Общие положения уступки права требования. Уступка права требования на основании договора Основания договора уступки права требования

18.06.2020 Зарплатная карта

Законодательство допускает уступку права требования по договору. А можно ли уступить часть требования? Либо штрафные санкции? Или передать требование, с которым одна из сторон не согласна? Ответы на эти вопросы — в арбитражной практике.

Начнем с того, что право (требование) можно уступить как полностью, так и частично.

Пункт 1 ст. 382 ГК РФ допускает передачу права (требования), которое принадлежит кредитору на основании обязательства, другому лицу по сделке (уступка требования). Причем, если иные правила не предусмотрены законом или договором, право первоначального требования перейдет к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода (ст. 384 ГК РФ).

Следовательно, стороны могут прийти к соглашению об уступке части, а не всего права. Подтверждает это и Президиум ВАС РФ в Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (утвержден информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120, далее - Обзор).

Передаем часть

Президиум ВАС РФ указал: ст. 384 ГК РФ разрешает закрепить в договоре правила, отличные от общих. Значит, если предмет обязательства, из которого уступается право (требование), делим, первоначальный кредитор может уступить новому кредитору принадлежащее ему право (требование) как полностью, так и частично.

Например, допустима частичная уступка по денежному обязательству, поскольку оно может быть разделено. Можно уступить право пользования, вытекающее из договора аренды нескольких помещений, не на все помещения, а на некоторые (п. 5 Обзора).

Более поздняя судебно-арбитражная практика также подтверждает возможность подобной уступки (например, Определение ВАС РФ от 09.06.2010 № ВАС-7209/10, постановления ФАС Уральского округа от 07.05.2010 № Ф09-5809/09-С5 и Московского округа от 02.09.2009 № КГ-А40/8327-09).

Штрафные санкции

Как видим, с возможностью уступки права требования (полностью или частично) по договору неясностей не возникает. Но обычно стороны в договоре предусматривают не только оплату, но и штрафные санкции за неисполнение обязательства по оплате.

Возникает вопрос: можно ли уступить не часть основного долга по договору, а требование уплатить неустойку, штраф, пени, проценты за неисполнение обязательства?

По нашему мнению, можно. Ведь право переходит в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту такого перехода (ст. 384 ГК РФ). Поэтому к новому кредитору переходят права, которые обеспечивают исполнение обязательства, а также другие права, связанные с требованием, в том числе право на неуплаченные проценты (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.06.2009 по делу № А79-345/2009. Определением ВАС РФ от 10.08.2009 № 9646/09 было отказано в передаче указанного дела для пересмотра в порядке надзора).

В указанном деле ФАС Волго-Вятского округа подчеркнул: право на взыскание начисленных процентов представляет собой самостоятельное денежное требование и может быть уступлено отдельно. Даже если основное обязательство уже исполнено.

Данную позицию подтвердил и ФАС Северо-Западного округа. В рассмотренном им деле должник погасил основной долг. Поэтому на момент уступки кредитор обладал только правом на взыскание процентов. Суд посчитал, что наличие данного права предполагает безусловные основания для его передачи (уступки) иному лицу (постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.04.2010 по делу № А13-9900/2009. Определением ВАС РФ от 24.06.2010 № ВАС-7677/10 было отказано в передаче указанного дела для пересмотра в порядке надзора).

Cпорное требование

Далеко не всегда контрагент согласен с тем, что выполнил свои обязательства по договору ненадлежащим образом. Например, продавец может не согласиться с тем, что он поставил товар ненадлежащего качества, а исполнитель - с тем, что не выполнил работу в срок.

Можно ли уступить требования, по поводу которых возник спор?

Арбитражные суды дают положительный ответ на этот вопрос. Так, по мнению ВАС РФ, допустимость уступки права (требования) не зависит от того, является ли оно бесспорным и обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником (п. 8 Обзора).

Кроме того, ст. 386 ГК РФ предусматривает право должника выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Суды расценивают это как дополнительный аргумент в пользу возможности уступки спорного требования.

Так, ФАС Северо-Западного округа рассмотрел спор: организация уступила агентству право требования к банку, с которым последний был не согласен. Суд подчеркнул, что стороны определили предмет договора цессии как право требования к банку, принадлежащее организации на основании обязательства, возникшего вследствие неосновательного обогащения, поскольку банк неправомерно удерживал денежные средства организации. Агентству были переданы документы, подтверждающие право требования организации к банку. Таким образом, стороны договора цессии достигли соглашения о предмете договора.

Факт наличия или отсутствия неосновательного обогащения на стороне банка, по мнению суда, не влияет на заключенность договора уступки права требования. Кроме того, отметил суд, в силу ст. 386 ГК РФ банк вправе выдвигать против требования агентства (цессионария) возражения, которые он имел против цедента к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.12.2009 по делу № А56-11103/2009).

Уступить нельзя отказать

Напомним, что ряд требований хоть полностью, хоть в части ГК РФ уступать запрещает.

Так, недопустим переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизнью и здоровью (ст. 383 ГК РФ).

Как видим, в ст. 383 ГК РФ перечень прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не закрыт. То есть круг требований, которые не могут переуступаться, не исчерпывающий. Соответственно практика выделяет и иные права, не подлежащие передаче.

ФАС Восточно-Сибирского округа считает, что право на заключение договора аренды земельного участка по результатам аукциона принадлежит только тому лицу, которое выиграло аукцион (либо его единственному участнику). Данное право неразрывно связано с личностью участника аукциона и не может быть передано по договору уступки права. В связи с этим суд признал договор уступки права требования по договору аренды земельного участка, заключенного по результатам аукциона, ничтожной сделкой на основании ст. 168 ГК РФ (постановление от 30.06.2009 по делу № А33-17486/08).

В то же время в некоторых случаях суды допускают уступку права требования по обязательствам, на первый взгляд неразрывно связанным с личностью кредитора.

ФАС Московского округа решил, что ст. 965 ГК РФ не содержит запрета на уступку страховщиком права требования, вытекающего из договора имущественного страхования. По мнению суда, в этой ситуации положения ст. 383 ГК РФ о недопустимости перехода к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не применяются, поскольку связь с личностью кредитора отсутствует.

Суд отметил, что гражданское законодательство допускает передачу страховщиком вытекающих из договора страхования прав требования к лицам, ответственным за убытки, перешедших к страховщику в порядке суброгации после выплаты страхового возмещения по указанному договору. Ведь уступаются не права по договору страхования, а право требования конкретной суммы в рамках этого договора. Более того, такое право может быть передано лицам, не имеющим лицензии на осуществление страховой деятельности (постановление от 25.01.2010 № КГ-А40/13913-09. Определением ВАС РФ от 31.05.2010 № ВАС-6395/10 было отказано в передаче указанного дела для пересмотра в порядке надзора).

К подобному выводу, только в отношении страхователя, приходил и ФАС Северо-Кавказского округа. Суд отметил, что уступка страхователем права на получение страхового возмещения не связана с его личностью, поэтому не противоречит ст. 383 ГК РФ (постановление от 15.12.2008 № Ф08-7436/2008. Определением ВАС РФ от 20.04.2009 № ВАС-3870/09 было отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

ФАС Поволжского округа посчитал, что кредитор (юридическое лицо) вправе передать другому лицу право требовать оплату по внешнеторговым сделкам и получать ее на свой расчетный счет в уполномоченном банке. При этом согласие должника-нерезидента или каких-либо уполномоченных органов на уступку не требуется. Суд опирался на то, что гражданское законодательство не содержит прямых ограничений в части таких действий. И в специальном акте - Федеральном законе от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (ст. 19) также нет запрета на осуществление резидентами уступки прав требования по внешнеторговым сделкам (постановление ФАС Поволжского округа от 09.04.2010 по делу № А12-23953/2009).

Вопросы уступки прав требования

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, одобрив Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (30 октября 2007 № 120) во многом устранил целый ряд проблем, длительное время вызывавших затруднения на практике, в частности, по вопросу о возможности замены одной из сторон в двустороннем договоре, о возможности частичной уступки, о переходе прав по дополнительным требованиям, об уступке прав по будущим обязательствам.

1. В отношениях, складывающихся при уступке прав требования, выделяются:

Обязательство, из которого возникли права, являющиеся предметом уступки (далее - основное обязательство);

Сделки, на основании которой прежний кредитор передает новому кредитору имущество в виде права требования (договор - основание передачи);

Сделки цессии (уступки права требования) как акта, действия первоначального кредитора по передаче права другому лицу.

Сделка уступки права требования является сделкой, влекущей передачу (переход) права от правообладателя (первоначального кредитора, цедента) к правоприобретателю (новому кредитору, цессионарию). Это распорядительная сделка. Преследуемая при ее заключении цель — переход права требования— достигается, как правило, непосредственно в момент ее совершения.

Во избежание серьезных негативных последствий в правоприменительной практике необходимо четко различать, о какого рода договоре (сделке) идет речь в каждом конкретном случае. В связи с этим в Обзоре проводится разграничение между собственно сделкой уступки права (требования), как сделкой распорядительной, и соглашением об уступке - обязательственной сделкой, на основании которой осуществляется переход права.

2. Уступка требования всегда предполагает наличие обязательства, на основании которого первоначальный кредитор передает право требования новому кредитору. Правовая цель передачи требования может быть различной, соответственно различными будут и договоры, на основании которых производится передача. Цедент уступает свое место в обязательстве цессионарию и за то получает или не получает от него то или другое вознаграждение в то или другое время - словом, так, как это определено соглашением, состоявшимся между участниками сделки об уступке права.

Пункт 4 ст. 454 ГК РФ предусматривает, что общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. В качестве предмета договора дарения ст. 572 ГК РФ прямо называет имущественное право.

