О совершении преступлений, предусмотренных ч. Обзоры судебной практики верховного суда российской федерации О совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ

18.06.2020 Зарплатная карта

Раз у вас есть адвокат значит процессуальный статус у вас подсудимая, правильно я понимаю?
Подсудимая обязана присутствовать на всех заседаниях, никакие ходатайства не могут!
Статья 247 УПК РФ. Участие подсудимого
1. Судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой настоящей статьи.
2. При неявке подсудимого рассмотрение уголовного дела должно быть отложено.
3. Суд вправе подвергнуть подсудимого, не явившегося без уважительных причин, приводу, а равно применить к нему или изменить ему меру пресечения.
4. Судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие.
5. В исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу.
6. Участие защитника в судебном разбирательстве, проводимом в соответствии с частью пятой настоящей статьи, обязательно. Защитник приглашается подсудимым. Подсудимый вправе пригласить несколько защитников. При отсутствии приглашенного подсудимым защитника суд принимает меры по назначению защитника.
7. В случае устранения обстоятельств, указанных в части пятой настоящей статьи, приговор или определение суда, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке, предусмотренном главой 48 настоящего Кодекса. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке.
Права подсудимого идентичны правам обвиняемого, перечисленным в статье 46 УПК РФ:
Статья 46 УПК РФ: Обвиняемый
Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном настоящим Кодексом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого.
Обвиняемый, дело в отношении которого принято к производству судом, именуется подсудимым; обвиняемый, в отношении которого вынесен приговор, именуется осужденным - если"приговор обвинительный, или оправданным - если приговор оправдательный.
Обвиняемый имеет право на защиту. Обвиняемый вправе: знать, в чем он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному ему обвинению: представлять доказательства; заявлять ходатайства; обжаловать в суд законность и обоснованность ареста; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а по окончании дознания или предварительного следствия - со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; иметь защитника с момента, предусмотренного статьей 47 настоящего Кодекса; участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном статьей 220^ настоящего Кодекса; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и способами, не противоречащими закону.
С уважением, адвокат Слащёва Анна Николаевна, предварительная запись на консультацию по тел. +7962-445-95-91 .

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Наиболее опасным преступлением из разряда преступлений против здоро­вья является умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). Результатом совершения этого преступления может быть смерть потерпе­вшего, наступление которой не охватывалось умыслом виновного. Кроме того, причинение тяжкого вреда здоровью приносит длительные физи­ческие страдания, инвалидность и прочие негативные для потерпевшего последствия.

Объектом преступлений, предусмотренных ст. 111, являются обще­ственные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья граждан. Здоровье потерпевшего является здесь непосредственным объектом пре­ступления.

Объективная сторона выражается в противоправном причинении тяж­кого вреда здоровью человека. Элементами объективной стороны явля­ются:

□ преступное деяние (действие или бездействие);

□ наступление преступных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью;

□ наличие причинной связи между деянием и преступными послед­ствиями.

Как правило, причинение тяжкого вреда здоровью совершается путем действия, то есть физического или психического воздействия на потерпе­вшего (например, нанесение ударов). Путем бездействия такое преступление может быть совершено, если виновный умышленно не выполнил каких-то действий в отношении потерпевшего (например, не дал ему лекарство).

Законодательные критерии отнесения причиненного вреда здоровью к категории тяжкого указаны в ч. 1 ст. 111. В целом под вредом, причи­ненным здоровью человека, понимается нарушение анатомической целост­ности и физиологической функции органов и тканей человека в резуль­тате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды (п. 2 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, от 17 августа 2007 г.). Расстрой­ство здоровья состоит во временном нарушении функций органов и (или) систем органов, непосредственно связанное с повреждением, заболевани­ем, патологическим состоянием, обусловившее временную нетрудоспо­собность.

Признаками тяжкого вреда, причиненного здоровью человека, явля­ются:

□ опасность для жизни человека;

□ потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата орга­ном его функций;

□ прерывание беременности;

□ психическое расстройство;

□ заболевание наркоманией либо токсикоманией;

□ неизгладимое обезображивание лица;

□ значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть;

□ полная утрата профессиональной трудоспособности.

Опасным для жизни является вред здоровью, по своему характеру непо­средственно создающий угрозу для жизни, а также вред здоровью, вы­звавший развитие угрожающего жизни состояния (п. 6.1 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека от 24 апреля 2008 г.). Вред здоровью, опасный для жизни челове­ка, создающий непосредственно угрозу для жизни, включает в себя, напри­мер, раны головы, перелом свода или основания черепа, проникающие ранения грудной клетки, живота и пр. Опасными для жизни повреждения­ми являются все повреждения, которые по своему характеру создают угро­зу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти. Предотвраще­ние смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. Вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния, опасен для жизни человека, связан с расстройством жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоя­тельно и обычно заканчивается смертью. По этому признаку п. 6.2 Меди­цинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, относят к тяжкому вреду здоровью шок тяжелой сте­пени, кому, острую, обильную или массивную кровопотерю и др.

Возникновение угрожающего жизни состояния должно быть непосред­ственно связано с причинением вреда здоровью, опасного для жизни чело­века, причем эта связь не может носить случайный характер.

Потерей зрения считается полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответ­ствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже. Потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.

Потеря речи предполагает утрату способности выражать мысли члено­раздельными звуками, понятными для окружающих.

Потеря слуха включает в себя полную стойкую глухоту на оба уха или такое необратимое состояние, когда человек не слышит разговорную речь на расстоянии 3-5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо оце­нивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.

Потеря какого-либо органа или утрата органом его функций возможна по смыслу ст. 111 УК в следующих вариантах:

□ потеря руки или ноги, то есть отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их функции), причем потеря кисти или стопы приравнивается к потере руки или ноги;

□ потеря производительной способности, выражающейся у мужчин в способности к совокуплению или оплодотворению, у женщин - в способности к совокуплению, или зачатию, или вынашиванию, или деторождению;

□ потеря одного яичка.

Прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким вредом здоровью, если оно находится в прямой причинной связи с внеш­ним воздействием, а не обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями освидетельствуемой. Прерывание беремен­ности подразумевает прекращение течения беременности независимо от срока, вызванное причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусло­вившее необходимость медицинского вмешательства. Если внешние при­чины обусловили необходимость прерывания беременности путем меди­цинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и пр.), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к преры­ванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью.

Психическое расстройство, возникновение которого должно находиться в причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью, то есть быть его последствием, также относится к признакам тяжкого вреда здоровью.

Заболевание наркоманией или токсикоманией по смыслу ч. 1 ст. 111 УК возможно, например, вследствие страданий, перенесенных при лечении полученных травм.

Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, выразивше­гося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Про­изводство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь уста­новлением неизгладимости данного повреждения, а также его медицинских последствий в соответствии с Медицинскими критериями.

Под неизгладимыми изменениями следует понимать такие поврежде­ния лица, которые с течением времени не исчезают самостоятельно (без хирургического устранения рубцов, деформаций, нарушений мимики и пр. либо под влиянием нехирургических методов), и для их устранения требуется оперативное вмешательство (например, косметическая опера­ция).

К тяжкому вреду здоровью относят повреждения, заболевания, патоло­гические состояния, повлекшие за собой стойкую утрату общей трудоспо­собности не менее чем на одну треть (стойкая утрата общей трудоспособ­ности свыше 30 %). Длительность расстройства здоровья определяют по продолжительности временной утраты трудоспособности.

К тяжкому вреду здоровью, вызывающему значительную стойкую утра­ту общей трудоспособности не менее чем на одну треть, независимо от исхода и оказания (неоказания) медицинской помощи, относят следующие повреждения: открытый или закрытый перелом плечевой кости, костей, составляющих локтевой сустав, костей предплечья, бедренной кости, кос­тей, составляющих коленный сустав, лодыжек, большеберцовой кости, двух и более смежных позвонков грудного или поясничного отдела позво­ночника.

Стойкая утрата общей трудоспособности в иных случаях определяется в процентах, кратных пяти, в.соответствии с Таблицей процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравле­ний и других последствий воздействия внешних причин, прилагаемой к Медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причинен­ного здоровью человека.

При экспертизе тяжести вреда здоровью учитывают как временную, так и стойкую утрату трудоспособности. С судебно-медицинской точки зрения стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при опреде­лившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.

Стойкая утрата общей трудоспособности заключается в необратимой утрате функций в виде ограничения жизнедеятельности (потеря врожден­ных и приобретенных способностей человека к самообслуживанию) и тру­доспособности человека независимо от его квалификации и профессии (потеря врожденных и приобретенных способностей человека к действию, направленному на получение социально значимого результата в виде опре­деленного продукта, изделия или услуги).

Полная утрата профессиональной трудоспособности как признак тяж­кого вреда здоровью человека впервые отражена в УК РФ 1996 г. Про­фессиональная трудоспособность связана с возможностью выполнения определенного объема и качества работы по конкретной профессии (спе­циальности), по которой осуществляется основная трудовая деятельность. Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в со­ответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и про­фессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правитель­ства РФ от 16 октября 2000 г.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 111, харак­теризуется умышленной виной. Умысел может быть как прямым, так и кос­венным, но, как правило, он не конкретизирован.

Для квалификации действий виновного по ст. 111 необходимо устанав­ливать мотивы и цели преступления, поскольку в ряде случаев наличие специальных целей и мотивов влечет более строгую ответственность (на­пример, причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побужде­ний).

Субъектом преступления по ст. 111 является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Часть 2 ст. 111 устанавливает следующие квалифицированные виды этого преступления:

1) совершение его в отношении лица или его близких в связи с осуще­ствлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

2) совершение с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновно­го находящегося в беспомощном состоянии;

3) совершение общеопасным способом;

4) совершение по найму;

5) из хулиганских побуждений;

6) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

7) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Как видно, квалифицирующие признаки причинения тяжкого вреда здоровью совпадают с квалифицирующими признаками убийства, по­скольку ч. 2 ст. 105 содержит весь перечень обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 111.

