Сочинение: Специальные парламентские процедуры. Конституционное право россии Примеры парламентского решения государственных проблем

19.06.2020 Взыскание

Самойлов Алексей Николаевич

Политико-правовые предпосылки становления

новой государственности в СССР-РСФСР (1986-1991)

Анализ системы формирования

представительных органов в России и за рубежом

Полномочия представительных органов до

и после принятия Конституции 1993 года

Скачать:

Предварительный просмотр:

Заявка

На участие в районном интеллект – фестивале «Политика вокруг нас»

Тема фестиваля: «20 лет демократического транзита в России:

Проблемы и перспективы»

Секция: обществознание

Фамилия, имя учащегося

класс

Дата рождения

Домашний адрес

Тема работы

Руководитель

Самойлов Алексей Николаевич

21.08.1997

Романовский

Район,

С Большой Карай, ул. Сосина д.12

Исследовательская работа: «Становление Парламентаризма в России»

Учитель обшествознания

Ёлкина О. И.

Февраль 2013

Муниципальное общеобразовательное учреждение

Большекарайская средняя общеобразовательная школа

Села Большой Карай Романовского района Саратовской области

Областной интеллект – фестиваль

«Политика вокруг нас»

Тема фестиваля: «20 лет демократического транзита

В России: проблемы и перспективы»

Секция: обществознание

Исследовательская работа:

«Становление Парламентаризма в России»

Выполнил:

Самойлов Алексей Николаевич

учащийся 10 класса,

МОУ Большекарайская СОШ

Романовского района

Руководитель:

учитель обществознания

Ёлкина Ольга Ильинична

2013

Введение

  1. Политико-правовые предпосылки становления

новой государственности в СССР-РСФСР (1986-1991)

2. Анализ системы формирования

представительных органов в России и за рубежом

  1. Полномочия представительных органов до

И после принятия Конституции 1993 года

Заключение

Введение

Парламент – правовой институт государственной представительной и законодательной и власти, который является связующим звеном между обществом и государством. Он выполняет две важнейшие функции: а) формирует законодательство Российской Федерации, на основании которого развиваются политическая, экономическая и социальная системы, гарантируется защита прав и свобод человека и гражданина; б) осуществляет реализацию принципов народовластия, совершенствует формы участия населения в управлении делами государства.

Конституция Российской Федерации 1993г. в статье 94 впервые закрепила понятие парламента - Федерального Собрания - как высшего представительного и законодательного органа государственной власти Российской Федерации. Тем самым были положены конституционные основы для развития российского парламентаризма. Данный правовой институт постоянно развивается и совершенствуется, меняется его нормативная основа. Поэтому исследование парламентаризма в современной России представляет научный и практический интерес. В этой связи анализ места и роли российского парламента, направлений его деятельности остается проблемой, актуальной для исследования.

В истории социально-политической мысли ни один исследователь не обходил своим вниманием проблему представительства народа во власти. Об этом говорили Платон, Аристотель, Цицерон, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, И. Кант, Г. Гегель, А. Токвиль, М. Вебер, Б.Н. Чичерин, Н.М. Коркунов, Н.И. Лазаревский, П.Г. Мижуев и многие другие. При этом, каждый по-своему представлял место законодательного органа в системе государственной власти.

На современном этапе существует комплекс работ отечественных и зарубежных авторов, в которых обобщен опыт зарубежного парламентаризма.

В своей работе я попытаюсь выявить исторические закономерности становления и развития опыта российского парламентаризма.

1. Политико-правовые предпосылки становления новой государственности в СССР-РСФСР (1986-1991)

Рассмотрим основные этапы создания политико-правовых предпосылок становления новой государственности России последней четверти 20 века.

В Конституции СССР 1977 года отсутствовало положение о политическом плюрализме. В то же время в ст. 7 первой главы, помимо профессиональных союзов, ВЛКСМ, кооперативных организаций, содержалось упоминание и о других общественных организациях, призванных участвовать в управлении государственными и общественными делами, в решении политических вопросов. Однако все «другие общественные организации» накрепко привязывались к КПСС, а также к определенным органам государственного управления. В соответствии с принятым ВЦИК и СНК РСФСР еще в 1932 году «Положением о добровольных обществах и союзах» говорилось, что в случае нарушения добровольными обществами и их союзами общей политики советской власти орган, осуществляющий наблюдение и контроль за деятельностью данного общества, может принимать меры вплоть до ликвидации общества. Тем самым создание общественной организации ставилось жесткие идеологические рамки. Всякая самодеятельность, политическая активность, попытки создания неподконтрольных политических структур подавлялись репрессиями властей. В результате была сформирована сеть общественных организаций, которые существовали исключительно за счет поддержки административно-командной системы.

Со второй половины 80-х годов отношение к политическому плюрализму стало меняться. В 1985 году А. Яковлев написал М. Горбачеву записку с обоснованием необходимости разделения КПСС на две партии, которые бы образовали демократическое поле соперничества, обе эти партии должны были действовать на основе обновленной марксистско-ленинской идеологии.

В 1986 году на встрече с работниками средств массовой информации М. Горбачев говорил: «... многие из наших консервативных проявлений, ошибок и просчетов, вызывающих застой мысли, и действия и в партии и в государстве связаны с отсутствием оппозиции, альтернативы мнений, оценок. И здесь, на нынешнем этапе развития общества, такой своеобразной оппозицией могла бы стать наша пресса». Из этого высказывания можно сделать предположение, что, во-первых, М. Горбачев понимал необходимость наличия оппозиции; а, во-вторых, допускал в дальнейшем, на следующем этапе развития общества, создание оппозиционных политических партий.

На законодательном уровне ситуация стала меняться во второй половине 1986 года. На фоне призывов реформаторов к раскрепощению творческой энергии людей, к активной жизненной позиции Положение 1932 года выглядело явным анахронизмом и даже стало подвергаться робкой критике в печати. С учетом этого Президиум Верховного Совета СССР принял «Положение о любительском объединении, клубе по интересам». По сравнению с Положением 1932 года в новом документе был значительно облегчен процесс образования самодеятельных объединений. Контроль и общее руководство за деятельностью подобных объединений возлагались на организации-учредители, в качестве которых могли выступать учреждения культуры, спорта, Дома и Дворцы молодежи, учебные заведения, жилищно-эксплуатационные организации и т.п., а на министерства и ведомства ложился лишь общий контроль, что значительно сужало вмешательство властных структур в деятельность любительских объединений. Именно с этого времени на базе объединения легализующихся кружков стали возникать первые общественно-политические объединения.

Бурному росту политической активности способствовало и то, что с конца 1986 году практически прекратились аресты по ст. 70 (антисоветская агитация и пропаганда) и ст. 190, п. 1 (распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный общественный строй) УК РСФСР. Начался процесс освобождения политических заключенных.

Ст. 70 и 190 были главным правовым инструментом для наказания инакомыслящих. В ходе реформирования политической системы соответствующие статьи УК РСФСР стали входить в явное противоречие с реалиями дня. В связи с этим Президиум ВС СССР 8 апреля 1989 года принял Указ «О внесении изменений и дополнений в Закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления».

Вызывала вопросы ст11, которая предусматривала наказание за публичное оскорбление или дискредитацию высших органов государственной власти и управления СССР, иных государственных органов, образуемых или избираемых Съездом народных депутатов или Верховным Советом СССР, либо должностных лиц, назначаемых, утверждаемых или избираемых Съездом народных депутатов СССР или Верховным Советом СССР, а равно общественных организаций и их общественных органов, созданных в установленном законом порядке и действующих в соответствии с Конституцией СССР. Обе статьи могли толковаться довольно широко. Появился новый термин «дискредитация», а четкого определения его не существовало. Непонятно было и то, как отличать понятие «дискредитация» от правомерной критики.

На Первом Съезде народных депутатов СССР эти статьи подверглись критике со стороны многих депутатов. Согласно постановлению Съезда «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР» ст. 11 отменялась. Соответственно ст. 70 УК РСФСР была дана в новой редакции, а ст. 190 также отменялась.

Важные изменения произошли в политике государственного контроля над распространением информации. В 1987 году была образована межведомственная комиссия по рассмотрению списка книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети. На основе работы комиссии были открыты для свободного доступа и получили право на перепечатку 7930 ранее запрещенных изданий. Таким образом, книги, журналы, научные труды, составляющие целый пласт культуры и истории, вводились в широкий оборот.

В 1989 году произошла либерализация контроля за ввозом литературы из заграницы, от контроля полностью были освобождены «материалы, опубликованные в социалистических и развивающихся странах, издания коммунистических и рабочих партий всех стран, материалы ООН и других международных организаций, членами которых является СССР». Через систему «Союзпечати» началось распространение газет и журналов капиталистических стран.

Облегчение цензурных ограничений в сфере распространения информации способствовало политизации масс.

Важной правовой предпосылкой можно считать и процессы, связанные с реальным обеспечением политических свобод граждан. Речь идет, прежде всего, о реализации права на свободу митингов, собраний, демонстраций. Углубление демократизации вело к возрастанию общественно-политической активности граждан. Только за первую половину 1988 года было проведено около 600 митингов и собраний, уличных шествий, в которых принимали участие сотни тысяч граждан. Столь бурная активность требовала ее упорядочения, введения в правовые рамки.

Первые временные правила, регламентировавшие проведение массовых мероприятий, были утверждены в Москве 11 августа 1987 года исполкомом Московского городского Совета народных депутатов. Этими правилами предусматривался разрешительный порядок проведения данных мероприятий. После принятия ряда региональных положений, регламентирующих проведение вышеуказанных мероприятий, 28 июля 1988 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР».