Нередко сделка цессии и договор, служащий для нее основанием, совершаются одновременно и оформляются единым документом, фактически сливаясь. Но юридически и в этих случаях мы имеем дело с двумя сделками. Например, соглашение может предусматривать, что цедент уступает цессионарию определенное право требования, а последний обязуется передать цеденту денежную сумму. Это соглашение о купле-продаже права, совмещенное с актом (сделкой) передачи имущества.

3. Документы, оформляющие сделки цессии, часто не содержат указаний на наличие и характер встречного удовлетворения.

Соглашение, определяющее основание уступки, как правило, существует, но оформляется самостоятельно. На практике такое оформление сделок уступки нередко необоснованно воспринимается как обстоятельство, достаточное для вывода о квалификации отношений между цедентом и цессионарием как договора дарения.

Предметом договора дарения в соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ могут являться и действия дарителя по безвозмездной передаче одаряемому имущественного права к третьему лицу. Под безвозмездностью передачи понимается отсутствие какой-либо причинной обусловленности такой передачи. Возмездность может состоять в передаче цессионарием или принятии на себя обязательства передать деньги, вещи, права требования или иные имущественные права, в оказании услуг и производстве работ, в освобождении им цедента от долга и т.д. Возмездность может вытекать и из отношений сторон по иным сделкам и обязательствам. Так, право может быть передано цедентом цессионарию во исполнение обязательства цедента перед третьим лицом.

Безвозмездный характер отношений в условиях товарно-денежного оборота представляет исключение, а не правило.

Исходя из этого, ГК РФ устанавливает презумпцию возмездности в случаях, когда возникают сомнения, являются ли соответствующее отношение дарением или носит возмездный характер. На основании п. 2 ст. 572 ГК РФ соглашение, не предусматривающее встречное предоставление цеденту со стороны цессионария, может быть признано договором дарения в том случае, если оно содержит ясно выраженное намерение цедента совершить безвозмездную передачу соответствующего права.

Необходимо также учитывать и положения п. 2 ст. 423 ГК РФ, устанавливающие презумпцию возмездности всякого гражданско-правового договора: договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Логика, которой руководствовался законодатель, устанавливая необходимость доказывания безвозмездности, позволяет сделать вывод, что при передаче права посредством совершения сделки цессии наличие основания передачи должно предполагаться. Данная посылка подтверждается содержанием п. 9 Обзора: соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон совершить безвозмездную передачу прав (требования).

В некоторых случаях суды при оценке соглашений о цессии квалифицировали отношения сторон как договор дарения в ситуациях, когда стороны предусмотрели в договоре встречное обязательство, но оно не соответствует действительной стоимости отчуждаемого имущества.

В одном из дел кассационная инстанция указала, что дарение может происходить не только в форме безвозмездной передачи имущества, но и путем продажи имущества (имущественного права) по явно заниженной цене. В этом случае по действительной цене оплачивается только часть имущества, а остальная часть по существу передается безвозмездно. Вряд ли можно согласиться с подобным подходом, поскольку существо договора определяется сторонами своей волей и в своем интересе. Если стороны предусматривали условия о встречном предоставлении и определяли, таким образом, свои отношения как возмездные, то оценка встречного предоставления для определения вида договора по общему правилу не имеет значения. На это обстоятельство обращается внимание в п. 10 Обзора.

Однако в некоторых случаях, при наличии соответствующих фактических обстоятельств, возможна ситуация, когда якобы возмездный договор имеет целью прикрыть дарение. В этом варианте «явный» договор ничтожен как притворная сделка (ст. 170 ГК РФ). Определенное значение стоимость встречного предоставления будет иметь и при оценке действительности совершенных сделок в рамках законодательства о банкротстве.

4. Уступка прав по двустороннему (взаимному) договору. Наиболее спорным длительное время являлся вопрос о возможности так называемой изолированной уступки - уступки отдельного требования кредитора (об оплате товаров, передаче вещи и т.д.) без полной замены стороны в договорном обязательстве в целом.

Исходя из того, что при передаче права требования по двустороннему договору в силу природы такого договора уступка права должна сопровождаться и передачей на новое лицо той обязанности (встречной), которая лежала на первоначальном кредиторе, арбитражные суды признавали недействительными сделки по уступке права на получение денежной задолженности за определенный период по договорам, предусматривающим обязанности уступающей стороны осуществлять встречное исполнение в последующих периодах (так называемые длящиеся договоры).

Между тем, глава 24 ГК РФ предусматривает порядок замены стороны в одном обязательственном правоотношении (должника или кредитора), а не стороны в договоре (или ином обязательстве - в широком смысле), каждая из которых может быть и должником, и кредитором по различным обязательствам, охватываемым конструкцией одного договора. «Из содержания главы 24 ГК РФ не следует, что она рассчитана на перемену лиц в договорном обязательстве (правоотношении) в целом и не применима к отдельным сравнительно обособленным обязательствам, входящим в состав сложного правоотношения. Если из состава сложного договорного правоотношения может быть выделено конкретное обязательство (например, уплатить деньги), то уступка требования по этому обязательству может быть произведена обособленно от правоотношения в целом».

Таким образом подтверждена возможность уступки требования из взаимного договора: в результате уступки такого требования цессионарий не становится стороной договора, он заменяет цедента в том основном обязательственном отношении, в которое входит уступленное ему требование. Участниками второго основного обязательственного отношения, равно как и субъектами дополнительных прав и обязанностей, которые связаны с основными обязательственными отношениями, продолжают оставаться договорные контрагенты - цедент и должник.

В настоящее время подход судебно-арбитражной практики к проблеме уступки отдельного права требования стороной в договоре при сохранении в целом структуры обязательственного правоотношения (в широком смысле) существенно изменился. Об этом свидетельствует вывод, отраженный в п. 6 Обзора: уступка требования по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария соответствующих обязанностей цедента.

В п. 8 Обзора рассматривается проблема, возникшая в связи с тем, что в ряде случаев допустимость уступки отдельного требования из двустороннего договора обусловливалась бесспорностью уступаемого права и полным исполнением цедентом своих обязательств перед должником. Опровергая указанный подход, Президиум ВАС РФ приводит аргументы судов, которые признавали в этих случаях действительность уступок: законодатель не связывает возможность уступки права (требования) с бесспорностью последнего . Напротив, ГК РФ исходит из допустимости такой уступки, закрепляя право должника заявлять возражения, которые он имеет против требования первоначального кредитора, против нового кредитора . Избранный Президиумом ВАС РФ вариант разрешения проблемы отражает приоритетный подход, используемый в международной торговой практике, где возможность изолированной уступки прав, особенно по денежному обязательству, вытекающему из двустороннего договора, давно не вызывает сомнений, а интересы должника обеспечиваются сохранением права на возражения против предъявленного новым кредитором требования.

5. Уступка части права (требования) . Для правоприменительной практики до последнего времени было характерно негативное отношение к сделкам, в рамках которых новому кредитору передавалось требование части долга. При обосновании подобных решений использовались доводы, аналогичные приводимым для подтверждения невозможности уступки права в «длящемся» правоотношении.

Отсутствие установленных законом запретов на передачу части объема принадлежащих кредитору прав констатируется в подавляющем большинстве работ, посвященных цессии. Возможность «дробления» права требования при уступке зависит от характера предмета обязательства . При юридической делимости обязательства не существует принципиальных препятствий для уступки требования в части долга. Как правило, делимы обязательства, предметом которых является передача вещей, определяемых родовыми признаками. Деньги как предмет денежного обязательства делимы и взаимозаменяемы, поэтому практически все обязательства по уплате денег также делимы .

Действующее гражданское законодательство позволяет сделать вывод о возможности уступки кредитором по денежному обязательству части долга.

Первоначальный кредитор, передавая право требования уплаты долга в определенной части новому кредитору, сам лишается права в этой части требовать исполнения от должника, т. е. в этой части он сам из обязательства выбывает, заменяется новым кредитором. Положение должника по денежному обязательству не изменяется, поскольку его обязательство остается прежним, не изменяется ни характер права, ни его объем.

Следует различать ситуации, при которых происходит разделение объема требования и случаи, когда уступается одно из нескольких самостоятельных требований (например, задолженность за определенный период по договору, предусматривающему обязанность производить периодические платежи). В последнем случае имеет место отдельное обязательство уплатить определенную (или определимую) сумму в определенный срок или при определенных обстоятельствах. Обязательство уплатить определенную сумму является самостоятельным и не зависит от отношений сторон в иные периоды действия договора. Препятствие для таких уступок практика арбитражных судов долго видела в «длящемся» характере отношений между сторонами этого договора, не позволяющем уступать права кредитору без полного выхода из этого договора. С изменением подхода к практике уступки требований по длящимся договорам изменился и подход к возможности уступки задолженности за определенный период.

В п. 5 Обзора отражен общий принцип допустимости частичной уступки прав по обязательствам, предмет исполнения по которым делим , и приводятся примеры таких требований - требование по оплате товара, требования арендатора по предоставлению в пользование нескольких самостоятельных помещений.

6. Передача права на неустойку . ГК РФ предусматривает, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие, связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты (ст. 384), если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, по общему правилу, дополнительные права переходят к новому кредитору одновременно с обеспечиваемым требованием без специального оформления их уступки. Иное может быть предусмотрено законом или договором.

При отсутствии специальных оговорок в соглашении об уступке права требования новый кредитор приобретает право начислять неустойку в свою пользу при нарушении должником обязательства после перехода к нему прав по основному долгу .

В п. 15 Обзора обращается внимание судов на наличие в законе презумпции перехода новому кредитору права в полном объеме, включая и права по обеспечительным дополнительным обязательствам. При уступке части основного долга к новому кредитору права на обеспечение переходят пропорционально размеру переданного требования, если иное не установлено соглашением сторон.