Часть 3 ст. 111 устанавливает ответственность за особо квалифициро­ванный вид причинения тяжкого вреда здоровью:

1) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или органи­зованной группой;

2) в отношении двух или более лиц.

Самым опасным и строго наказуемым является причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111). Его отличие от убийства состоит в том, что при убийстве умысел виновного предусматривает лишение жизни потерпевшего, а в этом случае смерть потерпевшего не охвачена умыслом. Например, в драке по­терпевшему наносится удар ножом, и он умирает от кровопотери. Сущест­венным также является временной разрыв между преступлением и смертью потерпевшего; при убийстве она, как правило, наступает сразу же.

Объективная сторона этого преступления характеризуется двумя вида­ми преступных последствий: причинение тяжкого вреда здоровью и смерть потерпевшего. Для квалификации действий виновного по ч. 4 ст. 111 необ­ходимо установить причинную связь между этими двумя последствиями, а не только между действием и последствием, как по ч. 1-3 ст. 111.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111, характеризуется двумя формами вины: умыслом по отношению к причи­нению вреда здоровью и неосторожностью по отношению к смерти потер­певшего. Для квалификации по ч. 4 ст. 111 необходимо установить умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, иначе действия виновного охва­тываются рамками ст. 109 УК.

Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Уголовно-правовая характеристика изнасилования, насильственных действий сексуального характера, их отличие от преступлений, предусмотренных ст. ст. 134, 135 УК РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 с последующими изменениями.

Объектом изнасилования является половая свобода женщины.

Потерпевшей от изнасилования может быть только женщина. Факт знакомства потерпевшей с виновным, а также ранее существовавших по­ловых отношений между ними не имеет значения для возможности квали­фикации действий виновного как изнасилование, по может быть учтен судом при назначении меры наказания.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 131, со­стоит в половом сношении с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспо­мощного состояния потерпевшей.

Субъективная сторона изнасилования характеризуется прямым умыс­лом, поскольку виновный осознает, что совершает половой акт с примене­нием физического или психического насилия, с угрозой его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшей, и желает этого.

Если умыслом лица охватывается совершение им (в любой последова­тельности) изнасилования и насильственных действий сексуального ха­рактера в отношении одной и той же потерпевшей, то содеянное следует оценивать как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 УК РФ. При этом для квалификации содеянного не имеет значения, был ли разрыв во времени в ходе совершения в отношении потерпевшей изна­силования и насильственных действий сексуального характера.

Субъектом преступления по ч. 1 ст. 131 является лицо мужского пола (как исполнитель - только мужчина), вменяемое и достигшее 14 лет.

Статья 132 УК является новой для уголовного законодательства России. Она устанавливает уголовную ответственность за противоправное удовле­творение половой страсти, сопряженное с применением насилия, но не связанное с совершением полового акта.

Объектом этого преступления является половая свобода и половая не­прикосновенность. При этом, в отличие от изнасилования, потерпевшим от преступления может быть как мужчина, так и женщина, так как в рамках этой статьи обеспечивается уголовно-правовая охрана обоих полов.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 132, охватывается совершением насильственных действий сексуального харак­тера. К насильственным действиям сексуального характера относятся:

□ мужеложство - совокупление мужчины с мужчиной анальным спо­собом;

□ лесбиянство - удовлетворение половой страсти лицами женского пола между собой посредством орально-генитальных контактов, мас­турбации, петтинга и пр.;

□ иные действия сексуального характера, которые не относятся к муже­ложству и лесбиянству и могут выражаться в орально-генитальных или анальных контактах между разнополыми людьми, введении фаллоимитатора во влагалище женщины, понуждении женщиной муж­чины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения и др.

Необходимым элементом объективной стороны этого преступления является насильственный характер сексуального контакта, то есть совер­шение его вопреки воле потерпевшего, с предварительным подавлением его сопротивления. Отличие этого преступления от изнасилования состоит в природе противоправных действий: изнасилование подразумевает поло­вое сношение с потерпевшей в медицинском понимании этого термина, тогда как насильственные действия сексуального характера не связаны с совершением полового акта.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной ви­ной в форме прямого умысла.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-лет­него возраста, как мужского, так и женского пола.

1. Разъяснить судам, что под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной, под мужеложством сексуальные контакты между мужчинами, под лесбиянством - сексуальные контакты между женщинами. Под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения.

2. Обратить внимание судов на необходимость выяснять по каждому делу об изнасиловании (статья 131 УК РФ) и насильственных действиях сексуального характера (статья 132 УК РФ), имелись ли насилие либо угроза его применения в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего) или других лиц, а также в чем конкретно выражались насилие либо угроза его применения.

Действия лица, добившегося согласия женщины на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак), не могут рассматриваться как преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

3. Изнасилование (статья 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (статья 132 УК РФ) следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым.

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику.

Для признания изнасилования, а также мужеложства, лесбиянства и других насильственных действий сексуального характера, совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление.

4. При ограничении составов преступлений, предусмотренных статьями 131 или 132 УК РФ, от состава преступления, предусмотренного статьей 134 УК РФ, следует иметь в виду, что уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, наступает в случаях, когда половое сношение и иные действия сексуального характера совершены без применения насилия или угрозы его применения, а потерпевшее лицо понимало характер и значение совершаемых действий.

5. Изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового акта, акта мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера, предусмотренных объективной стороной данных составов преступлений, независимо от их завершения и наступивших последствий.

При решении вопроса о том, содержится ли в действиях лица оконченный состав указанных преступлений либо лишь признаки покушения на совершение таких преступных действий, судам следует выяснять, действовало ли лицо с целью совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера, а также явилось ли примененное насилие средством к достижению указанной цели, которая не была осуществлена по независящим от него причинам. При этом необходимо отличать покушение на изнасилование от насильственных действий сексуального характера, а также покушений на преступления, предусмотренные статьями 131 и 132 УК РФ, от оконченных преступлений, подпадающих под иные статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности.

6. Покушение на изнасилование или на совершение насильственных действий сексуального характера следует отграничивать от добровольного отказа от совершения указанных действий, исключающего уголовную ответственность лица (статья 31 УК РФ). В этом случае, если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления.

7. Под другими лицами, указанными в статьях 131 и 132 УК РФ, следует понимать родственников потерпевшего лица, а также лиц, к которым виновное лицо в целях преодоления сопротивления потерпевшей (потерпевшего) применяет насилие либо высказывает угрозу его применения.

8. В тех случаях, когда несколько половых актов либо насильственных действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера свидетельствовали о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям статьи 131 или статьи 132 УК РФ.

9. Если умыслом лица охватывается совершение им (в любой последовательности) изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует оценивать как совокупность преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ. При этом для квалификации содеянного не имеет значения, был ли разрыв во времени в ходе совершения в отношении потерпевшей изнасилования и насильственных действий сексуального характера.

В тех случаях, когда в действиях лица содержатся признаки совершения в отношении потерпевшего лица изнасилования или насильственных действий сексуального характера при отягчающих обстоятельствах, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующим частям статей 131 и 132 УК РФ.

10. Имея в виду, что совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой влечет за собой более строгое наказание, при квалификации действий лиц по пункту "б" части 2 статьи 131 или пункту "б" части 2 статьи 132 УК РФ необходимо учитывать положения частей 1, 2 и 3 статьи 35 УК РФ.

Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается сексуальному насилию одно или несколько потерпевших лиц, но и тогда, когда виновные лица, действуя согласованно и применяя насилие или угрозу его применения в отношении нескольких лиц, затем совершают насильственный половой акт либо насильственные действия сексуального характера с каждым или хотя бы с одним из них.

Групповым изнасилованием или совершением насильственных действий сексуального характера должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственный половой акт или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в групповом изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера (часть 2 статьи 33 УК РФ).

Действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение или не совершавшего действия сексуального характера с потерпевшим лицом и не применявшего к нему физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному лицу либо устранением препятствий и т.п., надлежит квалифицировать по части 5 статьи 33 УК РФ и, при отсутствии квалифицирующих признаков, по части 1 статьи 131 УК РФ или соответственно по части 1 статьи 132 УК РФ.

11. Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт "в" части 2 статьи 131 и пункт "в" части 2 статьи 132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

Ответственность за изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера с применением угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью наступает лишь в случаях, если такая угроза явилась средством преодоления сопротивления потерпевшего лица и имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При этом указанные действия охватываются диспозицией пункта "в" части 2 статьи 131 и пункта "в" части 2 статьи 132 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 119 УК РФ не требуют.

Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той целью, например, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, действия виновного лица при отсутствии квалифицирующих обстоятельств подлежат квалификации по статье 119 УК РФ и по совокупности с частью 1 статьи 131 УК РФ либо соответственно с частью 1 статьи 132 УК РФ.

12. Изнасилование или насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с особой жестокостью, если в процессе этих действий потерпевшему лицу или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера в присутствии родных или близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц. При этом суду следует иметь в виду, что при квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного лица на причинение потерпевшим лицам особых мучений и страданий.

13. Ответственность по пункту "г" части 2 статьи 131 УК РФ и по пункту "г" части 2 статьи 132 УК РФ наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшее лицо венерическим заболеванием, знало о наличии у него этого заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения потерпевшего лица и желало или допускало такое заражение. При этом дополнительной квалификации по статье 121 УК РФ не требуется.

Действия виновного подлежат квалификации по пункту "б" части 3 статьи 131 и пункту "б" части 3 статьи 132 УК РФ как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией.

14. Судам следует исходить из того, что ответственность за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетнего лица либо не достигшего четырнадцатилетнего возраста наступает лишь в случаях, когда виновное лицо достоверно знало о возрасте потерпевшего лица (являлось родственником, знакомым, соседом) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал, например, о его возрасте.

Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к 18-летию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

15. Применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера, в результате которого такими деяниями потерпевшему лицу причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ.

Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них потерпевшему лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части статьи 131 или статьи 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным статьей 111 УК РФ.

Неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица при совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера охватывается соответственно пунктом "б" части 3 статьи 131 или пунктом "б" части 3 статьи 132 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требует.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера тяжкий вред здоровью потерпевшего лица, что повлекло по неосторожности его смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 131 или частью 1 статьи 132 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

16. При совершении убийства в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера содеянное виновным лицом подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом "к" части 2 статьи 105 УК РФ и частью 1 статьи 131 или частью 1 статьи 132 УК РФ, либо по соответствующим частям этих статей, если изнасилование или насильственные действия сексуального характера совершены, например, в отношении несовершеннолетнего лица или не достигшего четырнадцатилетнего возраста либо группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Если убийство совершено после окончания изнасилования или насильственных действий сексуального характера либо покушений на них в целях сокрытия совершенного преступления, либо по мотивам мести за оказанное сопротивление, содеянное виновным лицом следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом "к" части 2 статьи 105 УК РФ и соответствующими частями статьи 131 или статьи 132 УК РФ либо частью 3 статьи 30 УК РФ и соответствующими частями статей 131 и 132 УК РФ.

17. К "иным тяжким последствиям" изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным пунктом "б" части 3 статьи 131 и пунктом "б" части 3 статьи 132 УК РФ, следует относить последствия, которые не связаны с причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица либо заражением его ВИЧ-инфекцией. Таковым может быть признано, например, самоубийство потерпевшей.

44. Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных ст. 126 УК РФ (Похищение человека), ст. 127 УК РФ (Незаконное лишение свободы).

Общие положения об ответственности за похищение человека содержатся в ч. 1 ст. 126 УК. Это преступление включает два элемента: непосред­ственно похищение и насильственное удержание, связанное с лишением свободы.

Объектом преступления является свобода личности, в трактовке этой нормы понимаемая как возможность самостоятельно определять свои по­ступки и место пребывания. Родовым объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие свободу, честь и достоинство личности.

Объективная сторона включает похищение - незаконное умышленное завладение человеком против его воли. Похищение человека может быть совершено тайно или открыто, путем обмана или захвата. Другими элемен­тами объективной стороны являются перемещение потерпевшего с места его временного или постоянного пребывания и удержание против его воли и желания. Продолжительность удержания для квалификации значения не имеет; практике известны случаи, когда удержание занимало от несколь­ких часов до нескольких месяцев.

Преступление считается оконченным с момента захвата потерпевшего и перемещения его в другое место. Если действия виновного были пресе­чены на стадии захвата, то их надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 126.

От похищения следует отличать незаконное лишение свободы (ст. 127), которое предполагает удержание лица в месте, где оно оказалось по соб­ственному желанию.

От похищения человека отличается и такой состав, как захват заложни­ка (ст. 206). Основное отличие заключается в том, что при захвате залож­ника виновным выдвигаются условия его освобождения, а при похищении человека - нет.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыс­лом. Мотивы преступления оказывают влияние на квалификацию только в том случае, когда они связаны с корыстью (п. «з» ч. 2 ст. 126).

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-лет­него возраста.

Часть 2 ст. 126 предусматривает ответственность за квалифицирован­ные виды похищения человека.

Федеральные законы от 7 марта 2011 года №26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» направлены на дальнейшую либерализацию уголовного законодательства Российской Федерации.

В Общую часть Уголовного кодекса Российской Федерации, в частности, внесены изменения, касающиеся категорий преступлений, замены одного вида наказания другим, содержания исправительных работ, введения нового вида наказания – принудительных работ, назначения наказания в виде лишения свободы, правил назначения наказания по совокупности преступлений, освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, предоставления отсрочки отбывания наказания больным наркоманией, отмены условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации также претерпела существенные изменения: во многих статьях исключены нижние пределы наказаний в виде лишения свободы, исправительных работ и ареста, санкции некоторых статей дополнены такими видами наказаний, как штраф и исправительные работы; декриминализированы отдельные общественно опасные деяния; главы 24 и 25 дополнены ст. 2261 и 2291 УК РФ; уточнены редакции отдельных статей.

В ходе применения названных законов у судов возникли вопросы, связанные с обратной силой уголовного закона.

16 марта 2012 года в Верховном Суде Российской Федерации состоялась научно-практическая конференция «Актуальные вопросы действия закона во времени в свете гуманизации уголовного законодательства: доктрина и практика», в ходе которой обсуждались поступившие из судов вопросы. В работе конференции приняли участие представители Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, всех областных и равных им судов, Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Минюста России, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, СК России, МВД России, ФСКН России, ФТС России, ученые и преподаватели из более чем 50 учебных и научных заведений.

При подготовке ответов были учтены правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, подходы к указанной проблеме ученых и практиков, предложенные в ходе конференции.

I. Общие вопросы обратной силы уголовного закона

Вопрос 1. Обязывает ли суд исключение нижнего предела некоторых видов наказаний в ряде статей Особенной части УК РФ (например, в ст. 111 УК РФ исключены нижние пределы лишения свободы) переквалифицировать содеянное на статью в новой редакции, если лицу назначался такой вид наказания? Должен ли суд в случае переквалификации назначить более мягкое наказание?

Ответ. Статья 10 УК РФ устанавливает, что уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Если новый уголовный закон смягчает наказание, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч. 2 ст. 10 УК РФ). Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 20 апреля 2006 года №4-П, содержащееся в ч.2 ст. 10 УК РФ предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в границах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, согласно которым в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса РФ - как Особенной, так и Общей его частей.

В противном случае, т.е. при истолковании ч. 2 ст. 10 УК РФ как предполагающей использование при решении вопроса о наказании лишь одного правила – о снижении назначенного наказания до верхнего предела санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ в редакции нового закона, лица, уже отбывающие наказание, были бы поставлены в неравное положение с теми лицами, в отношении которых приговор вынесен после вступления нового уголовного закона в силу и решение вопроса о наказании осуществляется с учетом как верхнего, так и нижнего пределов санкции соответствующей статьи, а также указанных в Общей части УК РФ обстоятельств.

При назначении наказания по более мягкому закону суд должен также учитывать, что законодатель в санкциях по-новому определил характер общественной опасности соответствующих преступлений – как менее опасный.

Таким образом, в случае исключения нижнего предела некоторых видов наказаний, которые назначались лицу, суд должен квалифицировать преступление по новому уголовному закону и на основе общих начал назначения наказания назначить наказание в меньшем размере.

Вопрос 2. Как следует поступить суду при приведении приговора в соответствие с новым законом, если этим законом исключен нижний предел наказания, а в приговоре содержится указание о назначении наказания в минимальных пределах, предусмотренных соответствующей санкцией статьи Особенной части УК РФ?

Ответ. В данном случае подлежит применению новый закон и назначается наказание в меньшем размере. При этом не требуется назначения минимального срока (размера) данного вида наказания или назначения более мягкого вида наказания.

Вопрос 3. Каким образом следует применять положения ст. 10 УК РФ, если осужденному было назначено наказание с учетом требований ст. 64 УК РФ ниже низшего предела, а новым законом исключен нижний предел назначенного наказания? Необходимо ли в таких случаях исключать из приговора указание на применение ст. 64 УК РФ или же следует смягчить назначенное наказание и сохранить указание на ст. 64 УК РФ?

Ответ. Если суд, применяющий новый смягчающий наказание закон, придет к выводу о необходимости назначения того же вида наказания, который был ранее определен по приговору, то он назначает его в меньшем размере без ссылки на ст. 64 УК РФ, но не обязан назначить его в минимальных пределах, предусмотренных для данного вида наказания, или более мягкий вид наказания.
При этом дополнительных решений об исключении из приговора указания на ст. 64 УК РФ не требуется.

Вопрос 4. Подлежат ли переквалификации до 1 января 2013 года действия осужденных, если в качестве альтернативного вида наказания в санкцию статьи, по которой они осуждены, включены принудительные работы? Возможно ли назначение ранее отложенных видов наказаний за преступления, совершенные до введения их в действие?

Ответ. Положения закона о наказании в виде принудительных работ могут применяться и иметь обратную силу с 1 января 2013 года, если об этом не будет специального указания в законе.

Если ранее отложенные, но затем введенные в действие виды наказаний, представленные в санкции статьи УК РФ, по которой лицо осуждено, улучшают положение осужденного, то эти наказания могут назначаться и за преступления, совершенные до введения их в действие (включая обязательные работы и ограничение свободы).

Вопрос 5. Является ли безусловным основанием для приведения приговора в соответствие с новым законом и сокращения срока (размера) наказания только то обстоятельство, что ввиду внесенных изменений изменилась категория преступления?

Ответ. Изменение категории преступления в законодательном порядке (например, преступлений небольшой тяжести в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ) само по себе не влечет смягчения назначенного наказания, а потому не означает необходимости во всех случаях пересматривать приговор.

Однако новый закон подлежит применению, если в результате его издания преступление, за которое было осуждено лицо, стало относиться к менее тяжкой категории и данное обстоятельство улучшает положение лица (изменяет вид режима исправительного учреждения, сокращает срок погашения или снятия судимости).

Новый закон подлежит применению также в тех случаях, когда имеются основания для изменения правил назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 2 или ч. 3 ст. 69 УК РФ), в частности для применения вместо сложения правил поглощения назначенных наказаний.

Вопрос 6. Каким образом следует применять положения ст. 10 УК РФ к длящимся и продолжаемым преступлениям в случае, когда часть действий (бездействия) совершена до вступления в силу нового закона, а другая – после этого?

Ответ. Необходимо руководствоваться общими положениями ч. 1 ст. 9 УК РФ о том, что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Если часть объективной стороны длящегося или продолжаемого преступления совершена в период действия нового закона (независимо от того, является он более мягким или более строгим), то применяться должен новый уголовный закон.

