Одной и той же сфере.   Некоторые соображения об условиях существования души  

04.06.2020 Осаго

Что более значимо для руководителя — многолетний опыт работы в одной и той же сфере или управленческие качества топ-менеджера? Как часто нужно менять место работы, чтобы оставаться профессионалом, не выглядеть для работодателя "летуном" и при этом чувствовать себя счастливым человеком, разбиралась корреспондент BG Влада Гасникова.


Часто в бизнесе топ-менеджеры сменяют компанию, уходя на руководящий пост к своему бывшему конкуренту. Порой случаются и неожиданные назначения. Например, бывший глава Северо-Западного филиала ОАО "Мегафон" Георгий Гетманец стал заместителем генерального директора ЗАО "Холдинговая компания "Форум"", которая в первую очередь занимается развитием порта в Бронке. Или финансист компании "Омскшина" Денис Пановицин занял должность генерального директора в петербургской девелоперской компании "Рюрик Менеджмент".

Компанейская перестановка


Однако чаще всего в бизнесе кадровая ротация имеет место внутри крупных федеральных или транснациональных компаний, имеющих множество филиалов по стране и даже миру. Например, в 2012-2013 годах сразу в трех петербургских филиалах топливных компаний сменились руководители: генеральным директором "ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт" был назначен Максим Хитров, ранее возглавлявший "ЛУКОЙЛ-Румыния", гендиректором "Несте Санкт-Петербург" стал Гинтарас Мацияускас, который до этого в течение десяти лет руководил подразделением Neste Oil Oyj в Литве. Прежний генеральный директор "Несте Санкт-Петербург" Индрек Каю вернулся в Эстонию по завершении своей трехгодичной командировки. Николай Кузин возглавил "Газпромнефть-Северо-Запад", оставив аналогичный пост в Ярославле. Предыдущий руководитель Северо-Западного представительства "Газпром нефти" Валерий Ледовских, в течение шести лет возглавлявший компанию, отправился в Москву, чтобы возглавить одно из предприятий "Газпром нефти".

Порой региональная ротация применяется как мера по удержанию в штате корпорации ключевых специалистов, которые давно работают на одном месте и хотят перемен в профессиональном плане.

По данным опроса, который в ноябре 2013 года провела служба исследований HeadHunter среди специалистов в возрасте до 35 лет к переезду в другой регион или страну ради лучшей работы готов каждый второй. Большую мобильность проявляют топ-менеджеры (66%), в то время как начинающие специалисты более осторожно относятся к возможности сменить место жительства ради трудоустройства (42%). Временно незанятые в силу тех или иных обстоятельств в большинстве своем отказались бы от переезда в другой регион, даже если им поступит предложение о работе.

Основное требование, которое предъявляют кандидаты к работодателю из другого региона, — возможность зарабатывать на новом месте больше, чем на нынешнем (61%). Около трети ставят обязательным условием продвижение по карьерной лестнице (36%), трудоустройство в престижную на рынке компанию (33%) и предоставление жилья на новом месте работы (33%).

Юлия Сахарова, директор HeadHunter по Северо-Западу, называет несколько задач, которые решает компания при переезде своих сотрудников в другой регион или другую страну: карьерный рост сотрудников (вертикальный или горизонтальный), обмен успешными практиками, свежий взгляд на бизнес, кросс-культурный обмен, приобщение коллег к глобальной культуре корпорации.

По оценкам экспертов, компании заинтересованы в ротации топ-менеджеров, но не сотрудников низшего звена: все-таки переезд сотрудника в интересах корпорации предполагает серьезные материальные затраты на комфорт и разнообразные компенсации для специалиста.

Сопрезидент Ассоциации брендинговых компаний России Алексей Андреев, рассуждая о том, как ротация кадров между подразделениями одной компании может решить кадровые вопросы, замечает, что в этом смысле наша страна не всегда была привлекательной площадкой для иностранцев. "Был период, когда в Россию на руководящие должности в некоторых мультинациональных компаниях присылали экспатов с одной целью — досидеть до пенсии. Сейчас эта практика ушла: российские рынки весьма конкурентны. Теперь зарубежные компании присылают к нам опытных молодых бойцов", — считает господин Андреев.

До сих пор специфику в российском восприятии вопросов внутрикорпоративной ротации видит директор клиентской службы DDC Creative Lab Дмитрий Тихонов. "В западных компаниях всегда существовали принципы работы, которые не позволяли сотрудникам любого уровня долго засиживаться на одном месте: сотрудник должен развиваться, а когда он достигает своего потолка и потолка возможностей компании, — уйти, иногда в другой проект этой же компании. После того как компании с иностранными корнями посчитали возможным полностью передать руководство на местах в руки российских менеджеров, мы получили некий симбиоз отечественных традиций и зарубежных принципов работы", — говорит господин Тихонов. По его мнению, основных минусов этого симбиоза два. Во-первых, вместе с руководителем определенного уровня из компании в компанию кочует и его команда, что не может нормально восприниматься новыми подчиненными, потому что они всегда ожидают роста. И, во-вторых, в российских компаниях повсеместно сотрудника, обладающего достаточным потенциалом и навыками, умышленно не продвигают по служебной лестнице, потому что он очень хорошо делает текущую работу, как винтик в слаженном механизме.