Кроме того, следует обратить внимание, что ранее недопустимость самостоятельной уступки основного обязательства и неустойки обосновывалась тем, что обязанность по уплате санкций неразрывно связана с основным обязательством, сторонами которого неизменно остаются прежний кредитор и должник. Эта точка зрения до последнего времени преобладала в правоприменительной практике. Между тем денежная сумма, причитающаяся кредитору в качестве неустойки, является самостоятельной имущественной ценностью. Право требовать уплаты неустойки возникает у кредитора только при нарушении должником обязательства. Возможность реализации этого права зависит от целого ряда факторов (субъективные основания ответственности, характер и размер последствий нарушения для кредитора и т.д.). У кредитора возникает право требовать уплаты денежной суммы в качестве неустойки. В этом случае нет принципиальных препятствий к разъединению требования об уплате неустойки и требования по основному обязательству , с нарушением которого было связано начисление определенных сумм в качестве неустойки. Восстановление кредитором потерь от нарушения обязательства должником достигается при передаче права на компенсацию в обмен на денежный либо иной эквивалент, получаемый от цессионария.

Из смысла главы 24 ГК РФ не следует, что передача права на взыскание санкций возможна лишь во взаимосвязи с основным обязательством. Запрет передачи права на взыскание санкций в законе отсутствует, содержанию данного права такая передача не противоречит. В силу сказанного, нет серьезных оснований исключать возможность самостоятельной уступки права на взыскание уже начисленной неустойки в отрыве от основного обязательства.

Требование об уплате неустойки часто передается (уступается), когда сумма требования окончательно определилась. Например, суд с учетом всех обстоятельств дела, в том числе своего права на снижение неустойки (ст. 333 ГК РФ), уже определил размер сумм, подлежащих уплате должником. Однако нет препятствий для уступки права на неустойку до того, как требование окончательно определилось . Из положений, закрепленных в п. 16 Обзора, следует, что препятствий к уступке окончательно не определившегося (несозревшего) права (размер неустойки окончательно не определен) Президиум ВАС РФ не усматривает.

7. Передача права (требования) на возмещение убытков.

В п. 17 Обзора, исходя из характера обязательства по возмещению убытков, обосновывается вывод о возможности самостоятельной уступки требования о возмещении убытков, причиненных нарушением обязательства.

Право требовать возмещения убытков при неисполнении обязательства не является ни мерой обеспечения, ни требованием, связанным с основным обязательством. Поскольку притязание на возмещение убытков не является побочным правом по отношению к требованию, нарушение которого повлекло возникновение данного притязания, однако основание этого требования иное, чем у требования по основному долгу. Право требовать возмещения убытков возникает лишь при нарушении обязательства и реализуется как право применения имущественной ответственности (глава 25 ГК РФ), а не по правилам об исполнении обязательств. Требование о возмещении убытков принадлежит лицу, права которого нарушены.

Право требовать от должника уплаты этой суммы (сумы убытков) (уже определенной или определимой) может быть передано другому лицу (как новому кредитору, так и любому другому лицу) в качестве самостоятельного имущественного права . Изменение кредитора по требованию об уплате убытков никак не затрагивает ни характера, ни структуры нарушенного правоотношения. Поэтому такая уступка может быть допущена и в ситуации, когда право требовать исполнения обязательства, нарушение которого вовлекло начисление убытков, не обладает свойством уступаемости.

При реализации требования о возмещении убытков новый кредитор заменяет первоначального именно в охранительном обязательстве. Вследствие этого при рассмотрении вопросов о возможности применения мер ответственности к должнику, размере его ответственности учитываются последствия нарушения, наступившие у первоначального кредитора. Так, при применении ст. 333 ГК РФ должны приниматься во внимание последствия нарушения, возникшие у первоначального кредитора .

Из указанного следует обязанность привлечения первоначального кредитора к рассмотрению дела о взыскании убытков.

8. Право должника на возражения против требования нового кредитора, например п. 7 Обзора.

Одним из важнейших средств защиты должника при уступке является право на сохранение возражений. Данная возможность тесно связана с конструкцией, допускающей возможность уступки отдельных требований из договора, уступки части требования.

Действующее гражданское законодательство предусматривает специальные правила, призванные обеспечить защиту должника, с тем, чтобы сделка уступки, совершаемая, как правило, без участия должника, не затронула его имущественные интересы. Статья 386 ГК РФ предусматривает, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Данное положение относится и к прекращению обязательств зачетом, ничтожностью и т.п.

Таким образом, ст. 386 ГК РФ охватывает возражения, связанные в частности с неисполнением первоначальным кредитором перед должником договора (обязательства), на основании которого возникли уступленные права требования.

При этом значение придается не тому моменту, когда фактически были заявлены возражения, а моменту, когда возникли правовые основания для их заявления. Так, должник по денежному обязательству в возмездном договоре, предусматривающем встречное обязательство по осуществлению работ, вправе ссылаться против требования нового кредитора на факт неисполнения обязательств подрядчиком, даже если невыполнение имело место после получения должником уведомления об уступке.

Правовое основание для возражения - договор должника с первоначальным кредитором, предусматривающий наличие встречной обязанности, - существовал на момент направления информации об уступке. Именно это обстоятельство должно приниматься во внимание. Аналогичным образом складываются отношения и в случаях, когда возражения должника связаны с установлением факта поставки товара ненадлежащего качества. При этом не имеет значения, до или после получения уведомления должником были установлены недостатки товара. Важно то, что сам договор, предусматривающий право покупателя отказаться от оплаты в случае поставки некачественного товара, был заключен на этот момент. Значение имеет не момент возникновения обстоятельства, на которое может сослаться должник, а момент возникновения правового основания для выдвижения такого возражения.

Невыполнение встречных обязательств первоначальным кредитором перед должником не может рассматриваться как основание для признания сделки уступки права требования недействительной (ст. 168 ГК РФ). В подобных случаях требования нового кредитора не могут быть удовлетворены, но не из-за недействительности договора об уступке. Отказ в иске должен быть мотивирован наличием подтвержденных материалами дела возражений должника, позволяющих ему не исполнять обязательство, и указанием на возможность выдвигать эти возражения против лица, права к которому перешли в порядке сделки цессии (уступки права требования).

Должник может против требования нового кредитора ссылаться на недействительность самой сделки уступки , например на невозможность перехода требования в силу его личного характера либо на нарушение договорного или договорного запрета на уступку права требования. В указанных случаях возражения должника затрагивают саму распорядительную сделку, а не основания ее совершения - соглашение об уступке.

Вопрос о признании возможности для должника против требования нового кредитора ссылаться на дефекты соглашения между цедентом и цессионарием. Он тесно связан с вопросом о допустимости оспаривания должником соглашения об уступке. В Обзоре (п. 14) не отрицается право должника оспорить это соглашение; но должник обязан доказать, что это соглашение затрагивает его права и интересы. Обращает на себя внимание, что суд не принял во внимание доводы должника о том, что оспаривание им соглашения между цедентом и цессионарием осуществляется им для целей установления определенности в вопросе о том, кто является надлежащим кредитором.

9. Существенные условия в сделке уступки права требования.

Положения главы 24 ГК РФ не содержат специальных указаний о существенных условиях в сделках уступки права (требования). Целью рассматриваемой сделки является передача обязательственного права требования от одного лица (первоначального кредитора, цедента) другому лицу (цессионарию). Исходя из этого можно определить и существенные условия такой сделки - это указание на цедента и цессионария, а также на характер действий цедента: цедент передает (или уступает) определенное право требования, а цессионарий соглашается принять (или принимает) это право. Наиболее важным в подобных сделках является определение самого субъективного обязательственного права, которое подлежит передаче. Для этого, как правило, достаточно указать кредитора и должника в обязательстве, основание возникновения требования, предмет и содержание права требования.

Позиция Президиума ВАС РФ, отраженная в п. 12 Обзора, требует от судов оценки предмета соглашения об уступке с учетом положений ГК РФ о необходимости выявления воли сторон в сделке.

Конкретизация в отношении основания уступаемого требования необходима, если в силу данного договора должник обязан выполнить несколько однотипных по содержанию, но различных по основаниям возникновения действий и уступаются не все права в отношении должника по договору, а одно или несколько из них . Уступаемое требование должно быть конкретизировано и в том случае, когда на основании договора возникает несколько однотипных и по содержанию и по характеру оснований прав требования (например, по договору энергоснабжения существуют обязанности потребителя (должника) заплатить за энергию за различные периоды). Одним из возможных способов конкретизации предмета уступки в том случае, если права в отношении должника уступались не по всем этим обязательствам, является указание на сроки исполнения (или возникновения) обязанностей по оплате. На это обстоятельство обращается внимание в п. 13 Обзора.

Объем уступаемых прав определен в диспозитивной норме (ст. 384 ГК РФ), поэтому нет необходимости включать условия, определяющие объем права, в соглашение об уступке, если отсутствует намерение уступить часть права (требования). Но если уступается часть права (при делимости предмета обязательства) или стороны иначе, чем указано в ст. 384 ГК РФ, решают вопрос о переходе дополнительных и связанных с основным требованием прав, то условия, определяющие объем передаваемых прав, являются существенными .

Для выявления действительной воли сторон в сделке уступки относительно ее предмета могут быть использованы правила толкования договора (ст. 431 ГК РФ). Если необходимость установления предмета соглашения об уступке возникает при рассмотрении спора между цессионарием и должником, цедент должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица , поскольку признание судом соглашения об уступке незаключенным может повлиять на его права и обязанности как по отношению к должнику (ответчику), так и по отношению к цессионарию (истцу).

