Римское публичное право его нормы. Римское публичное право

24.05.2020 Зарплатная карта

PAGE 77

Часть II. ОСНОВЫ РИМСКОГО ПУБЛИЧНОГО ПРАВА

Тема 4. Государственное право в Древнем Риме

Возникновение государства в Древнем Риме. Понятие публичного права в Римском государстве и его основные элементы. Государственно-правовые отношения в Древнем Риме.

В процессе рассмотрения темы дается систематизированное знание об особенностях государственного права в Древнем Риме на различных этапах его истории, раскрываются основные государственно-правовые институты, показывается его взаимосвязь с римским частным правом.

Возникновение государства в Древнем Риме. Согласно известной римской легенде, Рим был основан Ромулом , который построил город, разделил между первыми его гражданами землю, обеспечил им возможность семейной жизни, – одним словом, дал вновь возникающему государству необходимое политическое и общественное устройство. Следующий царь Нума создал устройство религиозное.

Однако все это только народное предание, обросшее различными мифами.

Современная наука (главным образом, сравнительное языковедение) обнаружила неоспоримое родство между главными народами Европы и, некоторыми, Азии – народами, составляющими так называемую арийскую группу 1 .

В общей массе арийцев, влившихся в Европу, различают пять основных групп: греки, италики, кельты, германцы, славяне.

На заре исторической эпохи италики поселились на Аппенинском полуострове, но отнюдь не являются единственными обитателями полуострова. Напротив, они были окружены многочисленными и разнородными соседями. Главнейшими из них являются: лигуры на северо-востоке, япиги на юге и этруски на северо-западе. Все эти племена проникли в Италию, по-видимому, раньше италиков.

Из указанных соседей в древнейшей истории Рима наибольшее значение имели этруски . Это был народ в самую отдаленную эпоху отличался высокой культурой и развитым, своеобразным гражданским укладом.

Уже в древнейшее время этруски были организованы в крепко сплоченный " союз 12 народов " (duodecim populi) под властью одного общего царя .

Некоторые из современных ученых-романистов предполагают целый период, когда Рим находился под владычеством этрусков; есть даже и такие, которые считают древнейший Рим прямо одним из этрусских поселков.

Как бы то ни было, нельзя отрицать, что древнейшая история италиков после их поселения на полуострове находилась в сильной зависимости от этих соседей.

Сами италики не представляли единой, сплоченной массы. Они распадались на множество мелких племен, из которых слагают две группы: латинов и умбро-сабеллов (умбры, сабиняне, вольски и т. д.). Латины занимали более удобную часть средней Италии – равнину Лациума .

Здесь, на этой равнине, они жили небольшими общинами (civitates). Каждая община имела укрепленный пункт – arx (арикс) , куда население укрывается на случай вражеского набега и где находится общинная святыня . Порстепенно здесь же начинают строить и постоянные жилища; так возникает город (urbs ), который делается средоточием всей жизни общины ("государство-город").

Каждая из латинских общин была совершенно самостоятельна (автономна) как в своих внутренних, так и во внешних отношениях; тем не менее, общность национального происхождения, языка и религиозных верований связывала их в некоторое единство под общим именем nomen Latinum (Лациум).

Кроме общелатинских религиозных празднеств, внешним выражением этого единства была взаимность правовой охраны ("Rechtsgemeinschaft") 2 .

Немалую роль играли и происходившие по поводу религиозных празднеств общелатинские народные собрания, на которых обсуждались общие для всех латинских civitates вопросы, как например, о защите от общих врагов, об основании общелатинских колоний и т.д.

Решения, принятые на этих собраниях, хотя и не были юридически обязательными для каждой отдельной общины, но тем не менее имели большое фактическое значение и по большей части облекались затем в форму постановления.

Одной из таких латинских общин и был Рим .к Подробности его древнейшей истории теперь составлены быть не могут, т.к. римское предание лишено исторической достоверности.

Но в этом предании один элемент, который имеет под собой некоторое историческое основание. По преданию, Ромул разделил первоначальное население Рима на 3 трибы , из которых каждая имела особое имя - Ramnes, Tities и Luceres .

Две первые трибы – Ramnes и Tities – имеют несомненный национальный отпечаток: Ramnes – это латины, а Tities – сабиняне. Латины и сабиняне первоначально были двумя совершенно самостоятельными общинами, обитавшими на двух соседних холмах, долго враждовали между собой (об этой вражде с сабинами повествует и предание), но кончили тем, что слились в одну единую общину.

Несколько позже в состав той же общины вошла и третья – Luceres , национальный характер которой неясен (некоторые думают даже, что это были выходцы из Этрурии).

В состав Латинского союза в более раннюю эпоху Рим занимал положение одной из рядовых общин. Постепенно значение Рима начинает возрастать. Этому способствовало как самое географическое положение Рима (на границе Лациума с Этрурией, в низовьях Тибра, вблизи от моря), так и указанное выше слияние трех соседних общин в одну.

Между Римом и главенствующей общиной Альба Лонга возникает соперничество за гегемонию в союзе, и борьба на этой почве, согласно различным легендам, заканчивается полной победой Рима.

Древнейший исторически известный общественный строй у всех арийцев покоится на родовом принципе .

Родовой принцип заключается в том, что род, то есть естественно разросшийся союз семейств, происшедший в более или менее отдаленном прошлом от одного общего родоначальника, является ни от какой власти не зависящим, самодовлеющим и самоуправляющимся (суверенным) целым.

В процессе исторической эволюции роды оказываются включенными в некоторый более обширный союз, стоящий над ними. Так возникает примитивное государство , сначала еще очень непрочное и слабое, но потом все более и более крепнущее и усиливающееся.

По мере же того, как государственная организация крепнет и расширяется, значение родов и родовой связи постепенно ослабляется и становятся едва заметными.

Римская традиция повествует, что все римское общество того времени делилось на 3 трибы, 30 курий и 300 родов (gentes). Число сенаторов равнялось также 300. Сенат представлял из себя совет родовых старейшин, в его состав входили представители всех коренных родов Рима.

Род сохраняет все свое значение как союз религиозный: члены рода – gentiles – связаны единством религиозного культа (sacra gentilicia). В связи с род осуществлял моральный контроль рода над своими сочленами, может издавать относящиеся сюда постановления (decreta gentilicia), налагать на провинившихся сочленов те или другие наказания вплоть до полного отлучения и т.д.

Возникнувшее государство, охватив отдельные, ранее независимые роды своей высшей организации, ослабляет значение родовых связей, разлагает роды на составляющие их элементы. Такими элементами являются семьи – familiae .

Римская семья этой эпохи представляет из себя замкнутый, тесно сплоченный круг лиц и имуществ, нечто для государства почти непроницаемое.

Государство во внутренние отношения семьи не вмешивается. Оно имеет дело только с главою семьи, paterfamilias , который представляет всю семью для внешнего гражданского мира. Он отвечает за нее, но зато пользуется всеми правами внутри нее; de jure он здесь неограниченный владыка.

Только в политическом отношении взрослые члены семьи, способные носить оружие, являются самостоятельными: они участвуют в народном собрании наравне со своими домовладыками и, следовательно, обладают всеми известными тогда правами гражданина.

Кроме рассмотренных триб и родов, в древнейшей организации римского общества известную роль играют курии (curiae). Согласно преданию, они являются некоторым посредствующим звеном между трибами и родами: в каждой трибе 10 курий (всего, таким образом, 30), в каждой курии 10 родов.

Но что такое курия и каково ее происхождение, вопрос также открытый. Одни усматривают в куриях религиозные союзы (prima facie) – нечто вроде приходов; другие – союзы семейств для лучшей защиты, наподобие греческих фратрий, и т.д.

Но курии являлась единственным делением, имеющим политическое значение: древнейшие народные собрания были организованы и вотировались (голос овали) по куриям.

Семья , род и курия являлись, таким образом, основными, краеугольными камнями римского общественного строя древнейшего периода. Весь гражданский и политический механизм рассчитан только на граждан, входящих в состав того или другого из родов и зачисленных в ту или другую курию.

Вне принадлежности к одному из родов нельзя было быть гражданином полноправным. Полноправные граждане назывались патрициями , то есть теми, qui patrem ciere possunt, кто может указать своего отца, свой род.

Следовательно, патриции, по первоначальной идее своей, отнюдь не являются классом богачей или аристократов. Это название обозначало только коренных и потому полноправных обитателей Рима.