По наблюдениям заместителя генерального директора СК "РЕСО-Гарантия" Дмитрия Большакова, в России два региона с привлекательной социальной средой для топ-менеджеров высокого уровня — Москва и Санкт-Петербург (оба вместе с пригородами). В качестве примера межстоличной ротации кадров господин Большаков приводит свою компанию: гендиректором СК "РЕСО-Гарантия" с 2004 года является Дмитрий Раковщик, который до этого развивал первый филиал фирмы, который располагался в Петербурге. Кроме этого, в страховой компании действует программа релокации менеджеров в другие регионы. "Иногда эта практика дает интересные результаты. Примером является нынешний глава филиала нашей компании в Екатеринбурге, переехавший туда из Москвы", — говорит Дмитрий Большаков.

Однако основным препятствием к переезду для самих сотрудников становятся семья и нежелание покидать родной город и начать в новом все сначала. "Данные моменты и можно определить как основной недостаток при ротации: необходимость оставить контакты в том городе, где человек работал до переезда", — говорит Юлия Сахарова.

Чиновничьи перетасовки


Однако назначения "варягов" на руководящие должности в бизнесе мало волнуют кого-то, кроме будущих подчиненных и партнеров нового топа. Общественность куда больше волнуют назначения людей, ранее не имевших отношения к ныне управляемой сфере, на государственные должности. Все-таки управлять назначенцы будут средствами налогоплательщиков, поэтому всем хочется, чтобы этим занимались настоящие профессионалы, которые не только деньги потратят эффективно и целевым образом, но и обеспечат качество работы своих подчиненных.

BG вспомнил наиболее необычные назначения на посты государственных служащих высокого ранга в Петербурге за последние полтора года. Например, руководителем комитета по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ) в конце 2012 года был назначен экс-глава комитета финансового контроля Дмитрий Буренин, ранее не имевший отношения к дорожной отрасли. Господин Буренин в итоге возглавлял КРТИ менее года, после чего ушел в отставку. Наиболее значимые причины такого решения — слабое выполнение адресно-инвестиционной программы ремонта и, соответственно, освоения бюджета ведомства.

Председателем комитета по развитию туризма (КРТ) в феврале этого года был назначен Александр Шапкин, который раньше занимался вопросами садоводства и огородничества и организацией выставок. Не проработав и года в этой должности, господин Шапкин был понижен до заместителя председателя КРТ.

В апреле 2012 года председателем комитета по информатизации и связи был назначен Иван Громов, который до этого работал в департаменте экономической безопасности МВД и Федеральной налоговой службе.

В октябре 2013 года генеральным директором Фонда по капитальному ремонту был назначен Дмитрий Локтаев, который раньше работал в издательском и страховом бизнесах.

Генеральным директором смольнинского канала "Санкт-Петербург" летом 2012 года был назначен Сергей Боярский, бывший на тот момент советником губернатора по развитию пресс-служб комитетов администрации и районов Петербурга. До этого сын Михаила Боярского работал в банке, играл в музыкальной группе и участвовал в нескольких проектах по развитию коммерческой недвижимости.

Мнения специалистов насчет отсутствия опыта в сфере, которой теперь руководит чиновник, расходятся. Александр Кармаев, директор по региональному развитию агентства "Михайлов и партнеры" (специализируется на стратегических коммуникациях), приводит несколько успешных примеров ротации кадров в государственных органах. "Первым ректором объединенного Дальневосточного федерального университета был Владимир Миклушевский, ставший впоследствии губернатором Приморского края. Опыт работы в системе образования и управления большим вузом помог губернатору эффективно выстроить работу с самыми разными аудиториями. В крае появилась платформа для диалога между властью и жителями. Подобные задачи господину Миклушевскому приходилось решать при объединении нескольких вузов в Федеральный университет, где учится больше 20 тыс. студентов. Стиль работы современного, образованного управленца оказался близок жителям региона", — говорит господин Кармаев.

Также он вспоминает удачный пример Сергея Кириенко, который, имея большой опыт в государственном управлении, перешел к управлению сложной и довольно специфической атомной отраслью, возглавив "Росатом". "Уникальные менеджерские способности господина Кириенко позволили не только восстановить стратегическую для России отрасль, но и создать одну из самых эффективных государственных корпораций, занимающих серьезные позиции, в том числе на международных рынках", — подчеркивает Александр Кармаев.

Дмитрий Большаков из СК "РЕСО-Гарантия" уверен, что сменять чиновников необходимо. "Напротив, их несменяемость является одним из краеугольных камней коррупции, поэтому мы можем только приветствовать перевод чиновников из одного региона в другой. Более того, так как чиновник — это госуправленец, здесь в меньшей степени играют роль навыки на конкретном месте, важнее понимание принципов правильного функционирования государственного механизма", — считает господин Большаков. В качестве примера он приводит удачную федеральную карьеру во второй половине 1990-х годов и первой декаде XXI века Алексея Кудрина, который вначале на региональном петербургском уровне досконально разобрался в вопросах межбюджетных отношений, а потом почти 15 лет работал в секторе госфинансов в Москве на федеральном уровне. "Другой пример — это переезд в 2005 году из Москвы в Нижний Новгород бывшего вице-мэра (1996-2005) Москвы Валерия Шанцева, который сейчас является успешным губернатором в Нижнем Новгороде. Он смог применить московский опыт работы с инвесторами, управления финансами субъекта федерации на территории другого, нестоличного субъекта федерации", — уверен Дмитрий Большаков.