Демократические новации в правовую систему и общественное сознание входили непросто. В качестве примера остановимся более подробно на вышеприведенном Указе.

Указ устанавливал не уведомительный, а разрешительный порядок осуществления конституционных свобод. Граждане должны обращаться за разрешением в исполком Совета народных депутатов. А исполком уже принимал решение: разрешить или запретить митинг, демонстрацию либо другое мероприятие (п. 3). Причем Указ предоставлял исполкомам широкие возможности для собственного усмотрения: они могли запретить мероприятие, если цель его проведения противоречила Конституции СССР, конституциям союзных и автономных республик либо угрожала общественному порядку и безопасности граждан (п. 6). Столь широкая формулировка позволяла исполкомам - органам сугубо правоприменительным - по своему усмотрению толковать не только цели митингов и демонстраций, но и сами конституционные нормы (путем сравнения тех и других) - прерогатива, которую еще только предполагалось предоставить будущему Комитету конституционного надзора в ходе реформы государственной системы.

Несмотря на недостатки Указа, нельзя не отметить, что в тех исторических условиях принятие даже такого ограниченного положения являлось еще одним шагом вперед на пути к становлению демократического общества. Конституция СССР согласно ст. 50 давала право на собрания, митинги, демонстрации, но не существовало процедуры получения разрешения и правил проведения этих мероприятий. С принятием Указа от 28 июля 1988 года данная статья Конституции СССР заработала.

Принципиальное значение имел отказ от законодательного закрепления монопольного положения КПСС в политической жизни.

Внеочередной Третий Съезд народных депутатов СССР (март 1990 года) внес в

гл.1 Конституции СССР, посвященную политической системе, ряд принципиальных изменений. Прежде всего, ст.6 в ее новой редакции закрепляла право КПСС, других политических партий, а также профсоюзов, молодежных и иных общественных организаций и массовых движений участвовать в управлении государственными и общественными делами преимущественно через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов. По существу, данная формулировка не только закладывала основы формирования многопартийности как системы, но и ориентировала политические партии на работу с избирателями и парламентскую деятельность.

С 1 января 1991 года вступил в действие Закон СССР «Об общественных объединениях». В его преамбуле говорилось о том, что право на объединение является неотъемлемым правом человека и гражданина. В статье 1 говорилось и о том, что общественными объединениями признаются и политические партии, а в ст. 16 впервые давалось определение партии. Не допускались создание и деятельность общественных объединений, имеющих целью или методом действий насильственное изменение конституционного строя. Таким образом, допускалась деятельность организаций, призывающих к мирному, парламентскому способу изменения существующего строя, что свидетельствовало о воплощении в жизнь реального политического плюрализма.

Согласно ст. 11 и 12 устав объединения регистрировался Министерством юстиции СССР. Отказ в регистрации устава мог быть обжалован в суд и рассматриваться в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством. Закон позволил Министерству юстиции СССР приступить к юридической регистрации политических партий, многие из которых де-факто к этому времени уже существовали. 11 апреля 1991 года в Минюсте СССР регистрируется КПСС, а на следующий день - ЛДПСС. 12 апреля можно считать официальной датой возрождения многопартийной системы в стране.

15 января 1991 года в Российской Федерации было принято постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О порядке регистрации уставов политических партий, профессиональных союзов и других общественных объединений в РСФСР». В нем отмечалось, что впредь, до принятия Закона РСФСР о политических партиях, регистрацию уставов партий следует производить применительно к правилам, установленным Законом СССР «Об общественных объединениях».

Таким образом, можно сделать вывод, что в России в последней четверти 20 века сформировались политические и правовые предпосылки для возрождения и развития политического плюрализма и становления новой государственности.

2. Анализ системы формирования представительных органов в России. Парламент - общее название высшего представительного и законодательного органа в государствах, где установлено разделение властей. В современной юридической и политической практике представление о демократии и правовом государстве не отделимы от принципа разделения властей. Идея разделения властей законодательно закреплена в Конституции Российской Федерации.

Парламент считается представительным органом, то есть представляющим волю населения. Это качество парламента вытекает из способа его формирования - путём всеобщих выборов. В современных государствах парламенты, как правило, наделены властью принимать законы, в той или иной мере формировать и контролировать исполнительную власть (например, выносить вотум недоверия правительству и осуществлять процедуру импичмента президента).

Концепция разделения властей в классическом виде была сформулирована в 17-18 веке. Наибольший вклад в ее разработку внесли такие политические мыслители, как Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Дж. Мэдиссон. Смысл идеи разделения властей состоит в ограничении возможности сосредоточения государственной власти в руках одного лица или института, защитить права и свободы граждан.

Парламент в свете теории разделения властей - это общегосударственный представительный орган, главная функция которого заключается в осуществлении законодательной власти.

Институт парламента имеет многовековую историю. Первые представительные учреждения с отчетливыми законодательными полномочиями возникли еще во время античности - это Народное собрание (экклезия) времен Перикла, преобразовавшееся из органа родовой демократии в орган государственной власти; древнеримский Сенат, возникший на основе древних куриатных комиций и ставший высшим учреждением Республики. Считается, однако, что родиной современного парламента является Англия - в 13 веке королевская власть в соответствии с великой хартией вольности (1215) была ограничена собранием крупнейших феодалов, высшего духовенства и представителей территориальных единиц (графств). Впоследствии подобные представительные учреждения возникли во Франции, Испании, Польше и других странах, которые затем преобразовались в парламентские учреждения современного типа.

В России на начало 20 века и конкретно на 1905 год приходится учреждение общегосударственного парламентского органа, задачами которого становились законотворчество, обсуждение вопросов государственной политики, парламентский контроль в отношении правительственного аппарата. Манифест 17 октября 1905 года даровал России законодательный выборный парламент - Государственную думу, а подданным империи - основные политические права. Провозглашалось, что отныне ни один закон не будет принят без одобрения Думы. 1-ая Государственная Дума просуществовала всего 72 дня, а затем была распущена, но она стала центром развития политического плюрализма в России, поскольку именно в ней старались себя реализовать относительно недавно возникшие в стране и получившие право на легальное существование политические партии.

С введением парламентского учреждения Россия делала определенные шаги к разделению властей, хотя до официального его объявления прошли многие десятилетия российской истории. Российский «протопарламент», как бы мы могли определить его сегодня, состоял из двух равноправных палат: нижней - Государственной думы и верхней - Государственного совета. За образец была взята распространенная в мире двухпалатная парламентская система, возникшая столетиями ранее в Великобритании. Обе палаты получили право издания, изменения и отмены законов, но за исключением основных законов, инициатива пересмотра которых отводилась императору. Тем самым была предпринята попытка утвердить в России верховенство закона.

Однако законодательный орган ни царя, ни его правительство не устраивал - еще до открытия сессии Думы царь издал указ о наделении Госсовета законодательными полномочиями и правом вето на законы, принятые Думой. Все-таки в России возник двухпалатный парламент, вместе с тем социально разнообразная Дума с первых же заседаний повела себя не вполне миролюбиво в отношении царя и его окружения и 9 июля 1906 года была распущена под предлогом, что депутаты «уклонились в не принадлежавшую им область».

Но и вторая Дума, просуществовавшая с февраля по июнь 1907 года, оказалась малоуправляемой. Даже после уточнения избирательного законодательства, отдававшего отныне все преимущества состоятельным сословиям, эта Дума получилась еще «левее» первой. Когда после первых двух «краткосрочных» дум практика думской работы стала входить в плоть и кровь российской государственности, стала повышаться законотворческая функция парламент. Самой эффективной из всех четырёх дореволюционных созывов стала 3-я Государственная дума (1907-1912). Она приняла около 2200 законодательных актов.

Третья и четвертая Думы оказались сравнительно жизнестойкими благодаря их составу, более лояльному к царской власти. А лояльность была обеспечена за счет опять-таки измененного избирательного законодательства, блокировавшего оппозицию и раскрывавшего все створы для верноподданнических слоев.

При разработке правовых основ деятельности Госдумы правительственные структуры постарались, чтобы ее законодательные полномочия, бюджетные права и контрольная (в отношении министров) функция изначально были ограничены. Над Думой был поставлен Госсовет, не пропускавший неугодные правительству законопроекты; она была лишена права формировать правительство, которое было ответственно только перед монархом.

Поэтому если Государственную думу России начала нашего века и можно квалифицировать в качестве парламента, то с урезанными правами. При всех структурных изъянах, не дававших Государственной думе стать полноценным парламентом западноевропейского типа, она все-таки сыграла положительную роль в формировании общероссийского института гражданского представительства, что можно счесть позитивным результатом развития демократических тенденций в обществе. Для активной части населения Дума явилась и школой политической борьбы - ее учреждение и парламентская деятельность способствовали оформлению партий, а принцип гласности позволял использовать думскую трибуну для критики внутренней и внешней политики правительства, осуждения его стремления к абсолютизации самодержавной власти и тем самым содействовать распространению демократических настроений в обществе.

В послереволюционный период отечественной истории развивался совершенно иной тип народного представительства - Советы. В период советской власти принцип разделения властей был отвергнут, тем самым государство отказалось и от парламентаризма европейского типа. Законодательные и представительные институты (просуществовавший в 1917-1937 гг. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, позднее - Верховный Совет, съезды Советов) лишь частично соответствовали общей модели парламентаризма. В свою очередь законодательные функции Советов были ограниченными и порой просто формальными. Вместе с тем этого нельзя сказать о представительной роли Советов, так как существовал вполне надежный механизм прямой и обратной связи депутатов со своими избирателями.

