Административная ответственность органов местного самоуправления.

15.06.2020 Зарплатная карта

ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ОРГАНОВ ВЛАСТИ, МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Принципы и задачи административного производства существуют с момента принятия Государственной Думой кодифицированного акта, призванного обеспечивать, в том числе защиту законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений .

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации претерпел немало изменений (далее - административный кодекс, КоАП РФ), начиная с 2002 года, он насчитывает более пятидесяти редакций.

Одной из новелл административного права является институт привлечения к административной ответственности должностных лиц. Административный кодекс содержит отдельную норму, устанавливающую административную ответственность таких лиц, в случае совершения ими административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. Примечанием к статье 2.4 КоАП РФ определено понятие должностного лица.

Однако положения особенной части административного кодекса, устанавливающие административную ответственность за ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления , были введены сравнительно недавно Федеральным законом от 01.01.2001 . Ранее существовали нормы, отчасти регулирующие отношения, связанные с ответственностью должностных лиц соответствующих органов. Однако они были направлены только на пресечение незаконного ограничения свободы торговли, то есть недопущение на местные рынки товаров из других регионов Российской Федерации либо запрещение вывоза местных товаров в другие регионы Российской Федерации. Санкция статьи административного кодекса предусматривала наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей.


Конечно, это не позволяло в достаточной степени воздействовать на факты совершения отдельными должностными лицами действий, способных негативно повлиять на хозяйственную деятельность того или иного предприятия, организации, предпринимателя, и соответственно привести к ограничению конкуренции. Ведь любое антиконкурентное вмешательство в функционирование товарного рынка способно создать необоснованные административные барьеры, ограничить доступ на рынок хозяйствующего субъекта, либо вообще устранить его с рынка.

Надо отметить, что данная норма нашла свое применение не сразу, фактически она стала «работать» только с момента выявления действий, ограничивающих конкуренцию, совершенных после вступления в силу статьи 14.9 кодекса об административных правонарушениях . То есть на практике она стала применяться с 2010 года, в связи с чем при применении мер административной ответственности по этой достаточно молодой норме возникло много вопросов не только у антимонопольного органа, но и у судов общей юрисдикции, рассматривающих впоследствии жалобы на постановления о наложении штрафов, вынесенные антимонопольным органом в отношении должностных лиц органов власти, ввиду соответствующей подведомственности.

Если в целом проанализировать практику вынесенных решений районных судов и областного суда по обжалованию постановлений о наложении штрафа Челябинским УФАС России, рассматривающего жалобы на решения судов первой инстанции, то условно можно выделить два фактора, которые легли в основу отмены постановлений антимонопольной службы о применении административной ответственности в виде штрафа: это недоказанность административным органом вины конкретного должностного лица в совершении административного правонарушения, и исчисление сроков давности привлечения к административной ответственности за совершение ограничивающих конкуренцию действий.

В этих вопросах нет единой позиции судов общей юрисдикции, более того, кассационная и надзорная инстанции областного суда также зачастую различны в толкованиях отдельных норм административного кодекса.

Итак, первое, с чем столкнулось Челябинское УФАС России при рассмотрении дел судами общей юрисдикции, это с вопросом возможности привлечения к административной ответственности по статье 14.9 административного кодекса должностных лиц органов местного самоуправления, замещающих должности глав муниципальных образований , либо первых должностных лиц органов исполнительной власти Челябинской области .

При рассмотрении дел о нарушении органами власти и местного самоуправления антимонопольного законодательства складывалась такая ситуация, когда значительное количество различных распоряжений, постановлений, приказов, регулирующих отношения в той или иной сфере деятельности и признанные впоследствии противоречащими закону о защите конкуренции были изданы, подписаны именно главами муниципальных образований, либо руководителями отдельных министерств области.

Позиция антимонопольной службы была такова, что глава или руководитель всегда несет ответственность за действия администрации или иного возглавляемого им органа и соответственно за подписанные им акты. А в случае применения к нему мер административного наказания, он вправе применять меры дисциплинарного взыскания к конкретным работникам в случае ненадлежащего исполнения им своих обязанностей.

Тем более, что проанализировав достаточно большое количество уставов муниципальных образований, антимонопольной службой был сделан вывод, что главы зачастую управляют муниципальным образованием на принципах единоначалия .


Однако такая позиция не во всех случаях нашла свое подтверждение в судах и на сегодняшний день существует, в том числе отрицательная практика отмены постановлений о наложении штрафа по статье 14.9 КоАП РФ ввиду отсутствия вины должностного лица за издание распорядительных документов, влекущих определенные правовые последствия, в том числе в сфере экономики и предпринимательской деятельности .

Так, например, рассматривая жалобу на постановление о наложении штрафа в отношении главы одного из городских округов Челябинской области, которое было вынесено за издание постановления о предоставлении земельного участка одной организации при наличии двух заявок на данный участок, которое фактически привело к тому, что торги на земельный участок не были проведены, суд высказал такую позицию, что перед подписанием главой муниципального правового акта его проект проходит стадии согласования с различными структурными подразделениями, которые проверяют его на соответствие действующему законодательству, в систему которого входит законодательство о защите конкуренции.