А вот Алексей Андреев из Ассоциации брендинговых компаний России уверен, что сравнивать деятельность чиновников и коммерсантов — трудная задача. "Причина в том, что мотивы и драйверы одних и других принципиально различны: чиновник ориентируется исключительно на карьеру. Критерии оценки его успешности базируются на принадлежности к определенным кругам, группам влияния и кланам. Признаками эффективной деятельности чиновника чаще оказывается способность "играть в команде" и применять административные и лоббистские рычаги. Поэтому и миграция чиновников по регионам — результат экспансии какой-либо группы на новом направлении, не более того. Это называется "ставить своих людей". Говорить о смене профиля деятельности при этом не приходится", — рассуждает господин Андреев. Эксперт замечает, что в России уже давно стало анекдотом, что чиновник, имеющий опыт в сельском хозяйстве, может возглавить и медицинское направление, а классический "коммунальщик" вполне может оказаться на руководящем посту в армии. "Если мы говорим о России, чиновники не погружаются глубоко в отрасль, в которой им приходится работать. Им достаточно тех административных инструментов, которыми они владели на прежнем своем посту", — считает Алексей Андреев.

Оптимальная смена


Специалисты по рекрутингу имеют свой взгляд на то, через сколько лет человеку имеет смысл сменить работу или сферу деятельности для гармоничного развития. "Если речь о молодом специалисте, то некритична смена работы раз в 1-1,5 года — еще идет притирка к профессии, поиск оптимального сочетания должностных обязанностей и корпоративной культуры работодателя с личными целями и ценностями специалиста. Для более опытного сотрудника минимум полтора — максимум пять лет на одном рабочем месте в одной компании. Максимальный срок может быть значительно больше (7-10 лет), если сотрудник растет вертикально и/или горизонтально, участвует в новых проектах, работает в разных подразделениях компании. Сейчас на рынке труда у опытных специалистов чаще наблюдается срок работы на одной позиции в одной компании от полутора до трех лет. Такая частотность смены работодателя не портит резюме и в то же время позволяет специалисту начать и завершить полный цикл рабочего проекта. Увольнения опытных специалистов в течение полугода после выхода на работу могут свидетельствовать об ошибочном выборе работодателя или о неуспешности кандидата", — рассказывает руководитель HeadHunter по Северо-Западу Юлия Сахарова.

Если говорить о том, какой профиль опыта лучше для резюме и карьеры, то золотая середина, по мнению госпожи Сахаровой, выглядит таким образом: смена работодателя через два-три года, смена отрасли через пять-семь лет. "Чем моложе специалист и чем динамичнее отрасль, тем меньше могут быть периоды", — замечает Юлия Сахарова.

Дмитрий Большаков считает, что вопрос развития работника связан не только с его должностью или местонахождением офиса. "За мои тринадцать с половиной лет работы в компании "РЕСО-Гарантия" номинально на одном и том же месте объем бизнеса, которым я управляю, увеличился на два порядка. Естественно, это вызвало необходимость развивать существующие навыки управления и приобретать новые", — делится своим секретом профессионального долголетия господин Большаков.

Алексей Андреев уверен, что для различных отраслей требуются свои специфические условия выращивания топовых специалистов. "Существуют профессии, требующие бесконечного погружения и шлифовки навыков в одном заданном направлении. Это юристы, специализирующиеся на конкретной части права, врачи, строители. Высокие современные технологии сравнимы с игрой на скрипке — по степени вовлечения. Чем дольше играешь, тем ты лучше как специалист. Скрипач в 50 лет однозначно круче, чем он же сам был в 30", — резюмирует господин Андреев.

Вопрос: Работник нашей организации открыл собственное предприятие (не поставив в известность работодателя), работающее в той же сфере что и мы, а затем выставился на тендер в роли конкурента на проведение ремонтных работ. От предложения расторгнуть трудовой договор отказался. Какие законные меры воздействия можно применить? Вот такой нонсенс.

Никаких законных мер воздействия на столь «неблагородного» по отношению к вам сотрудника вы применить не можете. Поясним сказанное. Дело в том, что в Гражданском праве существует такое абстрактное понятие как правоспособность гражданина. Это способность иметь гражданские права и нести обязанности. Правоспособность граждан определяется в статье 17 ГК РФ как способность иметь гражданские права и нести обязанности. Соответственно содержание гражданской правоспособности образует совокупность прав и обязанностей, которые может иметь лицо в соответствии с гражданским законодательством. Согласно статье 18 ГК РФ, граждане могут иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество, заниматься предпринимательской деятельностью, и любой иной не запрещенной законом деятельностью, создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами, совершать любые не противоречащие закону сделки и учавствовать в обязательствах, избирать место жительства, иметь права авторов произведения науки, литературы и искусства, изобретения и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности, иметь иные имущественные и личные неимущественные права. Иначе говоря, человек может заниматься любой не запрещенной законом деятельностью и не спрашивать согласие на это у кого бы то ни было.(!) В том числе он может открыть предприятие в той же сфере, что и работодатель и выставить тендер в роли конкурента на проведение ремонтных работ. Стоит отметить, что правоспособность человека может быть ограничена, в том числе в плане возможности осуществления ими трудовых прав, но лишь в случаях и порядке, установленных законом.(!)