Рядом с этими полноправными гражданами находились и неполноправныен лица. Таковы клиенты и плебеи , юридическое положение которых различно.

Клиент находится в личной зависимости от какого-нибудь патрона из патрициев. Он входит в состав семьи последнего, обязан следовать за ним на войну, оказывать ему материальную поддержку и уважение.

С другой стороны, патрон был обязан защищать клиента перед третьими лицами, ибо клиент гражданской правоспособности не имел . Юридическую защиту он получал только через посредство патрона.

Плебеи не принадлежали ни к одному из патрицианских семейств. Они являлись юридически самостоятельным , хотя и неполноправным.

Плебеи признавались самостоятельными членом гражданского общества. В области гражданских прав (по имуществу) он был равен патрицию (имеет так называемое jus commercii ).

Являясь в области частных гражданских отношений правоспособными, плебеи не имели никаких политических прав . Находясь вне патрицианской родовой организации, они не участвовали в народных собраниях и потому оставались чуждыми политической жизни общины.

Что касается происхождения клиентов и плебеев, то наиболее правильным должно быть признано следующее объяснение, которое в общих чертах может быть названо и господствующим 3 . Оно в основе дано было уже Нибуром и разделяется такими учеными, как Беккер, Швеглер, Линче, Мэдвиг, Герцог и др.

Институт клиентела встречается у многих народов, и везде он обязан своим происхождением тому общему древнему воззрению, в силу которого суд и право каждого народа существуют только для защиты членов данного общества; иностранец принципиально считается врагом, и потому существом бесправным.

В древнем Риме: всякий чужестранец также рассматривается, как враг. Если кому-нибудь из них оказывается необходимым прибыть в Рим, а тем более поселиться там на продолжительное жительство (например, беглецы), то ему ничего другого не остается, как прибегнуть к гостеприимству и покровительству кого-нибудь из коренных и полноправных римлян (hospitium privatum).

Этим объясняется и указанная личная зависимость клиента от патрона, и принадлежность его к семье последнего, и особый характер отношений между ними.

Происхождение плебеев также вернее всего может быть отгадано на основании их юридического положения. Это были тоже переселенцы в Рим, но, очевидно, из таких общин и племен, которые пользовались гражданско-правовой взаимностью. А таковыми, как мы знаем, являлись общины Латинского Союза. Латины не считались врагами; они и в Риме могли приобретать имущество, заключать с гражданами сделки и выступать от своего имени на суде, – имели полное jus commercii.

Поэтому латинянин, переселяясь в Рим, не имел нужды в покровительстве, но, конечно, не принадлежа ни к одному из родов, входящих в состав курий и триб, он не имел никаких политических прав. С ростом Рима количество таких переселенцев (иногда и недобровольных) возросло; они оставались жить в Риме из поколения в поколение, и, таким образом, рядом с слоем коренных Римлян и сравнительно немногочисленным классом клиентов постепенно нарастал слой нового населения, который и стал называться плебсом .

По мере становления государства формировались и правовые основы его функционирования.

Понятие публичного права в Римском государстве и его основные элементы. Уже с древнейших времен в Риме различались две отрасли права: публичное и частное право (jus publicum и jus privatum).

К публичному праву , по определению Ульпиана, принадлежат все те нормы, которые «относятся к положению римского государства как целого ; напротив, частное право имеет дело с тем, что касается «пользы отдельных лиц » (Д. 1.1.2).

Таким образом, под публичным правом понимаются нормы, которые непосредственно охраняют интересы государства и определяют правовое положение государства и его органов .

Ульпиан указывал, что этот перечень не является исчерпывающим. В ряде случаев «публичное право» понималось римскими юристами и в смысле . В современном праве такие нормы называют императивными .

Они имели обязательную силу и не могли быть изменены по воле применяющих их лиц (например, не могли быть оспорены нормы, определявшие военную службу римских граждан).

В то же время, большинство частно-правовых отношений регулировалось уполномочивающими и диспозитивными нормами .

Но в отдельных случаях государством употреблялись и императивные (принудительные) нормы. Они обязывали частных лиц совершать строго определенные действия и не предоставляли им никакого простора для иных действий.

Примером такой нормы может служить предписание опекуну получить разрешение властей при отчуждении имущества опекаемого лица.

Наконец, публичное право отличалось от частного способами защиты нарушенного права .

Публичные интересы в случае их нарушения защищались государственными органами в рамках административного или уголовного процесса.

Защита частного интереса осуществлялась по требованию лица, чьи права были нарушены . Сама защита процессуально принимала форму гражданского иска и проходила в рамках гражданского процесса.

В публичном праве отношения строятся по вертикали и носят одновариантный, безальтернативный характер поведения — что-либо сделать или чего-либо не делать по предписанию властей.

Для частного права характерны отношения по горизонтали : равенство субъектов и наличие у них воли вступать в частно-правовые отношения или нет. Нормы здесь, как правило, предполагают многовариантность поведения в зависимости от воли сторон.

Эволюция государственного строя в Древнем Риме. Основными элементами древнейшего государственного устройства Рима являются: царь , сенат и народное собрание .

Царь (rex) является верховным правителем государства. В его руках сосредоточиваются все функции государственной власти. Он является и верховным полководцем народа, и блюстителем внутреннего порядка, и предстателем за народ перед богами.

В качестве полководца он распоряжается военными силами народа, назначает командиров и т.д.

В качестве блюстителя внутреннего порядка он имеет право суда и наказания над всеми гражданами (jus coercitionis) вплоть до права жизни и смерти.

В качестве верховного жреца (понтифика) он заведовал совершением общенародных жертвоприношений и т.д.

Рим не является монархией династической . Вероятнее царская власть была выборной .

После смерти царя, в момент междуцарствия (interregnum ) верховная власть в государстве переходит к сенату.

Сенат выбирает из своей среды 10 человек (interreges ), которые по очереди (по 5 дней каждый) управляют государством до тех пор, пока не будет намечен кандидат в цари.

Намеченного кандидата очередной interrex предлагает народному собранию, которое и облекает его властью (lex curiata de imperio) .

Для приобретения права сноситься с богами вновь избранному царю необходимо еще особое посвящение – inauguratio (инагурация).

При отправлении своей власти царь мог назначать себе помощников. Существовали командиры отдельных войсковых частей (tribuni militum, tribunus celerum). Возможно, что на время своего отсутствия царь оставлял в городе кого-либо в качестве своего заместителя (praefectus urbi).

Рядом с царем стоит сенат (senatus), состоявший в древнейшее время из всех родовых старейшин, которые являлись, таким образом, как представители родов, членами сената ex officio.

Роль сената по отношению к царю является чисто совещательной : сенат обсуждает по предложению царя те или другие вопросы, и его заключения (senatusconsulta ) имеют принципиально значение советов, для царя юридически не обязательных, но имеющих, конечно, огромную фактическую силу.

По отношению к народу сенат играет роль опекуна. Всякий новый закон, принятый в народном собрании, нуждается еще для своей действительности в утверждении сената (так называемый auctoritas patrum , которую Моммзен справедливо сближает с auctoritas tutoris ).

Третьим элементов государственного устройства является народное собрание , то есть собрание всех взрослых (способных носить оружие) полноправных граждан (то есть патрициев).

В основу организации этих народных собраний положено деление на курии, почему и самое собрание называется comitia curiata , или (по способу своего вызова, через глашатаев) comitia calata.

Народное собрание созывалось по инициативе царя, который и вносил туда свои предложения.

Предложения эти в собрании не обсуждались, а лишь просто принимались или отвергались открытою устною подачей голосов (простым "да" или "нет"). Большинство голосов в данной курии давало голос курии, а большинство голосов этих последних давало решение народного собрания.

Предметы ведения народных собраний едва ли могут быть определены с достаточной ясностью. А priori можно предположить, что в санкции народных собраний нуждались все новые законы, затрагивавшие более или менее существенно правовой строй общества.

В народном собрании происходит принятие кого-либо в состав патрициев (cooptatio in patriciis ), а также некоторые важнейшие акты частно-правовой жизни – усыновление (arrogatio ) и завещание (testamentum ).

Вероятно, в собраниях же решались и важнейшие вопросы текущей внутренней и внешней политики – например, вопрос об объявлении войны, о заключении мира и т. п.

Но, вообще, передать или не передать тот или иной вопрос на решение народного собрания зависело всецело от воли царя, ибо и самое собрание без его воли состояться не могло.