Поскольку в данном случае на проекте постановлений имелись визы руководителей соответствующих структурных подразделений, соответственно вина должностного лица, подписавшего муниципальный акт, прошедший стадии согласования, не нашла подтверждения. Такое постановление было отменено за отсутствием состава административного правонарушения.

Примечательно, что антимонопольным органом также выносилось постановление о наложении штрафа в отношении должностного лица, согласовавшего проект данного постановления, и судом данный штраф также был отменен с формулировкой недоказанности вины, при этом суд в решении указывает, что сам акт подписан главой города.

При этом практика привлечения к административной ответственности «первых» должностных лиц, утвердивших муниципальный правовой акт, рассчитанный на долгосрочное применение в той или иной сфере, складывается положительно.

Так, Челябинским УФАС России было вынесено постановление о наложении штрафа в отношении главы муниципального образования, утвердившего положение об организации транспортного обслуживания на территории городского округа, нормы которого не соответствовали Закону о защите конкуренции. Постановление обжаловано в районном суде, судом оставлено без изменения.

В своем решении суд сделал вывод, что должностное лицо антимонопольного органа, принимая решение о виновности главы муниципального образования в совершении указанного административного правонарушения, верно исходило из того, что указанное положение утверждено должностным лицом - Главой города. Организация транспортного обслуживания населения в границах городского округа отнесена к вопросам местного значения. Должностное лицо органа местного самоуправления при решении данного вопроса, в том числе при утверждении муниципального правового акта, регулирующего порядок осуществления пассажирских перевозок, должно принять все зависящие от него меры по проверке соответствия конкретного акта требованиям действующего законодательства. Указанное полностью согласуется с Уставом города, в соответствии с которым глава города в пределах своих полномочий издает правовые акты администрации города; организует и обеспечивает исполнение полномочий администрации города по решению вопросов местного значения; осуществляет свои полномочия на принципах единоначалия.

Также в процессе реализации полномочий антимонопольного органа по привлечению к административной ответственности должностных лиц возникали сложности с применением административного наказания за действия коллегиального органа местного самоуправления.

Существовала практика, что должностное лицо, подписавшее, например, решение собрания депутатов, признанное противоречащим антимонопольному законодательству, не может нести ответственность за действия собрания.

Отчасти эту практику удалось изменить, некоторые решения кассационной инстанции областного суда содержат вывод о необоснованности решения районного суда, отменяющего постановление о наложении штрафа, в котором указано на то, что глава муниципального образования не несет ответственности за действие коллегиального органа, принявшего неправомерный акт, и не является субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.9 КоАП РФ.

По мнению кассационной инстанции, глава города должен обеспечивать исполнение федерального законодательства, в том числе при осуществлении правотворческой инициативы, а также вправе выразить свое несогласие с принятым собранием депутатов решением, направив разрешенный в нем вопрос на повторное рассмотрение с мотивированным обоснованием своей позиции.

В основном, даже при наличии выводов суда областной инстанции о наличии нарушения судом первой инстанции норм материального права при вынесении решения на постановление по делу об административном правонарушении, решения отмене не подлежат, поскольку это влечет ухудшение положения лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Челябинское УФАС России обладает практикой обжалования судебных решений в отношении должностных лиц органов местного самоуправления, привлеченных к административной ответственности по статье 14.9 КоАП РФ, когда не представляется возможным рассмотреть дело по существу в кассационной инстанции областного суда в случае, если при рассмотрении дела судьей районного суда не установлено процессуальных нарушений.

В качестве оснований областная инстанция ссылается на положения части 1 статьи 30.7 КоАП РФ о том, что основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении является существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных административным кодексом, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

При этом суд фактически указывает, что доводы жалобы административного органа, вынесшего постановление, направлены на переоценку обстоятельств дела и выводов судьи районного суда. Оснований для переоценки областная инстанция не усматривает, в связи с чем не представляется возможным оспорить выводы районного судьи об отсутствии вины должностного лица и, соответственно, состава административного правонарушения.

Как указывалось выше, при рассмотрении жалоб на постановление антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности поначалу существовали противоречивые подходы различных судов общей юрисдикции к исчислению сроков давности привлечения к административной ответственности.

Приводя примеры можно обобщить, что в одних случаях суды высказывают позицию, что срок давности привлечения к ответственности исчисляется с момента изготовления решения комиссии антимонопольного органа в полном объеме, то есть в течение 10 рабочих дней и факт подачи заявления в арбитражный суд об обжаловании решения, вынесенного антимонопольной службой, не откладывает его вступление в законную силу.

Имеются в практике подходы судов общей юрисдикции, считающих, что срок давности привлечения к ответственности необходимо исчислять с момента вступления в силу решения арбитражного суда (апелляционной инстанции), которое подтвердило законность принятого решения (предписания) комиссии антимонопольного органа.

Фактически в настоящее время точку в этом вопросе поставила надзорная инстанция областного суда, указавшая, что дата изготовления решения комиссии антимонопольного органа считается датой его принятия, что предусмотрено статьей 49 Закона о защите конкуренции.