ПРИМЕР 1. Так, как мы знаем, законодательство существенно ограничивает право служащих на занятие другой оплачиваемой деятельностью, помимо службы.

ПРИМЕР 2. Кроме того, по приговору суда человек может быть лишен права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Однако в локальном нормативно-правовом акте организации или трудовом договоре нельзя оговорить то, что работник не откроет предприятие-конкурент, не будет работать в другом месте по совместительству, не выйдет замуж или не женится, или не родит ребенка. Даже если такой пункт будет включен в названный документ, он не повлечет за собой никаких юридических последствий, т.к. согласно пункту 3 статьи 22 ГК РФ отказ гражданина от правоспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом. Поэтому договоры со звездами шоу-бизнеса, в которых последние дают « обет безбрачия» – не более чем обещание учесть пожелание работодателя.

Примечание автора 2016 г. Данный комментарий писался много лет назад. В настоящее время автор данного ответа несколько поменял свою позицию и полагает, что в зависимости от обстоятельств иногда работника можно привлечь к ответственности в таком случае.

Вы также можете ознакомиться с более поздней статьей автора ответа на вопрос на данную тему.

Созданные в 1950-е гг. три Европейских сообщества представляли собой организации, включавшие одни и те же страны Европы (тогда, напомним, их было шесть), ставившие перед собой одинаковые цели и действовавшие, в принципе, в одной и той же сфере общественной жизни (социально-экономические отношения).

Закономерен вопрос: есть ли необходимость в таком случае сохранять для ЕОУС, ЕЭС и Евратома три отдельные системы руководящих органов (институтов), тем более что, как видел читатель в предыдущем разделе, институты трех Сообществ устроены весьма похожим образом? Частично ответ на него был дан уже при заключении Римских договоров 1957 г. Подписанное и вступившее в силу вместе с ними дополнительное соглашениеКонвенция о некоторых общих институтах – предусматривало создание единого Суда Европейских сообществ и единой Ассамблеи Европейских сообществ.

В результате, когда в 1958 г. ЕЭС и Евратом приступили к функционированию, их представительный и судебный институты начали действовать одновременно как институты для всех трех Сообществ, вместе взятых. Вместо трех отдельных ассамблей – для ЕОУС, ЕЭС и Евратома – стала работать одна Ассамблея. То же самое относится и к Суду.

Однако два ведущих политических института у разных Сообществ первоначально были раздельными: продолжал функционировать Верховный орган ЕОУС, а параллельно с ним работали Комиссия ЕЭС и Комиссия Евратома; аналогичным образом функционировали три разных Совета.

Конец этой практике был положен в середине 1960-х гг. В 1965 г. был подписан, а в 1967 г. вступил в силу Договор об учреждении единого Совета и единой Комиссии Европейских сообществ , более известный под названием (неофициальным) "Договор о слиянии" . Содержание этого документа понятно уже из его заголовка: вместо двух Комиссий (ЕЭС и Евратома) и Верховного органа ЕОУС создана Комиссия Европейских сообществ, точно таким же способом был учрежден единый Совет .

После "Договора о слиянии" три Сообщества de facto превратились в единую организацию, управляемую общими институтами, а значит, одними и теми же людьми. В зависимости от предмета и категории вопроса Совет, Комиссия, Ассамблея и Суд Европейских сообществ руководствовались нормами Договора о ЕОУС (если предмет – сфера угля и стали), Договора о Евратоме (для решений по вопросам атомной энергетики) или, чаще всего, Договора о ЕЭС (для всех остальных вопросов).

1970-е гг.: Европейское политическое сотрудничество

Интеграция в рамках Сообществ, а ныне ЕС предполагает не только создание общего рынка и проведение общей внутренней политики в разных областях через наднациональные институты, но и осуществление единой "европейской" внешней политики по отношению к странам, не входящим в эти организации, официально называемых в источниках права ЕС "третьи государства" (или "третьи страны").

"Если в прошлом европейские страны [государства – члены Сообществ] были способны играть ведущую роль на международной сцене в индивидуальном качестве, то современные международные проблемы лишь с трудом могут решаться ими поодиночке. Произошедшие в мире изменения, все большая концентрация возможностей и ответственности в руках крайне ограниченного числа крупных держав требуют, чтобы Европа объединилась и все больше и больше говорила единым голосом, если хочет быть услышанной и играть достойную ее роль в мире" (Декларация о европейской индивидуальности, принята на встрече в верхах руководителей государств – членов Европейских сообществ 14 декабря 1973 г.).

Процесс формирования "европейской" внешней политики начался еще в 1950–1960-е гг. Обладая международной правосубъектностью, ЕЭС, а также два других Сообщества получили возможность выступать едиными представителями всех своих стран и народов в международных отношениях.

Экономической основой для единого внешнеполитического курса ЕЭС стало досрочное создание в 1968 г. таможенного союза, в результате чего все пространство ЕЭС и других Сообществ превратилось в единую таможенную территорию, на границах которой действует единый таможенный тариф.