Вопрос 7. Считается ли улучшением положения смягчение новым законом некоторых видов наказаний, предусмотренных санкцией статьи, если по приговору осужденный отбывает другой вид наказания?

Ответ. Данное обстоятельство не дает оснований для пересмотра приговора в порядке ч. 2 ст. 10 УК РФ ввиду того, что новый закон, оцениваемый применительно к конкретному лицу, отбывающему определенное наказание, не улучшает его положение.

Вопрос 8. Необходимо ли в приговоре (определении, постановлении) мотивировать примененную редакцию статьи УК РФ или достаточно ссылки на нее?

Ответ. По смыслу ч. 4 ст. 7 УПК РФ, применение конкретной редакции закона должно быть мотивировано в судебном решении.

Вопрос 9. Какое решение должен принять суд, применяя новый уголовный закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния, изданный после вступления приговора в законную силу, – освободить виновного от наказания или отменить судебные решения по делу с прекращением дела за отсутствием состава преступления?

Ответ. При рассмотрении данного вопроса суд освобождает лицо от наказания.

Вопрос 10. Возможно ли при отсутствии правовых оснований для приведения приговора в соответствие с новым законом возвращение соответствующего ходатайства письмом или необходимо вынесение постановления об отказе в его принятии?

Ответ. В этих случаях выносится постановление, соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Вопрос 11. Каким образом следует поступать суду, когда заявлено ходатайство осужденного о пересмотре приговора в соответствии с Федеральным законом от 7 марта 2011 года №26-ФЗ, но при этом отсутствует ходатайство о пересмотре приговора в соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ, в случае, если последний закон улучшает положение осужденного?

Ответ. Правильное применение уголовного закона – это обязанность суда, который должен учесть все редакции закона на момент рассмотрения материала в порядке исполнения приговора в соответствии с положениями ст.10 УК РФ. Требование учета всех изменений закона распространяется на все стадии уголовного судопроизводства.

Вопрос 12. Должен ли суд при рассмотрении ходатайства осужденного о приведении приговора в соответствие с новым законом привести в соответствие с ним постановленные в отношении этого осужденного приговоры, о пересмотре которых он не ходатайствует и наказание по которым было назначено на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ либо ст. 70 УК РФ?

Ответ . Суд вправе пересмотреть все приговоры (при наличии необходимых сведений). Такая позиция обусловлена тем, что приговоры могут быть приведены в соответствие с новым законом судами различных инстанций и субъектов Российской Федерации, что может быть неизвестно суду по месту отбывания осужденным наказания. Кроме того, при этом следует также учитывать принцип инстанционности.

Вопрос 13. Должен ли суд при разрешении вопроса о приведении приговора в соответствие с новым законом самостоятельно запрашивать предыдущие и последующие приговоры, если они осужденным не представлены?

Ответ. Суд вправе самостоятельно запрашивать приговоры, когда есть основания полагать, что содержащаяся в них информация может повлиять на разрешение рассматриваемого вопроса.

Вопрос 14. Как следует разрешать вопрос о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом в случае, если наказание уже отбыто?

Ответ. Статья 10 УК РФ ограничивает распространение закона, которому может придаваться обратная сила, моментом погашения, снятия судимости, поскольку с этого времени устраняются все неблагоприятные последствия осуждения. Пересмотр приговора возможен до погашения или снятия судимости.

Вопрос 15. В каком порядке осуществляется пересмотр вступивших в силу судебных решений по жалобе лица, ходатайствующего о применении к нему положений ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую на основании положения ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона?

Ответ. Вопрос об изменении категории преступления по вступившим в законную силу судебным решениям по состоянию на 8 декабря 2011 года (день опубликования Федерального закона от 7 декабря 2011 года 420-ФЗ на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru) с учетом положений ст. 10 УК РФ может быть разрешен в порядке главы 47 УПК РФ. Однако в отношении указанных решений он может быть рассмотрен и в порядке надзора, если надзорное производство возбуждено по другим основаниям для пересмотра судебных решений.

Вопрос 16. Влечет ли изменение судом категории преступления юридические последствия, в частности исчисление сроков давности, определение вида рецидива, изменение режима отбывания наказания, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим?

Ответ. Изменение судом категории совершенного преступления в обязательном порядке влечет за собой все указанные уголовно-правовые последствия.

Вопрос 17. Как внесенные в ч. 2 ст. 15 УК РФ изменения соотносятся с положениями ст. 108 УПК РФ о том, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет?

Ответ. Изменения ч. 2 ст. 15 УК РФ не связаны с положениями ч. 1 ст. 108 УПК РФ, но подлежат учету при избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетних (ч. 2 ст. 108 УПК РФ).

Вопрос 18. Как в приговоре следует отражать решение вопроса об изменении категории преступления?

Ответ. Применение любого положения уголовного закона должно быть мотивировано, в том числе наличие или отсутствие оснований для изменения категории преступления (преступлений) в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ. Решение по предусмотренному п. 61 ч. 1 ст. 299 УПК РФ вопросу об изменении категории преступления следует отражать в описательно-мотивировочной части приговора. Принятие такого решения при назначении судебного заседания по результатам предварительного слушания не основано на законе. II. Вопросы применения ст. 46 УК РФ (штраф)

Вопрос 19. Каким видом наказания заменять штраф, назначенный в качестве основного вида наказания, если санкция статьи Особенной части УК РФ не предусматривает иных видов наказаний, кроме лишения свободы и принудительных работ? Как следует поступать судам в таких случаях в период до 1 января 2013 года? Возможна ли замена штрафа другим видом наказания, предусмотренным ст. 44 УК РФ?

Ответ. Часть 5 ст. 46 УК РФ в новой редакции устанавливает возможность замены штрафа иным видом наказания, за исключением лишения свободы. При этом в отличие от ранее действовавшей редакции, допускавшей замену штрафа наказанием только в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, новая норма не содержит такого ограничения. Следовательно, штраф в случае злостного уклонения от его уплаты может быть заменен любым другим видом наказания, предусмотренным ст. 44 УК РФ, за исключением лишения свободы.

Вопрос 20. Допустима ли замена штрафа лишением свободы в отношении лиц, осужденных за совершение преступлений, предусмотренных ст. 204, 290, 291, 2911 УК РФ?

Ответ. По смыслу ч. 5 ст. 46 УК РФ, на осужденных к наказанию в виде штрафа за преступления, предусмотренные ст. 204, 290, 291, 2911 УК РФ, не распространяется положение о невозможности замены штрафа лишением свободы. Таким образом, в отношении этих лиц замена штрафа лишением свободы возможна.

III. Вопросы применения ст. 50 УК РФ (исправительные работы)

Вопрос 21. Имеет ли обратную силу ст. 50 УК РФ в новой редакции (не ухудшает ли положение осужденного новый порядок отбывания исправительных работ)?

Ответ. Расширение возможности назначения исправительных работ может рассматриваться как усиление наказуемости только в случаях, если исправительные работы являются наиболее строгим видом наказания, предусмотренным санкцией статьи УК РФ.

Если санкция статьи УК РФ предусматривает возможность назначения более строгих видов наказаний, чем исправительные работы, то применение исправительных работ в новой редакции должно рассматриваться как улучшение положения лица.

Вопрос 22. Нужно ли в резолютивной части приговора указывать, какой вид исправительных работ назначается (по месту работы либо в местах, определяемых органами местного самоуправления)?

Ответ. В резолютивной части приговора при назначении исправительных работ необходимо указывать вид их отбывания (как и вид места отбывания лишения свободы). Этот вопрос определяет сущностное содержание наказания и поэтому специально предусмотрен в ст. 50 УК РФ.

IV. Вопросы применения ст. 531 УК РФ (принудительные работы)

Вопрос 23. Какое решение должен принять суд по ходатайству о пересмотре приговора с учетом изменений, согласно которым в санкцию статей введены отложенные принудительные работы: отказать в принятии к рассмотрению или рассмотреть по существу и отказать в удовлетворении ходатайства в связи с тем, что принудительные работы до 1 января 2013 года не применяются?

Ответ. Если при ознакомлении с ходатайством осужденного о пересмотре приговора в связи с изданием закона, имеющего обратную силу, суд установит, что закон не вступил в силу, то в принятии ходатайства должно быть отказано.

V. Вопросы применения ч. 1 ст. 56 УК РФ (лишение свободы)

Ответ. В соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Поэтому лицо будет считаться впервые совершившим преступление (не имеющим судимости).

Вопрос 25. Можно ли лицам, впервые совершившим преступление небольшой тяжести при отсутствии отягчающих обстоятельств, назначать наказание в виде лишения свободы условно?

Ответ. Нет, нельзя. Правило о невозможности применения лишения свободы к определенным в законе субъектам носит абсолютный характер и распространяется на все без исключения ситуации.

Вопрос 26. Каким образом следует применять правила назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров (ст. 69 и 70 УК РФ), если назначенное по предыдущим приговорам наказание в виде лишения свободы не соответствует требованиям ч. 1 ст. 56 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года)?

Ответ. В ч. 1 ст. 56 УК РФ в новой редакции изменен порядок назначения наказания в виде лишения свободы за преступление небольшой тяжести, совершенное впервые при отсутствии отягчающих обстоятельств, то есть новый уголовный закон улучшает положение лица и имеет обратную силу.

В порядке пересмотра приговора наказание в виде лишения свободы за конкретное преступление необходимо заменить наказанием, не связанным с лишением свободы, а затем применить правила назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров (ст. 69 и 70 УК РФ) с улучшением положения осужденного и в этой части.

Вопрос 27. Можно ли при пересмотре приговора ранее назначенное условное лишение свободы заменить реальным наказанием, например ограничением свободы, обязательными работами, штрафом, то есть когда санкция статьи не содержит других видов наказания, которые могут быть назначены условно?

Ответ. Наказание, на основании ст. 73 УК РФ постановленное считать условным, нельзя заменять реальным, хотя бы и более мягким видом наказания.