Немалым пороком советской системы были выборы в Советы всех уровней на безальтернативной основе - в строгом смысле слова этот процесс трудно назвать выборами, ибо можно было только проголосовать за рекомендованную «партией-государством» кандидатуру. Таким образом, при тоталитарном режиме формально единовластные Советы были в целом второстепенными элементами политической системы - они не располагали правовым потенциалом влияния на реальную жизнь общества.

В условиях подлинной демократизации Советы могли бы стать значимым фактором осуществления народовластия и каналом организации представительной власти в обществе. И с началом перестройки во второй половине 1980-х годов произошел возврат к «раннесоветским» формам демократии (съездам народных депутатов, выбиравшим из своего состава членов палат Верховного Совета СССР). Но это возвращение к якобы более демократическим формам парламентаризма носило поверхностный, почти неуправляемый характер, который вел к ослаблению государственности, расшатыванию связей между союзными республиками, развертыванию национал-сепаратистских движений и, в конце концов - к распаду Советского Союза.

После драматической развязки острого противостояния различных сил в октябре 1993 года эти усилия материализовались в новой Конституции и новом для страны парламентском институте - Федеральном Собрании Российской Федерации, которое является ее представительным и законодательным органом, состоящим из двух палат (Совета Федерации и Государственной думы).

3. Полномочия представительных органов до и после принятия Конституции 1993 года

Изначально, в результате реформирования российской избирательной системы в 1990 году сформировался более-менее независимый от союзного центра парламент России - Съезд народных депутатов РСФСР. Российские депутаты взяли курс на независимость республики в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете РСФСР, принятой на первом Съезде (июнь 1990 года).

Решение сессии ВС РСФСР от 27 октября 1989 года в части создания Комитета конституционного надзора РСФСР аннулировалось. На втором (внеочередном) Съезде народных депутатов РСФСР в России учреждается Конституционный Суд на основе Закона РСФСР от 15 декабря 1990 года «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР». Статья 119 Конституции излагалась следующим образом: «Конституционный Суд РСФСР избирается Съездом народных депутатов РСФСР. Порядок избрания и деятельность Конституционного Суда РСФСР определяется Законом РСФСР о Конституционном Суде РСФСР, утверждаемым Съездом народных депутатов РСФСР».

6 мая 1991 года Верховный Совет принимает Закон РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» (утвержден 12 июля 1991 года на пятом Съезде народных депутатов РСФСР). В нем регулировались основные вопросы организации и деятельности Суда.

Четвертый Съезд народных депутатов РСФСР 24 мая 1991 года ввел новую первую часть статьи 165 Конституции: «Конституционный Суд РСФСР является высшим судебным органом конституционного контроля в РСФСР, осуществляющем судебную власть в форме конституционного судопроизводства. Конституционный Суд состоит из 15 судей».

Согласно статье 6 «Закона о Конституционном Суде» в своей деятельности он руководствовался только Конституцией РСФСР, т.е. не был поднадзорен общесоюзным органам конституционного контроля. Трудно сказать, как бы складывались отношения между ККН СССР и КС РСФСР, если бы СССР не распался.

В период ликвидации союзных государственных органов в октябре 1991 года избирается КС РСФСР (избрано 13 судей из 15), который де-факто, но не де-юре, становится преемником ККН СССР. Даже значительная часть сотрудников аппарата Комитета переходит в аппарат Суда. Таким образом, к концу 1991 года оформилась как законодательная база деятельности Суда (правда, временный регламент утверждается только 24 марта 1993 года), так и были избраны большинство судей.

Отметим принципиальные отличия Конституционного Суда от Комитета конституционного надзора. Судьи Суда становились несменяемыми; в случае выявления нарушения Конституции, законодательства, действовавшего на территории РСФСР, представление Суда должно было быть рассмотрено в месячный срок; российские граждане получали возможность непосредственно обращаться с жалобами о нарушении их конституционных прав и свобод; расширялась компетенция Суда - он мог рассматривать дела о конституционности политических партий и иных общественных объединений, споры о компетенции между государственными органами (такая возможность появилась в соответствии с изменениями Конституции 21 апреля 1992 года).

В то же время оставались и недостатки, присущие ККН СССР. В частности, признание неконституционным того или иного акта не означало лишение его юридической, силы. Действие его только приостанавливалось, а отменить мог только законодатель. Конституционный Суд, как и Комитет конституционного надзора, имел право рассматривать вопросы по собственной инициативе, что не обеспечивало принцип объективности и беспристрастности в деятельности Суда при принятии им решений. В отличие от Комитета, где действовал принцип представительства от 15 союзных республик, при формировании Суда не соблюдался принцип представительства регионов. За неполные два года работы (1992-1993 гг.) Суд рассмотрел важные вопросы, связанные с реформированием государственной системы. Таким образом, в переходное время Суд осуществлял полномочия представительных органов России.

Суд пытался восстанавливать равновесие властей в условиях системной трансформации. В частности 22 ноября 1991 года принимается постановление о том, что Верховный Совет, внеся поправку в антимонопольное законодательство, вторгся тем самым в прерогативы исполнительной власти.

В январе 1992 года Суд обратил внимание Президента РФ на то, что он превысил свои полномочия в Указе от 19 декабря 1991 года «Об образовании министерства безопасности и внутренних дел». Глава государства Указ отменил, и это была серьезная заявка на то, что конституционное правосудие в России существует.

Далее Конституционный Суд Российской Федерации 12 февраля 1993 года принимает постановление по делу о проверке конституционного Указа Президента Российской Федерации от 28 октября 1992 года №1308 «О мерах по защите конституционного строя Российской Федерации».

В нем отмечалось, что содержащееся в Указе Президента РФ предписание о недопущении создания и деятельности Фронта национального спасения и его структур не соответствует Конституции РФ, ее статье 3, части второй статьи 13, статьям 50 и 121, поскольку в соответствии с установленными в Российской Федерации принципами разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления право граждан на объединение может быть ограничено только решением суда на основании закона. В Постановлении обращалось внимание на то, что содержащееся в Указе понятие «экстремистские элементы» не имеет юридического значения содержания, поэтому может привести при применении Указа к нарушению конституционных прав граждан.

Президент вынужден был согласиться с Постановлением Конституционного Суда, и отменил свой Указ. Многие дела, рассматриваемые Конституционным Судом, затрагивали также вопросы защиты конституционных прав и свобод граждан.

Говоря о деятельности Суда, нельзя пройти и мимо вопроса о его соскальзывании в политику, несмотря на то, что согласно части 3 статьи 1 Закона о Конституционном Суде РФ он не имел права рассматривать политические дела. Начало политизации можно отнести к середине 1992 года. В заявлении КС от 26 июня 1992 года исполнительная и законодательная власти упрекались в неэффективности законотворчества, медленном решении таких вопросов, как ликвидация задолженности государства по заработной плате, борьба с преступностью. Затем в выступлении на седьмом съезде народных депутатов РФ Председатель КС В. Зорькин говорил об обнищании народа, о крахе экономических реформ, без решения суда заявлял о несоблюдении Конституции и Федеративного договора. В ежегодном послании «О состоянии конституционной законности в Российской Федерации» заявляется об усиливающейся конфронтации властей, о желании их получить односторонние преимущества. Критическая деятельность в данном случае оправдывалась путем широкого толкования части 1 статьи 80 Закона о Конституционном Суде РФ.

Конфликт между ветвями власти усиливался. Он объяснялся не личными мотивами - в стране нарастал системный политико-правовой кризис и поэтому, сталкиваясь с вопросами политического характера, Суд неизбежно втягивался в политику. А это, естественно, вело и к расколу внутри самого Суда. Он стал явным в связи с Указом Президента РФ от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». В этот же день КС заявил в своем заключении, что Указ Президента РФ Б. Ельцина не соответствует Конституции Российской Федерации и служит основанием для отрешения его от должности. Четверо судей высказали особое мнение и объявили о своем отказе участвовать в заседаниях Конституционного Суда впредь до принятия новой Конституции и начала работы Федерального Собрания.

Существование представительного и законодательного органа - Федерального Собрания (парламента) как такового - еще не означает введения на прочных основах парламентаризма. В результате третьей попытки в России (то есть после 1993 года), не без противоречий, все-таки начала складываться и постепенно совершенствоваться система парламентаризма.

Федеральное Собрание РФ, в отличие от высших представительных органов государственной власти РСФСР и СССР действительно является учреждением парламентского типа. В Конституции РФ 1993 года впервые было прямо закреплено, что Федеральное Собрание - это парламент Российской Федерации (ст. 94).

Как и полагается парламентскому учреждению, Федеральное Собрание сейчас «встроено» в механизм «разделения властей» в РФ. Это означает, что Федеральное Собрание, в отличие от Верховных Советов и Съездов Советов не наделяется статусом «высшего», либо «верховного» органа государственной власти. Оно не обладает монополией в осуществлении верховной государственной власти, не располагает всей полнотой высшей государственной власти.

Двухпалатность Федерального Собрания РФ является фактической. Палатами Федерального Собрания являются Совет Федерации и Государственная Дума. Каждая из Палат имеет только своего Председателя Палаты, его заместителей, комиссии и комитеты Палаты. В отличие от палат бывшего Верховного Совета, Совет Федерации и Государственная Дума Федерального Собрания России не имеют общих руководящих (координирующих, вспомогательных) административных органов, не имеют общих должностных лиц. Исключение составляют лишь два «совместных» органа Палат. Имеется ввиду, что обе палаты двусторонними усилиями вправе создавать такой орган временного характера, как согласительную комиссию для разрешения противоречий в законодательном процесса (п.4 ст.105 Конституции РФ 1993 года); кроме того, Палаты Федерального Собрания на паритетной основе формируют Счетную палату - орган парламентского финансового контроля (п. 1 «и» ст. 102; п. 1 «г» ст. 103 Конституции РФ 1993 года).