Предметом внешней политики Европейских сообществ служили только вопросы внешней торговли и другие, преимущественно экономические отношения. В то же время остальные, чисто "политические" вопросы международной жизни по-прежнему решались государствами-членами самостоятельно.

Начало процессу интеграции государств-членов в сфере внешней политики в целом было положено на рубеже 1960–1970-х гг. В соответствии с решением, принятым в 1969 г. на встрече глав государств или правительств стран Европейских сообществ в Гааге, был создан специальный комитет из дипломатов от всех стран ЕЭС. Документ, подготовленный этим комитетом, – Доклад о проблемах политической унификации (известный также как "Доклад Давиньона" – по имени бельгийского дипломата, руководившего работой комитета) после утверждения министрами иностранных дел государств-членов 27 октября 1970 г. положил начало Европейскому политическому сотрудничеству.

Европейское политическое сотрудничество (ЕПС) было создано как специальный организационный механизм координации действий государств – членов Европейских сообществ на международной арене с целью постепенного формирования "европейской" внешней политики (термин "политическое" в данном случае относился к вопросам именно внешнеполитической направленности). Элементами данного механизма являлись, прежде всего, регулярные (не менее двух, а затем четырех раз в год) встречи министров иностранных дел, а также вспомогательные органы: Политический комитет (в составе политических директоров от каждого государства-члена), рабочие группы по разным вопросам, в том числе созданная в 1973 г. так называемая Группа корреспондентов (состоящая из "европейских корреспондентов" в министерствах иностранных дел, она имела своей задачей "следить за осуществлением политического сотрудничества и изучать проблемы организационного и общего характера").

Как видно из сказанного, а также из самого названия "Европейское политическое сотрудничество", новое интеграционное формирование носило чисто межправительственный характер. В отличие от Европейских сообществ, где нормативные и другие акты издавали наднациональные институты, наделенные властными полномочиями, в рамках ЕПС все решения принимались непосредственно государствами по общему согласию через своих министров или иных должностных лиц дипломатических ведомств.

Институты Европейских сообществ могли принимать участие в обсуждении вопросов ЕПС, но лишь с правом совещательного голоса (Комиссия) или проводить дебаты по вопросам внешней политики, не влекущие за собой юридически обязательных последствий (Ассамблея). Более того, правила, определяющие механизм ЕПС, не были закреплены в учредительных договорах Сообществ. Их источниками служили документы чисто политического, а не правового характера. "Нормативную базу" ЕПС составили три доклада министров иностранных дел государств- членов: вышеупомянутый "Доклад Давиньона" 1970 г., доклад "О сотрудничестве в области внешней политики" 1973 г. и доклад "О Европейском политическом сотрудничестве" 1981 г.

В результате в 1970-е гг. процесс западноевропейской интеграции разделился на две отдельные "ветви", "организационные структуры": с одной стороны, Европейские сообщества, de facto, представляющие собой единую надгосударственную организацию в социально-экономической сфере, с другой – Европейское политическое сотрудничество, занимавшееся вопросами внешней политики. При этом и Сообщества, и ЕГ1С имели один и тот же состав государств-членов.

Подобный дуализм наложил свой отпечаток на первоначальное устройство ЕС, как он был образован в 1992 г. Европейское политическое сотрудничество стало прообразом общей внешней политики и политики безопасности, которая стала в 1992 г. второй "опорой" в структуре ЕС (см. 1.4.5).

  • В соответствии с Договором о слиянии также произошло объединение бюджетов ЕОУС, ЕЭС и Евратома в единый административный бюджет (впоследствии "общий бюджет Европейских сообществ"). Однако в данном случае слияние не было полным, так как ЕОУС вплоть до его ликвидации в 2002 г. сохраняло особый "операционный бюджет". См.: Desmoulin С. Droit budgetaire de 1"Union europeenne. Paris: LGDJ, 2011. P. 32.

У нашей частной охранной организации есть лицензия на осуществление охранной деятельности, но срок ее действия скоро заканчивается. При рассмотрении документов на продление лицензии разрешительный орган отказал в продлении на том основании, что единственный учредитель организации осуществляет трудовую деятельность в другом коммерческом предприятии. Правомерен ли такой отказ?

Согласно требованиям законодательства частная охранная деятельность для учредителя или участника частной охранной организации должна быть основной, потому отказ в продлении лицензии можно было бы назвать правомерным. Проблема в том, что такого понятия, как основной вид деятельности, применительно к гражданам (а поскольку речь идет о трудовых отношениях, очевидно, что учредителем является гражданин) закон не содержит. Если же учредитель одновременно является единоличным исполнительным органом частной охранной организации, тогда отказ в выдаче лицензии обоснован, потому что запрет для таких лиц работать по трудовым договорам закреплен в законе императивно.

Охранная деятельность должна быть основной

Создание и деятельность частных охранных организаций, в частности основные лицензионные требования, регулируются Законом РФ от 11.03.92 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее - Закон об охранной деятельности).

Специальные лицензионные правила для осуществления частной охранной деятельности установлены Положением о лицензировании частной охранной деятельности (утв. постановлением Правительства РФ от 23.06.2011 № 498).

