Трущобы кибера или грани найроби. Мир женщины Найроби трущобы кибера

13.05.2020 Прописка


На две недели в начале декабря пришлось забыть слово «негр» (я и до этого его не особо использовал, но тут-то вообще) Пришлось вспоминать сроки действия прививок от желтой лихорадки. Я впрягся в сумасшедший график 5 стран за 12 дней. Кения, Уганда, Руанда, Бурунди, Танзания.

Я вообще не понимаю зачем нужны эти фотографии и тексты здесь, ибо в видео все мощнее и красноречивее.

если вы не подписаны до сих пор на канал ПЕТЕНЬКА ПЛАНЕТКА , то я не очень понимаю как так??...

если взять некий усредненный ТОП самых опасных городов мира, то я за свою жизнь был где-то в половине указанных пунктов и почти везде гулял в одиночку. Прилетело только однажды.
"Гондурас", "Акаппулько", "Сальвадор" - словно незримые татухи бравады наполнили мое тело. Кенийский Найроби тоже легко встретить в этом списке.

и кстати насчет болезней в Африке… малярия там, гепатит, еще какая-нибудь чума, ибо многие спрашивают про прививки… Ну вообще у нас был полный "комплект" еще с давних времен. Почти на всех границах проверяли наличие книжки о вакцинации желтой лихорадки, но ни разу не заглядывали внутрь нее. Впрочем Африка в плане болезней штука непредсказуемая...

вот что может случиться:

Пройдя сквозь вереницу встречающих и загрузившись в такси мы словно попали в передачу "Магазин на диване", которую представляет из себя дорога из аэропорта Найроби в центр: гитары, галстуки, овощерезки, шляпы, обувь, карты и глобусы… Где берут все эти зеркала и вешалки продавцы в уличных пробках - непонятно. Впрочем также непонятно на что они расчитывают? Что кто-то купит и загрузит себе вешалку или зеркало в салон? Ближе к центру к машине "музунгу" (это белые люди по-ихнему) местные гопники стали подводить девок. Причем выхватывали совершенно случайных прямо из толпы.

Местом поселения я выбрал какую-то дыру на привокзальной площади за 25 долларов в сутки за двухкоечный нумер.

Через 10 минут прогулки по городу состоялась встреча с местными ментами. Парни с автоматами подвалили на первом же перекрестке. Начали затирать что-то про разрешение на съемку на улицах Найроби. Где получают такое разрешение - сами не знают. Мы спрашиваем: и чего теперь? Пойдем говорят в участок, надеясь на то, что мы зассым. А мы такого хайпа только и ждали! На полдороги поняв что мы излишне кайфуем от такой ситуации нас отпустили.

На экранах всех питейных заведений в тот вечер мелькал Иван Ургант - что неудивительно, ведь в тот день проходила жеребьевка Чемпионата Мира, что вызывало интерес даже в нефутбольной Кении. Приятно было видеть родные, белые лица…

после чего мы отправились в алкошоп.

приятно когда в Кении тебе разливают грузинскую водку.

Ночная жизнь Найроби прекрасна. Проститутки, бары, злачность, всё дешево…
Мы пошли в стриптиз. Точнее мы просто зашли в случайное заведение… и увидели там то, что я могу воссоздать только по памяти.

Последний, тайный этаж, занимало пространство с 2 шестами, заполненное до отказа чернокожими мужика, сидящими в круг. На каждом шесте… извивалась… ну это мягко сказано стриптизерша килограмм на 120.

Причем в отличии от традиционного стриптиза у этих красоток открыт был низ, и закрыт верх. Они садились на клиентуру сверху, требовали купить им пива, и вели себя в меру развратно. Пару раз кто-то из публики пытался сам залезть на них во время танца на шесте, но охрана быстро таких выволакивала из зала. стоило посещение такого 2 доллара.

На улицах в этот час творился полный привет. Потаскушки облепили все углы, заманивали в свое логово. Обещали вечную любовь за 15 долларов, но могли упасть до 10.

Кибера… трущобы Найроби с населением под миллион. Отдельный мир со своими парикмахерскими, продуктовыми, барами, отелями, со своим говном, своими авторитетами, бильярдными, церковью…

По идее считается, что Кибера небезопасна и лучше взять кого-то из местных-провожатых. Ну то есть чтоб и "очко играло, и к одиннадцати туз". Мы пошли одни. И, надо сказать, что по итогу никакого напряга я не заметил.