Перечни полномочий Совета Федерации и Государственной Думы изложены в разных статьях Конституции РФ (ст. ст. 102, 103 Конституции РФ). Суть специализаций компетенции Совета Федерации и Государственной Думы в осуществлении парламентской власти заключается в следующем. Государственная Дума является основным законодательным органом РФ. Роль же Совета Федерации в законодательном процессе в том, что он «одобряет» либо «не одобряет» законы, принятые Государственной Думой.

Что же касается «специализации» в осуществлении иных парламентских полномочий, то она выглядит следующим образом. Для статуса Государственной Думы характерна большая ориентации его полномочий на процедуры назначений важнейших должностных лиц исполнительной и контрольной власти, от которых зависит решение финансовых и социально-экономических вопросов; на решение вопросов, связанных с оценкой деятельности Правительства. Можно даже сказать, что конституционный статус Государственной Думы является «проправительственным» в смысле определенного «сдерживания» Правительства Государственной Думой. Однако «сдержки», исходящие к Правительству от Государственной Думы не столь сильны. А статус Совета Федерации в большей степени ориентирован на решение проблем, касающихся системы обеспечения безопасности и правопорядка, конституционной законности в РФ; на решение вопросов, касающихся федеративного устройства. Совет Федерации в большей мере смоделирован как «пропрезидентское» учреждение - но ни в коем случае не в смысле его подчиненности Президенту РФ. Напротив, Совет Федерации осуществляет «сдержки» президентской власти - в этом одна из его специализаций.

Как и иные органы парламентского типа, Федеральное собрание, в отличие от Верховных Советов советского периода - это коллегия профессиональных политиков, средоточие политической элиты страны. Члены Федерального Собрания не совмещают свою деятельность с иными производственными функциями, а занимаются только депутатской, законотворческой работой. В том числе это характерно не только для Государственной Думы, но и Совета Федерации, после принятия Закона о новом механизме формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ (от 5 августа 2000г.) В действующей Конституции и законодательстве закрепляется принцип несовместимости мандата с иными видами оплачиваемой деятельности - за исключением научной, педагогической и иными видами творческой деятельности.

В Основном Законе четко закреплены главные полномочия нижней палаты - федеральные законы принимаются образуемой путем выборов Думой, и такой подход соответствует мировой практике.

Законодательно предусмотрена совершенно разноплановая компетенция палат. Такой подход призван обеспечить систему сдержек и противовесов в деятельности Федерального Собрания. В этом смысле Совет Федерации предстает в роли своеобразного фильтра по отношению к Думе, что, по замыслу разработчиков Конституции, должно также предотвратить возможность установления в России «тирании большинства», которое может оформиться в результате победы тех или иных политически сил на выборах в нижнюю палату. Помимо этого, система сдержек и противовесов дополняется так называемым отлагательным вето президента (ст.107), что создает практически двойную структуру «сдержек» по отношению к парламенту и, в частности, к его законотворческой палате - Госдуме. Таким образом, с принятием Конституции Российской Федерации 1993 года началось укрепление российской государственности в качественно новых ее характеристиках, призванных возвратить страну в мировое общедемократическое конституционное пространство. Общепризнанные принципы парламентаризма получили прямое конституционное закрепление. С образованием Федерального Собрания связан новый этап становления парламентских традиций.

Заключение

Парламентаризм – более комплексная система организации государственной власти, чем простое ее разделение или представительность: это и определенная шкала ценностей, включающая как общественные, так и личностные приоритеты; это и господство закона, утверждение принципа верховенства права; это, наконец, наличие гражданского общества, характеризующегося демократизмом и высокой политико-правовой культурой. Только при наличии всей совокупности данных предпосылок и условий можно говорить об утверждении в стране парламентаризма.

Рассмотрение исторической практики представительных органов власти России позволяет уяснить, каким сложным и нередко драматичным был отечественный путь к парламентаризму. Это обусловлено множеством факторов, в том числе характером социально-исторического развития, национальными духовными традициями, опытом государственной жизни, геополитическими обстоятельствами, достигнутым на каждом этапе уровнем политической и правовой культуры и т.д.

Государственную думу России начала нашего века и можно квалифицировать в качестве парламента, то с урезанными правами. В период советской власти принцип разделения властей был отвергнут, тем самым государство отказалось и от парламентаризма европейского типа. Законодательные и представительные институты (Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, позднее - Верховный Совет, съезды Советов) лишь частично соответствовали общей модели парламентаризма. Законодательные функции Советов были ограниченными и порой просто формальными. Вместе с тем этого нельзя сказать о представительной роли Советов, так как существовал вполне надежный механизм прямой и обратной связи депутатов со своими избирателями. При тоталитарном режиме формально единовластные Советы были в целом второстепенными элементами политической системы - они не располагали правовым потенциалом влияния на реальную жизнь общества.

С началом перестройки во второй половине 1980-х годов произошел возврат к «раннесоветским» формам демократии (съездам народных депутатов, выбиравшим из своего состава членов палат Верховного Совета СССР). Но это возвращение парламентаризма носило поверхностный, почти неуправляемый характер, который вел к ослаблению государственности, к распаду Советского Союза.

После драматической развязки острого противостояния различных сил в октябре 1993 года эти усилия материализовались в новой Конституции и новом для страны парламентском институте - Федеральном Собрании Российской Федерации, которое данный момент является ее представительным и законодательным органом, состоящим из двух палат (Совета Федерации и Государственной думы).

С принятием Конституции Российской Федерации 1993 года началось укрепление российской государственности в качественно новых ее характеристиках, призванных возвратить страну в мировое общедемократическое конституционное пространство. Россия провозглашалась демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. Общепризнанные принципы парламентаризма получили прямое конституционное закрепление. Понятно, что этот процесс будет нелегким и длительным, поскольку, как уже говорилось выше, он предполагает формирование гражданского общества, демократической политической культуры, многопартийной системы.

Своеобразие российского варианта установления парламентской формы правления в заметной степени обусловливалось особенностями дореволюционной и послереволюционной истории, многовековыми традициями самодержавия, а также опытом тоталитарного управления обществом. Это предопределило консерватизм и застойный характер процессов парламентаризации властных отношений в нашей стране. В общероссийском общественном мнении все отчетливее утверждается понимание объективной необходимости и неизбежности становления полнокровного парламента как современной демократической формы государственного правления.

Список использованной литературы

1. Государственное право буржуазных и развивающихся стран / Под ред. Мишина А.А., Барабашева Г.В. - М.: Юрид. лит.,1989.- 398 с.

2. Интервью с членом коллегии Главного управления по охране государственных тайн в печати В. Солодиным //Известия. - 1988. - 27 ноября. - С. 4.

3. Козин В.И. Политико-правовые предпосылки становления новой государственности в СССР/ РСФСР. 1986-1991 гг. //Закон и право: науч.-публицист. Журнал. № 1. -М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1998, С. 62-65.

4. Козлова А.Е. Конституционное право.- М.: Юрист, 1997.- 367 с.

5. Любимов А.П. Парламентское право России. Основные источники. Учебное пособие для аспирантов, студентов юридических ВУЗов и факультетов.- СПб.: Юрист, 1997. - 308 с.

6. Муромцева Л.А. У истоков российского парламентаризма //Российское государство и общество. ХХ век. Сб.ст.-М.: Изд-во МГУ, 1999. С.429-441.

7. Парламентаризм и многопартийность в современной России. К десятилетию двух исторических дат /Общая редакция и вступительное слово В. Н. Лысенко. - М.: ИСП., 2000. - 272 с.

8. Шаклеин Н.И. Современный парламент: Конституционно-правовой статус и организация деятельности. Зарубежный и отечественный опыт, пути совершенствования. Учебное пособие.- М.: Изд-во Института ювенальной юстиции РГСУ, 2008.- 352 с.