Патриархальный характер древнеримского государственного строя устраняет мысль о каких бы то ни было юридических (конституционных) правах народных собраний по отношению к царю.

Фактически, конечно, царь во всех важнейших случаях должен был искать опоры в народе, но юридически его личная воля, его верховная власть (imperium ) ничем не была связана.

Вместо того, чтобы вносить свои предложения в comitia, царь мог и самостоятельно повелеть (imperare) то, что находил нужным, и такое начальственное предписание было для граждан так же обязательно, как и закон, – с тем разве только различием, что закон, принятый в народном собрании (lex ), есть jussus populi, обязательный навсегда (до отмены в таком же порядке).

А личное предписание царя имеет силу лишь до тех пор, пока этот царь находится у власти, и, следовательно, со смертью его eo ipso перестает быть обязательным.

Ввиду наличности всех трех описанных элементов, общий характер римского государственного устройства этого периода представляется спорным.

Ввиду того, что рядом с царем стоят сенат и народное собрание, государственное устройство может показаться монархией конституционной.

С другой стороны, ввиду отсутствия каких-либо юридических ограничений царской власти, оно может быть понято как монархия абсолютная.

Наконец, принимая во внимание выборный характер царской власти и сравнительную полноту полномочий позднейших республиканских магистратов, в особенности диктаторов и консулов, можно и древнейший Рим счесть за республику, только с диктатором пожизненным.

Равным образом, спорен и внутренний характер этого устройства: одни выдвигают в царской власти на первый план элемент военный (например, Г. де Санктис), другие – элемент религиозный, теократический (например, Фюстель-де-Куланж) и т. д.

Все эти споры находят себе объяснение в том, что в госустройстве этого периода заключены еще все эти элементы вместе и что к не сложившемуся еще строю нельзя прилагать наших нынешних теоретических категорий.

И если уж желательно дать этому строю какое-либо общее определение, то наиболее верным будет " патриархальный ".

Царь является патриархальным владыкой своего народа и стоит к последнему в таком же отношении, как paterfamilias к своей семье. Как в руках paterfamilias сосредоточивались все функции семейной власти, так в руках царя сосредоточивалось начальство над народом во всех сторонах его существования; как paterfamilias не ограничен ничем, кроме религии и общественного мнения, так не ограничен и царь в своем управлении народом.

В период республики (509-27 гг. до н.э.) центральными органами государства являлись: Народные Собрания (центуриатные и трибутные комиции); Сенат; Магистратура.

Народные Собрания имели законодательные функции, избирали высших должностных лиц.

Центром всей политической жизни Рима являлся Сенат . Неслучайно в официальных документах для названия Римского государства употреблялась формула: « Сенат и римский народ », однозначно указывающая, кому принадлежит политическая власть в Риме.

Сенат был постоянно действующим органом, ведающим казной , военным делом , внешними сношениями и т.д., контролирующим деятельность Народных Собраний.

Сенаторы назначались цензорами из числа наиболее богатых и влиятельных лиц.

Магистратура была представлена должностными лицами , выполнявшими различные функции управления.

Важнейшими принципами были: выборность, коллегиальность, срочность (избирались, как правило, на один год), ответственность перед народом, безвозмездность службы.

Высшими магистратами были консулы , осуществлявшие текущее управление и высшее военное командование.

В компетенцию преторов , бывших вначале помощниками консулов, стало входить руководство правосудием .

Цензоры распределяли граждан по центуриям, составляли списки сенаторов.

Ниже по объему полномочий были квесторы , эдилы . Особое место занимали плебейские трибуны , имевшие право наложить запрет («вето») на решения магистратов и Сената.

Исключительной, экстраординарной магистратурой являлась должность диктатора . Он назначался консулами по поручению Сената в таких случаях, как война, восстание и т.п.

Диктатор обладал неограниченной властью, но не мог занимать эту должность более шести месяцев .

Сбором официальных торговых (таможенных) пошлин занимались публиканы (portoriorum condutores ) 4 . Это были частные лица, которые брали у государства на откуп его имущество, а также государственные доходы, в т.ч. и пошлины (portona ). Они составляли особый класс внутри всаднического сословия. Для принятия откупов богатые горожане объединялись в корпорации (societates publicanorum ) вели дела под руководством манцепса – руководителя, который сменялся ежегодно. В провинциях эти функции исполняли промагистры.

В качестве помощников при пошлинных (таможенных) откупщиках состоял многочисленный персонал мелких чиновников из несвободнорожденных.

Отдача на откуп происходила на форуме по контрактам на определенный срок. Корпорация, получившая откуп, должна была уплатить казне установленную в контракте сумму, а затем собирать пошлины на свой страх и риск.

На территории Римского государства в г. Пальмира (современная Сирия) 18 апреля 138 г. был принят «Закон о пошлинах, взыскиваемых на рынке Адрианы-Пальмиры у источников вод Элия Цезаря» - Пальмирский пошлинный тариф, который содержал подробный перечень товаров и размеры их обложения при ввозе и вывозе, порядок взаимоотношений между публиканами и платильщиками. Он выбит на большом камне. В настоящее время находится на хранении в Эрмитаже.

Откупная система господствовала в провинциях, где публиканы получали поддержку наместников.

При таком подходе государство экономило расходы на управление, устранялось от сложных процедур по взиманию доходов.

Кризис рабовладения, конфликт между центром и провинциями, грандиозные восстания рабов (в Сицилии и под руководством Спартака) привели в I в. до н.э. к падению республики в Риме.

Переход от республики к империи занял определенное время. Первым, кто использовал должность диктатора для достижения своих политических целей, был полководец Сулла . Назначенный в 82 г. до н.э. диктатором, он не сложил полномочия по истечении шестимесячного срока.

Став бессрочным диктатором, Сулла , опираясь на армию, в течение нескольких лет располагал неограниченной властью, самостоятельно решал все вопросы внутренней и внешней политики, беспощадно расправлялся с недовольными.

В 79 г. до н.э. он сам отказался от поста диктатора. Но республика просуществовала недолго. В 59 г. до н.э. три полководца — Цезарь , Красс и Помпей образовали « триумвират » и захватили власть в Риме.

Красс погиб в войне против Парфии, соперничество Помпея и Цезаря завершилось в пользу последнего . Цезарь и стал единоличным властителем Рима, закрепив за собой должности бессрочного диктатора , пожизненного трибуна , консула , цензора , присвоил также высшую жреческую должность понтифика .

В 44 г. до н.э. Цезарь был убит. Вновь восстанавливается республика. Но в 43 г. до н.э. образуется второй триумвират: Октавиан , Антоний и Лепид . Они на пять лет берут власть в Риме для « упорядочения государства ».

Борьба между триумвирами завершается в пользу Октавиана . В 27 г до н.э. в Риме окончатёльно утверждается Империя.

В I III вв. н.э. Римская Империя выступает в форме принципата (от слова «принцепс «первый в списке сенаторов»).

Это было время, когда утвердившаяся императорская власть вынуждена была прикрываться ширмой республиканских учреждений .

Одновременно действуют две системы управления . С одной стороны , заседал Сенат , избирались магистраты — консулы, преторы и т.д., а параллельно функционировала власть принцепса и создаваемого им нового государственного аппарата .

Принцепс — это постоянная должность, фактически переходящая по наследству в рамках императорской семьи.

По своим полномочиям он: верховный главнокомандующий, трибун, консул, великий понтифик.

Ему присваивается титул « август » («возвеличенный божеством»).

Составными частями системы управления принцепса становятся: « совет друзей », консилиум —являвшийся постоянным органом, особая казна — фиск , несколько канцелярий , назначаемые принцепсом многочисленные чиновники .

В управление принцепса передается ряд провинций.

Опорой его власти становится постоянная армия , и, прежде всего, гвардия преторианцев , несущая охрану принцепса. Глава преторианцев — префект претория становился доверенным лицом принцепса.

В то время как республиканское управление приходит в упадок, аппарат принцепса непрерывно растет и усиливается, и республиканское прикрытие вскоре становится уже ненужным.

В II-V вв. н.э. утверждается новая форма правления — доминат (от нового названия императора «доминус» — «господин»).

Старые республиканские учреждения теряют силу, исчезают, ширма полностью отбрасывается. Всё управление сосредотачивается в руках императора, власть которого рассматривается теперь как божественное установление.

Для его возвеличивания вводится восточный придворный этикет . Среди ведущих учреждений периода домината выделяются: Государственный Совет — Консистория , финансовое ведомство, военное ведомство.