Названный закон не устанавливает, что датой вступления в силу решения антимонопольного органа является иная дата, нежели дата принятия этого решения. Также закон не указывает, что обжалование решения откладывает его вступление в законную силу.

В связи с этим нашла свое подтверждение в практике позиция антимонопольной службы, что исчисление срока давности привлечение к административной ответственности по статье 14.9 КоАП РФ начинается с момента изготовления решения комиссии антимонопольного органа в полном объеме и составляет один год.

Подводя итог, можно отметить, что административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. С учетом продекларированных принципов административного права обширная правоприменительная практика позволит государственным органам сформировать правомерные и обоснованные подходы к вопросам применения мер административной ответственности за нарушение конкурентного законодательства.

* , начальник отдела контроля торгов и органов власти Челябинского УФАС России.

Лекция 8: «Ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления»

8.4. Административная ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления

Согласно п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находится административное законодательство. В состав административного законодательства входит и законодательство об административных правонарушениях.

Конституцией Российской Федерации (ч. 2 ст. 76) установлено, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации. Согласно ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить указанным федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Федеральным законом, определяющим основы (общие принципы) правового регулирования в области административных правонарушений, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. В части 1 ст. 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что законодательство об административных правонарушениях состоит из данного Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Таким образом, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в настоящее время является единственным законодательным актом федерального уровня, комплексно регулирующим основополагающие нормы, составляющие институт административной ответственности. Принятие иных федеральных законов в данной сфере не предусматривается. Следовательно, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях сосредоточены все виды правонарушений, влекущие за собой административную ответственность в соответствии с федеральными нормативными правовыми актами.

Согласно ст. 26 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» конституция (устав), законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах его полномочий, обязательны для исполнения всеми находящимися на территории субъекта Российской Федерации органами государственной власти, другими государственными органами и государственными учреждениями, органами местного самоуправления, организациями, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами. Невыполнение или нарушение указанных актов влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации. В случае если административная ответственность за указанные действия не установлена федеральным законом, она может быть установлена законом субъекта Российской Федерации.

В Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в ряде случаев прямо предусматривается установление административной ответственности законами субъектов Российской Федерации. Например, согласно ч. 6 ст. 84 данного Федерального закона непредставление органам местного самоуправления материалов и информации, необходимых им для формирования проекта соответствующего местного бюджета, является основанием для привлечения к административной ответственности в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

Согласно ч. 4 ст. 32 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» за нарушение должностным лицом местного самоуправления порядка и срока письменного ответа на обращения граждан в органы местного самоуправления законом субъекта Российской Федерации устанавливается административная ответственность. Однако здесь следует учитывать коллизию данной нормы и ст. 15 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», согласно которой лица, виновные в нарушении этого Федерального закона, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. Под должностным лицом в данном Кодексе понимается лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, т.е. наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях.

В отличие от ранее действовавшего законодательства об административных правонарушениях Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность юридических лиц. Это дает основание при соответствующих обстоятельствах говорить о возможности привлечения к административной ответственности органов местного самоуправления - юридических лиц.

Значительное число административных правонарушений, совершаемых органами и должностными лицами местного самоуправления, непосредственно посягает на права граждан.

Так, согласно ст. 5.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неисполнение решения избирательной комиссии, комиссии референдума, принятого в пределах ее компетенции, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей. Непредставление органами местного самоуправления, общественными объединениями, организациями независимо от формы собственности, в том числе организациями, осуществляющими теле- и (или) радиовещание, редакциями периодических печатных изданий, а также должностными лицами указанных органов и организаций, в избирательную комиссию, комиссию референдума сведений и материалов, запрашиваемых комиссией в соответствии с законом, либо представление таких сведений и материалов с нарушением установленного законом срока влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей.

В соответствии со ст. 5.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение установленного законом порядка представления сведений об избирателях, участниках референдума либо представление недостоверных сведений об избирателях, участниках референдума соответствующим избирательным комиссиям должностным лицом, на которое законом возложена эта обязанность, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей.

Статьей 5.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что неперечисление, а равно перечисление с нарушением установленных законом сроков органом местного самоуправления, наделенным соответствующими полномочиями по перечислению средств, кредитной организацией, отделением связи средств избирательным комиссиям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, избирательным блокам, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

Согласно ст. 5.36 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение должностным лицом органа местного самоуправления порядка или сроков предоставления сведений о несовершеннолетнем, нуждающемся в передаче на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью) либо в учреждение для детей-сирот или для детей, оставшихся без попечения родителей, а равно предоставление заведомо недостоверных сведений о таком несовершеннолетнем влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей. Совершение должностным лицом органа местного самоуправления действий, направленных на укрытие несовершеннолетнего от передачи на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью) либо в учреждение для детей-сирот или для детей, оставшихся без попечения родителей, влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей.

В соответствии со ст. 5.39 Кодекса неправомерный отказ в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов, материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо несвоевременное предоставление таких документов и материалов, непредоставление иной информации в случаях, предусмотренных законом, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей.