Вопрос 28. Подлежит ли отмене условное осуждение в отношении лица, которому назначено наказание в виде лишения свободы за преступление небольшой тяжести, совершенное им впервые и при отсутствии отягчающих обстоятельств, если имеются указанные в ч. 3 ст. 74 УК РФ основания для отмены условного осуждения? Какое решение должен принять суд, рассматривая соответствующее представление уголовно-исполнительной инспекции?

Ответ. В отношении такого лица нельзя принимать решение об отмене условного осуждения или о продлении испытательного срока, а на основании ч. 1 ст. 10 УК РФ необходимо применить правило об обратной силе уголовного закона и в порядке пересмотра приговора заменить наказание в виде лишения свободы, постановленное считать условным, иным наказанием, не связанным с лишением свободы, также условно. При этом заменить его можно лишь тем наказанием, которое в силу ч. 1 ст. 73 УК РФ суд вправе назначить условно.

Вопрос 29. Какое наказание в соответствии с новой редакцией ст. 56 УК РФ можно назначить иностранным гражданам, лицам без гражданства и без определенного места жительства по статьям УК РФ, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы?

Ответ. Невозможность применения к иностранным гражданам ограничения свободы означает, что в указанных случаях лишение свободы остается для них единственным видом наказания. Следовательно, суд вправе назначить им условное или реальное лишение свободы.

Кроме того, по закону в таких ситуациях возможно применение наказания с учетом положений ст. 64 УК РФ либо постановление приговора без назначения наказания.

VI. Вопросы применения ст. 62 УК РФ (назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств)

Вопрос 30. Каким образом следует применять правила ч. 5 ст. 62 УК РФ о 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания при рассмотрении дела в особом порядке и невозможности назначения наказания в виде лишения свободы за преступления небольшой тяжести?

Ответ. При назначении наказания осужденному по делу, рассмотренному в особом порядке, необходимо применение совокупности правил: во-первых, о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, за преступление небольшой тяжести, т.е. о выполнении требования ч. 1 ст. 56 УК РФ о невозможности назначения лишения свободы; во-вторых, об учете правила ч. 5 ст. 62 УК РФ, т.е. об исчислении 2/3 не от срока лишения свободы, а от срока (размера) следующего по строгости наказания из числа указанных в санкции статьи УК РФ. В ч.5 ст. 62 УК РФ ограничен верхний предел срока наиболее строгого наказания за совершенное преступление (а не верхний предел наиболее строгого наказания, указанного в санкции статьи УК РФ), что разъяснено в п.13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 года №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в редакции постановления Пленума от 5 июня 2012 года). При назначении наказания в таких случаях дополнительной ссылки на ч. 7 ст. 316 УПК РФ не требуется.

Вопрос 31. Изменился ли в связи с дополнением ст. 62 УК РФ частью пятой порядок назначения наказания при наличии условий, предусмотренных чч. 1 и 5 ст. 62 УК РФ, в частности возможно ли применение совокупности этих правил (2/3 от 2/3)?

Ответ . Необходимо применение совокупности правил смягчения наказания, первое из которых связано с материально-правовой льготой, а второе – с процессуальной (формой судопроизводства). Части 1 и 5 ст. 62 УК РФ не являются взаимоисключающими, в них речь идет о самостоятельных основаниях, которые могут применяться независимо друг от друга (в отличие от ч. 2 ст. 62 УК РФ, которая выступает специальной нормой по отношению к ч. 1 ст. 62 УК РФ).

VII. Вопросы применения ст. 69 УК РФ (назначение наказания по совокупности преступлений)

Вопрос 32. Является ли новый порядок назначения наказания по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) улучшающим положение лица, совершившего преступление?

Ответ. Порядок назначения наказания по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) улучшает положение лица, совершившего преступление, и подлежит применению в порядке ст. 10 УК РФ.

Вопрос 33. Может ли быть применен принцип поглощения более мягкого наказания более строгим в случаях совершения преступления небольшой тяжести и, например, приготовления к особо тяжкому преступлению?

Ответ. Да, возможны любые комбинации из числа указанных в ч. 2 ст. 69 УК РФ обстоятельств.

Вопрос 34. Может ли суд при приведении приговора в соответствие с новым законом изменить правила назначения наказания (вместо полного или частичного сложения наказаний применить поглощение менее строгого наказания более строгим)?

Ответ. Суд в порядке исполнения приговора вправе изменить правила назначения наказания.

В случае пересмотра приговора в отношении лица, осужденного за преступления, категории которых включены в ныне действующую редакцию ч. 2 ст. 69 УК РФ (приготовление или покушение на тяжкое или особо тяжкое преступление), суд может решить вопрос об изменении правил назначения наказания и вместо частичного или полного сложения наказаний применить поглощение менее строгого наказания более строгим.

Если суд при вынесении приговора применил положения ч. 2 ст. 69 УК РФ, но назначил окончательное наказание путем частичного или полного сложения наказаний, то есть не счел возможным применить принцип поглощения, то при пересмотре этого приговора правила назначения наказания не должны меняться.

VIII. Вопросы применения чч. 4 и 5 ст. 74 УК РФ и ч. 7 ст. 79 УК РФ

Вопрос 35. В каком порядке следует применять положения чч. 4 и 5 ст. 74 и ч. 7 ст. 79 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года) о том, что вопрос об отмене условного осуждения или условно-досрочного освобождения в случае совершения осужденным преступления не только небольшой, но и средней тяжести решается судом? Возможно ли применение указанных норм в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ?

Ответ. Поскольку этот вопрос взаимосвязан с применением ст. 10 УК РФ, то его решение возможно в порядке исполнения приговора, но в необходимых случаях возможно и в других стадиях судопроизводства.

IX. Вопросы применения ст. 761 УК РФ (освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности)

Вопрос 36. Будет ли лицо, освобожденное от уголовной ответственности согласно ст. 761 УК РФ, при совершении нового аналогичного преступления считаться совершившим преступление впервые?

Ответ. Да, это общее правило. Лицо будет считаться совершившим преступление впервые, т.к. это правило распространяется на весь институт освобождения от уголовной ответственности и исключений не имеется.

X. Вопросы применения ст. 821 УК РФ (отсрочка отбывания наказания больным наркоманией)

Вопрос 37. Подлежит ли применению ст. 821 УК РФ до восполнения пробела в нормативном регулировании?

Ответ. Норма считается действующей, поскольку в Федеральном законе от 7 декабря 2011 года отсутствует ограничение на введение в действие ст. 821 УК РФ.

Вопрос 38. Что включает в себя медико-социальная реабилитация, каков порядок ее прохождения, какие учреждения уполномочены ее проводить? (В ст. 1781 УИК РФ эти вопросы не разъяснены.)

Ответ. Основные положения медико-социальной реабилитации больных наркоманией изложены в приказе Министерства здравоохранения РФ от 22 октября 2003 года №500 «Об утверждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркоманией». Медико-социальную реабилитацию должны осуществлять специализированные лечебные учреждения наркологического профиля. В настоящее время требуется принятие ряда нормативных правовых актов, регламентирующих порядок медико-социальной реабилитации больных наркоманией. Необходимо наличие специализированных медицинских центров наркологического профиля, в том числе для того, чтобы суд имел возможность указать в решении конкретное учреждение для прохождения лечения.

Вопрос 39. Как следует понимать условие «совершение впервые преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ»?

Ответ. Лицо впервые совершило одно или несколько преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ, при условии, что ни за одно из них оно не осуждено.

Вопрос 40. Является ли отказ осужденного от лечения в государственной (муниципальной) наркологической клинике и выбор им частной (но имеющей лицензию) клиники случаем, предусмотренным ч. 2 ст. 821 УК РФ?

Ответ. Нет, отказ осужденного от лечения в государственной клинике не является случаем, предусмотренным ч. 2 ст. 821 УК РФ. Буквальное толкование указанной нормы предполагает отмену отсрочки отбывания наказания в связи с отказом от прохождения курса лечения и реабилитации, а не с выбором медицинского учреждения.

Вопрос 41. Согласно ч. 4 ст. 821 УК РФ суд отменяет отсрочку и назначает наказание на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ в случае совершения лицом преступления (за исключением предусмотренного ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ). Как должен поступить суд, если будет установлено, что лицо совершило преступление, предусмотренное ч.1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ?

Ответ . Если после применения к лицу отсрочки отбывания наказания стало известно о том, что лицо виновно и в другом преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 или ст. 233 УК РФ, совершенном им до вынесения приговора по первому делу, суд по смыслу положений ч. 1 ст. 821 УК РФ может продолжить (сохранить) примененную к лицу отсрочку.

Вопрос 42. Должен ли суд при рассмотрении дел по ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ разъяснять права, предусмотренные ст. 821 УК РФ, подсудимым, в отношении которых в деле не имеется данных о том, что они больны наркоманией, или это должно происходить в ходе предварительного расследования?

Ответ. Этот вопрос применительно к случаям рассмотрения дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ, урегулирован дополнением ст. 267 УПК РФ о том, что председательствующий в судебном заседании разъясняет подсудимому его права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ и ст. 821 УК РФ.

Вопрос 43. Кто должен инициировать применение ст. 821 УК РФ? Обязан ли суд при отсутствии ходатайства одной из сторон выяснять у лица, обвиняемого в совершении впервые преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ, его желание пройти курс лечения от наркомании?

Ответ. Суд при наличии оснований обязан выяснить желание не только подсудимого, но и осужденного (в порядке исполнения приговора) пройти курс лечения и реабилитации. Данное положение определяет ч. 1 ст. 398 УПК РФ, которая дополнена пунктом 4.

Вопрос 44. Каким образом должно быть выражено желание подсудимого добровольно пройти курс лечения от наркомании, а также медико-социальную реабилитацию?

Ответ. Желание подсудимого добровольно пройти курс лечения от наркомании может быть выражено как письменно, так и устно (в этом случае такое ходатайство отражается в протоколе судебного заседания) на любой стадии процесса до удаления суда в совещательную комнату.