Лицензии на осуществление частной охранной деятельности выдают МВД России и его территориальные подразделения в порядке, предусмотренном приказом МВД России от 29.09.2011 № 1039.

Лицензия предоставляется сроком на пять лет и действует на всей территории Российской Федерации. Чтобы получить лицензию, частная охранная организация должна отвечать различным требованиям, конкретный «набор» которых зависит от того вида частной охранной деятельности, которым планирует заниматься данная организация (п. 2-8 Положения о лицензировании частной охранной деятельности).

К учредителям (участникам) и органам управления частной охранной организации предъявляются специальные требования независимо от ее специализации. Так, для учредителя и (или) участника частной охранной организации данный вид деятельности должен быть основным (ч. 4 ст. 15.1 Закона об охранной деятельности). На практике применение данной правовой нормы вызывает трудности из-за ее формулировки. Дело в том, что понятие «вид деятельности» применимо лишь к юридическим лицам, а такой вид деятельности, как частная охранная деятельность, согласно тому же Закону об охранной деятельности вправе осуществлять только организации, а не частные лица (п. 1 ст. 1.1, ст. 11.2, 11.3, ч. 1 ст. 15.1 Закона об охранной деятельности). В связи с этим можно попробовать оспорить в суде отказ в продлении лицензии на основании несоответствия учредителя лицензионным требованиям, ссылаясь на то, что трудовые обязанности не аналогичны понятию «вид деятельности», и представив доказательства того, что преимущественно учредитель трудится именно в сфере частной охранной деятельности.

Однако прогнозировать результат такого спора довольно сложно, поскольку судебной практики по данному вопросу немного, и часть ее не в пользу частных охранных организаций (см. «Судебное решение»).

Руководитель частной охранной организации может работать только в ней

Частные охранные организации создаются только в форме общества с ограниченной ответственностью (ст. 15.1 Закона об охранной деятельности), потому учредитель и директор могут не совпадать в одном лице, и требования к таким лицам закон устанавливает разные.

В отношении руководителя частной охранной организации запрет вступать в трудовые отношения с иными организациями или гражданами сформулирован в законе достаточно четко: согласно ч. 4 ст. 15.1 Закона об охранной деятельности он не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением осуществления им научной, преподавательской и иной творческой деятельности. Потому если в данной ситуации учредитель и руководитель организации - одно лицо, отказ в продлении лицензии однозначно правомерен. Если же это разные лица и речь идет только об учредителе (участнике) организации, то отказ в выдаче лицензии можно попробовать оспорить в суде.

Судебное решение

Общество с ограниченной ответственностью в 2007 г. получило лицензию на осуществление негосударственной (частной) охранной деятельности сроком на пять лет. В 2011 г. территориальное управление внутренних дел (далее - УВД) провело выездную плановую проверку общества с ограниченной ответственностью по вопросу соблюдения последним лицензионных требований и условий. По итогам проверки составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ (осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией)). Проверяющие установили, что в нарушение требований законодательства (ч. 4 ст. 15.1 Закона об охранной деятельности) частная охранная деятельность не являлась основной для единственного учредителя ООО, который на основании трудового договора одновременно работал в должности сварщика-монтажника ЖБИ.

УВД обратилось в суд с заявлением о привлечении ООО к административной ответственности, которое было удовлетворено, обществу было назначено наказание в виде предупреждения. Однако суд не признал нарушением лицензионных требований факт трудоустройства единственного учредителя ООО на другом предприятии, поскольку в отношении учредителя (участника) юридического лица, являющегося физическим лицом, понятие «основной вид деятельности» в рассматриваемых правоотношениях не применимо.

В апелляционной инстанции решение было изменено, из мотивировочной части исключено указание на необоснованность вывода УВД о нарушении обществом требований к учредителю частной охранной организации. ООО не согласилось с такими поправками и обратилось в суд округа, который, однако, оснований для изменения постановления не нашел. Судьи, проанализировав положения Закона об охранной деятельности, пришли к выводу, что физическое лицо, являясь учредителем (участником) охранной организации, должно осуществлять трудовую деятельность, оказывая только охранные услуги.