Создается разветвленный бюрократический аппарат с массой чиновников. Среди них устанавливается строжайшая иерархия.

К числу высших сановников относятся: квестор священного дворца (глава Консистории), магистр должностей, начальник священной опочивальни и т.д.

Сенат сохранился, но роль его стала незначительной. Магистраты превращаются в почетные звания.

В 395 г Империя распадается на две части: Западную (со столицей в Риме) и Восточную (со столицей в Константинополе).

Каждая из них возглавляется императором — а вгустом , который назначает себе помощника — цезаря .

Серьезные изменения происходят в местном управлении . Вводится единая система административного деления : префектура, диоцез, провинция.

Реорганизуется полиция . Армия окончательно превращается в постоянное, профессиональное войско со строжайшей дисциплиной, особыми привилегиями.

Но эти меры не спасли Империю. В 476 г под непрерывным натиском варваров Западная Римская Империя пала.

Таким образом, публичное право в Древнем Риме содержало нормы, которые непосредственно охраняют интересы государства и определяют правовое положение государства и его органов.

Сюда относятся: система государственных органов; компетенция учреждений и должностных лиц; нормативные акты государства.

В ряде случаев «публичное право» понималось римскими юристами и в смысле норм, которые имеют безусловно обязательную силу и не могут быть изменены путем соглашения частных лиц .

В целом, можно отметить, что в Древнем Риме была создана достаточно развитая государственно-правовая система, отражающая конкретно-исторические формы государства.

Литература

Римское право – право античного Рима, Римского государства рабовладельческой формации.Право в объективном смысле – совокупность правовых норм, в субъективном смысле – право, принадлежащее субъекту права. Римские юристы делили право на 2 части, различие которых проводилось путем противопоставления интересов государства и общества интересам отдельных личностей.1. Публичное право (jus publicum) – совокупность норм, регулирующих вопросы религиозного характера и вопросы управления. Это право, которое «ad statum rei Romanae spectat» (относится к положениям Римского государства). Публичное право включало в себя святыни, служение жрецов, положение магистратов (Ульпиан). К нему относились нормы, определяющие правовое положение государства и его органов и регулирующие их отношения с частными лицами. Римское публичное право содержало нормы о судопроизводстве: формах судебного процесса, вызове в суд, доказывании и доказательствах, процессуальном представительстве; уголовного права: о преступлениях и наказаниях, об ответственности за преступления; о законах, сенатус-консультах и долговременном обычае; о порядке похорон и церемоний; о правоспособности и дееспособности лиц, о структуре власти, о занятии государственных должностей. Нормы публичного права носили повелительный характер (императивные) и не могли быть изменены. Применялись методы власти и подчинения. Публичное право неразрывно связано с обязанностями. 2. Частное право (jus privatum) – совокупность норм, регулирующих вопросы имущественных и семейных отношений в римском обществе. Это право, которое относится «ad singulorum utilitatem» (касается выгоды, интересов отдельных лиц). Частное право регулировало отношения частных лиц между собой и в институтах, связанных с производством, обменом вещей и услуг. Частное право делилось на комплекс имущественных (по поводу вещей) и личных прав (абсолютных, неотчуждаемых). Римское частное право регулировало: имущественные и некоторые неимущественные отношения; семейные отношения: порядок заключения брака, положение главы семьи, личные неимущественные и имущественные отношения в семье; отношения собственности, права на чужие вещи (сервитуты, залоговое право, эмфитевзис и супер-фиций); обязательственные правоотношения, т. е. порядок заключения и исполнения договоров, ответственность за неисполнение; наследование, т. е. переход имущества к другим лицам после смерти наследодателя. Для римского общества понятие частного права не совпадало с понятием гражданского права (ius civile), поскольку не все жители Рима были гражданами. Государство минимально вмешивалось в частное право. Основное место занимали условно-обязательные, упра-вомочивающие, разрешающие нормы, т. е. нормы диспозитивные (восполняющие). Частное право могло изменяться и либо применяться, либо нет, было глубоко индивидуалистичным, что дало Генриху Гейне назвать его «библией эгоизма». Частное право, в отличие от публичного, – действительно право, за редким исключением (например, обязанность принятия наследства при наличии отказа). Частное право – самая оформленная и законченная часть римского права.


2. РОЛЬ РИМСКОГО ПРАВА В ИСТОРИИ ПРАВА И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЯХ Особое значение римского права объясняется влиянием на развитие человечества. Римское право оказалось основным источником современных кодификаций права. Римское право вводилось как субсидиарное, но по своему объему оно занимало первое место. Поскольку римское право было приспособленным к различным жизненным условиям, оно образовало «современное римское право», которое действовало в Германии до 1900 г. Всеобщее применение римского права в Европе официально впервые осуществлялось в XII в. по закону Лотаря II (Франция), но фактически его применение никогда не прекращалось.Римское право определило характер всех будущих правовых систем, поскольку сами «варвары»-завое-ватели не имели системы частного права. При отсутствии римского права они, возможно, выработали бы свою систему, но в данном случае оказалась в готовом виде система, которая соответствовала возникающим запросам. Римское право было построено как абстрактное право и как частное право. Оно существовало и при феодализме, и при капитализме, выражая интересы эксплуататоров: купцов (нашедших свободу частной собственности и договоров); помещиков (захвативших общинные земли); церкви (в качестве политической силы и одного из крупнейших землевладельцев). Римское право имело огромное влияние на развитие культуры в целом. Важную роль в истории права играют: 1) юридическая техника римского права, что, соответственно, влияет на точность и лаконичность нормы права, а также цельность и практичность права в целом; 2) исключительность римского права, являющаяся результатом интенсивного развития общества и его культуры, а также результатом развития товарно-денежных отношений.

Успехи римского права объясняются мастерством юристов, которые создали целый арсенал правовых средств. Роль римского права в историко-правовых учениях: в связи с завоеванием варварами Рима в 1080 г. была образована Болонская юридическая школа (с этой даты ведут свою родословную европейские университеты). Эта школа насчитывала 10 000 слушателей и положила начало течению глоссаторов (Ирнерий, Аккурсий и др.), которые не допускали противоречий римского частного права. В этих целях они: 1) выбрасывали из Свода Юстиниана inscriptiones и греческие слова; 2) в толковании выводили lex Fufia Caninia от слова canis; 3) установили принцип: Quiequid non agnoscit glossa, nec agnoscit forum.

Болонская юридическая школа породила другую школу – постглоссаторов, или комментаторов, (XII в., Бартол). Одной и основных целей деятельности этой школы явилось приспособление римского права к практическим нуждам. Научное значение работ постглоссаторов невелико, господствует арифметическое communis opinio doctorum. Юридическое образование сокращается, наука популяризуется и проникается кляузничеством. Такие гуманисты XIV–XV вв., как Петрарка, Боккаччо и Валла, резко критикуют произошедшее в данный период времени падение юриспруденции. Полициан, Болоньин и Холондер занимаются восстановлением текста Corpus iuris. Особенно большая заслуга в данном направлении принадлежит Куяцию и Донеллу.