10. Передача документов, подтверждающих право требования. В соответствии с п. 2 ст. 385 ГК РФ цедент должен передать цессионарию документы, удостоверяющие уступленное требование, и сообщить ему сведения, необходимые для осуществления права. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, момент перехода права цеденту не зависит от того, исполнена ли эта обязанность цедентом. Право требовать передачи документов есть у первоначального кредитора независимо от того, предусмотрена ли такая обязанность в договоре об уступке. Такая обязанность лежит на прежнем кредиторе в силу закона.

При нарушении этой обязанности приобретатель права может требовать от первоначального кредитора возмещения убытков. На практике зачастую обязанность передать документы, подтверждающие право, смешивали с обязанностью передать само право требования. В результате делался вывод, что уступка права требования до момента передачи документов не состоялась. Наличие доказательств существования права необоснованно смешивалось с существованием самого права . Приведенный в п. 11 Обзора пример свидетельствует о четком разграничении Президиумом ВАС РФ момента перехода права и момента передачи документов . Уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование), не рассматривается как факт, сам по себе свидетельствующий об отсутствии перехода права к цессионарию. Закон не устанавливает срока исполнения обязанности представления документов, ни формы. В силу общих положений об исполнении обязательств такая обязанность должна быть исполнена в разумный срок (ст. 314 ГК РФ), который должен определяться с учетом цели установления данной обязанности цедента. Срок передачи документов может быть определен соглашением цедента и цессионария.

Перечень документов, подлежащих передаче, зависит от характера уступаемого права. Лежащая на цеденте обязанность передачи документов охватывает все находящиеся у него документы, которые могут быть использованы для удостоверения требования и других перешедших к цессионарию прав. Конкретный перечень документов может быть согласован сторонами, поскольку при уступке лишь части права, определенные документы могут не передаваться или передаваться в копиях.

11. Ответственность цедента за действительность требования. Цедент отвечает за существование требования, но не отвечает за то, что может быть взыскано с должника. Стороны могут выработать гарантии, касающиеся существования передаваемого (уступаемого) права, и нести ответственность в случае нарушения этих договорных гарантий.

В соответствии со ст. 390 ГК РФ первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Под недействительным требованием понимается требование, не имеющее действительного основания; если заключенная между первоначальным кредитором и должником сделка ничтожна, то нет и требований из этой сделки.

Недействительность требования имеет место и в случаях, цедент не является обладателем данного права (например, оно было ранее передано другому лицу); когда сделка, на основании которой возникли передаваемые права, оспорима и признана судом недействительной; когда уступлено требование, уже прекращенное к моменту уступки исполнением либо иным предусмотренным законом способом (новация, отступное, зачет и т. д.). Недействительным является также требование, которое не может быть реализовано в силу возражений должника (например, неисполнении обязательства цедентом, зачете и т.д.).

Неисполнение должником принятой на себя обязанности (неисполнение цедентом обязанности по передаче цессионарию права требования) необходимо расценивать не как обстоятельство, свидетельствующее о недействительности сделки, а как нарушение обязательства.

Нельзя признать недействительным договор об уступке, фактически не исполненные цедентом (не был передан предмет договора). Президиум ВАС РФ в п. 1 Обзора, во-первых, провел разграничение между соглашением об уступке как обязательственной сделкой и распорядительной сделкой уступки. Во-вторых, Президиум ВАС РФ четко указал на то, что недействительность уступки означает отсутствие перехода права третьему лицу; но это не колеблет действительность соглашения между цедентом и цессионарием, на основании которого передавалось право и цедент несет ответственность за допущенное им нарушение обязательства - передать определенное в соглашении право (требование).

12. Уступка прав по кредитному договору.

Закон РФ «О банках и банковской деятельности» относит к банковским операциям деятельность по привлечению и размещению денежных средств от своего имени и за свой счет. Получение денежных средств, предоставленных на основании кредитного договора, не относится к банковским операциям. Новый кредитор, получая от банка право требовать от заемщика возврата денежных средств, не становится субъектом банковской деятельности и не обязан иметь соответствующей лицензии.

Рассмотрение положений ГК РФ о договоре займа и кредита показывает, что требования к субъектному составу имеют значение в момент заключения кредитного договора. Основным отличием кредитного договора от договора займа является наличие у банка в кредитном договоре обязанности предоставить денежные средства. Поскольку договор займа является реальным, такой обязанности у займодавца нет.

Принятие на себя специфических рисков, связанных с обещанием предоставить денежные средства, - прерогатива специальных субъектов (банков или иных кредитных организаций). После исполнения банком своей обязанности по предоставлению денежных средств у заемщика возникает обязанность их возврата, ничем не отличающаяся от обязанности возврата денежных средств, полученных по договору займа. Это обязательство заемщика принципиально ничем не отличаются от любых других денежных обязательств.

Личность кредитора для заемщика (независимо от того, получил ли он средства по договору займа или кредита), как в большинстве денежных обязательств, не имеет. Заемщик по кредитному договору в случае передачи права требования третьему лицу сохраняет против него все возражения, которые он мог выдвинуть против первоначального кредитора по денежному требованию (банка).

В п.2 Обзора Президиум ВАС РФ исходит из того, что ни Закон «О банках и банковской деятельности, ни статья 819 ГК РФ не содержат предписания о возможности прав кредитора по кредитному договору только кредитной организации; следовательно, эти нормы не могут быть основанием для признания недействительными сделок уступки прав требования банков к заемщикам третьим лицам, не являющимся кредитными организациями.

Договор цессии (уступки права требования) по ГК РФ в 2020 году составляется с обязательным учетом установленных правил и нюансов.

Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай индивидуален. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь к консультанту:

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ .

Это быстро и БЕСПЛАТНО !

При их игнорировании есть большая вероятность признания судом договора несостоявшимся. Законодательством РФ предусматривается возможность передавать прав требования иным лицам.

Для этого достаточно составить договор цессии. Одновременно с этим необходимо обращать внимание на определенные тонкости, позволяющие составить соглашение с легкостью и при этом не дать признать его судебным органом недействительным.

Важные моменты

Прежде чем приступить к рассмотрению вопроса относительно правил составления договора цессии изначально необходимо разобраться в базовых понятия и законодательных аспектах, регулирующих заполнение документа.

Что это такое

Для возможности дать четкое определение договор цессии, что это простыми словами, необходимо обратиться к .

Исходя из указанного законодательного акта, договор цессии – соглашение, при котором одна из сторон выступает цедентом (изначальным кредитором по обязательству) и осуществляет передачу прав цессионарию (лицо, которое выступает в роли нового кредитора).

Это возможно с целью требования в полном объеме выполнения долговых обязательств должником.

Важно помнить: в процессе передачи прав требования, к примеру, продажа долга, новый кредитор должен требовать от носителя долговых обязательств выполнения своих обязательств по тем условиям, которые не могут ухудшить его положение.

Стороны соглашения

Сторонами соглашения являются:

Важно помнить: основной пакет необходимой сопутствующей документации определяется в индивидуальном порядке.

Правовая база

Смена состава субъектов обязательственных отношений может быть начата как непосредственным кредитором, так и самим должником. Об этом четко указано в ст. 382 и .

Полномочия кредитора могут быть переданы с помощью соглашения либо же в силу определенных законодательных предписаний – предусмотрено ст. 382 ГК РФ.

Видоизменение сторон кредитора могут быть запрещены либо же ограничены – отображается в .

Одновременно с этим, ситуации, при которых необходимо обязательно получить согласие должника устанавливается такими законодательными актами, как:

Дополнительно необходимо обращать внимание на то, что четко указывает на то, что если кредитор принял решение о переуступки будущих процентов и прав на убытки, то отсутствует необходимость в указании непосредственного перехода прав процентов.

Во многом это связано с тем, что это подразумевается уже автоматически. Все упомянутые выше законодательные акты не являются исчерпывающими, но при этом содержат в себе все необходимые сведения по рассматриваемому вопросу.

Особенности заключения сделки

По рассматриваемому соглашению допускается возможность совершить уступку:

  • имеющихся правил;
  • дальнейшего права требования;
  • возможного спорного права;
  • права истребования различных штрафных санкций: начисленной неустойки, процентов, возмещение нанесенного ущерба и так далее;
  • возможного права на регресс (к примеру, гражданин не хочет тратить свое время и принял решение передать право иным лицам).

В частности в нем указано:

“Судебный орган, принял решение сослаться на ст. 382 и , что позволило сделать вывод о том, что существенными условиями договора относительно уступки прав считается занесенное конкретное обстоятельство, по причине которого было сформировано соответствующее право”

Исходя из судебной практики, можно сделать вывод, что к существенным условиям принято относить размер финансирования и самих денежных требований, которые покупаются теми или иными лицами.

Порядок заполнения формы (образец)

В зависимости от того, кто именно принимает участие в заключении договора цессии существуют и определенные особенности о которых всегда необходимо помнить во избежание проблем, напрямую связанных с рисками признания документа недействительным.

Между юридическими лицами

Соглашение между юридическими лицами может быть составлено по различным причинам.
К примеру, часто его подписывают финансовые учреждения по безнадежным долговым обязательствам.

Причем в роли нового кредитора могут выступать не только кредитные компании (на основании определения ВС РФ от октября 2015 года).

Основные нюансы соглашения цессии между юридическими лицами имеют вид:

Помимо этого не стоит забывать об обязательном отображении сделки в бухгалтерской документации, а также в необходимости оплатить НДС. По этой причине необходимо с особой осторожностью подходить к цене соглашения.

Важно помнить: представители налогового органа имеют право добавить , если ими будет установлен факт заведомого занижения себестоимости.