А]
Для построения своей теории ренты Рикардо нуждается, между тем, в двух положениях, которые выражают не только не одно и то же действие конкуренции, но как раз противоположные ее действия. Первое положение гласит, что продукты одной и той же сферы продаются по одной и той же рыночной стоимости, что конкуренция, стало быть, принудительным образом вызывает различные нормы прибыли, т. е. отклонения от общей нормы прибыли. Второе положение гласит, что норма прибыли должна быть одна и та же для всякой затраты капитала, или что конкуренция создает общую норму прибыли. Первый закон имеет силу для различных самостоятельных капиталов, вложенных в одну и ту же сферу производства. Второй имеет силу для капиталов, поскольку они вложены в различные сферы производства. Своим первым действием конкуренция создает рыночную стоимость, т. е. одну и ту же стоимость для товаров одной и той же сферы производства, хотя эта тождественная стоимость должна порождать различные прибыли; стало быть, своим первым действием конкуренция создает одну и ту же стоимость несмотря на наличие, или, лучше сказать, в силу наличия неодинаковых норм прибыли. Своим вторым действием (которое, впрочем, и осуществляется иначе; это - конкуренция капиталистов в различных сферах, перебрасывающая капитал из одной сферы в другую, тогда как указанная выше конкуренция* поскольку она происходит не среди покупателей, имеет место между капиталами одной и той же сферы) конкуренция создает цену издержек, т. е. одну и ту же норму прибыли в различных сферах производства, хотя эта тождественная норма прибыли противоречит неравенству стоимостей и, следовательно, может быть создана только посредством цен, отличающихся от стоимостей.
Так как самому Рикардо для его теории земельной ренты нужно и то и другое - равная стоимость, или цена, при неравной норме прибыли и равная норма прибыли при неравных стоимостях, - то в высшей степени странно, что он не нащупал этого двоякого определения и что даже в том разделе, где он ex professo говорит о рыночной цене, в главе 4-й («О естественной и рыночной цене»), он совсем не трактует о рыночной цене, или рыночной стоимости, хотя в вышеприведенном месте он все же кладет последнюю в основу, чтобы объяснить дифференциальную ренту как добавочную прибыль, кристаллизующуюся в ренту. Напротив, в 4-й главе он трактует лишь о сведении цен в различных сферах производства к ценам издержек, или средним ценам, т. е. о рыночных стоимостях различных сфер производства в их взаимоотношении, по не о про-цессе образования рыночной стоимости в каждой особой сфере, а ведь без этого процесса не существует вообще никаких рыночных стоимостей.
Рыночные стоимости каждой особой сферы производства, стало быть и рыночные цены каждой особой сферы (если рыночная цена соответствует «естественной цене», т. е. просто выражает стоимость в деньгах), приносили бы весьма различные нормы прибыли, так как равновеликие капиталы в различных сферах производства (совершенно отвлекаясь от различий, про-истекающих из их различных процессов обращения) применяют постоянный и переменный капитал в весьма неодинаковых про-порциях и потому приносят весьма неодинаковые прибавочные стоимости, а значит и прибыли. Поэтому такое выравнивание различных рыночных стоимостей, в результате которого в раз-личных сферах устанавливается одинаковая норма прибыли и равновеликие капиталы приносят равную среднюю прибыль, становится возможным лишь тем путем, что рыночные стоимости превращаются в цены издержек, отличающиеся от действительных стоимостей. То, что осуществляется конкуренцией в одной и той же сфере производства, это - определение стоимости товара, произведенного в этой сфере, средним требующимся в ней рабочим временем; стало быть, установление рыночной стоимости. То, что осуществляется конкуренцией между различными сферами производства, это - установление одной и той же общей нормы прибыли в различных сферах путем выравнивания различных рыночных стоимостей в такие рыночные цены, которые представляют цены издержек, отличающиеся от действительных рыночных стоимостей. Таким образом, конкуренция в этом втором случае отнюдь не стремится подогнать цены товаров к их стоимостям, а, напротив, стремится свести их стоимости к отличающимся от них ценам издержек, снять различия между их стоимостями и ценами издержек.
Только это последнее движение Рикардо и рассматривает в 4-й главе; при этом он, как это ни странно, рассматривает его как сведение цен товаров - путем конкуренции - к их стоимостям, как сведение «рыночной цены» (цены, отличающейся от стоимости) к «естественной цене» (стоимости, выраженной в деньгах). Этот промах вызван, впрочем, сделанным уже в главе 1-й («О стоимости») ошибочным отождествлением цены издержек и стоимости *, что, в свою очередь, произошло оттого, что Рикардо в том месте, где ему надо было развить лишь «стоимость», т. е. где он имеет перед собой еще только «товар», приплел общую норму прибыли и все предпосылки, проистекающие из более развитых капиталистических произ-водственных отношений.
Поэтому и весь ход мысли, которому Рикардо следует в главе 4-й, крайне поверхностен. Он исходит из «случайных и временных изменений цены» (стр. 80) товаров вследствие изменяющихся соотношений спроса и предложения.
«С повышением пли же с падеппем цен прибыльподнимается выше или же опускается ниже общего ее уровня, и капитал или поощряется к перемещению в ту отдельную отрасль его приложения, где наступило такое изменение, или предупреждается о необходимости уйти из этой отрасли» (стр. 80) [Русский перевод, том I, стр. 81].