К нам все-таки подвалил «экскурсовод». Одет от "комдегарсон" (фантастический женский сарафан, ковбойская шляпа и сапоги), он ходил за нами и повторял только одно «Be free! I"m with you! Don"t worry!» словно наша безопасность зависела от присутствия этого бомжа…

Люблю картинки на которых все словно растиражированно. Со стороны железной дороги на Киберы открывается умопомрачительный вид….

Утром нам предстоял переезд. Обязали быть на автостанции в 9 утра. По африканскому раздолбайству отъехали мы только в 11. Два часа сидя в автобусе мы тупо заценивали шутки прибаутки африканской розничной торговли. За два часа ожидания нам предложили купить крупу, радиоприемник, термос, яйца, кукурузу, покрывало сфотографироваться, воду и фруктовый салат.
Главное, что нужно знать о бюджетном африканском автобусе, - это то, что сидеть вы будете очень плотно к кому либо и все время, абсолютно все время над вами будет орать местная музыка. На максимальной громкости, она победит любые ваши наушники.

Предки Обамы, как известно, родом из Кении. Бабушка вроде как до сих пор живет в 60 км от города Кисуму, до которого нам ехать 7 часов. Кисуму представлял из себя богом забытую дыру, расположенную на озере Виктория.
Поняв что к бабушке Обамы мы сегодня уже не успеваем - то отужинали у подобии бабушки.

В Найроби, столице Кении, находятся самые большие трущобы Африки. Вообще, если просто сказать "самые большие трущобы Африки", то не очень понятно, как это. Африку и так все почему-то представляют как бесконечные трущобы.

Но тут особый случай. Кибера – это город в городе. Каких-то 5 километров от центра Найроби – и ты уже в другом мире. Есть такое приевшееся словосочетание "городские джунгли". Вот в случае с Киберой оно абсолютно верно. Считается, что название района произошло от нубийского слова kibra, которое как раз и означает "лес" или "джунгли". Но дело, конечно, не только в этом.

01. Сколько именно людей живёт в Кибере, определить практически невозможно. Государственные переписчики если и заглядывают сюда, то для галочки, а у каждой международной организации свои приблизительные оценки.

02. Данные разнятся: называются цифры от 200 000 до 2 миллионов человек. Скорее всего, на самом деле население Киберы – где-то между 200 и 800 тысячами. Самое правдоподобное исследование насчитало 270 000 человек. То есть в Кибере можно с комфортом разместить всех жителей Новороссийска. Или Сыктывкара. Или целые Химки)

03. Электричество в Кибере есть, но далеко не во всех домах. Водопровод и другие удобства сюда, наверное, не придут никогда: дешевле будет всё снести и заново отстроить район. Кран с водой может быть один на несколько десятков домов. О "нормальном" с точки зрения европейца душе и туалете можно не вспоминать: существуют только общественные, и их очень мало.

04. Когда-то Кибера образовалась как гетто благодаря колониальному ещё закону о бродяжничестве 1922 года. Он предписывал всем африканцам селиться в определённом округе на окраине Найроби, чтобы не смущать своим видом белое население. Сначала тут жили нубийские солдаты, служившие интересам Великобритании, потом те стали сдавать землю гастарбайтерам из сельских районов. Постепенно территория уплотнялась.

05. Ещё в конце 1920-х Киберу собирались снести и поселить её резидентов среди остальных жителей Найроби. Но этому воспротивилось белое население.

06. После обретения независимости Кенией Кибера фактически превратилась в незаконное поселение. Владеть землёй, на которых стоят трущобы, стало государство, хотя требования на неё предъявляют нубийские старейшины. Какого-то однозначного статуса поселение до сих пор не имеет, так что государство совершенно не заинтересовано улучшать здесь ситуацию. Власти решили, что лучший способ решить проблемы Киберы – выселить всех, но эта инициатива провалилась (об этом ниже).

07. Современное искусство

08. Сейчас это давно уже не окраина: Кибера расположена всего в 5 километрах от центра Найроби. Трущобы делятся примерно на десяток посёлков, в каждом проживают несколько десятков тысяч человек. Поскольку отходы не вывозятся отсюда годами, дома часто строятся прямо на мусоре и из мусора.