XI. Вопросы применения ст. 2261 и 2291 УК РФ (контрабанда)

Вопрос 45. По какой статье УК РФ следует квалифицировать контрабанду наркотических средств или сильнодействующих веществ, совершенную до внесения изменений Федеральным законом от 7 декабря 2011 года, при условии, что санкции новых статей остались прежними? Например, контрабанду наркотических средств, совершенную лицом с использованием своего служебного положения, необходимо квалифицировать по п. «б» ч. 3 ст. 188 УК РФ или по п. «б» ч. 2 ст. 2291 УК РФ?

Ответ. Статья 188 УК РФ имела более узкий географический характер действия, чем редакции нового закона, поэтому в ситуации, когда деяние (контрабанда спецпредметов) не декриминализировано, в силу ст. 9 и 10 УК РФ применяется закон, в период действия которого совершено преступление, т.е. ч. 2 ст. 188 УК РФ.

Вопрос 46. Подпадает ли под действие ст. 2261 и 2291 УК РФ контрабанда с территории Украины или иного государства, которые не входят в Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС?

Ответ . В диспозициях ч. 1 ст. 2261 и ч. 1 ст. 2291 УК РФ указано, что контрабанда представляет собой перемещение товаров через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС. С Украиной и иным государством, не входящими в Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС, Российская Федерация имеет таможенную границу Таможенного союза, поэтому контрабанда с территории этих государств подпадает под действие ст. 2261 и 2291 УК РФ.

Вопрос 47. С учетом внесенных изменений действующая редакция статей о контрабанде (ст. 2261 и 2291 УК РФ) не предусматривает ответственность за действия по незаконному перемещению через таможенную границу ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС товаров и иных предметов. Означает ли это, что указанные действия в случае их совершения с целью уклонения от уплаты таможенных платежей могут быть квалифицированы по ст. 194 УК РФ? Если да, то в какой редакции уголовного закона (редакция от 7 декабря 2011 года ухудшает положение лица, совершившего преступление)? Возможна ли такая квалификация при условии, что ст. 194 УК РФ до изменений, внесенных Федеральным законом от 7 декабря 2011 года, лицу, совершившему преступление, не вменялась?

Ответ. Это разные деяния, с различными объективной и субъективной сторонами. Исходя из недопустимости увеличения объема обвинения суд не может переквалифицировать содеянное со ст. 188 УК РФ на ст. 194 УК РФ.

XII. Вопросы применения ст. 290 и 291 УК РФ (получение и дача взятки)

Вопрос 48. Какая норма подлежит применению – ч. 4 ст. 290 УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 года или ч.5 ст.290 УК РФ в реакции от 4 мая 2011 года, если действия по получению взятки в крупном размере, с вымогательством совершены лицом до 17 мая 2011 года, т.е. до вступления в силу введенных в санкцию ст. 290 УК РФ положений о кратности штрафа?

Ответ. Санкция ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года №97-ФЗ) является более мягкой, чем санкция ч. 4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ), поскольку при равных размерах наказания в виде лишения свободы (от 7 до 12 лет) содержит новый, более мягкий по сравнению с лишением свободы, основной вид наказания – штраф.

Соответственно, получение взятки в крупном размере, совершенное до 17 мая 2011 года, должно квалифицироваться судами по ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года №97-ФЗ). При этом суды могут назначить основное наказание в виде штрафа, исчисляемого исходя из величины, кратной сумме взятки в размерах, установленных в ч. 2 ст. 46 УК РФ в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года №97-ФЗ, т.е. оно не может быть менее двадцати пяти тысяч рублей и более пятисот миллионов рублей.

Вопрос 49. Часть 2 ст. 46 УК РФ предусматривает правило о том, что минимальный штраф должен быть не менее двадцати пяти тысяч рублей. Если при этом кратность назначаемого штрафа меньше указанной суммы, то все равно необходимо назначать штраф в размере двадцати пяти тысяч рублей?

Ответ. На основании ч. 2 ст. 46 УК РФ необходимо назначать штраф в размере двадцати пяти тысяч рублей, даже если эта сумма превышает минимальную кратность, предусмотренную в санкции статьи Особенной части УК РФ.

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

по обоснованности квалификации состава преступления предусмотренного ч.4 ст. 159; ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ фактическим обстоятельствам уголовного дела в отношении Канкия Станислава Орденовича, обвиняемого по ч.4 ст. 159; ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ.

    Сведения о специалистах:

Я, Павликов Сергей Герасимович, являюсь специалистом по судебной власти, организации правоохранительной деятельности и прокурорскому надзору (паспорт специальности 12.00.11), научно-практический стаж по заявленной специальности – 25 лет.

Я, Плотникова Марина Валентиновна , являюсь специалистом по уголовному праву и уголовному процессу (паспорт специальности – 12.00.08.- уголовное право, уголовно-исполнительное право, криминология; паспорт специальности – 12.00.09.- уголовный процесс, криминалистика, оперативно-розыскная деятельность), стаж работы в правоохранительных органах составляет 15 лет, из них 7 лет следственная деятельность, научно-практический стаж уголовно-правовой и процессуальной направленности - 11 лет.

    Материалы (объекты) представленные для исследования:

    Копия обвинительного заключения по материалам уголовного дела в отношении Канкия Станислава Орденовича, обвиняемого по ч.4 ст. 159, ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ (эпизодное) .

    Протокол судебного заседания Бабушкинского районного суда г. Москвы по уголовному делу №1-1/2012 от 02 июля 2012 г

3. Нормативные источники и научно-методическая база исследования:

    Конституция Российской Федерации

    Уголовный Кодекс Российской Федерации

    Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации

    Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010г. № 12 г. Москва «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»

    Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007г. № 51 г. Москва «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

    Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.03.2004г. №1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального Кодекса РФ» (с изменениями от 05.12.2006 г., 23.12.2008 г.).

    Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре» (в редакции от 06.02. 2007г. №7)

    Административный регламент, утвержденный Приказом Минздравсоцразвития РФ от 28.06.2007 г., № 449.

    «Настольная книга судьи по уголовным делам», под редакцией А.И. Рарога, М.: 2011. стр.277

8. Основные правила квалификации преступлений для судей// под редакцией В.Н. Кудрявцев. М.: 2012, стр.32-84.

9. Судебная и следственная практика квалификации ч.4 статьи 159 УК РФ;

10.Обзор правоприменительной практики рассмотрения в судах уголовных дел, возбужденных по ч.4 статьи 159 УК РФ за период с 2009 по 2011 год.

4 . ИССЛЕДОВАНИЕ

Проведя научный уголовно-правовой анализ существующей правоприменительной и судебной практики по аналогичным процессам, необходимо дать следующую правовую оценку по исследуемой теме: Квалификация преступлений как процесс познания протекает во времени, опирается на некую информационную основу и подчинён определенным обязательным закономерностям.

На каждой стадии уголовного процесса квалификация преступлений обладает определённой спецификой и имеет свои процессуальные формы.

На стадии возбуждения уголовного дела квалификация преступлений носит предварительный, ориентировочный, гипотетический характер, так как в распоряжении органов расследования, как правило, ещё очень мало фактов, необходимых для правильной квалификации.

По сути, это ещё не квалификация преступлений, а квалификационная версия предполагаемой юридической сущности определенного уголовно-правового события.

После возбуждения уголовного дела, квалификация преступления должна приобрести закрепленный процессуальный статус, а именно она осуществляется дважды: при привлечении лица в качестве обвиняемого и при составлении и утверждении обвинительного заключения.

При ознакомлении с материалами уголовного дела в отношении Канкия С.О., у специалистов, складывается впечатление, что органы расследования остановились именно на квалификационной версии, т ак как, в последующем никакого развития и подтверждения данная версия следствия не находит.

Уголовно-правовая квалификация преступления, так же, должна опираться на полную информацию о фактическом содержании совершенного общественно опасного деяния.

Из этой информации необходимо выделить все юридически значимые обстоятельства и дать им оценку с точки зрения уголовного закона.

При этом факты извлекаются изреальной действительности, т.е. те которые имели место быть и неопровержимо доказаны следствием, а не являющиеся предположением следователя, юридические признаки деяния – из уголовно-правовых норм.

Важнейшим требованием, вытекающим из принципа объективности квалификации, является беспристрастность, полнота и всесторонность исследования всех обстоятельств совершенного преступления.

Устанавливаться должны не только те факты, которые удачно вписываются в рамки основной обвинительной версии следствия , но и факты, опровергающие эту версию либо указывающие на тот или иной вариант основной версии.

В данном случае, вся объективная сторона обвинения построена на невозможных с точки зрения реальной действительности, фактах.

Так как, следствием дана квалификация по ч.4 ст. 159 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере.

Однако следствие, упорно, на протяжении всего обвинительного заключения, по различным эпизодам, вменяет Канкия С.О. квалифицирующий признак «служебное положение», КОТОРЫЙ ПОДЛЕЖИТ КВАЛИФИКАЦИИ ПО Ч.3 СТ. 159 УК РФ.

Далее, в соответствии с пунктом 3 ППВС РФ от 10 июня 2010 г. №12 под организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий.

Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Следствие, вменяя данный признак «организованной группой», обязано было установить участников группы, время организации данной группы, распределение ролей и мотивы и цели, заведомо очерченные и оговоренные.

Но, в обвинительном заключении при описании объективной стороны квалифицирующего признака «организованной группой» указывается формулировка «совместно с неустановленными следствием лицами» , что прямо указывает на нарушение требований квалификации по данному основанию.

Вызывает удивление и тот факт, что следствие в обвинительном заключении вменяет Канкия С.О. введение в заблуждения сотрудников Мещанского отделения Сбербанка России (ОАО), однако за все время стадии предварительного расследования, так и не были установлены следствием сотрудники данного отделения банка, которым была предъявлена поддельная доверенность.

При исчислении крупного ущерба, помимо суммы ущерба, подлежит обязательному установлению потерпевший. В данном случае, он не установлен.