Использование лицом, замещающим муниципальную должность, преимуществ своего должностного или служебного положения в целях выдвижения и (или) избрания кандидата, списка кандидатов, выдвижения и (или) поддержки инициативы проведения референдума, получения того или иного ответа на вопрос (вопросы) референдума, согласно ст. 5.45 Кодекса, влечет наложение административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

Участие органов местного самоуправления в сборе подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата, списка кандидатов, в сборе подписей участников референдума в поддержку инициативы проведения референдума, а равно сбор подписей на рабочих местах, по месту учебы, в процессе и в местах выдачи заработной платы, пенсий, пособий, иных социальных выплат, а также при оказании благотворительной помощи влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц - от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей. (ст. 5.47).

В области охраны собственности также немало административных правонарушений, совершаемых органами и должностными лицами местного самоуправления. Это, в частности, несоблюдение ограничений при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд путем запроса котировок цен на одноименные товары, одноименные работы, одноименные услуги и при закупке одноименных товаров, одноименных работ, одноименных услуг, осуществляемой без заключения государственных или муниципальных контрактов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд (ст. 7.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях); предоставление, опубликование или размещение недостоверной информации о размещении заказа на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, а также направление недостоверных сведений или внесение их в реестр государственных или муниципальных контрактов, заключенных по итогам размещения заказов, реестр недобросовестных поставщиков (ст. 7.31 Кодекса); нарушение условий государственного или муниципального контракта на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд (ст. 7.32 Кодекса) и ряд других.

Предыдущая

М.М. КУРМАНОВ, кандидат юридических наук, министр юстиции Республики Татарстан, заведующий кафедрой конституционного права Института экономики, управления и права, г. Казань, И.Х. МИННЕГУЛОВ, соискатель Казанского университета Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Закон о местном самоуправлении) установлены общие правовые, территориальные, организационные и экономические принципы организации местного самоуправления, гарантии его осуществления и разграничены полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области местного самоуправления.

Данная статья была скопирована с сайта https://www.сайт


М.М. КУРМАНОВ,

кандидат юридических наук, министр юстиции Республики Татарстан, заведующий кафедрой конституционного права Института экономики, управления и права, г. Казань,

И.Х. МИННЕГУЛОВ,

соискатель Казанского университета

Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Закон о местном самоуправлении) установлены общие правовые, территориальные, организационные и экономические принципы организации местного самоуправления, гарантии его осуществления и разграничены полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области местного самоуправления. В целях обеспечения гарантий прав граждан и органов местного самоуправления на осуществление местного самоуправления в Законе о местном самоуправлении предусмотрены меры ответственности органов местного самоуправления, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, в том числе установлен ряд правонарушений, посягающих на институт муниципальной власти, которые влекут административную ответственность.

Статьей 72 Конституции РФ административное и административно-процессуальное законодательство отнесено к предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. КоАП РФ разграничены полномочия органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов в сфере административной ответственности.

К полномочиям органов государственной власти субъектов Федерации в области местного самоуправления в соответствии с Законом о местном самоуправлении относится правовое регулирование ответственности:

· органов государственной власти субъектов Федерации и их должностных лиц в области местного самоуправления в случаях и порядке, установленных федеральным законом;

· органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления по предметам ведения субъектов Федерации, а также в пределах полномочий органов государственной власти субъектов Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации;

· органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, которыми органы местного самоуправления наделены законами субъектов Федерации.

При установлении административной ответственности необходимо: во-первых, разграничение предметов ведения и полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации; во-вторых, разграничение полномочий между органами государственной власти субъекта Федерации и органами местного самоуправления; в-третьих, закрепление состава административных правонарушений; в-четвертых, наделение органа государственной власти субъекта Федерации, его должностного лица правом составления протокола за административное правонарушение; в-пятых, наделение должностного лица или мирового судьи правом рассмотрения материала об административном правонарушении.

На первый взгляд у органов государственной власти субъектов Федерации проблем с выполнением предписаний Закона о местном самоуправлении нет, однако не так все просто.

Какие же составы административных правонарушений закреплены в Законе о местном самоуправлении? Какие составы административных правонарушений, на наш взгляд, возможно и необходимо дополнительно установить? В соответствии с Законом о местном самоуправлении органы государственной власти субъектов Федерации обязаны установить административную ответственность граждан, руководителей организаций, должностных лиц органов государственной власти и должностных лиц органов местного самоуправления: за нарушение порядка и срока письменного ответа на обращения граждан в органы местного самоуправления (ст. 32); за непредоставление органам местного самоуправления материалов и информации, необходимых для формирования проекта соответствующего местного бюджета (ст. 84); за неисполнение или ненадлежащее исполнение муниципальных правовых актов органов местного самоуправления (ст. 7).