09. Иногда мусор поджигают, и тогда все окутывает едкий дым.

10. Главная улица в трущобах. Вдоль главной улицы идет глубокая канава для воды.

11. Через канаву перекидывают деревянные мостики. Как видите, канализации в Кибере как таковой нет. Вернее, есть, но она открытая. Проблема человеческих и животных отходов стоит очень остро. Существуют организации, которые пытаются строить общественные туалеты, способные заодно производить метан для местных жителей, но пока это капля в море.

12. Вот так живут люди.

13. Население трущоб – представители нескольких этнических групп. Чаще всего в Кибере встречаются луо (самый известный луо – отец Барака Обамы), лухья, нубийцы, кикуйю и камба. В некоторых посёлках население перемешалось, другие остаются более или менее мононациональными и контролируются соответствующими этническими группировками.

14. Мусор выбрасывают прямо за порог.

15. Иногда домики строят прямо на крутых склонах, и люди карабкаются в свои жилища, словно горные козы.

16.

17. Ребенок сидит на крыльце

18. Вход в магазин

19. Очки

20. Вот так люди идут к себе во двор.

21. Или так.

22. Иногда канава полностью завалена мусором.

23. В Кибере абсолютно безопасно!

24. Парикмахерская

25.

26. Обычная улица в трущобах выглядит так.

27. А это обычный дом. Стоимость дома здесь всего 300 долларов.

28. Церковь

29. Одна из главных проблем Киберы – здравоохранение.

30. СПИД и туберкулёз для местных – не какие-то далёкие, почти мифические болезни (как привыкли считать в России), а практически норма. Вспышки холеры – тем более. Медицинские организации бесплатно распространяют в трущобах лекарства и средства контрацепции, но почти всегда сталкиваются с непредвиденными сложностями.

31. Несколько лет назад волонтёры, приезжавшие в Киберу, были в шоке. Их работу по борьбе с распространением СПИДа и туберкулёза осложнило совершенно дикое препятствие. Дело в том, что лекарства против туберкулёза и поддерживающие препараты при СПИДе лучше всего действуют, если их принимать во время еды. Но у многих больных просто не было достаточного количества пищи, чтобы эти лекарства хоть как-то работали!

32.

33.

34. В целом здесь кипит обычная городская жизнь: работают магазины, кафе, люди идут на работу, стирают белье, готовят еду. Заработать в Кибере можно до $2 в день.

35. Недавно установили мачты с прожекторами, чтобы ночью было светло. Это позволяет бороться с преступностью.

36. Канализация иногда идет в трубах, но чаще говно просто льется в желобке посередине тротуара.

37. Тротуар закрыт досками. Дома строят из глины и веток.

38. Улица

39. Кибера раскинулась по склонам холма, очень красивое место.

40.

41. Справа – канализационная канава.

42. В Найроби находится штаб-квартира программы ООН по населённым пунктам (UN-HABITAT), поэтому к Кибере приковано повышенное внимание международных организаций. Однако реконструировать трущобы не так-то просто.

43. Во-первых, этому мешает всё ещё высокий уровень преступности. В Кибере невозможно хотя бы ненадолго оставить на одном месте стройматериалы: их тут же разворуют. Хотя с виду всё тихо и мирно.

44.

45. Говорят, даже люди, чей дом разметала буря, вынуждены оставаться внутри или на крыше (если она уцелела), чтобы защитить жилище от воров.

46. Во-вторых, у большинства домов и лачуг просто нет фундамента. И непонятно, как его сооружать на такой почве.

47. Кибера не просто стоит посреди свалки. Кибера – это и есть свалка. Многие жилища строятся прямо на мусорных кучах, и недолговечность таких конструкций никого не волнует. Некоторые лачуги живут до первого сильного ливня или урагана. И всё бы ничего, если бы не эффект домино: плохонькие домики, разваливаясь, разрушают более крепкие.

48.

49. Прямо по трущобам проходит ветка Угандийской железной дороги (о ней я расскажу завтра). Где-то в Кибере есть даже железнодорожная станция, но ей почти никто не пользуется: до центра Найроби люди ездят на матату.

50. Какой-либо модернизации очень мешает плотность застройки. Домишки буквально лепятся друг к другу. Легковые машины мало где могут проехать, не говоря уже о грузовиках. Это значит, что если программу реконструкции когда-нибудь задействуют в полном объёме, все стройматериалы и инструменты придётся доставлять сюда вручную. Ещё один аргумент в пользу сторонников плана "всё снести и отстроить заново". Впрочем, таких почти нет.