3. ХАРАКТЕРИСТИКА JUS CIVILE. Jus Quiritum (пр Римских граждан (квиритов)) или jus civile (гражданское пр) - пр, субъектами которого являются квириты (граждане Рима) и другие латины. Квиритское пр появилось в эпоху Республики в Риме. Таким образом, jus civile является древнейшей частью римского частного права. Ему присущи примитивизм и простота конструкций. Источниками jus civile являются юридические обычаи Древнего Рима (например, кодифицированный юридический обычай - Законы Двенадцати Таблиц) и законы, принятые Народным Собранием. На основе законов XII таблиц развивается система норм, применяемых только к римским гражданам (cives Romani), в форме обыкновенного гражданского процесса (legis actiones). Эта система норм и называется jus civile или jus Quiritium. Развитие цивильного права совершается двумя путями: во-первых, путем практического толкования законов XII т. (interpretatio), a, во-вторых, путем дальнейшего законодательства. Первое время после издания законов XII т. развитие права совершается почти исключительно путем interpretatio. Всякий, даже очень совершенный с редакционной стороны, закон при своем применении к конкретным случаям и к конкретным вопросам жизни нуждается в детальном истолковании своего истинного смысла. Далее, во всяком кодексе встречаются неясности и пробелы; в таком случае приходится решать по аналогии с другими нормами или на основании общего духа законов. Если роль толкования велика и в современной юридической жизни,то она еще больше в ранние эпохи, обладающие неполными, несовершенными и казуистическими кодексами. Лицам, в руках которых находилось применение этих законов, приходилось сплошь и рядом производить очень сложную умственную работу, чтобы подвести тот или другой конкретный случай под то или иное постановление XII таблиц, выраженное неполно и казуистично. Лицами, в руках которых сосредоточивалось знание и толкование права, были понтифики. Их связь с различными отношениями гражданского права и с древнеримским гражданским процессом была очерчена выше. Благодаря этой разносторонней, но всегда влиятельной связи, в течение всей первой половины республики понтифики являлись исключительными творцами описанной interpretatio. Не являясь ни магистратами, ни судьями, от которых непосредственно зависело решение спорного дела, понтифики являлись первыми юристами и первыми комментаторами права. Строгий формализм древнего права и процесса, каравший малейшее упущение в форме или букве, делал их помощь почти во всех юридических положениях (при заключении сделки, постановке процесса и т. д.) необходимой. Накоплявшаяся в течение многих поколений интерпретационная традиция отлагалась постепенно в понтификальных записях-commentarii ponfiticum, которые являлись зародышем юридической литературы. Но эти комментарии, равно как и другие дела коллегии, были закрыты для непосвященных («jus civile reconditum in penetralibus pontificum»). Заботясь о сохранении своего влияния (а, может быть, и связанных с ним материальных выгод), понтифики ревниво оберегали эту тайну. Рядом с развитием цивильного права путем interpretatio идет и прямая законодательная деятельность народа. Нормальным органом законодательной власти в этом периоде являются народные собрания; поэтому и нормальной формой закона является lex, т. е. постановление комиций.

4. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР GUS GENTIUM. Право народов (jus gentium) – разновидность римского гражданского права; право, единообщее для всех народов, общенародное право. Его действие распространялось на все римское население, включая перегринов. В современном понятии это международное право. Право народов возникло позже цивильного и было более прогрессивным. Оно отличалось большей свободой и упрощением формы. Принцип права народов: главное не то, что было сказано, а то, что имелось в виду. Первоначально право народов состояло из договоров, заключенных Римом с иностранными державами. Право народов регулировало имущественные отношения, возникавшие между перегринами и римскими гражданами, а также публично-правовые вопросы, вопросы торгового права (международной торговли). Со становлением Рима, центра международной торговли, появилась необходимость создать претора и по делам иностранцев. Он получил название «претор по делам перегрина» и разрешал споры между римскими гражданами и иностранцами или между самими иностранцами на территории Римского государства. Поскольку на перегринов не распространялось цивильное право, претор вынужден был применять, с одной стороны, международные правовые нормы, заключенные Римским государством, с другой стороны, – то, что относилось к праву, общему для всех народов. То, что было общее для всех народов, известных Риму, и было правом народов. В своем отправлении правосудия претор пользовался прежде всего понятием спра-|ведливости и международным правом. При этом складывались определенные обыкновения, которые претор стал отражать в эдиктах. Постепенно эдикты претора перегринов образовали новую общность, новую правовую систему в рамках римского частного права. Поскольку это был Римский магистрат и поскольку право применялось на территории Римского государства – право это было Римское. С другой стороны, оно отличалось по своим подходам, по своим идеям, которые оно в себе заключало, по тем правилам, которые содержались в эдиктах, по тем формулам исков, которые там содержались, от цивильного права. Потому что оно приняло на себя еще одно поколение международного гражданского оборота, с одной стороны, с другой стороны – некоторые нормы, взятые из иностранного права. Преторы по делам перегринов занимались творчеством. Для решения споров с иностранными гражданами на территории Рима они создавали новые, более гибкие, более удачные, чуждые присущему цивильному праву формализму нормы. С течением времени цивильное право (jus civile) и право народов стали сближаться. При практическом применении обе системы находились в постоянном взаимодействии; наблюдалось взаимное влияние одной системы на другую. Право народов влияло на цивильное право ввиду того, что первое больше отвечало потребностям хозяйственной жизни Рима. Некоторые нормы цивильного права проникали в систему права народов (например, по Законам XII Таблиц нормы о краже не распространялись на перегринов; в практике эти нормы стали применяться и к перегринам). При Юстиниане цивильное право и право народов составили единую систему права, в которой преобладало право народов как право более развитое. Римское гражданское право стало правом международным, общим для всех граждан Римской империи.

5. ЗНАЧЕНИЕ ПРЕТОРСКОГО ПРАВА В РАЗВИТИИ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ДРЕВНЕГО РИМА . Преторское право (jus honorarium или jus praetorium) – совокупность правил и формул, созданных претором. Источники преторского права: эдикты преторов. Преторское право представляло из себя наиболее динамично развивающуюся часть римского частного права. Преторское право действовало не только в отношении римских граждан. С разрастанием Римской империи и развитием товарооборота, в который вступали лица, не имеющие римского гражданства, возникла необходимость в правовом оформлении данных отношений. Эта проблема была решена созданием должности претора перегринов. Магистраты, обладавшие высшей властью, – преторы, правители провинций, а в пределах своей компетенции курульные эдилы – издавали эдикты, программные заявления, общеобязательные на год службы издавшего эдикт магистрата. Затем преемники стали переписывать из эдиктов предшественников все, имевшее жизненное значение, – постоянные эдикты (edictum perpetuum). В 125–130 гг. император Адриан поручил юристу Сальвию Юлиану установить окончательную редакцию постоянного эдикта с целью закрепления отдельных постановлений преторского права. Влияние преторского права определялось тем, что претор не только издавал эдикты, но и предварительно решал вопросы о судебной защите по конкретным делам. Преторский эдикт, не отменяя формально норм цивильного права, указывал пути для признания новых отношений и этим становился формой пра-вообразования. В качестве руководителя судебной деятельности претор мог придать закону практическое значение или, наоборот, лишить силы положения права. Давая иск или возражение против иска вопреки цивильному праву или в дополнение цивильного права, преторский эдикт создавал новые формы права. Зачастую законодатель в лице главы собраний либо в лице императора старался отразить нормы цивильного права в новых законах, в новых конституциях то, что было наработано.Взаимосвязь цивильного и преторского права выражалась в творчестве юристов, которые комментировали, с одной стороны, цивильное право, а с другой – преторское право. Юрист Марциан называл преторское право живым голосом цивильного права в том смысле, что преторский эдикт быстро откликался на запросы общественной жизни и интересы господствующего класса и их удовлетворял. Кконцу III в. различие между цивильным и пре-торским правом практически исчезло.

6. ОБЫЧАЙ И ЗАКОН КАК ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ПРАВА. Обычное право – древнейшая форма образования римского права. Обычное право – совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, но не зафиксированных в каком-либо формальном акте. Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получали признания и защиты от государственной власти, они оставались простыми обычаями (бытовыми); если обычаи признавались и защищались государством, они становились правовыми обычаями, составляли обычное право, а иногда даже воспринимались государственной властью, придающей им форму закона. Обычное право – неписаное право (jus non scriptum), восходящее к обычаям первобытного общества. Нормы обычного права: – mores maiorum – обычаи предков; – usus – обычная практика; – commentarii pontificum – обычаи, сложившиеся в практике жрецов; – commentarii magistratuum – обычаи, сложившиеся в практике магистратов; – consuetudo – обычай в императорский период.

Значение обычаев: – заменяли указания других, более определенных источников права, прежде всего законов; – свидетельствовали о способе применения законов и других источников права в юридической практике.

Обычаи признавались источником права, если отсутствовали конкретные требования, выраженные в других формах: «В тех делах, в которых |мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями». В этой ситуации требование обычая, безусловно, обязательно. «Укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон, и это есть право, о котором говорится, что оно установлено нравами» (Дигесты). В императорский период обычай не должен был противоречить закону; обычай не мог отменять указание закона. «Долго принявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в тех случаях, когда не имеется писаного закона» (Дигесты). Для признания обычая правовым, т. е. дающим основание для защиты судом, он должен был: – выражать продолжительную правовую практику в пределах жизни более одного поколения; – выражать однообразную практику, причем безразлично, действия или бездействия; – воплощать неотложную и разумную потребность именно в правовом регулировании ситуации, т. е. далеко не все обыкновения даже коммерческого оборота могли составить правовое требование обычая (например, не создавали такового обыкновение «давать на чай», разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. п.). Специфика правового применения обычая – ссылающийся на обычай должен был сам доказывать факт его наличия, обычай не предполагался в суде, а доказывался. Особенность римского правового обычая – неразрывность понимания обычая с нравами. Предписания обычая – «молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами». В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования; в языческую пору глашатаем обычая нередко становилось обращение к оракулу, что само по себе подчиняло вытекающие из него правовые требования религиозной традиции. В христианскую эпоху аналогичный характер стали носить ссылки на Священное писание и евангелический канон.