Вышеперечисленные составы административных правонарушений подлежат внесению в Кодекс Республики Татарстан об административных правонарушениях от 26.12.2002 № 36-ЗРТ (далее - Кодекс РТ), состоящий из трех разделов, 15 глав и 95 статей и являющийся единственным законом, регулирующим административные правонарушения в Республике Татарстан. Если возникает необходимость установления нового состава административного правонарушения при принятии какого-либо закона Республики Татарстан, то в нем делается ссылка, что административная ответственность устанавливается в соответствии с Кодексом РТ.

Возникает вопрос: а имеют ли право субъекты Федерации принимать кодексы? На наш взгляд, имеют, поскольку данное право вытекает из положения ст. 76 Конституции РФ. Но отношение к кодексу среди юристов неоднозначное. Например, С.Б. Сафина отмечает, что «кодекс как форма регионального правового регулирования применим», а М.С. Студеникина считает, что кодекс вряд ли можно рассматривать как самостоятельный вид правового акта: «По форме это (кодекс. - М.К.) тот же закон, но закон кодификационного типа, непосредственно и полно регулирующий определенную сферу общественных отношений. В этом проявляются его отличия от других законов. Поэтому вряд ли правильно по одной и той же проблематике принимать законодательный акт в форме кодекса и на уровне Федерации, и на уровне ее субъекта. В такой ситуации из-за неясностей в соотношении однотипных по тематике кодексов неизбежно могут возникнуть не только многочисленные повторения, но даже юридические коллизии».

С точки зрения Ю.А. Тихомирова, региональный кодекс ни по содержанию, ни по уровню законодательного обобщения не может претендовать на такую форму.

Анализ Закона о местном самоуправлении в части установления административной ответственности позволяет сделать вывод, что для укрепления гарантий осуществления местного самоуправления необходимо установить в Кодексе РТ административную ответственность (дополнительно к установленным Законом о местном самоуправлении и перечисленным выше) за следующие административные правонарушения: неисполнение или ненадлежащее исполнение решения местного референдума, схода граждан, собрания граждан; нарушение установленного порядка предоставления органам местного самоуправления сведений, необходимых для осуществления ими полномочий по решению вопросов местного значения; отказ в рассмотрении обращений органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления; незаконное использование символики муниципального образования; принятие решения без учета мнения населения муниципального образования; нарушение должностным лицом местного самоуправления порядка осуществления населением правотворческой инициативы; нарушение порядка осуществления отзыва, выражения недоверия или досрочного прекращения полномочий выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления, депутатов представительных органов местного самоуправления; необоснованный отказ в предоставлении гражданину информации о деятельности органов местного самоуправления; ограничение права равного доступа граждан к муниципальной службе; непредоставление органами местного самоуправления материалов и информации для формирования проекта местного бюджета; непредоставление органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления информации и документов по требованию контрольного органа муниципального образования.

Следует отметить, что такое право субъектам Федерации предоставлено в соответствии со статями 72, 76 Конституции РФ, ст. 3 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации в течение 3 месяцев подлежат приведению в соответствие с данным федеральным законом.

Какие же вопросы возникают у законодателей субъектов Федерации в связи с реализацией полномочий в данной сфере? Их довольно много. Например: кто из должностных лиц может составить протокол? можно ли законом субъекта Федерации возложить данную функцию на территориальные органы?

Анализ федерального законодательства, положений о федеральных исполнительных органах позволяет сделать неутешительный для органов власти субъектов Федерации вывод: законами субъектов Федерации возложить данные полномочия на федеральные органы не представляется возможным. Справедливо отмечает Н.Г. Салищев: «Парадоксально, что некоторые судьи толкуют ч. 1 ст. 28.3 (КоАП РФ. - Примеч. ред.) таким образом, что протоколы вправе составлять лишь те должностные лица, которые согласно главе 23 Кодекса правомочны рассматривать дела об административных правонарушениях, поэтому прекращают дела производством, ссылаясь на ненадлежащий порядок составления протоколов».

Государственная дума РФ сначала исключила из Федерального закона от 17.12.1998 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» право субъектов Российской Федерации возлагать полномочия по рассмотрению административных правонарушений на мировых судей, но в соответствии с последними изменениями в Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» субъектам Федерации вернули это право.

Полагаем, федеральный законодатель должен дополнить главу 17 «Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти» КоАП РФ статьями об административных правонарушениях, посягающих и на институты местного самоуправления, и соответственно дополнить название главы. Это позволило бы разрешить указанные проблемы единообразно для всей России, тем более что в данном случае субъекты Федерации устанавливают только санкцию статьи, которая выражается в размере штрафа.

Библиография

1 Сафина С.Б. Законодательство субъектов Российской Федерации. Вопросы теории и практики: Дис. ... канд. юрид. наук. 2000. С. 43.

2 Студеникина М.С. Некоторые проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации // Журнал российского права. 1997. № 1. С. 66.

3 См.: Тихомиров Ю.А., Юртаев Е.А. Кодекс в системе законодательных и иных правовых актов // Журнал российского права. 1997. № 4. С. 10.

4 Салищев Н.Г. Проблемные вопросы института административной ответственности в России // Государство и право. 2005. № 1. С. 7.