51. Туалет общий на весь район. Вот такие вот домики стоят.

52. Здесь душевые кабинки и туалеты.

53. Продажа угля, на угле все готовят.

54.

55. Мужик тащит уголь к себе домой

56.

57. Магазин обуви

58.

59.

60. Мясо

61. Зашел в парикмахерскую.

62. В 2009 году власти Кении запустили было программу переселения обитателей трущоб. Ожидалось, что с Киберой покончат максимум за 5 лет. Но сносу района воспротивились нубийские старейшины, они же землевладельцы, да и Верховный суд встал на сторону жителей трущоб. Так что процесс застопорился.

Успели лишь построить 300 новых квартир и переселить туда 1500 человек, которые должны платить государству 10$ в месяц за аренду. Но и тут предусмотрели не всё. Некоторые выходцы из Киберы ради заработка сдавали свою квартиру представителями кенийского "среднего класса", а сами возвращались жить в трущобы.

63. Будете в Кении – настоятельно советую вам посетить Киберу. Потрясающе интересное место. Не бойтесь;)

Наслаждаясь видами прекрасных мест Кении и урбанизированным центром Найроби, довольно скоро забываешь о том, что у Кении есть еще и другая сторона, менее привлекательная и приятная для взгляда, но действительно существующая, и составляющая неотъемлемую часть современной Африки, которую я никак не мог обойти своим вниманием.

Сегодня мой путь лежит к месту, которое является еще одной яркой и непостижимой «достопримечательностью» Найроби – . Раскинувшись на холме, у самой окраины столицы, они собрали под свои крыши огромное количество представителей неимущего класса Кении, и разрастаясь, превратились в настоящий город, выстроенный на мусоре и из мусора.

В мире осталось не так уж много подобных мест, на сегодняшний день, самые крупные в Африке, и вторые по величине в Мире. По приблизительным подсчетам местных властей, численность обитателей Киберы уже перевалила за 1 000 000 человек, и составляет 1\5 населения Найроби.

В это необычное место, я не мог отправиться в одиночку, боясь заблудиться, поэтому заранее договорился с местными жителями готовыми за умеренную плату, сопровождать меня вглубь поселения, что бы показать мне истинную жизнь трущоб.

По Кибере можно, но довольно сложно, передвигаться транспортом, поэтому до места, откуда начался наш путь, мы добрались на машине, а далее, по самим трущобам, двигались исключительно пешком. Дорогой, я пытался себе представить, как может выглядеть эта жизнь, но реальность превзошла мои ожидания.

Передо мной раскинулись бесконечные лабиринты построек, которые язык не повернется назвать домами, скорее хилые хижины, которые подпирают друг друга, являясь одновременно жилищем одним и опорой для соседних построек. Большинство конструкций не имеют фундамента, они настолько малы, что я никак не мог понять, как в них могут помещаться одновременно целые семьи, состоящие, как правило, из 5-8 человек.

В Кибере, хоть и не повсеместно, есть электричество, но за его использование взимается плата, которая многим попросту не по карману. Еду готовят на угле, который можно купить тут же, в местных лавках, как и самые необходимые продукты питания и одежду. Это целый город, что бы обойти который, понадобится не один день. Он разделен на пять основных районов, каждый из которых, находится под управлением местных авторитетов, которые контролируют и регулируют все его жизненные процессы.

Я покидал Киберу со смешанными чувствами, но в моей душе не было неприятного осадка, было осознанное понимание того, что подобная ситуация является проблемой, которую нельзя оставлять без внимания, отворачиваясь и делая вид, что ее не существует.

Трёхмиллионный город Найроби, столица Кении – самый большой город в Восточной Африке. И, как нетрудно догадаться, у самого большого города должны быть самые большие трущобы. Так вот, Кибера – это ад на земле. Образцовый пример трущоб. Здесь нет воды, нет канализации, здесь не стоит кричать «помогите», если вас насилуют или грабят, потому что полиции тут тоже нет. Кибера – яркий пример того, как Кения докатилась до своего нынешнего ужасающего состояния.