Всё выше изложенное позволяет сделать единственный вывод о том, что исходя из обвинительного заключения предъявленная квалификации действий Канкия С.О., а именно ч.4 статьи 159 УК РФ – НЕВОЗМОЖНА.

Ч.2 и ч.3 так же быть не может, ввиду отсутствия объективно-субъективных признаков в мотивировочной части обвинительного заключения.

Остаётся, ч.1 статьи 159 УК РФ, но следствие и здесь допускает грубейшее нарушение правил толкования и применения уголовного закона:

Все обвинительное заключение содержит следующую редакцию окончательной квалификации содеянного Канкия С.О.: «Канкия С.О. совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, организованной группой лиц».

Но диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ четко прописано, что мошенничество – это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

При этом, в обвинительном заключении обязано быть прописано в каких эпизодах был обман, как способ завладения и в чем он выражался, был ли он полный или частичный, а в каких, было злоупотребление доверием и в чем выражалось.

Союз «и», с точки зрения правил толкования и применения уголовного закона, в данной статье НЕВОЗМОЖЕН. ЭТО ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ТОЛКОВАНИЯ И КВАЛИФИКАЦИИ уголовно-правовой нормы.

Уголовно-процессуальный закон и правила квалификации преступлений четко требуют и обязывают следователя обосновать и доказать существо обвинения, место, время и способ совершения преступления.

Субъективный этап квалификации преступлений прямо указывает на необходимость нахождения и подтверждения мотивации преступления, цели и предвидения (осознания) последствий виновным.

Однако, при изучении обвинительного заключения по данному уголовному делу, специалистами не найдено подтверждение или обоснование предъявленного обвинения.

С точки зрения изложенного в обвинительном заключении, со стороны юридической и законодательной позиции, вменяемые деяния Канкия С.О. НЕВОЗМОЖНЫ.

Такой вывод, был сделан на основании изучения и анализе нормативно-правовых актов, которые расширяют или дополняют смысловое понятие выбранной нормы, необходимо опираться на официальное и доктринальное толкование, а также на разъяснения высших судебных органов по практике её применения.

Положение этих нормативно-правовых актов исключают саму возможность совершения вменяемых Канкия С.О. деяний, который не являлся штатным сотрудником подразделений службы занятости населения, а так как данная деятельность, а точнее её осуществление возможно только уполномоченным лицом, который на основании должностной инструкции несет ответственность за организацию предоставления государственной услуги и без его (сотрудника) участия свершения любых указанных действий просто НЕВОЗВОЖНО.

В Обвинительном заключении указано, что Канкия С.О.:

    осуществлял подбор членов организованной группы, завладение копиями общегражданских паспортов несовершеннолетних граждан (от четырнадцати лет);

    вводил в заблуждение относительно истинных намерений сотрудников территориальных центров занятости населения Департамента труда и занятости г. Москвы при заключении договоров об организации временного трудоустройства несовершеннолетних граждан;

    вводил в заблуждение сотрудников Мещанского отделения Сбербанка России (ОАО) относительно истинных намерений при заключении договоров на выпуск международных дебетовых карт и последующем получении данных банковских карт в офисах банка.

В нарушение требований правил и этапов квалификации преступлений, УПК РФ, разъяснений ППВС РФ, не одно из перечисленных действий не было доказано и обосновано.

Что нарушает третье требование , которое представляет собой пунктуальность и непредвзятость операции по установлению тождества юридически признаков, определенных законодателем и образующих законодательную модель преступления данного вида, и юридических признаков, присущих конкретному проявлению общественно-опасного деяния и выявленных посредством логического анализа и оценки фактических данных, характеризующих реальное деяние.

В свете этого требования недопустима практика применения уголовно-правовых норм, что называется с запасом, т.е. когда деяние квалифицируется как заведомо наиболее тяжкое, либо искусственно создается видимость ущерба или вреда, причиненного данным деянием.

Для обеспечения истинности квалификации необходимо:

во-первых , чтобы применяемая норма глубоко соответствовала реальной действительности, отражала требования жизни;

во-вторых, чтобы были полно и объективно установлены фактические обстоятельства дела;

в-третьих , чтобы не было допущено ошибок в самом процессе квалификации.

При этом принцип истинности квалификации не будет нарушен, если новая квалификация будет строго соответствовать достигнутому к этому моменту представлению о фактическом содержании и юридически значимых признаках совершенного преступления.

Неверное установление тождества юридически значимых признаков квалифицируемого деяния и признаков состава преступления, предусмотренных уголовно-правовой нормой, означает, так сказать, техническое

Ещё более грубым нарушением данного принципа является вывод правоприменителя о юридической сущности квалифицируемого деяния, основанный на недостаточном для квалификации объеме информации, т.е. сделанный без установления юридически значимых обстоятельств совершения преступления.

Такой вывод означает сущностное нарушение принципа истинности квалификации.

Точная квалификация предполагает тщательное и предметное установление признаков, предусмотренных именно той уголовно-правовой нормой (или теми нормами), в которой совершенное общественно-опасное деяние описано с наибольшей полнотой и конкретностью.

Однако, защита прямо указывает на нарушения процессуальных норм на стадии предварительного расследования, к такому же выводы и приходят специалисты, которые непредвзято исследуя объективную сторону ч.4 ст. 159 УК РФ, в отношении Канкия С.О., а именно:

    все перечисленные действия Канкия С.О. объективно не имел возможности совершить, так как на основании ФЗ РФ от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» и Административного регламента, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития РФ от 28.06.2007 г., № 449, указанные действия связанные с заключением договоров на временное трудоустройство, последующее оформление выплат находится ТОЛЬКО В ВЕДЕНИИ И КОМПЕТЕНЦИИ СОТРУДНИКОВ СЛУЖБЫ ЗАНЯТОСТИ и банковского учреждения и возможны лишь при личном участии в этих мероприятиях оформленных лиц, которым государство в лице органов службы занятости предоставляет услуги по временному трудоустройству.

    Нет обоснования квалифицирующего признака «с использованием своего служебного положения», так как в материалах уголовного дела нет ни одного документа, а именно должностной инструкции, которая указывала бы на его полномочия, при квалификации по данному признаку подлежит обязательному доказыванию данный факт и если он не находит свое подтверждение, следователь ОБЯЗАН ЕГО ИСКЛЮЧИТЬ НА ОСНОВАНИИ ПРАВИЛ КВАЛИФИКАЦИИ.

    На основании указанного выше ФЗ от 19.04.1991 г. №1032-1 и изданным Административным регламентом, предоставление государственной услуги по организации временного трудоустройства несовершеннолетних граждан в возрасте от 14 до 18 лет в свободное от учебы время, следует, что только должностное лицо (сотрудник) данного ведомства имеет возможность оформлять и вести деятельность по трудоустройству.

    В соответствии с ч.2 ст. 7.1. Закона, финансовое обеспечение полномочий указанных субъектов РФ осуществляется за счет субвенций, предоставляемых бюджетом субъектов РФ из федерального бюджета, каким образом Канкия С.О., который не являлся ни сотрудником указанного ведомства, ни сотрудником банка получил доступ к бюджетным средствам. Следствие даже не заостряет на данном основополагающем вопросе внимание.

    Следствием грубо нарушен второй этап квалификации, а именно обязательное установление объективных признаков указанного деяния, так помимо того, что не установлены место, время, способ совершенного деяния, следствие проигнорировало установление объекта преступного посягательства – из обвинительного заключения невозможно установить, хищение каких видов выплат в рамках предоставляемой гражданам услуги по временному трудоустройству вменяется Канкия С.О.

    Статьей 15.1 указанного закона установлен обязательный федеральный государственный стандарт государственной услуги и государственных функций в области содействия занятости населения, а статья 16.1 Закона указывает на обязательное формирование и ведение регистров получателей государственных услуг в сфере занятости населения, которые в обязательном порядке содержат сведения о паспорте гражданина который обратился в службу (серия номер, копия), дата личного обращения гражданина о его самостоятельном желании получить государственную услугу в виде трудоустройства. Однако в материалах уголовного дела этих обязательных документов, которые бы образовывали состав инкриминируемого деяния, отсутствуют.

    Следствием, на основании анализа уголовного дела, не был изучен Административный регламент, данный вывод основывается на том, что ст. 4 данного нормативно-правового акта прямо указывает, что полномочия в области предоставления рассматриваемой государственной услуги переданы в исключительное ведение органов исполнительной власти субъектов РФ, и никаким фондам, коммерческим и некоммерческим организациям, а тем более гражданам такие полномочия представлены быть НЕ МОГУТ.

    На стадии предварительного расследования следователи не провели проверки правильности предоставления указанных государственных услуг, не сделаны обязательные запросы в органы Роструда для разъяснения правил применения данной государственной услуги.

    Данные противоречия и процессуальные ошибки на стадии предварительного следствия привели к тому, что была неправильно установлена потерпевшая сторона по данному уголовному делу, а именно Департамент труда и занятости г. Москвы.

Изучив копию протокола судебного заседания от 02 июля 2012 года, по данному уголовному делу, необходимо обратить внимание на допрос свидетеля Сапона В.Ю. (лист протокола 7, 8, 9, 10).

Свидетель Сапон Виталий Юрьевич, является старшим следователем 2 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г. Москва., у которого дело в отношении Канкия С.О. находилось в производстве.

На вопрос государственного обвинителя в отношении эпизодов 21, 57, 61, 100, 101, 103, 107 и 109 в которых указываются прямые процессуальные ошибки о получателях банковских карт, где выписаны они на одно имя, а сведения о привлечениях к работам в НБО Фонд «Отчизна» говорится о других лицах, свидетель Сапон В.Ю. пояснил, что это просто техническая ошибка.

Однако, обвинительное заключение, как основной документ, который является итоговым и исчерпывающим по доказательствам вины конкретного человека на стадии предварительного расследования, не может содержать таких технических ошибок.

На стадии ознакомления и принятия дела к своему производству, прокурор при наличии таких «технических» ошибок, обязан был вернуть дело на доследование.

