторской позицией (например, эзопов язык в сказке М. Е. Салтыкова-Щедрина «Дурак» , в которой описываются великодушные поступки Иванушки, называемые «дурацкими»).

Ключевые слова выделяются на фоне других лексических единиц. Их основные признаки — высокая частотность, степень повторяемости в тексте и многозначность, соотнесение событийного и концептуального уровней текста (слово «смерть» и его производные в «Солнце мёртвых» И.С. Шмелёва ).

Межтекстовые связи — это содержащиеся в том или ином конкретном тексте выраженные с помощью определенных словесных приемов отсылки к другим конкретным текстам. (А. Горшков). К распространённым приёмам межтекстовых связей относятся цитата, эпиграф, реминисценция, стилизация, пародия, «текст в тексте», параллельная межтекстовая связь, ремейк, пастиш, аллюзия (Н. Каржавин: «А кони всё скачут и скачут, а избы горят и горят»).

В качестве эпиграфа может выступать небольшое целое произведение, пословица, афоризм, цитата. Эпиграф предваряет произведение, раскрывая его идею, характеры персонажей, особенности сюжета и связывает его с тем произведением, из которого он взят. Первый эпиграф к роману М.Булгакова «Белая гвардия» («Пошёл мелкий снег и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл: сделалась метель. В одно мгновение тёмное небо смешалось с снежным морем. Всё исчезло. — Ну, барин, — закричал ямщик, — беда: буран!») взят из «Капитанской дочки» А.Пушкина, возводит произведение к концепту метели — хаоса, революции и связывает с пушкинской интерпретацией сходных событий. Второй эпиграф («И судимы были мёртвые по написанному в книгах сообразно с делами своими») направляет к Откровению Иоанна, подчёркивая глобальную апокалиптическую сущность частных судеб.

Главные семантические оппозиции, отражающие авторскую концепцию «добра» и «зла». Так, в рассказе А. Чехова «Крыжовник» оппозиции: 1) слово – дело; 2) человек слова – человек дела . В некоторых случаях, например, в рассказе А. Чехова «Спать хочется» , оппозиция устраняется за счёт уничтожения одного из её членов (ребёнок противопоставлен непреодолимому желанию девочки спать, проблема «разрешается» его убийством).

Портрет, особенности поведения персонажей, в том числе по отношению друг к другу, к природе, к конкретной ситуации и или вопросу (например, безразличие героев к судьбе Фирса в финале пьесы А. П. Чехова «Вишневый сад» отрицательно характеризует действующих лиц).

Речевая характеристика героя . В. В. Виноградов: «Для Манилова речь — это чистая поэзия, искусство для искусства. Поэтому он, не смея понять слов Чичикова в прямом смысле, «ничуть не затруднился».

Раскрытие мыслей и чувств героя (психологизм). Языковые средства, передающие ощущения героя (зрительные, слуховые, осязательные, обонятельные).

Приём психологического параллелизма, когда внутреннее состояние и иногда даже «истинная сущность» персонажа сравниваются с состоянием природы. (Андрей Болконский и старый дуб в «Войне и мире» Л. Толстого: герой «солидарен» с искорёженным старым деревом по дороге к Ростовым и так же «наполнен» весенними чувствами после встречи с Наташей).

Сюжет, композиция, отбор фактов , то, в каких ситуациях автор показывает персонажей. Так, проспекция – осуществляемая лексико-грамматическими средствами категория текста, направляющая внимание читателя на ключевой момент сюжета, о котором речь пойдёт позже (В рассказе А. Чехова «Крыжовник» повествование Ивана Ивановича о брате предваряется диалогом – «обещанием»). Приём проспекции создаёт напряжение ожидания, выделяет значимость темы.

Художественная речь . В частности, риторические вопросы и риторические восклицания придают речи эмоциональность, помогая выражению авторской позиции («А судьи кто?» у А. С. Грибоедова).

Лирическое отступление — отклонение автора от фабулы, его лирические вставки на темы, мало или совсем не связанные с главной темой произведения. Они дают автору возможность в открытой форме высказывать свое субъективное мнение по различным вопросам (в романе Пушкина «Евгений Онегин», в «Мертвых душах» Гоголя).

Ритм произведения — его нарушение свидетельствует о важности «сбоев» для понимания авторского замысла. Такую функцию могут выполнять некоторые типы предложений, не являющиеся частотными в данном произведении. (Нераспространённые двусоставные предложения в повести Л. Толстого «Смерть Ивана Ильича» , не характерные для стиля писателя, подчёркивают исключительную важность и краткость таких моментов).

Символика, значимые детали (например, масонские мотивы в «Собачьем сердце» М. Булгакова ).

Роль имён собственных в тексте. Антропонимы и топонимы участвуют в создании образов героев, развертывании темы произведения, формировании художественного времени и пространства, выявляя его скрытые смыслы. Имя персонажа выступает как одна из ключевых единиц художественного текста, особенно когда оно занимает позицию заглавия (Евгений Онегин, Обломов, Молчалин, Правдин).

Способы непосредственного проявления авторского «голоса» в драматургии довольно ограничены: 1) список действующих лиц; 2) высказывания героев-резонёров, выражающих авторские мысли и чувства, даже если их облик противоречит их высказываниям (Сатин в «На дне» М. Горького ); 3) ремарки (важна их структура, тип, связь с основным текстом).

Литература:

  1. Горшков А.И. Русская стилистика. Стилистика текста и функциональная стилистика М.: АСТ, Астрель, 2006. — 368 с.
  2. Хализев В.Е. Теория литературы. – Москва 2002.
  3. Способы выражения авторской позиции в художественном тексте.