История появления этого района восходит к 1920 году, когда британское колониальное правительство подарило, от щедрот своих, группе нубийских солдат, состоявших некогда на службе в британской армии клочок земли на склонах холмов Найроби. В течении последующих пяти лет несколько тысяч жителей из окрестных районах стянулись в этот район, обретя новый дом в лачугах. Район рос и нищал, и на протяжении 90 лет, за которые сменились три администрации, и Кения приобрела независимость. Но для проживающих там людей так никто ничего и не сделал.

Что такое Кибера? Кибера это 600 гектаров грязи, вони и отчаяния. На загаженной земле в изобилии разбросаны использованные презервативы. А если вы натолкнулись на черный мусорный пакет, знайте – это использованный «одноразовый туалет» какого-то кенийца. Проститутку вы можете найти тут за считанные минуты, но помните: все они поголовно больны СПИДом. И хотя они продают свои несчастные голодные тела лишь для того, чтобы прокормить своих голодных детей, рисковать все-таки не стоит.

Этот город - как черная дыра, засасывающая почти все ресурсы и средства, направленные ООН на улучшение ситуации в Восточной Африке. В 2001 году специальная комиссия, посетившая Найроби, присвоила городу рейтинг безопасности «С», что приравняло его к Каракасу, Тихуане и Кейптауну. При этом жители Киберы гордятся своим новым статусом, считая, что раз хотя они и живут в нищете, зато их все боятся.

«Жизнь в Кибере очень проста: основная цель - дожить до завтра, заработав что-нибудь на еду. Счастливчикам удается еще и отложить! Вот мой знакомый Альфред Адуби целый год копил на деревянный комод стоимостью 50 долларов. Комод - самая дорогая вещь в доме ВИЧ-инфицированного Альфреда", - поведал журналистам один из жителей трущоб.

Новая криминальная столица Африки, Найроби впечатляет своей статистикой. По опросам исследователей из Организации Объединенных Наций, из 10 тысяч горожан, 40% признались в том, что не раз становились жертвами уличных ограблений (видимо, остальные 60% эти ограбления и совершали). Из домов и квартир 25 % респондентов выносили ценные вещи, а на 18 % совершались нападения с применением физического насилия. Более 40% всех опрошенных заявляли о том, что в ходе стычек с бандитами получали ранения различной степени тяжести.

Помимо этого, респонденты выявили крайнее недоверие к министерству внутренних дел и органам правопорядка, считая, что к большинству преступления причастны именно они. Как я уже говори ранее, кричать на улицах Киберы: "Помогите! Грабят! Насилуют! Убивают!" бессмысленно, по той простой причине, что 90 % опрошенных признались в том, что боятся находиться в своих домах даже днем.

Настоящий бич Киберы – ВИЧ-инфекция. Поскольку о правилах контрацепции многие не знают (а те, кто знают, вряд ли в случае крайней необходимости побегут искать ближайшую аптеку), то количество больных СПИДом уже достигло миллиона человек, и неуклонно продолжает расти. Небольшие неправительственные организации с очень скромным бюджетом пытаются хоть как-то поддержать людей, зараженных ВИЧ-инфекцией.

Вообще Найроби - город контрастов, где фешенебельные виллы соседствуют с полуразвалившимися лачугами. Здесь можно увидеть школу, где школьники, отпрашиваясь в туалет, просто вылезают в окно и идут к гигантской куче навоза, лежащей прямо посреди пустыря размером с футбольное поле. Школьник с грустью справляет нужду, глядя вдаль, где высятся пятизвездочные отели Найроби Серена, Сафари Парк энд Казино, Интерконтиненталь, Панари Хотел, Хилтон, а также "Центр ООН по населенным пунктам", который и должен решать проблему таких вот населенных пунктов.

Типичный пример - Джейн, мать двоих детей, - полностью зависит от мужа, у него маленькая овощная лавка. Выручки хватает ровно на прокорм, а едят все один раз в день, вечером. Зато менеджер из General Electric, Young & Rubicam, Google, Coca Cola, чьи африканские штаб-квартиры находятся в Найроби, могут позавтракать, пообедать и поужинать в ресторане Карнивор, где подают блюда из мяса экзотических диких животных. Многие туристические агентства предлагают постояльцам отелей прогулки по Кибере для того, чтобы поглазеть на "истиную нищету". Как выразилась одна датчанка, "Кибера производит более сильное впечатление, чем даже египетские пирамиды".