  • Конституционное право как отрасль Российского права
    • Понятие конституционного права как отрасли права
    • Конституционно-правовые нормы, их особенности и виды
    • Конституционно-правовые отношения: понятие, субъекты и объекты
    • Конституционно-правовое принуждение
    • Система конституционного права
  • Конституционное право как наука
    • Наука конституционного права: понятие и предмет исследования
    • Источники и методология науки конституционного права
    • Развитие науки конституционного права
    • Конституционное право как учебная дисциплина
  • Источники конституционного права
    • Конституционные источники
    • Законодательные источники
    • Подзаконные и локальные источники
    • Судебные источники
    • Договорные источники
    • Международные источники
  • Конституция Российской Федерации
    • Конституции: понятие, сущность, функции
    • Виды конституций
    • Конституционное развитие российского государства
    • Конституция Российской Федерации: юридические особенности
    • Поправки и пересмотр Конституции Российской Федерации
    • Осуществление Конституции и конституционное правосознание
  • Основы конституционного строя Российской Федерации
    • Понятие основ конституционного строя
    • Основные конституционные начала публичной власти в Российской Федерации
    • Конституционные принципы федеративного устройства
    • Основные конституционные начала общественного устройства
  • Обеспечение человеческого достоинства - главная цель конституционно-правового регулирования
    • Достоинство человека в контексте современной российской истории
    • Достоинство человека в ретроспективе философско-правовой мысли
    • Достоинство человека в отечественной политико-правовой мысли
    • Неотъемлемость и юридические свойства достоинства как субъективного права человека
  • Конституционное положение человека и гражданина: понятие, конструкция, содержание
    • Правовое и конституционное положение человека и гражданина
    • Юридическая конструкция и содержание конституционного положения человека и гражданина
    • Конституционные права, свободы, обязанности человека и гражданина
    • Условия реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
    • Юридические гарантии конституционных прав и свобод
    • Принципы конституционного положения человека и гражданина
  • Отношения гражданства
    • Понятие российского гражданства
    • Принципы гражданства
    • Признание гражданства
    • Приобретение гражданства
    • Прекращение гражданства
  • Конституционный статус иностранных граждан, лиц без гражданства, беженцев, вынужденных переселенцев
    • Иностранные граждане, лица без гражданства
    • Беженцы и вынужденные переселенцы
  • Право граждан на объединение
    • Право на объединение
    • Негосударственные организации
    • Некоммерческие организации
    • Общественные объединения
    • Способы учреждения, реорганизации и прекращения общественных объединений
    • Политические партии
  • Свобода совести, вероисповедания
    • Свобода совести, вероисповедания и конфессионально-публичное право
    • Религиозные объединения: понятие и виды
    • Способы учреждения, реорганизации и прекращения религиозных объединений
  • Свобода мысли и слова
    • Свобода мысли и слова: понятие и содержание
    • Конституционно-правовой режим гласности
    • Правовое положение средств массовой информации
  • Право граждан на собрания, митинги, шествия, демонстрации, пикетирование
    • Общая характеристика права граждан на собрания, митинги, шествия, демонстрации, пикетирование
    • Формы осуществления права граждан на публичные мероприятия
    • Реализация права граждан на публичные мероприятия
  • Конституционно-правовое положение национальных меньшинств в Российской Федерации
    • Национальные меньшинства в России
    • Международно-правовые основы статуса национальных меньшинств
    • Защита национальных меньшинств в российском праве
  • Теория государственного устройства
    • Понятие государственного устройства
    • Унитарные государства и унитарные государства с законодательно-территориальными автономиями
    • Федерация: понятие, виды
  • Юридическая природа Российской Федерации
    • Российская Федерация - суверенное - федеративное государство
    • Становление федерации в России и ее особенности
  • Конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации
    • Эволюция статуса субъектов Российской Федерации
    • Признаки субъектов Российской Федерации
    • Особенности отдельных видов субъектов Российской Федерации
    • Классификация субъектов Российской Федерации
    • Изменение состава субъектов Российской Федерации
  • Административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации
    • Понятие административно-территориального устройства
    • Становление и правовое регулирование административно-территориального устройства
    • Населенные пункты. Виды административно-территориальных единиц
    • Административно-территориальные преобразования. Административно-территориальный процесс
  • Система органов государственной власти в Российской Федерации
    • Понятие органа государственной власти
    • Система органов государственной власти
    • Виды органов государственной власти
  • Президент Российской Федерации
    • Понятие института президентуры. Место Президента в системе федеральных: органов государственной власти
    • Порядок занятия должности Президента
    • Компетенция Президента
    • Акты Президента
  • Федеральное собрание Российской Федерации
    • Из истории российского парламентаризма
    • Статус Федерального Собрания. Основы его организации и состав
    • Статус члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы
    • Институт неприкосновенности члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы
    • Внутренняя организация палат Федерального Собрания
    • Правовое регулирование роспуска Государственной Думы
  • Федеральный законодательный процесс
    • Законодательная компетенция федеральных органов государственной власти
    • Внесение законопроектов в Государственную Думу
    • Рассмотрение законопроектов Государственной Думой
    • Рассмотрение законов в Совете Федерации
    • Повторное рассмотрение законов, отклоненных Советом Федерации
    • Повторное рассмотрение законов, отклоненных Президентом
  • Правительство Российской Федерации
    • Правительство Российской Федерации - орган государственной власти
    • Правительство Российской Федерации в системе исполнительной власти
    • Состав Правительства, порядок его формирования и прекращения деятельности
    • Структура государственных должностей в Правительстве
    • Компетенция Правительства
    • Правовые акты Правительства
    • Организационно-правовые формы деятельности Правительства
  • Конституционные основы судебной власти в Российской Федерации
  • Конституционные основы прокурорского надзора в Российской Федерации
    • Место прокуратуры в системе государственных органов
    • Система органов прокуратуры
    • Принципы организации и деятельности прокуратуры, функции ее органов
  • Органы государственной власти субъектов Российской Федерации
    • Законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации
    • Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации
  • Избирательное право и избирательные системы Российской Федерации
    • Понятие и значение выборов, их виды
    • Понятие и принципы российского избирательного права
    • Избирательные системы
    • Источники российского избирательного права
    • Тенденции развития избирательного права в Российской Федерации
  • Выборы Президента Российской Федерации и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
    • Выборы Президента Российской Федерации
    • Выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
  • Выборы в субъектах Российской Федерации
    • Процесс становления региональных избирательных систем
    • Избирательные системы субъектов Российской Федерации
    • Основные и дополнительные гарантии избирательных прав граждан
  • Референдум как форма народовластия
    • Понятие референдума и право граждан на участие в референдуме
    • Предмет референдумов
    • Порядок организации и проведения референдума
  • Конституционно-правовые основы местного самоуправления
    • Понятие и принципы местного самоуправления
    • Законодательные основы местного самоуправления
    • Территориальные и организационные основы местного самоуправления
    • Финансово-экономические основы местного самоуправления

Из истории российского парламентаризма

Появление в России профессионального, постоянно действующего представительного и законодательного органа явилось итогом длительного и противоречивого исторического развития института народного представительства. Отдельные элементы народного представительства существовали в Киевской Руси, Великом Новгороде и Московском государстве. Однако первой попыткой учредить регулярные представительные органы считается созыв в 1550 г. Земского собора, принявшего Судебник.

В XVI-XVII вв. (в годы правления Ивана IV, Федора I, Бориса Годунова, в период Смуты, а также при первых Романовых - Михаиле и Алексее) в России формируются и действуют органы сословного представительства - Боярские думы, Земские соборы. В условиях укреплявшегося самодержавия они выполняли функции представительства общественных сил и отражали специфические местные интересы.

К концу XVII столетия самодержавная власть окончательно берет верх, и институт Земских соборов (равно как и церковных) ликвидируется, но остается в народной памяти и вплоть до начала XX в. (до формирования первой выборной Думы) выступает важным идеологическим символом для различных общественных и политических сил.

Социальный и политический режим, введенный Петром I, по форме и содержанию является отрицанием парламентаризма. Но именно он, как это ни парадоксально, в изобилии порождает различные прожекты введения на Руси представительной системы. С 30-х гг. XVIII в. (после смерти Петра I) русская политическая мысль интенсивно разрабатывает идею ограничения самодержавия с помощью органов парламентского типа.

В екатерининскую эпоху возникают институты представительства сословий: сначала дворянства, затем купечества.

В ходе чрезвычайно благотворных реформ Александра II в России рождается земство - все сословное представительство на уровне уездов и губерний. В 1870 г. формируются городские сословные представительные учреждения - органы городского самоуправления. Наконец, 27 апреля 1906 г. начинает свою работу I Государственная Дума - первый российский общенациональный парламент. В 1906-1917 гг. были избраны четыре Государственных Думы, но лишь одна из них (третья) отработала полный срок.

Октябрьская революция и последовавшая за ней кардинальная ломка всего государственного устройства выдвинули новый тип народного представительства - Советы, провозглашенные полновластными и единовластными органами народного представительства. Политическая доктрина того периода допускала разделение функций органов управления, но полностью отрицала какое бы то ни было разделение властей.

На деле Советы занимали подчиненное положение, уступив приоритет органам партийно-политического руководства обществом и государством. Так, за период с 1930 по 1988 г. Верховный Совет СССР принял на сессиях лишь 1% всех действовавших законов; в основном же он утверждал (списком и единогласно) решения, введенные в действие указами Президиума Верховного Совета СССР.

Однако было бы неправильно видеть в советском периоде только отрицание парламентаризма. Та или иная форма народного представительства может ускорить или затормозить общественное развитие, но не в состоянии отменить его объективных законов. Избрание и периодическое обновление Советов, построенных и действующих на базе единых принципов, способствовало укоренению идеи прямого народного представительства, укреплению государства, восстановлению и сохранению государственного единства в многонациональной стране.

Депутаты, сколь бы высокий пост они ни занимали, были обязаны регулярно отчитываться перед избирателями, отвечать на их ходатайства и просьбы. За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей депутат мог быть отозван, и такие случаи имели место.

Политическая эволюция советской формы народного представительства предопределила переход к парламентской форме, основанной на принципе разделения властей. В ходе конституционной реформы 1988-90-х гг. была учреждена «двухэтажная» парламентская система:- избираемый всенародно" Съезд народных депутатов и

формируемый им постоянно действующий двухпалатный Верховный Совет. Выборы Съезда народных депутатов СССР (1989 г.) и Съезда народных депутатов РСФСР (1990 г.) проходили, хотя и не без некоторых архаичных ограничений, но вполне демократично, на альтернативной основе, и стали важным шагом в развитии системы народного представительства. Первый Съезд народных депутатов РСФСР, собравшийся 16 марта 1990 г., провозгласил разделение законодательной, исполнительной и судебной властей «важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства» и принял новую редакцию ст. 6 Конституции РСФСР, устранив из нее упоминание о руководящей роли коммунистической партии.

После выборов Президента РСФСР, состоявшихся 12 июня 1991 г., шестой Съезд народных депутатов постановлением от 21 апреля 1992 г. закрепил в Конституции РФ разделение властей как основополагающий принцип организации государственной власти.

Реально страна переживала переходный период, когда, с одной стороны, сохранялся «полновластный» Съезд народных депутатов, а с другой - существовали Президент, двухпалатный Верховный Совет, Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный Суды, действовавшие фактически на основе принципа разделения властей. Противостояние обострилось в результате борьбы между Президентом, Верховным Советом и Съездом народных депутатов, разгоревшейся на фоне экономического кризиса, вызванного попыткой проведения радикальных экономических реформ.