Здесь уже предположено существование «общего уровня прибыли» между различными сферами производства, между «отдельными отраслями приложения капитала». А между тем сперва следовало рассмотреть, как устанавливается общий уровень цен в одной и той же отрасли приложения капитала и общий уровень прибыли между различными отраслями его приложения. Рикардо увидел бы тогда, что последняя операция уже предполагает непрерывные странствования капитала, или определяемое конкуренцией распределение всего общественного капитала между различными сферами его приложения. Раз предположено, что в различных сферах рыночные стоимости, или средние рыночные цены, сведены к ценам издержек, приносящим одну и ту же среднюю норму прибыли {однако это имеет место лишь в таких сферах производства, где нет вмешательства земельной собственности; в тех сферах, где это вмешательство налицо, конкуренция внутри этих сфер может привести цены к стоимости и стоимость к рыночной стоимости, по не может снизить последнюю до цены издержек}, -¦ раз это предположено, то более или менее постоянные отклонения рыночной цены - вверх или вниз - от цены издержек, происходящие в тех или иных особых сферах, будут вызывать новое перемещение и новое распределение общественного капитала. Первое перемещение происходит для установления отличающихся от стоимостей цен издержек; второе - для уравнивания действительных рыночных цен с ценами издержек* поскольку рыночные цепы поднимаются выше или падают ниже цен издержек. Первое перемещение есть превращение стоимостей в цены издержек. Второе есть вращение действительных, случайных рыночных цен в различных сферах вокруг цены издержек, которая выступает теперь как «естественная цена», хотя она отличается от стоимости и представляет собой всего лишь результат общественного действия.
Именно это последнее, более поверхностное движение и рассматривает Рикардо, бессознательно смешивая его подчас с другим движением. Оба эти движения вызываются, конечно, «одним и тем же принципом», а именно тем принципом, что
«каждый человек волен вкладывать свой капитал куда ему угодно... Он, естественно, будет искать для своего капитала наиболее выгодного помещения; он, само собой разумеется, не удовлетворится прибылью в 10%, если, вложив свой капитал в другое дело, он может получить прибыль в 15%. Это неугомонное стремление всех капиталистов оставлять менее прибыльное дело ради более выгодного создает сильную тенденцию к выравниванию нормы прибылей у всехплп к фиксации их в таких пропор-циях,которые, по мнению заинтересованных сторон, уравновешивают действительные или кажущиеся преимущества одних перед другими» (стр. 81) [Русский перевод, том I, стр. 81].
Тенденция эта приводит к тому, что совокупная масса общественного рабочего времени, соответственно общественной потребности, распределяется между различными сферами производства. Вместе с тем стоимости в различных сферах превращаются благодаря этому в цены издержек, а с другой стороны* в отдельных сферах выравниваются отклонения действительных цен от цен издержек.
Все это ведет свое начало от А. Смита. Рикардо сам говорит:
«Ни один писатель пе показал так удовлетворительно и дельно, как д-р Смит, тенденцию капитала покидать те отрасли приложения, в которых произведенные товары не покрывают своими ценами всех издержекпо их производству и доставке на рынок, включая и обычную прибыль» (следовательно, не покрывают цен издержек)(стр. 342, примечание) [Русский перевод, том I, стр. 240].
Заслуга Рикардо, промах которого вообще проистекает из того, что он здесь некритичен по отношению к А. Смиту, состоит в том, что он точнее определяет эту миграцию капитала из одной сферы в другую, или, лучше сказать, самый способ этого перемещения. Но это он мог сделать только потому, что в его время кредитная система была более развита, чем во времена Смита. Рикардо говорит:
«Очень трудно, быть может, проследить те пути, какими совершается эта перемена; по всей вероятности, она совершается таким образом, что тот или пной фабрикант не абсолютно меняет свое дело, а только уменьшает размеры капитала, вложенного им в свое предприятие.Во всех богатых странах существует известное число людей, образующих так называемый класс денежных людей; эти люди не занимаются никакой промышленной или торговой деятельностью,а живут на проценты со своих денег, которые они употребляют на учет векселей или на выдачу ссуд более предприимчивойчасти общества. Банкиры тоже применяют большой капитал для подобного рода операций. Применяемый таким способом капитал образует оборотный капитал больших размеров, которым в большей илн меньшей степени пользуются все отрасли промышленности и торговли страны. Нет, пожалуй, такого фабриканта, как бы богат он ни был, который ограничивал бы свое дело теми размерами, какие допускают однп его собственные средства: он постоянно пользуется той или иной частью этого оборотного капитала, которая увеличивается или уменьшается в зависимости от интенсивности спроса на его товары. Когда увеличивается спрос на шелк и уменьшается спрос на сукно, фабрикант сукна не переходит со своим капиталом в шелковую промышленность, а увольняет часть своих рабочих и перестает делать займы у банкиров и у денежных людей; между тем как у фабриканта шелка происходит обратное: он теперь занимает больше денег,и таким способом капитал перемещается из одной отрасли в другую без необходимости для фабриканта прекращать свое обычное дело.Когда мы посмотрим на рынки большого города, мы увидим, как регулярно они снабжаются отечественными и иностранными товарами в требуемом количестве при всех условиях меняющегося спроса, зависящего от прихотей вкуса или от изменения в численности населения, и как редко происходит переполнение рынка от слишком изобильного предложения пли возникает непомерная дороговизна от недостаточности предложения по сравнению со спросом, и мы должны будем
Признать, что принцип, регулирующий распределение капитала между всеми отраслями промышленности и торговлив требуемых размерах, является более действенным, чем это обыкновенно полагают» (стр. 81-82) [Русский перевод, том I, стр. 81-82].
Таким образом, кредит и есть тот фактор, который предоставляет капитал всего класса капиталистов в распоряжение каждой сферы производства не в соответствии с суммой собственного капитала капиталистов этой сферы, а в соответствии с потребностями их производства, - тогда как в конкуренции отдельный капитал выступает самостоятельно но отношению к другому. Этот кредит является как результатом, так и условием капиталистического производства, и это дает нам пре-красный переход от конкуренции капиталов к капиталу как кредиту.