Жители трущобы давно не обращают внимания на колонны из «мерседесов» и джипов. . Местные жители давно привыкли к тому, что белые туристы рассматривают их, как животных в зоопарке. К прогулке по Найроби они готовятся, как к сафари.

На вопрос «есть ли свет в конце туннеля?» в своем интервью ответила Анна Тибайджука, исполнительный директор Центра ООН по населенным пунктам.

" Если мы действительно хотим помочь беднякам, придется потратить время на то, что мы называем "социальной организации». В противном случае вы можете модернизировать трущобы, но не людей, которые превратят все достижения в пыль, потому что они социально не адаптированы к таким условиям. Это занимает много времени, и со стороны кажется, что мы бездействуем. Но в действительности ведется активная социальная подготовка. Физические строительства на самом деле самая легкая часть нашего плана."

Стоит отметить что на этот и другие вопросы госпожа Тибайджука отвечала в "ООН-Хабитат". В штаб-квартире организации, расположенной в Гигири, шикарный зеленом пригороде Найроби. Это, как вы понимаете, не совсем район Кибера.

Из трёхмиллионного населения Найроби более миллиона человек живёт в трущобах, самой крупной и знаменитой из которых является Кибера, расположенная в юго-западной части города. Точного населения Киберы никто не знает - местные жители не очень-то жалуют переписчиков населения, да и вообще официальные власти. По разным оценкам в Кибере проживает от 500 тысяч до миллиона человек, а местный "авторитет", с которым мы ходили по трущобе, озвучил цифру 800 тысяч. Сразу скажу, что этот пост - не для каждого, поэтому те, кому неинтересно или почему-либо брезгливо читать про трущобы, могут смело его пропустить и дождаться дальнейших постов про сафари. Изначально мне тоже не хотелось туда идти, но в итоге я очень рад, что побывал в трущобах - и в конце я напишу, почему.


Экскурсии по трущобам Найроби не рекламируют официальные путеводители - наоборот, они советуют всячески избегать этих кварталов. "А если уж вы очень хотите посмотреть на трущобы, то купите билет в пассажирский поезд, который два раза в неделю проходит по железной дороге через трущобы - и посмотрите на Киберу из окошка" - пишут они. Нет уж! - смотреть на трущобу из окошка комфортабельного поезда - это примерно как, жуя попкорн, смотреть свысока за зверей в клетках зоопарка. А это не звери - это люди, такие же как мы! Поэтому лучше уж либо совсем не идти в трущобы, либо если идти туда - то полноценно погулять по ним, проникнуться жизнью в этих бедняцких кварталах, пообщаться с теми, кто там живёт, не свысока, а как с себе равными (тем более, что это именно так и есть).

Безусловно, белому туристу идти в трущобы самому, да ещё с дорогой фототехникой наперевес может быть небезопасно - Найроби, как я уже писал, вообще не самый спокойный город на свете, а трущоба Кибера - городская квинтэссенция этого неспокойствия. В Кибере, как и других трущобах, официальный закон не действует - там правят не законы, а свои местные понятия, там свои вожди, свои авторитеты. Местные туристические фирмы организуют для желающих прогулки по трущобам - договариваются с местными авторитетами и влиятельными людьми, и они два или три часа гуляют с тобой по трущобам, показывают дома, знакомят с жителями. Этих людей очень уважают во входящих в их сферу влияния кварталах - и гуляя с ними, ты можешь быть в безопасности. С нами ходил парень лет тридцати, которого звали Томас - он сразу сказал, что является большим авторитетом в ближайших окрестных кварталах Киберы, и при нём мы можем спокойно ходить с фотоаппаратами и ни о чём не беспокоиться. Единственно, он попросил - не снимать без разрешения людей - опять-таки потому, что это обычные люди, местные жители, а не экспонаты музея. "Вы их попросите - и они почти наверняка будут рады с вами сфотографироваться" - сказал он.

1. Минуем деловые и благополучные кварталы и оказываемся у входа в Киберу - крупнейшую трущобу Найроби и Африки.

2. Прямо через трущобу, впритирку к лачугам, проходит железнодорожная ветка, по которой пару раз в неделю ходит дальний пассажирский поезд, и иногда курсируют грузовые составы. Первые минуты прогулки - поначалу бедняцкие лачуги, зловоние, мусор и нечистоты шокируют - но потом к ним привыкаешь, осваиваешься и воспринимаешь окружающее достаточно спокойно. Человек вообще ко всему привыкает...