Провозгласить и закрепить в Конституции принцип разделения властей оказалось значительно легче, чем научиться управлять в соответствии с этим принципом, предполагающим высокую правовую культуру всех участников конституционного процесса.

Итогом нараставших противоречий стал острый политический кризис сентября - октября 1993 г., завершившийся вынесением на всенародное голосование 12 декабря 1993 г. ныне действующей Конституции РФ.

По сравнению с предыдущей в действующей Конституции РФ принцип разделения властей реализован более последовательно и - полно. Однако обстоятельства ее принятия обусловили ряд особенностей в реализации этого принципа: подчеркнутый приоритет президентской власти, ограничение контрольных полномочии парламента, усложненный механизм отрешения от должности Президента и облегченный механизм роспуска Государственной Думы, подчинение исполнительной власти Президенту и ее фактическая независимость от парламента и др.

Продвижение России по пути создания гражданского общества и правового государства приведет, по-видимому, к совершенствованию ряда институтов и положений ныне действующей Конституции, в частности, к укреплению самостоятельности и ответственности Правительства и расширению полномочий палат Федерального Собрания.

Тема пересмотра российской Конституции не утихает вот уже 20 лет со дня ее принятия: перед голосованием люди читали ее мало, на обсуждение было выделено менее двух месяцев, за принятие Конституции высказалось всего лишь менее трети населения страны.

Хотя в нашей стране хватает практических проблем, тема пересмотра Конституции постоянно всплывает при обсуждении текущей ситуации в России. Многие считают, что действующая Конституция, написанная «под Ельцина», ввела в стране институт «суперпрезидентства», предполагающий, что президент как «гарант Конституции» своими статусом и полномочиями возвышается над различными ветвями власти и таким образом нарушает принцип разделения властей. В результате была открыта дорога для полной монополизации политической системы Путиным, во время правления которого исполнительная власть окончательно подмяла под себя власть законодательную и судебную, и сформировала в стране пресловутую «вертикаль власти», а проще говоря – властную монополию одного клана, не допускающую ни серьезного общественного контроля над собой, ни дискуссии о состоянии и будущем страны, ни ответственности властей предержащих за результаты своей деятельности.

В качестве рецепта решения этой проблемы предлагается ввести в России парламентскую систему правления, с передачей ключевых полномочий действующего президента парламенту. И тогда, по мнению сторонников глубокой конституционной реформы, демократически избранный парламент назначит правительство народного доверия, станет местом для дискуссий с участием различных точек зрения, проведет правильные реформы, и наступит всеобщее счастье.

При всех проблемах института суперпрезидентства, романтизация идеи парламентской республики представляется довольно наивной по двум основным причинам. Причина первая – опыт других постсоветских государств, которые шли по этому пути. Именно постсоветских : вряд ли имеет смысл апеллировать к опыту стран Восточной Европы и Балтии – у политиков этих государств был мощнейший стимул для проведения институциональных реформ в виде перспективы вступления в ЕС. Некоторые российские аналитики всерьез говорят о том, что в этих странах сформировались устойчивые демократии лишь потому, что там была введена парламентская система правления. Но это уход от реальности: в действительности демократические институты в Восточной Европе и Балтии сложились преимущественно под давлением Евросоюза, предъявлявшего жесткие требования к новым странам-членам. А вступление в ЕС и НАТО настолько широко поддерживалось населением этих стран, что даже пришедшие к власти в 1990-е политические наследники бывших коммунистических партий, этакий восточноевропейский Зюганов-лайт, не стали пересматривать этот вектор и даже решили оседлать его.

При этом мы знаем и случаи сопротивления восточноевропейских правительств требованиям ЕС по укреплению демократических институтов на пути в ЕС, и даже попытки ввести полуавторитарные порядки уже после вступления в ЕС (самым ярким примером в этом плане является Венгрия).

Но у других постсоветских государств, за исключением трех прибалтийских республик, такого стимула, как вступление в ЕС, не было – применительно к ним эксперимент с парламентской формой правления можно считать более чистым от такого искажающего фактора. И что мы видим? Единственная республика, наиболее приближенная к «идеальной парламентской модели» – Молдова, где даже президента избирает парламент – не избежала скатывания к полуавторитарной политической системе во времена правления президента Воронина, а после его ухода от власти скатилась в управленческий хаос и паралич и «зависла» в состоянии глубокой периферии, раздираемой конфликтами политических элит и особо не сдвинувшейся на пути институциональных реформ и евроинтеграции.

Ну ладно, допустим, опыт Молдовы можно считать периферийным. Однако мы имеем более важный пример конституционной реформы – Украина, где в декабре 2004 г., в обмен на согласие провести третий тур президентских выборов с запрограммированной победой Ющенко, тогдашний президент Леонид Кучма добился принятия поправок к Конституции, превращавших Украину в парламентско-президентскую республику, с передачей широких полномочий парламенту. Так он надеялся снизить политические возможности приходящего к власти оппонента.

Опыт конституционной реформы Украины 2004-2010 гг. необходимо крайне внимательно изучать всем тем, кто утверждает, что основные проблемы России сегодня связаны с избыточными полномочиями президента и необходимостью передачи их парламенту. В Украине были предприняты серьезные шаги именно в эту сторону – и результат, мягко говоря, не впечатляет. Во-первых, период расширения полномочий парламента не привел ни к каким успехам в деле институциональных реформ – из этого периода Украина вышла с такими же разбитыми институтами, как и была. Значительную долю вины за это можно возложить на президента Ющенко и его кабинет министров, однако Верховная Рада, давайте будем честными, никакой позитивной альтернативы из себя не представляла, и превратилась в банальную арену для борьбы политических кланов.

Во-вторых, украинский парламент не только молча взирал за тем, как пришедший к власти в 2010 г. президенту Янукович свернул конституционную реформу 2004 г. через Конституционный суд, но и всячески помогал отобрать у самого себя полномочия: обращение в суд, требовавшее отменить передачу дополнительных полномочий парламенту, было подписано 252 депутатами Верховной Рады.

Все эти истории не слишком добавляют аргументов сторонникам романтической идеи о том, что если отобрать все полномочия у президента и передать их парламенту, то немедленно наступит демократический рай. И здесь очень важно подумать о второй причине сомневаться в идеях парламентской республики – нашем собственном историческом опыте. Давайте для чистоты эксперимента вспомним период новорожденного российского парламентаризма 1990-1993 гг. – противники ельцинских реформ и Конституции 1993 г. часто именно его приводят в пример того, на какой платформе могла бы развиваться российская демократия, если бы Белый дом не был расстрелян из танков 4 октября 1993 г.

Здесь, однако, стоит обратить внимание на ряд неприятных для апологетов российского парламентаризма фактов, о которых они предпочитают не вспоминать. Первый факт – поведение Съезда народных депутатов и Верховного совета во второй половине 1991 г., после победы Ельцина над ГКЧП. В тот момент, когда основным был вопрос стратегии экономических реформ, парламент полностью лег под Ельцина и не смог родить никакой альтернативы политике Гайдара. Не то что там шли какие-то дискуссии, предлагались альтернативы, а вероломный Ельцин продавил ситуацию какими-то нечестными методами. Нет. Ничего подобного не было. В конце октября 1991 г., на V Съезде народных депутатов РСФСР, парламентарии, как послушное стадо, 878 голосами «за» (при всего 16 против) проголосовали за ельцинские краткие тезисы об экономической реформе, включавшие первым пунктом форсированную либерализацию цен с 15 декабря 1991 г. (а даже не со 2 января). Никакого Гайдара тогда не было и в помине – его правительство было назначено дней десять спустя, сама фамилия Гайдара даже не фигурировала в СМИ. А на трибуну Съезда не вышел никакой Явлинский, никакой Лужков, никакой Сабуров, никакой Святослав Федоров, и не сказал: нет, надо делать не так, нужно, допустим, сначала провести приватизацию розничной сферы, нужно обеспечить возможность конвертации сбережений населения в права собственности, и так далее. Ничего, молчок.

Парламент повел себя как послушное стадо не только в этом вопросе, но и в вопросе предоставления Ельцину дополнительных полномочий сроком на год – а ведь, если рассуждать чисто юридически, именно из этих дополнительных ельцинских полномочий 1991-1992 гг. потом вырос институт суперпрезидентства, закрепленный позже в Конституции 1993 г. В принципе, Конституция просто закрепила те дополнительные полномочия, которые парламент и так добровольно отдал Ельцину осенью 1991 г. и которые Ельцин уже успел посчитать «своими».

Второй неприятный факт – нежелание пойти на перевыборы. Вопрос о том, уместно ли было в голодной России конца 1991 г. с рухнувшей советской экономикой проводить перевыборы, будет дебатироваться вечно. Но можно было, скажем, договориться с Ельциным о проведении совместных перевыборов президента и парламента в какую-то заранее оговоренную дату – например, немедленно по истечении тех самых пресловутых дополнительных ельцинских полномочий.

Но этого не было сделано. Российский парламент образца 1990-1993 гг. не только не задал тон в насаждении институтов демократии в стране, понуждая Ельцина провести всеобщие досрочные перевыборы, но напротив, категорически сопротивлялся перевыборам, прославившись, например, включением в перечень вопросов апрельского референдума 1993 г. вопроса о перевыборах народных депутатов РСФСР с порогом принятия решения не менее чем в 50% от списочного (!) состава избирателей. И хотя на апрельском референдуме именно за перевыборы депутатов высказалось наибольшее число проголосовавших избирателей (67%), даже это не заставило депутатов внять голосу разума.