Поделитесь статьей с коллегами:

Впервые институт административной ответственности должностных лиц был введен Основами законодательства СССР и союзных республик об административных правонарушениях 1980 г. и кодексами союзных республик в 1984-1985 гг., определившими его содержание и границы. Данными актами было сформулировано, за какие правонарушения должностные лица будут привлекаться к административной ответственности. И несмотря на то, что понятия должностного лица не содержалось, были указаны полномочия, наличие которых позволяет признать обладающее ими лицо должностным. В частности, ст. 8 Основ законодательства СССР и союзных республик об административных правонарушениях устанавливала, что должностные лица подлежат административной ответственности за административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности.

Начиная с 90х гг. административисты, занимающиеся изучением института ответственности в управлении, стали склоняться к тому, что недостаточно рассматривать юридическую ответственность в традиционном понимании -- как систему ответственности за допущенные правонарушения. Все чаще звучали мысли о том, что концепция юридической ответственности должностных лиц должна формироваться исходя из социальной полезности управления, а подход к ее изучению должен заключаться в исследовании основных факторов, детерминирующих, с одной стороны, формирование ответственности, с другой -- реальное ответственное поведение должностных лиц в процессе их профессиональной деятельности с точки зрения обязанного поведения. При этом должностное лицо должно рассматриваться с учетом его личностных характеристик, ценностных ориентиров, потребностей, интересов, мотивов деятельности, т.е. необходимо учитывать и роль человеческого фактора в системе органов управления.

Например, А. И. Щербак четко указывал на те основные положения, которые нужно учитывать в процессе деятельности органов управления и их государственных служащих:

1) добросовестное выполнение служебных обязанностей;

2) использование в деятельности убеждения и принуждения при главенствующей роли первого;

3) рациональное сочетание единоначалия и коллегиальности в целях укрепления дисциплины и повышения чувства ответственности.

Соблюдение этих норм, по мнению А. И. Щербака, позволит избежать бюрократизма, превращающего должностных лиц «из слуг общества в его господ», причем главную роль в достижении этой цели должен сыграть институт административной ответственности. В Кодекс РФ об административных правонарушениях 2002 г. содержит прямое указание на привлечение к ответственности только должностного лица.

Стоит обратить внимание на то, что под должностным лицом в указанном нормативном правовом акте следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях России. Таким образом, под приведенную в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ дефиницию должностного лица подпадают также и государственные служащие. Обратившись к КоАП РСФСР, можно увидеть разницу с действующим законодательством. Так, ст. 15 КоАП РСФСР закрепляла, что должностные лица подлежат административной ответственности за административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности. При сравнении со ст. 2.4 КоАП РФ становится понятно, что она имеет более широкий смысл.

Основанием для привлечения к административной ответственности государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, если руководствоваться позицией отдельных авторов, можно назвать:

Нормативное основание -- систему норм права, регулирующих административную ответственность;

Фактическое основание -- деяние конкретного субъекта, нарушающее предписания, защищаемые административно-правовыми санкциями;

Процессуальное основание -- акт компетентного субъекта административной юрисдикции о наложении административного наказания за конкретное административное правонарушение.

В качестве главного основания административной ответственности признают совершение административного правонарушения, которое по смыслу ст. 2.1 КоАП РФ можно рассматривать как противоправное виновное действие или бездействие физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законодательством субъектов РФ предусмотрена административная ответственность.

По мнению Ю. Н. Старилова, можно выделить четыре важнейших условия, при которых для должностных лиц может наступать административная ответственность:

1) совершаются действия, содержащие прямое нарушение общеобязательных административных правил или правил поведения;

2) издаются приказы (распоряжения) и указания, которые нарушают положения установленных общеобязательных правил, т.е. не соответствуют им;

3) не выполняются обязанности по контролю за исполнением подчиненными лицами установленных в нормативных правовых актах общеобязательных правил поведения или административных процедур;

4) соблюдение установленных правил входит в круг должностных обязанностей и фиксируется в соответствующих должностных инструкциях.

При этом отмечается, что в конкретных случаях правонарушение содержит одновременно признаки как дисциплинарного, так и административного проступка и влечет соответственно два вида ответственности8.

Данные условия перекликаются и с признаками административного правонарушения, к которым относятся противоправность, общественная опасность, виновность, наказуемость, а также наличие деяния в форме действия или бездействия. Наличие этих признаков административного правонарушения, совершенного должностным лицом, подтверждает и ряд статей КоАП РФ.

Противоправность означает, что деяние нарушает правила в сфере общественных отношений, имеющие административно-правовую направленность, установленные компетентным органом законодательной и исполнительной власти и защищаемые мерами административной ответственности. Противоправность административного правонарушения предполагает нарушение норм права. Следовательно, к ним относятся не только те нормы, которые закреплены в КоАП РФ и законах субъектов РФ об административной ответственности, но и те, которые находятся вне Кодекса и указанных законов.

КоАП РФ закрепляет большое количество административных правонарушений, субъектами которых могут стать органы управления и их должностные лица. К ним, например, относятся правонарушения, предусмотренные гл. 5 «Административные правонарушения, посягающие на права граждан»; часть статьей, содержащихся в гл. 6 «Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность»10; административные правонарушения, установленные гл. 7 «Административные правонарушения в области охраны собственности», гл. 8 «Административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» и многие другие.