3. Население Киберы - порядка 800 тысяч человек. Кибера делится на пять отдельных деревень, а каждая деревня внутри Киберы - ещё на несколько районов. В каждой деревне, в каждом районе - свой вожак, свой авторитет. С высокой железнодорожной насыпи открывается прекрасный вид на трущобу - она кажется бескрайней, и нет ей конца...

5. Углубляемся в один из кварталов - мы пройдём по нему круг, заглянем в некоторые закоулки, и потом вернёмся обратно.

6. Через Киберу протекает небольшая речушка - как сказал наш провожатый Томас, она очень чистая, когда вытекает из леса. Но проходя через Киберу, она наполняется нечистотами, которые покрывают почти всё окружающее пространство.

7. Сворачиваем с большой тропы и углубляемся в череду ветхих лачуг. Маринка общается с местными ребятишками.

8. Крутые холмы, по которым мы карабкаемся, не просто покрыты нечистотами, они в буквальном смысле состоят из них - в сущности, если мерить нашими мерками, то Кибера - это большая зловонная помойка, на которой проживает 800 тысяч человек.

9. Посреди окружающих тебя субстанций пасутся куры, утки - люди их едят, собирают их яйца...

10. Кибера - это свой маленький мир со своими рынками, импровизированными магазинами, лотками. В большинстве домов трущоб есть электричество, а вот горячая вода, душ и кухня - одна точка на несколько десятков лачуг.

12. На обочинах узких проходов между домами отдыхают собаки, крякают утки...

13. Граница этого района выходит к реке.

14. Зашли в одну из кухонь - на земле на кострах варился какой-то жутко зловонный самогон. Многие местные жители любят это зелье - Томас с удовольствием отхлебнул кружечку и предложил попробовать лакомство и нам. Мы поблагодарили, но вежливо отказались.

15. На улицах играют детишки. Хорошие дети, добрые и искренние глаза, они рады появлению туристов, всё время кричат "Hello, hello"... За всю двухчасовую прогулку по трущобе я вообще ни разу не встретил ни грамма озлобленности или негатива у людей... Кстати, по статистике, из Киберы выбираются всего около 20 процентов тех, кто тут родился - остальные проводят тут всю жизнь...

16. Продолжаем прогулку...

17. В трущобе есть своя спортивная площадка - ребятишки играют в футбол, баскетбол, ещё какие-то игры...

18. Пробираемся узкими вереницами улочек, совсем теряясь в пространстве бескрайних трущобных массивов.

20. Марина - героическая девушка! Не будучи до этого столь уж опытной путешественницей, не только решилась поехать с нами в Африку, но и мужественно перенесла эту двухчасовую "экскурсию" в трущобы. А в конце даже освоилась и попросила её сфотографировать. :)))

22. "Улицы" трущоб в значительной части мест покрыты зловонными нечистотами, которые противно хлюпают у тебя под ногами. А кое-где можно и вовсе конкретно уйти по колено. Идти в босоножках тут надо крайне осторожно - я, честно говоря, как-то тоже не подумал и также был в босоножках. Правда, мои босоножки, в отличие от наташкиных, были на гораздо более толстой подошве. :)

28. Фото на память с Томасом и его товарищем, также гулявшим с нами.

Изначально мне не хотелось идти гулять по трущобам Найроби, но в итоге я очень рад, что там побывал - посещение таких мест позволяет по-другому взглянуть на жизнь и переосмыслить многие вещи и ценности - ведь там живут люди, такие же как и мы... Но просто нам в чём-то повезло, а им - нет. И, кстати, жители трущоб не считают себя бедными и несчастными. Наоборот, не имея ничего - они считают себя счастливыми людьми. А ещё трущобы очень хорошо вправляют мозги - в последнее время очень модно стало с параноидальным снобизмом говорить о том, как же всё ужасно и как же вот мы плохо живём (особенно почему-то этим грешат мои земляки москвичи, подавляющее большинство из которых живёт на самом деле очень и очень неплохо). Ну вот съездите, погуляйте два часа по трущобам Найроби, а потом задумайтесь, что так (или примерно так) живёт половина из 7-миллиардного населения Земли.