Между физическими лицами

Данное соглашение могут подписывать граждане, которые не являются представителями каких-либо компаний. Делая акцент на Гражданский Кодекс РФ, именно физические лица определяют разновидность операции и периоды.

В самом документе необходимо отобразить принцип передачи прав иным лицам, причем это может быть как по возмездной, так и по безвозмездной форме.

Дополнительно в обязательном порядке необходимо отображать:

  • полную сумму денежных долговых обязательств;
  • период выплаты;
  • имеющиеся правила и обязанности для каждой стороны;
  • информацию из паспорта (серию, номер, кем и когда был выдан и так далее).

Важно помнить: соглашение цессии не может быть подписано в тех ситуациях, когда должник уже несет обязательства перед судебным органом по вопросу уплаты личностных долговых обязательств.

  • и так далее.

О данном нюансе необходимо помнить с целью минимизации рисков возникновения различного недопонимания.

Между юридическим и физическим лицом

Рассматривая Гражданский Кодекс РФ, напрашиваются определенные заключения, которые заключаются в следующем:

Говоря простыми словами, каждый указывает свои реквизиты, которые между собой немного различаются. Все остальное остается стандартным.

Трехсторонний

Трехсторонний вариант документации отличается от стандартного договора только тем, что в первой ситуации в сделке принимает участие и сам должник.

Если говорить о статусе лиц, которые принимают непосредственное участие в процессе составления, то данный факт также играет немаловажную роль.

Предусмотрены некоторые различия в процессе формирования договора, которые напрямую связаны от того, физические либо юридические лица принимают участие в сделке.

В том случае, если речь идет о трехсторонних взаимоотношениях между физическими лицами, то достаточно только предоставить паспорта каждой из сторон.

Если речь идее о взаимоотношениях между физическими и юридическими лицами, то правила немного отличаются:

  • физлицам необходимо предоставить только паспорт;
  • юридическим лицам необходимо дополнительно указывать, персональные сведения и паспортные данные.

Помимо этого, юридические лица перед подписанием документа в обязательном порядке обязаны пройти проверку на предмет достоверности учредительной документации.

Проверка необходима только с той целью, чтобы обезопасить иных участников сделки от мошеннических действий (к примеру, отсутствует либо составлен с ошибками).

Порядок расторжения

Расторгнуть соглашение можно несколькими способами:

Для возможности расторгнуть договор в одностороннем порядке предусмотрены такие варианты:

Стоит отметить, что причины должны быть весомыми для расторжения, что означает:

Законодательством РФ допускается возможность расторгнуть договор цессии по обоюдному согласию и закрепив данное решение путем подписания дополнительного договора.

В таком договоре следует указать:

  • полные инициалы цессионария и цедента;
  • документы, на основании которых действует соглашение.

Кроме того, в таком договоре необходимо указать:

  • основную причину расторжения соглашения;
  • конкретные права и обязанности каждой из сторон;
  • уровень для каждой из сторон;
  • общие положения. Иными словами, необходимо указывать период вступления в юридическую силу данного договора.

В обязательном порядке в конце документа необходимо поставить подписи, адреса сторон.
Если речь идет о юридических лицах, то при наличии печати необходимо ее проставить дополнительно.

Возникающие нюансы

В процессе передачи прав требования иным лицам, необходимо обязательно брать во внимание о возникающих нюансах. Рассмотрим наиболее актуальные из них подробней.

Налоговые последствия сделки

Налог на добавленную стоимость в процессе передаче прав требования подразумевает под собой определенные особенности.

Именно основания, по которым возникла необходимость прав требования, зависит – есть налогообложение или нет.

НДС может быть начислен на разновидности сделки, которые долговые обязательства были переданы на основании подписанного (на основании ).

Видео: договор цессии

Одновременно с этим, НДС не может быть начислен на уступки прав требования долга, который сформировался по результату продажи продукции или предоставления и при этом они освобождены от налогообложения на законодательном уровне.

В пример можно привести сделку по продаже долговых обязательств, которые образовались на основании игнорирования обязательств по .

Стоит также обращать внимание на тот факт, что играет особое влияние и само лицо, которое обладает правом требования, поскольку именно от него зависит правило, по которому рассчитывается налог на добавленную стоимость.

Если долговые обязательства принял решение продать сам кредитор, которым может являться, к примеру, поставщик каких-либо услуг, то налоговая база определяется суммой превышения размера дохода от объема .

Признание ее недействительным (судебная практика)

По Гражданскому Кодексу РФ у должников имеется немного вариантов оспорить договор цессии.

Основанием может послужить факт признания соглашения несостоявшимся, и при этом только в случае идентификации уступки прав требования договором.

Дополнительным основанием для возможности признать факт договора несостоявшимся может послужить выявленный факт нарушения самим цессионарием его указанных условий.

Одновременно с этим, на основании , выявленный акт не соблюдений ограничений на уступку, не лишает возможности трансферта законной силы.

Помимо этого, на основании ст. 388 ГК РФ, признать договор несостоявшимся можно на таких дополнительных условиях, как:

Именно по указанным выше причинам можно открыть судебное производство. Несмотря на то, что в судебной практике по подобным делам, судья нечасто принимают сторону носителя задолженности, наличие хотя бы одного из указанных выше оснований может гарантировать признания договора таким, как несостоявшийся.

Какими бухгалтерскими проводками отражается

Осуществление бухгалтерского учета в рассматриваемом вопросе у всех без исключения участников цессии, включая и самого носителя долговых обязательств, обладает определенными специфическими признаками.

У первоначального кредитора, который стал цедентом, имеется несколько вариантов – передача прав требования до периода необходимого платежа и уже после него.

В первой ситуации базой для проведения всех необходимых исчислений есть определенные затраты, которые рассчитываются разницей между от периода осуществления цессии до момента закрытия долговых обязательств на основании .

Иной вариант подразумевает под собой затраты в форме отрицательной разницы между реализационной прибылью и полученным размером себестоимости реализуемой продукции, работ либо же услуг.

Проводки по договору цессии у должника на основании Федерального закона относительно бухгалтерского учета будут иметь вид:

У цессионария пример имеет вид:

Дополнительно необходимо обращать на то, что документальным подтверждением будут являться только соглашение цессии и банковская выписка. Их будет на основании Гражданского Кодекса РФ и вполне достаточно.

Безвозмездное соглашение между родственниками

Подписание цессии безвозмездной формы не может считаться нарушением законодательства РФ.

Одновременно с этим, если же одна из сторон (вне зависимости от того, кто именно) примет решение обратиться в судебный орган, то судья с большой долей вероятности (практически гарантировано) признает такую сделку как несостоявшуюся.

В подобной ситуации риск не возврата финансовых средств, по меньшей мере, огромный.

Таким образом, кстати, поступают финансовые учреждения в процессе реализации массивов “плохих долговых обязательств” с дисконтом практически до 92 % от номинальной себестоимости (подразумевается возможность выкупить долг у банка).

Подобного рода механизм позволяет в полной мере очистить персональный баланс от массивов.

Стоит отметить, что многие покупают права требований и используют их как бизнес. Если говорить о самом договоре данной формы, то образец отсутствует.

Право требования – вид долгового обязательства, возникающего между сторонами на основании договорных отношений, имеющихся между ними. В таких отношениях одна из сторон выступает кредитором, то есть лицом, которому причитается получение от другой стороны какой-либо вещи, ценности или услуги, а другая сторона является должником, то есть лицом, связанным обязательствами по предоставлению такой вещи, ценности или услуги.

Как правило, формирование отношений, основанных на возникновении права требования, оформляется в виде письменно заключенного договора, подписанного обеими сторонами. Именно письменный образец такого соглашения является гарантией того, что обе стороны идентично интерпретируют условия документа, а их подписи на этом документе свидетельствуют об их согласии с ними. Этот факт может стать чрезвычайно важным в случае, если потребуется оформить договор уступки права требования.

Помимо условий, регулирующих характер взаимоотношений между кредитором и должником, образец такого соглашения обязательно должен содержать описание самого предмета, на основании которого у одной из сторон возникает право требования по отношению к другой. В современной российской практике предметом такого документа чаще всего выступает предоставление кредита или займа, то есть суммы денежных средств, которую должник получает от кредитора с обязательством возврата в определенный срок. Также достаточно распространенным предметом такого соглашения является передача жилья от застройщика к покупателю на основании договора долевого участия: такой документ по своей сути является основанием для возникновения у дольщика права требования по отношению к застройщику.

Однако в жизни иногда возникают ситуации, когда обстоятельства у кредитора, ожидающего получения вещи, ценности или услуги от должника, не позволяют ждать выполнения условий соглашения. Например, заимодавцу, предоставившему денежные средства своему знакомому, срочно потребовались деньги. Последний, разумеется, не рассчитывал на возникновение необходимости досрочного возврата суммы, поскольку это не предусмотрено условиями документа, подписанного сторонами, поэтому не в состоянии и не обязан немедленно выполнять пожелание кредитора.

Договор переуступки права требования: обязанности нового кредитора

Выходом из такой ситуации, который может устроить и должника, и кредитора, является оформление договора уступки права требования.

Фактически уступка права требования представляет собой переход права от первоначального кредитора к лицу, приобретающему в результате такой уступки его права по отношению к должнику.

При этом новый кредитор, по отношению к которому совершена уступка, приобретает весь объем прав и обязанностей, которые налагал на предыдущего заимодавца его статус. Например, если в соответствии с условиями займа он обязан ежемесячно предоставлять получателю займа расписку, подтверждающую возврат им части денежных средств, новый кредитор тоже будет обязан это делать.