При этом следует отметить, что противоправность в действиях таких субъектов заключается не только в том, что они не выполняют установленных административно-правовыми нормами правил в сфере государственного управления, но и не исполняют конкретных обязанностей, предусмотренных должностными инструкциями.

Общественная опасность, как часто указывают ученые, служит критерием разграничения преступления и административного правонарушения. Задачи уголовного и административного законодательства состоят в том, чтобы охранять от посягательств одни и те же объекты. Видимо, принципиальное различие между преступлением и административным правонарушением заключается в различной степени их общественной опасности. Это единственный признак административного правонарушения, не нашедший своего отражения в законодательстве. Вероятно, причиной этому стали многочисленные споры ученых (не утихающие до сих пор) о том, является ли административное правонарушение общественно опасным или только наносит вред конкретным отношениям, не создавая при этом опасности обществу? Так, некоторые авторы настаивают на том, что проступки, совершенные должностными лицами, как правило, не обладают общественной опасностью. Это общественно вредные, антиобщественные деяния13. В качестве основного аргумента приводится сопоставление статей КоАП РФ и Уголовного кодекса РФ. С одной стороны, указывают на ст. 2.2 «Форма вины» КоАП РФ, определяющую понятие умысла и неосторожности, где говорится о предвидении виновным «вредных последствий», с другой -- на ст. 24 и 25 УК РФ, где речь идет об общественной опасности и общественно опасных последствиях.

Однако, на наш взгляд, этот аргумент является достаточно спорным. Но все же следует согласиться с теми учеными, которые признают административные правонарушения общественно опасными. Мы опираемся при этом на саму социальную природу правонарушения, посягающего на правопорядок, установленный порядок управления, права и интересы граждан и т.д. На наш взгляд, стоит обратить внимание и на такой признак административного правонарушения, как деяние, несмотря на то что многие ученые не выделяют его в качестве самостоятельного. Однако и в нем отражаются особенности административной ответственности рассматриваемой категории лиц.

КоАП РФ установил, что правонарушение, субъектом которого является должностное лицо, может выступать и как бездействие, и как конкретно определенное действие. В случае совершения противоправного действия субъект умышленно совершает правонарушение, хотя знает о его последствиях и даже желает их наступления. К самым частым видам действий, совершаемых должностными лицами противоправно, относятся превышение служебных полномочий, нарушение каких-либо правил, требований, установленного порядка. К примеру, ст. 13.14 КоАП РФ говорит об ответственности за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей.

Однако большинство ученых склоняется к тому, что основная часть правонарушений совершается данной категорией субъектов в форме бездействия, которое, как правило, заключается в небрежном либо безразличном отношения к своим должностным обязанностям. Такое отношение, согласно КоАП РФ, выражается в невыполнении должностных обязанностей, несоблюдении предписаний, непредставлении достоверных сведений, неисполнении решений вышестоящих органов. Например, ст. 15.22 «Нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг» КоАП РФ установила ответственность за незаконный отказ или уклонение от внесения записей в систему ведения реестра владельцев ценных бумаг, либо внесение таких записей без оснований, предусмотренных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, либо внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, а равно невыполнение или ненадлежащее выполнение лицом, осуществляющим ведение реестра владельцев ценных бумаг, требований владельца ценных бумаг или уполномоченного им лица.

Виновность как признак административного правонарушения заключается в том, что только виновное правонарушение в той или иной сфере влечет за собой административную ответственность. Вину рассматривают как субъективное отношение лица, совершившего противоправное деяние, к факту его совершения. Статья 2.2 КоАП РФ закрепляет две формы вины: умысел и неосторожность. Вопрос определения вины при привлечении к административной ответственности такой категории субъектов, как государственные органы и органы местного самоуправления, имеет особое значение в силу невозможности установления психического отношения государственного органа или органа местного самоуправления к содеянному. В соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, «если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

В. Д. Сорокин указывал на то, что такое определение виновности идет вразрез с классическим ее пониманием, что является доказательством разрушения концепции института административной ответственности, главным для которой является принцип вины. Н. Г. Салищева указывает, что данная статья Кодекса не определила вину юридического лица, а лишь наметила контуры этого понятия.