Третий неприятный факт – в том, что российский парламентаризм образца 1990-1993 гг., вместо ожидаемого романтиками торжества конкурентной представительной демократии, породил худшие формы авторитарного поведения и борьбы за власть. Через регулярные «ротации» состава Верховного совета из него постепенно выдавливались те, кто не был согласен с позицией руководства парламента – становилось все меньше «места для дискуссий». Вместо умеренного и здорового антиельцинского большинства, которое предлагало бы обществу сбалансированную альтернативу развития и уравновешивало бы чересчур радикальные шаги президента, парламент выдвинул наверх какие-то мутные личности радикального свойства, жаждущих власти авантюристов. Один Хасбулатов чего стоит: автор этих строк убежден, что если бы не трагический факт нахождения во главе российского парламента чеченца Хасбулатова, провоцировавшего конфликты и насилие, можно было бы избежать и кровавого конституционного кризиса 1993 г., и даже, возможно, войны в Чечне.

После принятия Конституции 1993 г. российский парламентаризм, хоть и загнанный в определенные рамки, тоже не всегда помогал стране выйти на правильную траекторию развития: например, принимавшиеся в середине 1990-х оппозиционной Ельцину Госдумой популистские законы раздували дефициты бюджета, способствуя росту пирамиды ГКО. В конечном счете, именно это и замедлило переход экономики к восстановлению от постсоветского коллапса, и привело к разрушительному дефолту 1998 г.

Российский парламентаризм переживал и более конструктивные и плодотворные времена: например, период 1999-2003 гг., когда его структура была наиболее диверсифицированной, а качество принятых законов (он налоговой реформы до исторического Земельного кодекса) было несравненно выше всех других созывов парламента. Однако кончилось дело плохо: крупнейшие парламентские фракции слились в партию в «Единая Россия», соблазн сформировать на политической сцене супермонополию оказался сильнее интересов избирателей. По итогам выборов Госдумы 2003 г. «Единой России» не удалось сформировать конституционное большинство, однако в этом помогли сами парламентарии: часть из них перебежала под крыло новой суперпартии, хотя избиратели их на это не уполномочивали.

Последний пример вызывает четкие аналогии с Украиной, где парламентарии в 2010 г. добровольно отказались от недавно предоставленных им дополнительных конституционных полномочий: никогда нельзя забывать об угрозе появления «кэптивных» депутатов и фракций, за деньги или иные коврижки согласных играть на стороне исполнительной власти. Так, кстати, поступали и российские парламентарии осенью 1991 г., безоговорочно приняв ельцинский вариант радикальных реформ – пока Ельцин был политически силен. Высовываться они начали только тогда, когда он ослаб.

В целом история российского парламентаризма не дает основания надеяться на парламентскую форму правления как на волшебную палочку. Слишком часто российская представительная власть в решающие моменты истории либо выдвигала наверх радикалов вместо формирования здорового умеренного большинства, либо при первой же возможности прятала голову в песок и полностью ложилась под сильную исполнительную власть – так и шарахалась туда-сюда. Риск управленческого паралича при передаче чрезмерных полномочий парламенту также велик: стоит вспомнить недавнюю историю с попыткой формирования т.н. «координационного совета оппозиции» (КСО), включившего в себя широкий спектр антипутинских сил, от либералов до левых до националистов, и подаваемого сторонниками КСО как некий образец будущего «протопарламента». Такой «протопарламент», безусловно, стал интересным местом для дискуссий, однако оказался категорически неспособным принимать решения – он испытывал огромные трудности с принятием собственного регламента, не смог выдвинуть кандидата на выборах мэра Москвы, а под конец и вовсе перестал работать ввиду отсутствия кворума.

В чем здесь мораль? Она проста: парламентская форма правления – не панацея для страны, она сама по себе не дает никаких гарантий, не нужно переоценивать ее возможности. Необходима не передача всех ключевых полномочий от одного института власти (президента) другому (парламенту), как предлагают сторонники парламентской демократии – российская политика не волейбол, подобное перебрасывание мяча неуместно.

Что действительно необходимо России – так это неукоснительная реализация того самого важнейшего принципа разделения властей, который и так заложен в статье 10 действующей Конституции.

Как добиться баланса между различными ветвями власти? Не мешает ли этому действующая Конституция?

В принципе, конечно, мешает. Скажем, глава 7 «Судебная власть» перегружена полномочиями, несправедливо переданными Президенту – по вопросам формирования составов судов, контролю над прокуратурой. Во многом поэтому в России и нет независимых судов. Очень слаба глава 8 «Местное самоуправление», которая, прежде всего, должна включать гарантии формирования независимой финансовой базы местных органов, зависимость которых от исполнительной власти сегодня диктуется прежде всего отсутствием самостоятельных бюджетов. Российскому парламенту, действительно, необходимо передать часть действующих президентских полномочий по формированию Правительства и Центробанка.

Необходимо, наконец, расставить точки над “i” в вопросе о том, избираются или назначаются в России губернаторы, члены Совета Федерации, мэры городов. Избираются – точка. Никаких двойных толкований в таких вопросах быть не должно. Что еще крайне необходимо – предусмотреть в Конституции гарантии для политической оппозиции (тех сил, которые открыто выступают против президента, правительства, региональной и местной власти). У них должен быть обязательный доступ к СМИ, возможностям работы с населением и агитации, уголовные и административные дела против оппозиционеров должны проходить обязательную проверку на политическую ангажированность и т.п. Ключевой вопрос – введение в конституционное поле независимых общественных структур, которые должны получить вполне конституционные полномочия по контролю над расходованием бюджетных средств, использованием государственного имущества, работой силовых структур, по участию в формировании судейского корпуса.

Действующая Конституция позволяет внести эти изменения силами Федерального Собрания – для этого не надо писать новый текст. Вряд ли имеет большой смысл переписывание общих положений Конституции, честно говоря, с практической точки зрения в этом мало смысла. Проблема не в формулировках, а в том, что они не исполняются – пока различные ветви власти не в состоянии добиться в стране исполнения законов, не будет никакой разницы, если написать вместо «Цензура запрещается», скажем, «Цензура запрещается совсем». Ну или свобода собраний – куда уж дальше оттачивать однозначную, не допускающую двойных трактовок формулировку статьи 31 Конституции?

Но есть один вопрос, о котором, безусловно, стоит сказать. Это пресловутый «русский вопрос». Если Конституции, скажем, Германии и Франции, не стесняясь, говорят о немецком и французском народах как основных правообладателях, то наша Конституция о русских почему-то стыдливо умалчивает. Вместо этого в тексте по сути воспроизведена советская мантра о «многонациональном народе», «единой семье наций».

Единая семья наций была бы прекрасна, если бы существовала в реальности. Однако на практике мы видим, что в целом ряде национальных автономий, действие российской Конституции на территории которых никто не отменял, создаются небывалые привилегии титульным нациям, которые часто составляют менее трети в численности населения (как в Башкирии) – и по части использования национального языка, и по части доступа к госслужбе, и по части интеграции местных этнических и религиозных обычаев с государственной системой. Этнических русских, например, откровенно выдавили из мусульманских республик Северного Кавказа, где теперь все поголовно обязаны соблюдать в быту местные исламские обычаи, никакой Конституцией светского государства Российская Федерация, разумеется, не установленные. Все это ненормально, все это порождает ситуацию, в которой русское национальное самосознание неизбежно будет приобретать оттенки несправедливо обиженного, дискриминируемого, лишенного собственного дома, в котором хозяйничают чужие – особенно на фоне свободного наплыва мигрантов чуждых культур из южных стран. Такое положение вещей – прямой путь к конфликту между русским национальным самосознанием и основами действующего государственного устройства. Русские должны увидеть в Конституции достойные гарантии своего положения как государствообразующей нации.

Как бы то ни было, убежден, что попытки написать новый текст Конституции «в подполье», в условиях, когда широкая дискуссия по этому поводу в рамках открытой политики и массовых СМИ невозможна, будет непродуктивной. Нужно действовать поэтапно:

Во-первых, разработать набор консенсусных поправок в главы 3-8 Конституции (о полномочиях президента, парламента, судах, местном самоуправлении и т.п.), которые могут быть приняты Федеральным Собранием на основе широкого согласия различных политических сил;

Во-вторых, провести широкое общественное обсуждение возможных новых вариантов Конституции как таковых – но это будет возможным уже только в условиях полной демократизации страны, и на это потребуется несколько лет.

Судя по итогам моих дискуссий с представителями самого широкого спектра различных ответственных политических сил, такой двухступенчатый подход мог бы быть вполне возможным, и позволил бы как избежать излишних шараханий и фатальных системных ошибок на начальном этапе демократизации страны, так и вовлечь уже по-настоящему широкие слои населения в долгую и непростую дискуссию о том, а каким вообще мог бы быть наш «идеальный» Основной закон.

Первая публикация – журнал «Вопросы национализма», № 15

Вопросы и задания.

1. Что такое политические режимы? Чем он отличается от формы правления.

Политический режим – система методов осуществления государственной власти, степень реализации демократических прав и свобод личности, отношение власти к правовым основам собственной деятельности, соотношение официальных конституционных и правовых форм с реальной политической жизнью.

Формы правления – организация власти, характеризуемая ее формальным (основанном на писаных правилах и законе) источником.

Т. е. политический режим – это система методов осуществления власти, а форма правления – это организация власти, которая используется в политических режимах.

2. Как классифицируются политические режимы?

Политические режимы

1. Демократический 2. Недемократический

Либерально-демократический - деспотический

Парламентский - тиранический

Тоталитарный

3. Какие условия необходимы для возникновения авторитарных режимов? Приведите примеры авторитарных режимов.