Важно, однако, иметь в виду, что передача полного объема прав и обязанностей, которые содержит образец соглашения, заключенного между лицом, предоставившим заем, и лицом, получившим его, одновременно исключает возможность расширения круга таких прав и обязанностей. Кроме того, переход права предъявления притязаний от одного лица к другому не должен оказывать негативного влияния на положение должника. Так, например, на него не могут быть возложены обязанности по уплате дополнительных процентов по кредиту при переуступке прав.

Новый обладатель прав по соглашению о займе в соответствии с законом обязан уведомить плательщика, что теперь именно он в результате уступки является владельцем этих прав, поэтому он становится адресатом обязательств, связанных с исполнением договора. В противном случае, устанавливает пункт 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, он принимает на себя все связанные с таким неуведомлением риски. Например, если плательщик, следуя сложившейся практике, перечислит очередной платеж прежнему кредитору, такое его действие будет рассматриваться как надлежащее исполнение им своих обязательств.

При этом закон требует использования письменной формы такого уведомления. Если это условие не было соблюдено или выполнено ненадлежащим образом, например, в форме устного уведомления, закон становится на сторону должника. Более того, статья 385 предоставляет ему право потребовать от нового кредитора предъявления доказательств того, что теперь именно он является обладателем прав по полученному им займу. Например, доказательством уступки может служить документ, подтверждающий переуступку права требования, который заключен между прежним и новым кредитором.

Права нового кредитора и ограничения, связанные с их реализацией

Одновременно с обязанностями перекупщик по долгу получит и определенные права, вытекающие из перехода к нему всех полномочий прежнего владельца благодаря переуступке, зафиксированных в соглашении между ним и получателем займа. В частности, если заключенный между ними договор предусматривал выплату процентов за пользование долгом, получение таких процентов причитается и новому кредитору. Кроме того, в соответствии со статьей 384 Гражданского кодекса Российской Федерации к нему переходят и другие обязательства плательщика, данные им с целью обеспечения полученного займа. Например, если его имущество было передано в залог прежнему участнику соглашения о займе, права на залог должны будут перейти к новому обладателю прав по этому займу.

В соответствии с пунктом 2 статьи 382 Гражданского кодекса РФ новый владелец долга вправе получить свои полномочия в результате уступки прав требования, не спрашивая на это согласия должника. Вместе с тем тот же пункт устанавливает, что это условие действительно только в случае, если документ, подписанный первоначальным кредитором и получателем займа, не предусматривает обязательного информирования последнего о к другому лицу. Тогда условие, прописанное в договоре, является более значимым, чем соответствующее положение законодательства, поэтому новый кредитор будет обязан получить согласие плательщика не переход долга к нему.

Такая обязанность возлагается на него и в случае, если личность кредитора имеет для должника существенное значение. Например, характер услуг, вещей или ценностей, которые плательщик должен передать заимодавцу, носит личный характер. В такой ситуации новый обладатель прав по этому долгу для обеспечения легитимности процедуры перехода прав должен заручиться согласием исполнителя обязательств по этому соглашению.

Оформление договора уступки прав требования

Согласно сложившейся российской практике, переход прав по долговому обязательству от одного кредитора к другому следует оформить договором уступки права требования, который носит название цессии. Чаще всего такая сделка носит возмездный характер: первоначальный заимодавец получает от лица, приобретающего право требования по долгу, сумму, соответствующую его размеру. Эта сумма может быть уменьшена в зависимости от условий договоренности между прежним и новым обладателем прав. Например, такое соглашение может быть достигнуто между сторонами в случае, если должник уклоняется от выполнения своих обязательств, и получение от него денежных средств для кредитора сопряжено с определенными трудностями, включая установление его места нахождения, обращение в суд и подобными мероприятиями. В этом случае сумма, на которую был уменьшен размер первоначального долга, служит своего рода платой за неудобства, приобретаемые новым кредитором в процессе уступки прав требования.

Образец заключения соглашения о переуступке прав требования достаточно четко регламентируется действующим законодательством. В частности, статья 389 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что сторонам следует заключать в той же форме, в какой было заключено первоначальные гражданско-правовое соглашение, на основании которого между его участниками возникли данные отношения, будь то договор займа, долевого участия или другой тип документа.

Так, если образец первоначального документа был заключен между сторонами в простой письменной форме, оформление договора уступки права требования может быть осуществлено таким же образом. Если образец первоначального документа был заверен нотариально, так же следует поступить новому кредитору при оформлении бумаги, подтверждающей переуступку прав требования. Наконец, если образец первоначального документа подлежал государственной регистрации, каковое требование применяется, например, к договорам долевого участия в строительстве, документ, подтверждающий переход прав требования от прежнего к новому кредитору по этому договору должен быть зарегистрирован в органах юстиции.

Неисполнение должником своих обязательств и возможные меры воздействия на него новым кредитором

Оформляя такой документ, новому владельцу долга следует помнить, что договорные отношения, основанные на предоставлении займа прежним заимодавцем его получателю, подчиняются общим требованиям законодательства в отношении срока давности. В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности, применяемый в российской судебной практике, составляет три года.

Это условие не исключает для нового обладателя прав требования возможности обратиться в суд с целью заставить должника исполнить свои обязательства и после истечения этого срока. Однако следует иметь в виду, что пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляет право стороне, участвующей в споре, заявить об истечении срока исковой давности в случае, если таковое имеет место. На основании такого заявления судом может быть вынесено решение об отказе в исковых требованиях кредитора о возврате долга заемщиком. При этом ясно, что в случае, если такая ситуация будет иметь место, вероятность того, что должник выступит с таким заявлением, весьма высока.

Кроме того, нужно принимать во внимание, что, передавая права требования по соглашению о займе или другому договору, обусловливающему возникновение долговых обязательств между сторонами, прежний кредитор не несет ответственности за возможное неисполнение своих обязательств плательщиком.

В. Анохин, Председатель Арбитражного суда Воронежской области, доктор юридических наук.

М. Керимова, ассистент кафедры гражданско-правовых дисциплин Сев-КавГТУ.

Понятие уступки права требования. Уступка права требования (перемена активного субъекта в обязательстве на основании договора) - соглашение, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника <*>.

<*> Белов В.А. Предмет договора сингулярной сукцессии (уступки требования) // Известия ВУЗов. Правоведение. 2000. N 2. С. 151.

Активное применение института цессии в условиях современного хозяйства связывается с усложнением торгового оборота, в связи с этим возникает стремление хозяйствующих субъектов использовать данный институт в своей деятельности в качестве одной из гарантий для кредитора.

Договор сингулярной сукцессии консенсуальный.

В зависимости от наличия у сторон взаимных прав и обязанностей цессия может быть взаимной или односторонней.

Соглашение об уступке права требования может быть возмездным и безвозмездным. В случае возмездности договора к нему будут применяться правила о купле-продаже, мене и т.д. Относительно безвозмездности соглашения по уступке права в юридической литературе высказывались различные мнения. М.Н. Малеина замечает: "В отношениях между коммерческими организациями дарение не допускается (кроме обычных подарков), но не запрещены сделки об уступке требования, переводе долга, прощении долга" <*>. Она видит в этом возможность обойти запрет дарения, установленный ст. 575 Гражданского кодекса РФ. М.И. Брагинский, В.В. Витрянский высказываются за отрицание самостоятельности договоров цессии, и в подтверждение этого выдвигают веский аргумент: "Если договор цессии - самостоятельный договор, отличный от договора дарения, это дает возможность обойти запрет безвозмездной передачи прав, в частности между коммерческими организациями" <**>.

<*> Малеина М.Н. О договоре дарения // Правоведение. 1998. N 4. С. 131.
<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 1997. С. 373 - 374.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

В настоящее время арбитражная практика условие о возмездности договора цессии признает в качестве обязательного. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 15 июня 1999 года N 1134/99 основной правовой акцент сделан на то, что при отсутствии условия о возмездности в договоре уступки права между коммерческими организациями он признается договором дарения. Высшая судебная инстанция отменила принятые по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, поскольку судами не был учтен вопрос о действительности соглашения об уступке права требования. Упомянутое соглашение между коммерческими организациями не содержало условия о встречном предоставлении за переданное имущественное право. Безвозмездность соглашения позволила квалифицировать его как договор дарения. Между тем ст. 575 ГК РФ запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Следовательно, безвозмездный договор уступки требования должен признаваться ничтожным, противоречащим закону <*>.

<*> Анохин В. Практика рассмотрения арбитражных дел, связанных с уступкой права требования // Хозяйство и право. 2000. N 11. С. 61.

Цессия прав по современному гражданскому законодательству должна приниматься как сделка, которая может быть заключена как с указанием ее основания, так и без такового, что позволяет рассматривать ее как сделку абстрактную.

Элементы уступки права требования. Единственное существенное условие уступки требования - условие о его предмете. Предметом договора сингулярной сукцессии может быть субъективное обязательственное право или право требования. Он должен быть индивидуально определен. Вступая в договор, влекущий возникновение какого-либо требования, цессионарий не может позволить себе оставить открытым вопрос о том, что это за требование. Индивидуализация предмета достигается при условии индивидуализации пяти его составляющих: предмета требования, активной стороны (кредитора), пассивной стороны (должника), содержания требования (какие действия должник должен произвести с предметом обязательства), основания возникновения требования <*>.

<*> Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М.: ЮрИнфоР, 2000. С. 147.

Отсутствие в договоре уступки права предмета, неопределенность конкретного требования могут повлечь отказ в удовлетворении иска.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ на решение от 21 октября 1997 года и Постановление апелляционной инстанции от 4 декабря 1997 года Арбитражного суда Челябинской области по делу N А76-4029/97-21-187.