Законы (leges) – главное воплощение римского писаного права. Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е. так или иначе воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы. Для его принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан – выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума. «Законы – имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом». Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т. д. Иногда наименование было двойным по двум именам, например закон Валерия-Горация. Закон должен был содержать обязательные элементы: 1) praescriptio – вводная часть, или указатель обстоятельств издания; 2) rogatio – текст закона, который мог подразделяться на главы и т. п.; 3) sanctio – последствия нарушения закона и ответственность нарушителей.

Древнейший закон – Leges XII tabularum 451 г. до н. э. (Законы XII Таблиц). Их появление объясняют борьбой плебеев с патрициями за ограничение произвола. Законы XII таблиц установили одинаковые нормы для коренных жителей и плебеев, но не провели их равенства. Содержание Законов XII Таблиц отражает жизнь Рима – земледельческого общинного натурального хозяйства. Нет норм о меновой торговле, об обязательствах, за исключением займа. Виды законов: – lex perfecta, нарушение которых влечет недействительность сделки; – lex minus quam perfecta – влечет невыгодные последствия без признания сделки недействительной; – lex imperfecta – без санкции.

В Риме республиканского периода законами являлись постановления народного собрания – plebiscita. Причем народное собрание не имело законодательной инициативы. Чиновник, имеющий право созыва народного собрания, выдвигал на нем свой законопроект, который либо принимался в предложенном виде, как правило, с именем автора (uti rogas), либо отвергался полностью (antiquo). Частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала. Подвиды римских законов: – lex как постановление народного собрания, имеющее высшую юридическую силу; – plebiscitum – указ и распоряжение плебейской части римской общины, которые стали иметь силу закона по закону Гортензивса 258 г. до н. э. В период с I до середины III в. основной формой законодательства стали постановления Сената – се-натусконсульты (senatusconsulta). Однако реально сфера сенатусконсульта все же несколько отличалась от полного закона: известные по содержанию сенатусконсульты в основном касались правовых форм деятельности магистратов и применимости их полномочий к разным территориям и типам правоприменения. Постепенно они были вытеснены постановлениями императора – конституциями. Конституции приобретают наименование leges, в отличие от прежде созданного права – jus vetus.

7.ЭДИКТЫ МАГИСТРАТОВ И ПРЕТОРОВ, ИХ РОЛЬ В РАЗВИТИИ Р П. Эдикт (edictum) (от dico – «говорю») – устное объявление магистрата по тому или иному вопросу. С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в должность. Формально эдикт был обязателен только для того магистра, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти (отсюда принадлежащее Цицерону название эдикта lex annua, закон на год). Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выражением интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали устойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, переходившая в эдикты его преемников, называется edictum tralaticium). Виды магистратских эдиктов: – эдикты эдилов регулировали в основном вопросы торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота; – провинциальные эдикты заключали в себе: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций – главным образом в административной, и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или провинции по усмотрению начальника; – преторские эдикты.

При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых он будет держаться в течение года (срок преторских полномочий). Претор не посягал на авторитет цивильного права, а помогал их осуществлению, подкрепляя общественные отношения, Регулированные цивильным правом, также и своими исками. Виды эдиктов: 1) новые (в них указывались новшества правоприменения и юридической практики) и перенесенные (претор заявлял, что будет придерживаться практики своего предшественника) эдикты; 2) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий, и непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия 67 г. до н. э. преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта. Ни претор, ни другие магистраты, издававшие эдикты, не были компетентны отменять или изменять законы, издавать новые законы и т. п. Однако в качестве руководителя судебной деятельности претор мог придать норме цивилизованного права практическое значение или, наоборот, лишить силы то или иное положение цивильного права. Например, претор мог при известных условиях защитить несобственника как собственника, но он не мог несобственника превратить в собственника. Во II в. н. э. император Адриан возложил на юриста Юлиана кодификацию отдельных постановлений, содержавшихся в преторских эдиктах. Окончательная редакция «постоянного эдикта» Юлиана (edictum perpetuum) была одобрена императором и объявлена постановлением сената неизменной, однако император оставил за собой право делать дополнения к эдикту. С этого времени правотворческая деятельность претора (и других магистратов) прекратилась.

8 .ВИДЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА. ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА.

Гражданский процесс Рима поэтапно прошел в своем развитии три формы: легисакционную, формулярную и экстраординарную, что соответствует трем периодам римского государства: периоду царей и началу республики (эпоха квиритского права), периоду республики (эпоха "общенародного" права), периоду империи (эпоха кодификации права). Легисакционный процесс-устное судебное разбирательство, характеризовался торжественно произносимыми формулами и символическими действиями, открывался предъявлением иска. Для этого было необходимо присутствие обеих сторон in jure, перед претором. Истец должен был сам позаботиться о прибытии ответчика на суд. Законы XII таблиц предоставили истцу право требовать от ответчика, чтобы он следовал за ним на суд везде, где бы истец его не встретил, за исключением дома ответчика - in jus vocatio (торжественное устное приглашение ответчика на суд), при необходимости возможно применение силы. С помощью legis actio (иск из закона) можно было осуществлять только притязания, основывающиеся на цивильном праве. Любое отклонение от предписанных формальностей вело к проигрышу процесса. Истец должен был в точности повторить слова закона, на какой он ссылается, например, в иске по поводу уничтожения виноградных лоз, он должен был назвать их деревьями, потому что Законы XII таблиц говорили только о срезанных деревьях. Эти формальности знали только жрецы (понтифики). Они хранили свои знания как тайну, пока ее не выдал Флавий, который похитил книгу юридических формул и передал ее народу, за что был сделан трибуном, сенатором и курульным эдилом. Характерная черта легисакционного процесса – это деление его на две стадии: производство in jure и производство in judicio. В первой стадии, где участвовали стороны и судебный магистрат (консул, претор, префект), говорилось только о праве, и устанавливалась сущность притязания, составляющего предмет судебного разбирательства. Истец заявлял о своем праве, ответчик оспаривал это заявление. Присутствующий при этом претор определял дозволительность искового требования, содержание претензии, условия ее осуществимости. В случае положительного решения претора стороны заключали литисконтестацию (засвидетельствование спор). Иск, один раз, проведенный через процедуру литисконтестации, считался навсегда уничтоженным и нельзя повторно подавать тот же иск. Во второй стадии, судья, назначенный претором или судебной коллегией, рассматривал дело. Задачи второй стадии процесса состояли из собирания и исследования доказательств, установления существенных для дела фактов и вынесения решения. Обе стадии этого легисакционного процесса происходили публично на площади или на форуме. Вторая форма легисакционного процесса – производство legis actio per judicis (arbitrive) postulationem (требование о назначении судьи). Если ответчик отвергает притязания истца, то последний имеет право просить претора назначить судью. Эта форма процесса применялась когда судье нужно было предоставить более широкие полномочия, нежели простое решение о том, кто из сторон прав, например, иски о разделе общего имущества, когда нужно оценить сумму притязания в денежном выражении. Следующая форма легисакционного процесса – legis actio per condictionem (осуществлялась путем приглашения ответчика на суд). Это была упрощенная процессуальная форма для строго односторонних требований. Суть данной формы процесса состояла в том, что после изложения сторонами in jure взаимных претензий истец предлагал ответчику, не признающему его требования, в тридцатидневный срок повторно явиться к претору, который должен был назначить судью. Четвертая форма легисакционного процесса – legis actio per manus iniectionem, осуществлялась посредством наложения руки. Данная форма употреблялась для взыскания по судебным решениям, которые присуждали денежные суммы, а также по договору займа и, наконец, против ответчиков, признававших исковые требования in jure. Пятая форма – legis actio per pignoris capionem, осуществлявшаяся путем взятия залога. Это было внесудебное принудительное взыскание имущества.Данная форма процесса в основном использовалась солдатами для взыскания жалования с ответственных за его выплату лиц, а также денег на содержание лошади и на фураж; откупщиками для взыскания с недоимщиков податей; продавцами животных, продавших их для жертвоприношения.