Однако, судом данный факт так же был проигнорирован и дело не было возвращено прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ.

Отсутствуют три основных элемента состава преступления , объект, объективная сторона и субъективная сторона, а это может означать только одно, в результате исследования материалов уголовного дела в отношении Канкия Станислава Орденовича, необходимо указать на отсутствие состава преступления предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ.

Вместе с тем, данный факт указывает опять же на неустранимые противоречия и заинтересованность ещё нескольких лиц.

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    В ходе проведения предварительного следствия и при составлении обвинительного заключения были нарушены ч.3 статьи 14 УПК РФ, ч.2 статьи 17 УПК РФ, ст. 42 УПК РФ п.2. ч.2 статьи 75 УПК РФ,ч.1 ст. 73 УПК РФ; ст. 220 УПК РФ;

    на основании указанных нарушений правил квалификации и уголовно-процессуального законодательства, не устранимых противоречий, уголовное дело в отношении Канкия С.О. подлежит безусловному возвращению прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ;

    На основании проведенного научно-практического исследования можно сделать вывод о том, что в действиях Канкия Станислава Орденовича отсутствуют признаки составов преступления предусмотренных ч.4 статьи 159 УК РФ, ч.3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, а уголовное преследование в отношении него, является незаконным и необоснованным.

Специалист по судебной власти,

прокурорскому надзору и организации

правоохранительной деятельности

доктор юридических наук, профессор С.Г. Павликов

Специалист по уголовному праву

и уголовному процессу

Член экспертной рабочей группы

Общественной Палаты РФ

По совершенствованию уголовного законодательства

кандидат юридических наук, доцент М.В. Плотникова

Приложения:

    Копии Диплома о высшем образовании.

    Копия Диплома кандидата юридических наук

    Копия Диплома доктора юридических наук

О совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ

По делу № 1-401/11

Принято Свердловским районным судом г. Перми (Пермский край)

  1. Свердловский районный суд г.Перми в составе судьи Гагариной Л.В., с участием
  2. государственного обвинителя - помощника прокурора <адрес> Никифоровой О.В.,
  3. потерпевших ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8,
  4. представителя потерпевшего ФИО1 - адвоката Тарасовой Л.Н., представившей удостоверение № и ордер №,
  5. представителя потерпевших ФИО8, ФИО4 - адвоката Войнич К.В., представившего удостоверение № и ордеры №, 62,
  6. подсудимых Катаргиной Н.А., Катаргина А.В.,
  7. защитников - адвоката Распопова Д.Ю., представившего удостоверение № и ордер №, адвоката Мымрина Н.А., представившего удостоверение № и ордер №,
  8. при секретаре Хлыбовой Е.В.,
  9. рассмотрев на предварительном слушании материалы уголовного дела в отношении
  10. Катаргиной Н. А., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.3 ст.159 УК РФ,
  11. Катаргина А. В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.3 ст.159 УК РФ,
  12. Установил:

  13. Катаргина Н.А. и Катаргин А.В. обвиняются в совершении 7 преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.
  14. В судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу судом на обсуждение участников судебного заседания поставлен вопрос о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, так как обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ ввиду неконкретности предъявленного подсудимым обвинения, наличия существенных противоречий при описании предмета хищения, его стоимости и суммы причиненного ущерба.
  15. Государственный обвинитель, потерпевшие, представитель потерпевшего ФИО1 - адвокат Тарасова Л.Н., подсудимые и их защитники Решение данного вопроса оставили на усмотрение суда, возражения против возвращения уголовного дела прокурору не выразили.
  16. Заслушав мнение всех участников судебного заседания, исследовав материалы уголовного дела и представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты доказательства, суд считает необходимым вернуть уголовное дело прокурору по следующим основаниям.
  17. Согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом Приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
  18. К числу требований, предъявляемых законом к форме и содержанию обвинительного заключения, ст.220 УПК РФ относит, в частности, необходимость указания в нем существа обвинения, места и времени совершения преступления, его способов, мотивов, целей, последствий и других обстоятельств, имеющих значение для данного уголовного дела, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты.
  19. Как следует из обвинительного заключения Катаргина Н.А. и Катаргин А.В. обвиняются в том, что все преступления они совершили в группе лиц по предварительному сговору. При этом, при описании события преступлений в отношении ФИО8, ФИО4, ФИО2 указаны лишь действия Катаргиной и не ясно из обвинения, какие конкретные действия, направленные на хищение имущества потерпевших либо на приобретение права на имущество потерпевших, выполнял Катаргин А.В. и почему данные действия, по мнению органов предварительного следствия, являются преступными.
  20. Кроме того, из текста обвинения не ясно, что явилось по каждому из преступлений предметом хищения - похищалось имущество потерпевших, если да, то объекты недвижимости, деньги от продажи данных объектов либо приобреталось право на имущество потерпевших, а также когда, в какой момент происходило собственно хищение. Так из текста обвинения следует, что по преступлению в отношении ФИО, ФИО8, ФИО2 потерпевшие утрачивали право собственности на свои жилые помещения при регистрации сделок купли-продажи с ФИО9, ФИО10, ФИО11, которые являлись хорошими знакомыми подсудимых и деньги при регистрации данных сделок в счет оплаты стоимости квартир (жилых комнат) ни потерпевшим, ни подсудимым не передавали. Однако далее по тексту обвинения указано, что подсудимые похитили у ФИО, ФИО8, ФИО2 денежные средства, полученные от продажи объектов недвижимости, принадлежащих потерпевшим. При этом, обвинительное заключение содержит существенные противоречия в части указания суммы хищения денежных средств, вырученных от продажи объектов недвижимости потерпевших, и суммы причиненного ущерба. Так, в обвинении по преступлению в отношении ФИО указано о том, что сделки, которые совершались с ФИО9, ФИО11, ФИО12 носили формальный характер, так как при совершении сделок купли-продажи денежные средства покупатель продавцу не передавал, фактически комната ФИО7 была продана ФИО13 за -СУММА1-, однако сумма ущерба указана -СУММА4-. При этом, никаких данных, которые бы подтверждали сумму ущерба, в обвинительном заключении не приведено. По преступлению в отношении ФИО8 также указано о том, что Катаргин А.В. и Катаргина Н.А. продали квартиру ФИО8 за -СУММА2-, полученные от продажи квартиры деньги в сумме -СУММА2- похитили, причинив ФИО8 ущерб в сумме -СУММА3-. Указанные противоречия в сумме причиненного ущерба вызваны тем, что в обвинительном заключении не определен конкретно предмет хищения по указанным преступлениям и событие, после которого, по мнению органов предварительного следствия, преступные действия подсудимых завершались причинением ущерба потерпевшим.
  21. Согласно резолютивной части обвинения по каждому из преступлений, изложенных в обвинительном заключении, не установлен и конкретный способ совершения мошенничества, поскольку указано, что Катаргин А.В. и Катаргина Н.А. каждое из преступлений совершили «путем обмана или злоупотребления доверием», таким образом, не понятно, каким же способом было совершено мошенничество: путем обмана или злоупотребления доверием, либо двумя способами.
  22. Указанные выше обстоятельства (неточности, неясности в обвинительном заключении, существенные противоречия в части описания предмета хищения, размера причиненного ущерба, способа хищения и других существенных обстоятельств совершения инкриминируемых подсудимым деяний, составляющих объективную сторону преступления) свидетельствуют о неконкретности и неопределенности предъявленного обвинения и, как следствие, о несоблюдении органами предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона об указании в обвинительном заключении обстоятельств совершения преступления. Данное нарушение уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения, которое допущено и при составлении постановления о привлечении подсудимых в качестве обвиняемых, нарушает право подсудимых на защиту, так как лишает их возможности оспаривать конкретные обстоятельства инкриминируемых им деяний и выработать тактику защиты в судебном заседании.
  23. Более того, в соответствии со ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. С учетом данной нормы права суд не вправе вносить уточнения, выходя за рамки указанного в обвинительном заключении предмета преступного посягательства, в данном случае, предмета хищения и суммы причиненного ущерба, как и не вправе конкретизировать действия обвиняемого при совершении преступления, так как данные обстоятельства составляют объективную сторону преступления и являются обязательными признаками состава преступления, предусмотренного частями 3, 4 ст.159 УК РФ.
  24. Суд не может самостоятельно устранить данные нарушения, так как в соответствии со ст.15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне защиты или обвинения, суд не может сам устанавливать дату, способ совершения преступления, изменять фактические обстоятельства предъявленного обвинения, конкретизировать действия подсудимых при описании события преступления. Обстоятельства, указанные в ст.73 УПК РФ, такие как время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, виновность лица, формы его вины и мотивы, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, характер и размер вреда, причиненного преступлением, и подлежащие доказыванию, в соответствии со ст.ст.85, 86 УПК РФ, должны устанавливаться следователем путем производства следственных и иных процессуальных действий. Указанные в ст.73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию, должны содержаться в обвинительном заключении, которое не может содержать никаких противоречий, неточностей, неясностей. Обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению Катаргина А.В. и Катаргиной Н.А. не отвечает указанным требованиям уголовно-процессуального закона по изложенным выше причинам, данные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, так как касаются существа предъявленного обвинения, и исключающими возможность принятия судом какого-либо решения по делу.
  25. Поэтому суд считает, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Устранение указанных нарушений органом предварительного расследования не связано с восполнением неполноты ранее проведенного предварительного следствия.
  26. На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.237, 256 УПК РФ, судья
  27. Постановил:

  28. Уголовное дело по обвинению Катаргиной Н. А. и Катаргина А. В. в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.3 ст.159 УК РФ, вернуть прокурору <адрес> для устранения препятствий его рассмотрения судом.
  29. Меру пресечения Катаргину А.В. и Катаргиной Н.А. до вступления постановления суда в законную силу оставить без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
  30. Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Пермский краевой суд через Свердловский районный суд г.Перми в течение 10 суток со дня его вынесения.
  31. Судья Гагарина Л.В.