Индивидуальный предприниматель С.М. Веретенников обратился в Арбитражный суд Челябинской области с иском к товариществу с ограниченной ответственностью "Магазин N 4 "Кристалл" о взыскании 768305 руб. штрафа за несвоевременную оплату товара на основании п. 4.1 договора от 6 мая 1996 года N 24 и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 72368 руб. в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Право требования основано на договоре уступки требования (цессии) от 15 сентября 1997 года.

Постановлением апелляционной инстанции от 4 декабря 1997 года решение оставлено без изменений. Кроме того, в Постановлении указано на отсутствие в договоре цессии предмета договора как его существенного условия.

Президиум считает: суд апелляционной инстанции правильно указал, что в спорном договоре отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска не имеется <*>.

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 29 декабря 1998 года N 1676/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 2.

Стороны договора сингулярной сукцессии - кредитор (цедент, прежний или старый кредитор), который распоряжается принадлежащим ему требованием в том смысле, что прекращает его под условием возникновения требования идентичного содержания у контрагента, и лицо, которое приобретает требование, становится новым кредитором и именуется цессионарием <*>. Российское гражданское законодательство не содержит исчерпывающего перечня прав и обязанностей, в отношении которых допускается их уступка. Имея в виду, что одним из элементов правоспособности всех субъектов российского гражданского права является правомочие на совершение любых, не противоречащих закону сделок, следует заключить, что по общему правилу должна считаться допустимой сингулярная перемена всякого лица во всяком обязательстве. Это правомочие закреплено в ГК РФ: для физических лиц - в ст. 18, для юридических - в п. 1 ст. 48 (указание на возможность от своего имени приобретать и осуществлять права, а также создавать и нести обязанности) и в п. 1 ст. 49 (обязанность учета в процессе совершения сделок юридическим лицом цели его деятельности). И в первом и во втором случае участие субъектов в договоре уступки не должно нарушать требования законодательства. Несколько сложнее обстоит дело с государственными и муниципальными образованиями. Однако и для них возможность совершения уступки может быть усмотрена в действующем ГК РФ в виде положения п. 1 ст. 124 о том, что указанные субъекты участвуют в гражданском обороте на равных началах с физическими и юридическими лицами.

<*> Белов В.А. Предмет договора сингулярной сукцессии (уступки требования). С. 151.

Некоторые авторы ставят возможность участия того или иного субъекта предпринимательской деятельности в договоре сингулярной сукцессии в зависимость от того, имеется ли лицензия цессионария. Договор цессии может быть признан ничтожным по мотиву уступки требования лицу, не обладающему лицензией на осуществление соответствующего вида деятельности, если требования возникли из договора, заключенного в ходе осуществления деятельности, подлежащей лицензированию <*>. Рассмотреть данную проблему возможно на примере уступки права требования задолженности по кредитному договору банком другому лицу, не являющемуся банком или иной кредитной организацией.

<*> Габов А. Некоторые проблемные вопросы уступки права // Хозяйство и право. 1999. N 4. С. 56.

В решении этого вопроса современные цивилисты разделились на две группы. Первые придерживаются мнения, что в силу ст. 819 ГК РФ кредитором по обязательству, возникшему из кредитного договора, может выступать только банк или иная кредитная организация. В связи с тем что к субъектному составу кредитного договора законами установлены специальные требования, уступка прав в отношении должника по такому договору может быть произведена только в пользу соответствующих специализированных юридических лиц (банков, иных кредитных организаций) <*>. Представители второй группы считают, что после выполнения банком своих обязанностей по выдаче кредита правовой режим выданных заемщику денежных сумм определяется правилами о займе, которые не запрещают заимодавцу распоряжаться правом требования к заемщику по своему усмотрению <*>.

<*> Габов А. Некоторые проблемные вопросы уступки права // Хозяйство и право. 1999. N 4. С. 56 и др.
<**> Почуйкин В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. 2000. N 1. С. 44; Давыдов В. Кому не следует уступать // Бизнес-Адвокат. 2000. N 7; Павлодский Е.А. Из практики применения законодательства об уступке требования // Право и экономика. 1997. N 21 - 22. С. 102 и др.

Согласно ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону.

В соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

На основании ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить заемщику кредит, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму.

В отношениях по банковскому кредитованию должен быть специальный субъектный состав (то есть в качестве кредитора всегда выступает кредитная организация). При уступке требования изменяется не существо кредитного обязательства, а обязательство, право требования возврата кредитной суммы.

Таким образом, банк (иная кредитная организация) может уступить право требования к заемщику по кредитному договору другому лицу, не обладающему статусом кредитной организации, лишь на получение денежных средств, но не на осуществление банковских операций.

Гражданским кодексом РФ регулируется вопрос о форме, в которой должна быть заключена сделка уступки права требования (ст. 389). По общему правилу уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, определенном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Не существует каких-либо специальных предписаний о форме цессии требований, возникающих из устных сделок, а также юридических фактов, не являющихся сделками (из событий, юридических поступков, административных актов и т.д.). В силу общего правила п. 1 ст. 159 ГК РФ следует заключить: поскольку для сделок уступки перечисленных требований не устанавливается, что они должны быть заключены письменно, постольку они могут быть совершены и устно.

Условие о сроке в договоре цессии не является существенным условием. Стороны могут предусмотреть в соглашении, что передача будет осуществлена в определенный срок. При отсутствии специального условия о таком моменте право требования следует считать переданным с момента совершения договора цессии.

Какое внешнее проявление можно принимать за передачу? Передачей следует считать соглашение сторон, в какой бы форме оно не было достигнуто - в форме ли самого договора сингулярной сукцессии или в форме прилагаемого к нему "приемо-сдаточного" акта <*>.

<*> Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 151.

Условие о встречном удовлетворении, эквиваленте, составляющем ближайшую причину уступки требования, для договора сингулярной сукцессии коммерческих организаций обязательно, так как безвозмездность договора влечет признание его противоречащим закону.

Права и обязанности сторон. В соответствии со ст. 385, 390 ГК РФ у цедента возникают следующие обязанности: передать документы, удостоверяющие уступленное право требования; сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого требования; возместить убытки цессионарию, если уступленное им требование окажется по каким-то причинам недействительным; отвечать за неисполнимость обязанности, корреспондирующей цедированному требованию в силу принятого им поручительства за цессионара.

Перечисленным обязательствам корреспондируют соответствующие права нового кредитора (цессионария), а именно права требования: передачи документов, удостоверяющих приобретенное право; сообщения сведений, имеющих значение для осуществления этого требования; возмещения убытков при признании приобретенного требования недействительным; возмещения убытков, причиненных неосуществимостью приобретенного требования.

Передача документов, удостоверяющих право требования, сопровождается передачей права. Право первоначального кредитора переходит в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, закрепленному в договоре цессии.

Объем переходящих прав ставят в зависимость от делимости предмета обязательства. Вопрос относительно делимости предмета цессии порождает неоднозначное отношение к этой проблеме.

Ряд авторов полагают, что в зависимости от предмета передаваться может как часть, так и вся совокупность прав первоначального кредитора. В обоснование такого мнения они выдвигают разработки русских цивилистов и диспозитивный характер ст. 384 ГК РФ, который позволяет на основании договора определить объем переходящих прав. По мнению высших судебных инстанций, соответствуют закону только те соглашения об уступке права (требования), в которых полностью изменяется субъектный состав правоотношения (уступка права требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве). Старый кредитор полностью выбывает из правоотношения, и все права (требования) переходят к новому кредитору. Некоторые авторы формулируют это как недопустимость "уступки права помимо перемены лиц в обязательстве" <*>.

<*> Ломидзе О. Уступка права (цессия) // Российская юстиция. 1998. N 5. С. 16.

Указанный вывод суды делают, как правило, на том основании, что уступка требования - одна из форм перемены лиц в обязательстве (что закреплено в названии главы 24 ГК РФ). Суды не признают возможности возникновения множественности лиц ("расщепления прав") в обязательстве, возникающем на основании соглашения об уступке права.

АООТ "Лискиагропромихимия" по накладной поставило ответчику азофос и выставило счет-фактуру на его оплату на общую сумму 76903345 неденоминированных рублей. Обязательства по оплате долга покупателем не исполнены.

Между АООТ "Лискиагропромихимия" и ООО "Россошьснаб" заключен договор цессии, в силу которого первое уступило последнему право требования в сумме 62009 руб. по указанной поставке.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал на несоответствие договора цессии требованиям главы 24 ГК РФ. Данный вывод закону не противоречит. Норма ст. 382 ГК РФ предусматривает перемену лиц в обязательстве путем перехода права требования к новому кредитору в полном объеме. Частичная переуступка требования, имеющая место в данном случае, указанной форме противоречит.

В силу изложенного суд сделал вывод, что первоначальный кредитор из обязательства не выбыл, поэтому договор уступки требования является ничтожным и не порождает прав истца требовать оплаты полученной колхозом продукции.

При цессии предполагается (если иное не предусмотрено законом или договором) переход всех тех же (по условиям и по объему) прав, которые принадлежали первоначальному кредитору. Соответственно в состав передаваемых прав входят дополнительно существовавшие к моменту передачи, выражающие определенные способы обеспечения обязательств. Такой позиции придерживаются почти все цивилисты. Однако они умалчивают о возможности раздельной передачи права требования по основному и дополнительному обязательствам. Вероятно, такая передача возможна, поскольку основное и дополнительное обязательства - это два различных правоотношения и в данном случае не происходит расщепления обязательства.

Необходимо отметить, что ст. 382, 384 ГК РФ не содержат ограничений возможности передачи прав по дополнительному обязательству, не обеспечивающему основное, при уступке требований по нему. Такая передача может быть произведена как отдельно по каждому из них, так и по обоим одновременно <*>.

<*> Свириденко О. Перемена лиц в обязательстве: Судебная практика // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 22.