1. Социальный и политический кризис общества. Как правило наступает он в периоды смены общественного строя. Происходит резкая модернизация всех сфер общественной жизни, происходит изменение устоявшихся традиций, исторического уклада жизни.

2. Изменение исторического уклада жизни связано с размыванием социально-классовой структуры общества. Человек не имеет определенного социального положения. Он не принадлежит уже к своем классу, но и не относится к новому, и видит в государстве и его правителе единственный шанс на выживание.

3. В обществе нарастают настроения отчаяния и заброшенности, стремление к восстановлению социальной справедливости путем восстановления равенства. Рождается образ врага.

4. Возрастает роль исполнительной власти и армии.

К историческим формам авторитаризма относятся азиатские деспотии, тиранические и абсолютистские формы правления древности, средневековья и Нового времени, военно-полицейские и фашистские режимы, различные варианты тоталитаризма.

4. Приведите примеры диктатуры и дайте ее характеристику.

Диктатура (от лат. dictatura) – неограниченная власть. Она – крайняя форма авторитарного политического режима. Конституция, парламент и правительство подчинены первому лицу в государстве и выражают его волю. Профессионально развитие человека при диктатуре зависит от того состоит он в правящей партии, разделяет ее взгляды или нет. Присутствует цензура, т. е. все, что не соответствует идеологии правящей партии, не пропускается в СМИ. СМИ превращаются в канал пропаганды идей этой партии. Религия оказывается под диктатом правящей партии, полностью контролирующей также и экономику.

Примеры диктатуры: правление Бенито Муссолини в Италии, Юзеф Пилсудский в Польше, фашисты в Германии.

5. * В истории античного мира прочтите о ранней греческой тирании. В чем ее особенности?

Тирания - неограниченная единоличная власть одного властителя, который правит, не считаясь с законом и традиционными учреждениями. Тираны приходили к власти чаще всего в результате государственного переворота, отстранив от власти правившую до этого аристократию. Они лишали свободных граждан политических прав, чтобы бесконтрольно и самовольно вершить дела в государстве.

Период между 660 и 510 г. до н.э. в Греции - эпоха так называемой ранней, или старшей, тирании, когда полисы один за другим переходили под контроль единоличных правителей. Удачный переворот был возможен только при опоре тирана на сильного союзника: широкие слои демоса (народа), недовольного притеснением аристократии.

Тираны проводили важные преобразования по улучшению положения ремесленников, крестьян, беднейших городских и сельских слоев, способствовали развитию ремесла, торговли и процесса колонизации (например, Писистрат в Афинах; Гелон в Сиракузах). Обычно реформы были направлены против родовой аристократии и способствовали закреплению элементов классового общества и государства.

6. Что такое парламентский режим? Когда он зародился и как эволюционировал?

Парламентский режим – режим, основанный на одном из древнейших политических институтов – парламенте. Вся политическая, социальная и экономическая жизнь в обществе при таком режиме исходит от парламента, получает законную силу через парламент и контролируется парламентом.. Как правило парламент избирается населением по установленной конституцией системе и выполняет законодательные функции.

Парламентский режим появился в Англии, когда там в XIII веке появился парламент как орган сословного представительства. История парламентской власти уходит своими корнями в народные ассамблеи, существовавшие в эпоху племенного строя. Позже ассамблеи превратились в консультативные советы при вождях. В средние века парламент представлял собой встречу короля со своими советниками, на которые приглашали также судей, рассматривавших жалобы и петиции от населения.

Поначалу термин «парламент» применялся только по отношению к собранию лордов (дворянство и священники) и представителям третьего сословия (рыцари и главы городов), которые созывалось королем для коллоквиума (беседы, разговора).

Именно такой регулярный парламент появился в XIII веке в период правления английского короля Эдуарда I. Постоянный статус и состав парламент приобрел в 1278 году. В начале XIV века происходит разделение функций: законодательная отходит к парламенту, а исполнительная – к советникам короля, выполнявшим роль правительства.

Парламент может быть однопалатным и двухпалатным. Однопалатный парламент не выражал волю народа, та как он состоял из знатных дворян, выполнявших волю короля. Появление второй палаты всегда происходило под давлением снизу. Нижняя палата парламента во всех странах – это всегда вынужденная уступка верхов низам. Данную уступку низы могут получить двумя способами – революционным и конституционным. Дабы избежать первого варианта событий, монарху и его окружению выгоднее допустить социальные низы до голосования, представления их интересов в парламенте, выражения воли законным путем.

7. * Знаете ли вы примеры парламентского режима в современной России? Опишите их.

Например, Временное правительство – высший орган государственной власти 2 марта – 24 октября 1917г. Возникло в дни Февральской революции в ходе переговоров членов Временного комитета Государственной думы и Исполнительного комитета Петроградского совета. Являясь высшим исполнительно-распорядительным органом, Временное правительство выполняло и законодательные функции. Местными органами власти Временного правительства были губернские и уездные комиссары.

Идея создания правительства «общественного доверия» или «национальной обороны» появилась в середине 1915 года, когда под впечатлением от поражений русской армии на фронте в Государственной думе и Государственном совете оформился оппозиционный царскому режиму Прогрессивный блок. Только в августе 1915 года было составлено шесть списков кандидатов в это правительство, в четырех из которых его главой значился князь Г.Е. Львов, председатель Всероссийского земского союза. Предполагалось, что правительство, составленное из представителей парламентских партий, будет более дееспособным, чем министры, назначаемые императором Николаем II Александровичем по собственному выбору.

Авторитарный – основанный на личной власти, диктатуре. Следовательно, принять важное политическое, экономическое решения для страны можно быстрее и ни с кем не советуясь. Иногда в демократических режимах это сделать сложнее, как например в США 2013 году временно прекратилось финансирование федеральных госучреждений, поскольку конгрессмены так и не смогли найти общий язык в ходе обсуждения бюджетного закона. В связи с этим правительство было вынуждено приостановить нормальную работу, а почти половина госслужащих были отправлены в неоплачиваемые отпуска.

Авторитарные режимы играли положительную политическую роль в кризисные периоды для государства, когда необходимо было быстро принимать решения и реагировать на новые условия. Это способствовало развитию экономики сплочению народа. Однако положение в государстве напрямую зависело от личности его лидера. И если правитель преследовал только свои личные цели, не думая о благе государства, то в стране начинался хаос.

Практикум. С каким из этих двух определений вы согласны?

1. Политический режим – это прежде всего политическая практика, осуществляемая в рамках разных государственных и правовых форм.

2. Политический режим – это система методов осуществления государственной власти, отражающая состояние демократических прав и свобод, отношение государственной власти к правовым основам их деятельности.

Обоснуйте свой выбор.

Второе определение более полное, так как оно отражает основные моменты взаимодействия государства и общества

Политический режим определяет уровень политической свободы в обществе, правовое положение личности, дает ответы на вопросы о том, каким образом осуществляется государственная власть, в какой мере население допускается к управлению делами общества, и в том числе к правотворчеству.

Еще более дискуссионный характер имеет представительство верхней палаты – Совета Федерации РФ. Ведь население страны вообще не участвует в выборе представителей субъектов Федерации.

Такой вариант формирования парламента, по сути, усиливает угрозу потери социального и политического назначения народного представительства. Ведь признание депутата народным представителем только тогда наполнится реальным содержанием, когда он сможет реально выявлять, аккумулировать волю своих избирателей и на этой основе участвовать в принятии законов, других государственных решений. Когда же избиратели знают только того, кто победил на выборах по мажоритарной системе, а о депутатах, прошедших на основании партийных списков, даже не слышали, то вопроса о депутатской ответственности для последних фактически не существует. При этих обстоятельствах проявляет себя еще одна проблема парламентаризма – недоверие населения к представительной власти.

И последнее. Идея совмещения парламентаризма и представительной демократии оказалась внутренне противоречивой и спровоцировала постоянное обсуждение проблемы профессионализма парламентариев. Некоторые исследователи называют ее ключевой проблемой парламентаризма.

Проблема компетентности
парламентариев

С одной стороны, парламент избирается народом и постоянно должен поддерживать с ним связь, и периодичность выборов это обеспечивает. А с другой стороны, на него возлагаются важные профессиональные обязанности: законодательство и парламентский контроль. От их компетентного исполнения в буквальном смысле слова зависит судьба миллионов людей. Но российская система профессионального образования депутатов не готовит. На собственном опыте парламентарии приобретают теоретическую и практическую готовность к законотворчеству и постоянной работе с избирателями.

Законодательная работа – это процесс сложный и длительный. Он включает в себя совокупность следующих последовательных процедур:

  1. внесение законопроекта на рассмотрение парламента на основе права законодательной инициативы;
  2. рассмотрение и принятие закона депутатами;
  3. подписание и обнародование документа.

От депутата требуются знания в нескольких предметных областях, в числе которых и юриспруденция, и экономика. Особенно их необходимость актуализируется в процессе принятия бюджета.

Для решения этой проблемы предлагаются различные варианты. Так, В.Б. Исаков, начальник Правового управления Аппарата Государственной Думы ФС РФ, выступил с поддержкой идеи вертикально интегрированного парламента. Это объединение парламента не только, скажем, депутатов, как сейчас это происходит, когда их избирают и они в течение какого-то времени коллективно обсуждают весь список вопросов, а объединение депутатов разных уровней и по профессиональному принципу в парламент. Это может быть социальный парламент, парламент по социальным вопросам, парламент по экономическим вопросам, который объединяет депутатов разных уровней. Фактически это реализуется сейчас, но в очень слабой форме, в форме региональных совещаний (по экономическим, по социальным вопросам), когда раз в полгода собираются депутаты, председатели комитетов и обсуждают эти вопросы.