Согласно п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находится административное законодательство. В состав административного законодательства входит и законодательство об административных правонарушениях.
Конституцией Российской Федерации (ч. 2 ст. 76) установлено, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации. Согласно ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить указанным федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.
Федеральным законом, определяющим основы (общие принципы) правового регулирования в области административных правонарушений, является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. В части 1 ст. 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что законодательство об административных правонарушениях состоит из данного Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Таким образом, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в настоящее время является единственным законодательным актом федерального уровня, комплексно регулирующим основополагающие нормы, составляющие институт административной ответственности. Принятие иных федеральных законов в данной сфере не предусматривается. Следовательно, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях сосредоточены все виды правонарушений, влекущие за собой административную ответственность в соответствии с федеральными нормативными правовыми актами.
Согласно ст. 26 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" конституция (устав), законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах его полномочий, обязательны для исполнения всеми находящимися на территории субъекта Российской Федерации органами государственной власти, другими государственными органами и государственными учреждениями, органами местного самоуправления, организациями, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами. Невыполнение или нарушение указанных актов влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации. В случае если административная ответственность за указанные действия не установлена федеральным законом, она может быть установлена законом субъекта Российской Федерации.
В Федеральном законе "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в ряде случаев прямо предусматривается установление административной ответственности законами субъектов Российской Федерации. Например, согласно ч. 6 ст. 84 данного Федерального закона непредставление органам местного самоуправления материалов и информации, необходимых им для формирования проекта соответствующего местного бюджета, является основанием для привлечения к административной ответственности в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.
Согласно ч. 4 ст. 32 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" за нарушение должностным лицом местного самоуправления порядка и срока письменного ответа на обращения граждан в органы местного самоуправления законом субъекта Российской Федерации устанавливается административная ответственность. Однако здесь следует учитывать коллизию данной нормы и ст. 15 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", согласно которой лица, виновные в нарушении этого Федерального закона, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.
Согласно ст. 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. Под должностным лицом в данном Кодексе понимается лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, т.е. наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях.
В отличие от ранее действовавшего законодательства об административных правонарушениях Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность юридических лиц. Это дает основание при соответствующих обстоятельствах говорить о возможности привлечения к административной ответственности органов местного самоуправления - юридических лиц.
Значительное число административных правонарушений, совершаемых органами и должностными лицами местного самоуправления, непосредственно посягает на права граждан.
Так, согласно ст. 5.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неисполнение решения избирательной комиссии, комиссии референдума, принятого в пределах ее компетенции, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда. Непредставление органами местного самоуправления, общественными объединениями, организациями независимо от формы собственности, в том числе организациями, осуществляющими теле- и (или) радиовещание, редакциями периодических печатных изданий, а также должностными лицами указанных органов и организаций, в избирательную комиссию, комиссию референдума сведений и материалов, запрашиваемых комиссией в соответствии с законом, либо представление таких сведений и материалов с нарушением установленного законом срока влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда, на юридических лиц - от ста до ста пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.
В соответствии со ст. 5.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение установленного законом порядка представления сведений об избирателях, участниках референдума либо представление недостоверных сведений об избирателях, участниках референдума соответствующим избирательным комиссиям должностным лицом, на которое законом возложена эта обязанность, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.
Статьей 5.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что неперечисление, а равно перечисление с нарушением установленных законом сроков органом местного самоуправления, наделенным соответствующими полномочиями по перечислению средств, кредитной организацией, отделением связи средств избирательным комиссиям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, избирательным блокам, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.
Согласно ст. 5.36 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение должностным лицом органа местного самоуправления порядка или сроков предоставления сведений о несовершеннолетнем, нуждающемся в передаче на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью) либо в учреждение для детей-сирот или для детей, оставшихся без попечения родителей, а равно предоставление заведомо недостоверных сведений о таком несовершеннолетнем влечет наложение административного штрафа в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда. Совершение должностным лицом органа местного самоуправления действий, направленных на укрытие несовершеннолетнего от передачи на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью) либо в учреждение для детей-сирот или для детей, оставшихся без попечения родителей, влечет наложение административного штрафа в размере от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда.
В соответствии со ст. 5.39 Кодекса неправомерный отказ в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов, материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо несвоевременное предоставление таких документов и материалов, непредоставление иной информации в случаях, предусмотренных законом, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда.
Использование лицом, замещающим муниципальную должность, преимуществ своего должностного или служебного положения в целях выдвижения и (или) избрания кандидата, списка кандидатов, выдвижения и (или) поддержки инициативы проведения референдума, получения того или иного ответа на вопрос (вопросы) референдума, согласно ст. 5.45 Кодекса, влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.
Участие органов местного самоуправления в сборе подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата, списка кандидатов, в сборе подписей участников референдума в поддержку инициативы проведения референдума, а равно сбор подписей на рабочих местах, по месту учебы, в процессе и в местах выдачи заработной платы, пенсий, пособий, иных социальных выплат, а также при оказании благотворительной помощи влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.47).
В области охраны собственности также немало административных правонарушений, совершаемых органами и должностными лицами местного самоуправления. Это, в частности, несоблюдение ограничений при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд путем запроса котировок цен на одноименные товары, одноименные работы, одноименные услуги и при закупке одноименных товаров, одноименных работ, одноименных услуг, осуществляемой без заключения государственных или муниципальных контрактов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд (ст. 7.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях); предоставление, опубликование или размещение недостоверной информации о размещении заказа на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, а также направление недостоверных сведений или внесение их в реестр государственных или муниципальных контрактов, заключенных по итогам размещения заказов, реестр недобросовестных поставщиков (ст. 7.31 Кодекса); нарушение условий государственного или муниципального контракта на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд (ст. 7.32 Кодекса) и ряд других.