Арбитражный суд принял по одному из дел решение, в соответствии с которым истцу - ЗАО "Инфраструктура ЛТД" - было отказано в иске о взыскании 1911600 руб. неустойки. Данное исковое требование было основано на уступке права по дополнительному обязательству, составляющему сумму указанной неустойки. Отказывая в иске, суд первой инстанции сослался на ст. 384 ГК РФ, с учетом которой уступка требования влечет перемену лиц в обязательстве в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту перехода прав. В связи с этим суд отметил, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, в результате чего не может ее быть и в дополнительном. Поэтому требование о взыскании неустойки было признано неправомерным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение, установил следующее. Между ТОО "Инфраструктура" и ТОО "Алькор" был заключен договор поставки, в соответствии с которым были поставлены продовольственные товары на 23630000 руб. В нарушение договора покупатель оплатил полученный товар с просрочкой на 54 дня. В договоре была предусмотрена пеня в размере 15 процентов от общей суммы за каждый день просрочки. По договору уступки ТОО "Инфраструктура" передало ТОО "Инфраструктура ЛТД" право требования штрафных санкций по договору в объеме и на условиях, которые существовали к моменту передачи.

Апелляционная инстанция, анализируя условия ст. 382, 384, 401, 408 ГК РФ и учитывая права на неуплаченные штрафные санкции, сделала вывод о том, что обеспечивающие исполнение обязательства права могли быть переданы другому лицу без передачи основного обязательства <*>.

<*> Свириденко О. Указ. соч. С. 23.

Однако в другом случае позиция высшей судебной инстанции оказалась иной. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 29 октября 1996 года N 3172/96 <*> рассмотрена ситуация, когда исковое требование было подано на основании договора об уступке требования штрафа по конкретному платежному поручению, которое не было исполнено в срок. Отказывая в иске, Президиум указал, что, поскольку первоначальный кредитор не передал прав, возникающих из договора банковского счета, следовательно, перемены лиц в обязательстве не произошло. Суд констатировал, что уступка права требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст. 384 ГК РФ. И хотя приведенный пример представляется неординарным, Президиум и в этой ситуации придерживается мнения о недопустимости расщепления обязательства.

<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 4.

Большой интерес представляет вопрос о правопреемстве во взаимном договоре, где каждая из сторон является одновременно кредитором и должником, поскольку на каждой стороне лежат права и обязанности, а также в так называемых длящихся договорах.

Закон не содержит правила, ставящего уступку кредитором своих прав по обязательству, возникающему из двустороннего договора, в зависимость от обязательного перевода долга на это третье лицо. Напротив, из целого ряда норм можно сделать вывод об обратном. Так, из содержания п. 2 ст. 615 ГК РФ усматривается возможность передачи арендатором прав, вытекающих из договора аренды, третьим лицам при сохранении ответственности перед арендодателем по договору аренды.

Рассмотреть данный вопрос можно на примере длящегося договора, так как и в том и в другом случае договор не исполнен и стороны обременены взаимными правами и обязанностями.

Мнения цивилистов и арбитражно-судебная практика расходятся. Первые утверждают: "Если по договору энергоснабжения у потребителя существует обязанность уплатить деньги энергоснабжающей организации за конкретный расчетный период, уступка кредитором права требования к должнику предполагает замену лица (кредитора) по данному обязательству" <*>.

<*> Анохин В. Практика рассмотрения арбитражных дел, связанных с уступкой права требования. С. 71; Платонова Н. Рубрика "Отвечаем на вопросы читателей" // Хозяйство и право. 1998. N 5. С. 137 - 138.

Позиция Президиума ВАС РФ противоположна.

АО "Каскад Таймырских ГЭС" уступило ООО "Торговый дом Милосердие" сумму долга АО "Норильский горно-металлургический комбинат" за поставку электроэнергии за 7 месяцев, а также начисленные пени. В дальнейшем ООО "Торговый дом Милосердие" обратилось в арбитражный суд для взыскания переданной суммы долга. Уступка была признана законной, иск удовлетворен. Апелляционная инстанция также признала уступку законной и оставила решение в силе. Президиум ВАС РФ решения нижестоящих судов отменил на том основании, что суды дали неправильную оценку договору уступки требования. Президиум указал, что заключенная уступка является незаконной, ибо договорные отношения между поставщиком электроэнергии и ее потребителем не были прекращены. Состав лиц в основном обязательстве остался неизменным: АО "Каскад Таймырских ГЭС" - энергоснабжающая организация, АО "Норильский горно-металлургический комбинат" - потребитель. В обоснование своего решения Президиум ВАС РФ сослался на § 1 главы 24 ГК РФ, отметив, что уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве. Суд указал, что, поскольку основное обязательство не прекратилось, заключенная уступка неправомерна.

Та же позиция была высказана Президиумом ВАС РФ при рассмотрении иных подобных случаев (в Постановлениях от 29 октября 1996 года N 3172/96, от 10 сентября 1996 года N 1617/96) <*>.

<*> Дмитриев А.С. Когда уступка требования незаконна // Главбух. 2000. N 24. С. 53.

На основании вышесказанного можно предположить, что уступка права из двустороннего договора не допускается. Однако перемена лица в таком обязательстве может произойти при одновременной уступке права требования и переводе долга. Некоторые авторы придерживаются такой же точки зрения <*>.

<*> Скловский К.И. Договор об уступке требования (факторинга) в судебной практике / Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 1999. С. 416.

Однако в связи с этим имеет право на существование и другая точка зрения. Уступку права требования нельзя связывать полным объемом договорных обязательств. По договору цессии происходит не перемена лиц в договоре, а перемена лиц в конкретном обязательстве, части обязательства. И в этом обязательстве, в том числе и его части, происходит полная замена лиц.

Такое понимание перемены лиц в обязательстве представляется соответствующим нормам Гражданского кодекса РФ.

Говоря об обязанности по передаче документов, удостоверяющих цедированное право, стоит отметить, что для исполнения данной обязанности в договоре необходимо закреплять конкретный срок, ибо законодательство такого срока не устанавливает. Нужно, чтобы в числе этих документов был и документ, удостоверяющий заключение договора цессии, то есть документ, свидетельствующий не только о действительности, но и о принадлежности требования (экземпляр договора, подписанный цедентом).

В число сведений, влияющих на осуществление уступленного требования и подлежащих сообщению цессионарию цедентом, входят сведения: об условиях осуществления цедированного требования (времени, месте и т.д.); имеющемся обеспечении исполнения обязательства, в содержание которого входит уступленное право; действительных и вероятных возражениях, которые должник мог бы противопоставить; обстоятельствах, опровергающих указанные возражения (в форме документов).

Возникновение у цессионария права требования возмещения убытков, причиненных недействительностью уступленного требования, должно быть тесно связано с ненадлежащим исполнением цедентом какой-либо из двух предшествующих обязанностей. Если цедент до подписания договора цессии знал, что сделка, являющаяся основанием возникновения уступленного требования, совершена со стороны цессионария лицом, вероятно не имевшим для этого необходимых полномочий, но не предупредил об этом цессионария или, имея возможность, не помог в опровержении выдвинутых возражений должника, он должен возместить убытки цессионарию.

В отличие от недействительности уступленного требования его неосуществимость означает ответственность для цедента всегда, когда его связывает условие о поручительстве за цессионара.

Существует еще одна обязанность, которая может быть возложена как на первоначального кредитора, так и на нового. Это обязанность по уведомлению должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Форма уведомления должна быть письменной. Если этого не произошло, исполнение первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Под неблагоприятными последствиями, упомянутыми в п. 3 ст. 382 ГК РФ, подразумевается возлагаемое на цессионария бремя регрессного иска к цеденту, получившему исполнение после передачи им прав.

Допустимость и ограничение уступки требований. Невозможно отыскать все законодательные предписания, которые могут послужить основаниями для ограничения или запрещения цедирования тех или иных требований, но можно вывести общее правило. Законодательные ограничения на совершение сделок уступки требований исходят из нескольких различных критериев - субъективного, объективного, содержательного и временного. Следовательно, ответ на вопрос относительно допустимости той или иной конкретной сделки цессий может быть поставлен только после детального изучения всех имеющихся в законе ограничений, касающихся:

  • правоспособности контрагентов предполагаемой сделки (уступки любых требований малолетними, уступки любых требований, если уступка совершена потенциальным банкротом во вред своим кредиторам, и др.);
  • оборотоспособности объектов предполагаемых к уступке требований (если объекты изъяты или ограничены в обороте законом, иными правовыми актами или договором);
  • возможности наделения правами определенного содержания только строго определенных лиц (уступка преимущественного права покупки доли; право получения постоянной ренты; требования клиента к банку, вытекающие из договора банковского счета; требования о возврате незаконно взысканного административного штрафа и др.);
  • возможного времени совершения тех или иных сделок (любых требований банка, если уступка совершается после отзыва лицензии на совершение банковских операций, и др.).

Применяя к требованиям правила, которые ГК РФ установил для всех объектов гражданских прав, нельзя не обратить внимание на следующее обстоятельство. Если изъятие из оборота объектов гражданских прав и ограничение их работоспособности может быть осуществлено только на основании закона (п. п. 1, 2 ст. 129 ГК РФ), то требования могут изыматься из оборота не только в силу закона, но и иных правовых актов, а также согласно договору (п. 1 ст. 388 ГК РФ). Наложение же на оборот требований такого ограничения, как необходимость получения согласия должника, может осуществляться только в соответствии с законом или договором, но не с иными правовыми актами.

Сегодня остается довольно много неясностей по данному виду перемены лиц в обязательстве. Отечественные цивилисты разрабатывают теоретические положения, которые не находят отражения в судебной практике и, как следствие, порождают неоднозначное понимание данного института.