Формулярный процесс-исторически сменивший легисакционный. Взыскание осуществлялось за счет имущества должника. Смысл иска превратился в формулу, состоящую из четырех основных частей. Возникли такие понятия, как заочное решение, преюдиция, реституция, установилось правило, запрещавшее рассматривать второй раз дело по тому же иску и между теми же сторонами. Сущность формулярного процесса заключалась в составлении претором письменной формулы, содержащей указания присяжному судье о том, как надо решить спор. Судья разбирал только фактическую сторону дела, а ответственность за то, заслуживало ли данное притязание судебной защиты, лежала на преторе. С течением времени преторская юрисдикция выработала для большинства притязаний постоянные формулы, которые доводились до общего сведения посредством эдиктов в виде формуляров (бланкетов). Формула-письменная инструкция, в которой он назначал присяжного судью (номинация) и предписывал ему, каким образом разрешить спор. В формуле различают четыре основные части: демонстрация (demonstratio), интенция (intentio), кондемнация (condemnatio) и адъюдикация (adjudicatio) . Присутствие всех перечисленных частей было необязательным в каждой формуле. Демонстрация–излагала сущность искового притязания. Интенция – главная часть, в которой приведено основание и предмет иска. Кондемнация уполномочивала судью присудить или освободить ответчика в зависимости от того, признает ли судья интенцию верной или нет. Адъюдикация уполномочивает судью самостоятельно регламентировать спорные правоотношения сторон, в частности, присудить одной стороне неделимую вещь, а другой – денежную компенсацию, или произвести раздел спорного имущества. Формулярный процесс по-прежнему делился на две стадии: производство in jure u in judicio.

В экстраординарном процессе меняется процедура вызова в суд, приобретая официальный письменный характер. Формула уходит в прошлое, а иск превращается в жалобу истца, заносимую в протокол суда. Решение в экстраординарном процессе является приказом государственной власти и забота об его исполнении лежит теперь не на истце, а на суде. Именно в экстраординарном процессе исполнительное производство принимает тот вид, который оно имеет в современном процессе. Вводится письменность, процесс становится платным. Данный процесс был сокращенным производством без соблюдения всех формальностей предыдущей формы процесса. Дословно производство extra ordinem означает производство "вне очереди". Дела, поступавшие на обсуждение extra ordinem, не были связаны временем и очередью, установленной для разбора остальных дел (ordo judiciorum). Уже в эпоху принципата экстраординарное производство полностью вытесняет формальный процесс. Начинается это в провинциях, где правители постепенно привыкают разбирать все дела самостоятельно или при помощи особых делегатов, взятых не из числа присяжных, а преимущественно из адвокатов (judices pedanei). Конституция Диоклетиана 294 г. провозгласила окончательный переход от формулярного процесса к экстраординарному. В Конституции император предписывал правителям провинций лично решать все дела, за исключением случаев их особой занятости. Характерной чертой экстраординарного процесса является совмещение судебных и административных функций в руках одного и того же магистрата. В экстраординарном процессе в отличие от предыдущих форм гражданского процесса был ограничен принцип публичности. Судебные заседания проходят закрыто. Присутствовать на них могут только помощники судебных магистратов и сторон, а также особо почетные лица, по положению своему имеющие доступ на суд. Все происходящее в суде заносилось в судебный протокол, и таким образом развивалась письменность в производстве. Вводилась система вознаграждения канцелярского персонала суда. Стороны должны были вносить судебные пошлины на покрытие судебных издержек и т.д. Однако гражданский процесс сохранял состязательную форму и диспозитивность, т.е. дело начиналось по просьбе истца, суд сам не собирал доказательств, не присуждал больше, чем просил истец. В экстраординарном процессе впервые вводится апелляция (appellatio, provocatio). Сторонам предоставлялась возможность апелляции на решение судьи в определенные инстанции вплоть до самого императора. Стороны могли неоднократно апеллировать в высшую инстанцию на решение низшей инстанции. Апелляция – просьба, с которой лицо после вынесения судебного решения обращалось в вышестоящий суд, требуя пересмотра и решения того же дела. Апелляция могла приноситься на частные решения и решения, вынесенные по существу дела. Право на апелляцию принадлежало не только сторонам, но и каждому заинтересованному лицу. Подача апелляционной жалобы совершалась устно или письменно (libelli appellatorii) в течение двух дней, если апелляция касалась своего дела, и в течение трех дней – чужого.

9. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ИСКОВ В РИМСКОМ ПРАВЕ. Иск - средство, посредством которого потерпевший в результате судебного процесса добивался вынесения решения в соответствии с его интересами. Виды исков: 1) вещный иск - защита вещных прав того или иного лица. Он предъявлялся в отношении любого лица, которое посягнуло на право собственности истца. Защита вещных прав осуществлялась посредством подачи виндикационного и негаторного исков; 2) личные иски - подавались в защиту обязательственного права какого-либо лица. Данные иски получили название личных, так как они предъявлялись против определенного лица или лиц; 3) иски строгого права - при их рассмотрении судья действовал в соответствии с договором и не принимал во внимание возражения ответчика; 4) иски, основанные на принципе добросовестности, - при принятии решения судья обладал большими правами и поэтому принимал во внимание возражения ответчика. Судья должен был дополнить действующее право каким-либо положением, которое регулировало бы спорный вопрос, в соответствии со своей совестью и обычаями; 5) иск по аналогии - применялся в том случае, если в отношении какого-либо действия не было предусмотрено конкретно определенной нормы; 6) иск с фикцией - предъявлялся, если претор считал, что не предусмотренному в законе отношению необходимо оказать защиту. Для этого претор предписывал в формуле судье представить существование определенных фактов, которые на самом деле не существовали (применить фикцию). С помощью этого приема новое отношение «подгонялось» под один из известных исков; 7) кондикция - данные иски не содержали в себе основания своего возникновения. Виды кондикций: а) о возврате похищенного. В данной ситуации собственник мог применить виндикационный иск, но иск о возврате похищенного легче было доказывать. При предъявлении виндикационного иска истец должен доказать, что спорная вещь является его собственностью, а при иске о возврате похищенного требовалось доказать факт кражи вещи; б) при платеже по ошибке, когда лицо, уплатившее определенную денежную сумму или предоставившее вещь, имело право вернуть данную сумму или вещь; в) о возврате предоставления, цель которого не осуществилась. В том случае, если вещь была передана в качестве приданого, но брак заключен не был, собственник при предъявлении кондикционного иска о возврате вещей мог вернуть свою вещь обратно; г) без основания. Для предъявления данного иска было достаточно только факта неосновательного обогащения. Римское право защищало право собственности или обязательственное право постольку, поскольку для этого имелся соответствующий иск, в связи с чем в римском праве было много исков.

10. ОСОБЫЕ СРЕДСТВА ПРЕТОРСКОЙ ЗАЩИТЫ. Особые средства преторской защиты – властные прерогативы претора, которые он использовал для изменения течения процесса и для исполнения судебного решения. Выделяются следующие средства преторской защиты:1.Реституция (Restitutio in integrum) – восстановление в первоначальное положение; аннулирование последствий определенного действия. Например, лицо, которое терпит значительный ущерб от сделки, заключенной под влиянием угроз и обмана, могло получить от претора реституцию (отмены сделки и возвращения имущественного положения сторон в исходное состояние). В особенных случаях претор позволял уничтожить наступившие юридические последствия (например, расторгнуть заключенный договор) и признавал несправедливым применение в подобного рода случаях общих норм права. Постановление о реституции претор выносил после предварительного выяснения обстоятельств дела (causa cognita). Например, лицо в возрасте до 25 лет, заключившее невыгодную для себя сделку (хотя формально законную), могло получить от претора разрешение не считаться с этой сделкой (такую льготу претор давал, принимая во внимание неопытность лица). Для получения реституции обязательны были два условия: наличие ущерба и справедливого основания. Наличие ущерба (laesio) понималось в материальном и моральном плане. Главное чтобы ущерб, нанесенный лицу не мог быть исправлен традиционными судебными средствами. А справедливых оснований (justa causa) римские источники насчитывают шесть: недостижение 25-летнего возраста, угроза, обман, ошибка, ограничение правоспособности, имевшее место при ведении процесса, личное отсутствие. 2. Ввод во владение – лицо, которое может выиграть дело, вводится во владение спорной вещью, чтобы обеспечить сохранность имущества или исполнение судебного решения. Передача во владение – распоряжение претора взять во владение какое – либо имущество, принадлежащее другому, обязанному лицу. 3.Преторская стипуляция (stipulatio) – своеобразная вербальная сделка, к совершению которой стороны побуждались претором в ходе процесса. Стипуляция–словесный договор, который заключался между сторонами по принуждению претора. Такое принуждение осуществлялось для того, чтобы с помощью этого договора защитить право кредитора. Для принуждения должника к заключению такого договора претор использовал взятие залога, введение кредитора во владение имуществом должника и т.д. 4. Интердикт (interdictum )– Это распоряжения претора о немедленном прекращении действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан, минуя долгую судебную процедуру. Интердикт что-либо запрещал или предписывал нарушителю права (или обеим сторонам спора). Претор давал интердикты после расследования фактов, на которые ссылалось обращающееся лицо. По мере увеличения числа дел, претор стал давать интердикты без проверки фактов, в виде условного распоряжения (“если подтвердятся факты, на которые ссылается заявитель”), и интердикты с процессуальной стороны стали похожи на иски. Интердикты были трёх видов: ·Запретительные – запрет определённого отношения или поведения; ·Восстановительные – возвращение какой-либо вещи или восстановление повреждённого здания; ·Предъявительные – предъявление документа или лица.

11. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ПО РИМСКОМУ ПРАВУ. Правоспособность (caput) – способность иметь права, быть субъектом права, а следовательно, получать законную защиту со стороны всех институтов римского государства. Правоспособный субъект – persona. Элементы правоспособности : статус свободы (status libertatis) – все население делилось на свободных и рабов; статус гражданства (st. civitatis) – нас. делилось на римских граждан и неграждан; статус главы семьи, фамилии (status familiae) – делились на никому не подвластных («отцов семейства») и подвластных. Правоспособность возникала: – естественным путем – рождением – необходимо, чтобы выход ребенка был из утробы матери; чтобы младенец вышел живым (независимо от состояния, продолжительности жизни и того, как он себя проявит, – движением, криком); чтобы младенец был доношен; наличие «образа человеческого»; – искусственным путем , например при освобождении раба римским гражданином он становился вольноотпущенником и приобретал правоспособность.

Статус свободы и статус главы семьи могли быть установлены с помощью судебного процесса по частным искам; были выработаны специальные иски – средства защиты или оспаривания статуса. Не мог устанавливаться судом только статус гражданства – принадлежность к римскому гражданству определялась публично-правовыми средствами и гарантировалась публично-правовым порядком. Не подлежал оспариванию объем гражданских прав лица в зависимости от возрастной, половой и со-|словной характеристики субъекта.

Не обладали полной правоспособностью: – женщины (в том числе римские гражданки), невзирая на положение в семье, никогда не могли претендовать на таковое; – несовершеннолетние в гражданско-правовом смысле (даже если в отношении публичного права они были полноправными гражданами). Степени утраты правоспособности : – capitis deminutio maxima – полная потеря правоспособности, связанная с утратой статуса гражданства; – capitis deminutio media – промежуточное ограничение правоспособности (если гражданин оставлял Рим и переезжал в провинцию); – capitis deminutio minima – изменение в семейном статусе (не только уменьшение, но и расширение правоспособности).

Ограничение правоспособности – умаление гражданской чести: – intestabilitas – применялась к лицу, которое было свидетелем или весовщиком при совершении гражданской сделки, а затем отказывалось подтвердить факт такой сделки или ее содержание. Позже поражала лиц, виновных в составлении или распространении пасквилей. Заключалась в лишении права быть свидетелем и прибегать к помощи свидетелей при совершении гражданских сделок. С исчезновением формальных сделок утратила свое значение; – infamia (бесчестье) – влекла за собой лишение права быть представителем в суде, опекуном, избранным на общественные должности. Магистраты не допускали к осуществлению публичных функций лиц с сомнительной репутацией. Цензор мог вычеркнуть такое лицо из списка сенаторов или из всаднических центурий. Консул мог не допустить к выборам в магистрат, а претор – к выступлению в сенате; – turpitudo (позор) – влекла ограничение в правоспособности в связи с занятием некоторыми профессиями, например профессия актера.

12. СОСОТОЯНИЕ СВОБОДЫ. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОВ. Раб (servus) находился вне политического общества и не являлся субъектом права. По римскому праву он считался вещью и она не бывает ничейной. Рабы переходили в собственность граждан двумя способами: по цивильному праву и по праву народа. Цивильные способы перехода в рабство: – пленение на войне «врага Рима», т. е. человека, принадлежавшего враждебному для римского народа государству; –обращение в рабство иностранцев, находившихся на территории Рима; -продажа в рабство в порядке ответственности по обязательствам; – самопродажа ради получения части выкупной цены; – осуждение на смерть или каторжные работы; –уклонение от военной службы; –непрохождение периодического имущественного ценза.

По праву народов рабами считались плененные или рожденные от рабынь. Рабыней становилась также свободная женщина, уличенная в интимной связи с рабом и продолжавшая ее, несмотря на предупреждение. Сначала рабство было домашним и патриархальным, раб не мог иметь имущества и семьи, но он не был как вещь, за ним сохранялись некоторые права человеческой личности: могила раба находилась под защитой сакрального права, как и могила свободного; кровнородственные отношения рабов являлись препятствием к браку между ними; при отчуждении рабов запрещалось разделять близких родственников. В имущественной сфере раб выступал как «говорящее орудие». Возможность раба совершать юридические действия (но только в пользу хозяина) выводилась из правоспособности последнего, т. е. как если бы такие действия совершал сам рабовладелец. Но по обязательствам рабов господин никакой ответственности не нес. Начиная с I в. юристы признали в некоторых случаях за рабами возможность действовать от своего имени. Отражая потребности экономического развития и защищая интересы контрагентов рабов, они, несмотря на отсутствие у них правоспособности, санкционировали заключаемые ими договоры и вытекающие из них обязательства. Другая новелла состояла в признании ответственности рабовладельцев по обязательствам рабов, возникающим в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности по поручению своих хозяев. Более широких хозяйственных и правовых возможностей требовали отношения, возникавшие на базе пекулия – обособленного имущества, выделенного рабу господином для самостоятельного управления, с внесением последнему определенной части дохода. Поскольку хозяйственная деятельность велась рабом по своей инициативе и в собственных интересах, а пекулий юридически принадлежал господину, то по обязательствам раба он отвечал в пределах пекулия. С введением когниционного процесса рабы, не имевшие права предъявлять иски в обычных судах, получили возможность обращаться с жалобой к чиновникам (префекту), которые могли принудить соответствующее лицо исполнить обязательство.

Освобождение рабов должно было носить правовую форму – manumissio. Оно носило только личный характер. Господин мог сделать распоряжение об освобождении раба собственным решением в завещании либо посредством фиктивного судебного процесса об отчуждении имущества.

13. СОСТОЯНИЕ ГРАЖДАНСТВА. СПОСОБЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ И УТРАТЫ РИМСКОГО ГРАЖДАНСТВА. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАНЦЕВ, ВОЛЬНООТПУЩЕННИКОВ .

Римский гражданин (civis romanus) – субъект государственной жизни и публичного права. Способы приобретения римского гражданства: – рождение – ребенок, рожденный в римском браке, следовал состоянию отца, а ребенок, рожденный женщиной, не состоявшей в браке, следовал состоянию матери. Ребенок, рожденный вне брака не римлянкой, не признавался римским гражданином, хотя отцом его был римский гражданин. В I в. н. э. было установлено, что ребенок, рожденный вне брака римской гражданкой, не приобретает прав гражданства, если его отцом был не римский гражданин. Ребенок, рожденный от брака его родителей, становится гражданином, если отец был гражданином в момент зачатия ребенка, независимо от изменений в состоянии родителей к моменту рождения ребенка. Ребенок, рожденный римской гражданкой, не состоящей в браке, если мать была гражданкой в момент его рождения, был гражданином независимо от ее состояния до этого момента; – освобождение римским гражданином своего раба; – усыновление римским гражданином чужеземца ; –предоставление римского гражданства отдельным лицам, общинам, провинциям особыми актами государственной власти. С точки зрения своего правового положения римские граждане делились на две группы:

– свободнорожденные – были носителями полной правоспособности;

– вольноотпущенники – освобожденные из рабства римским гражданином, подвергавшиеся в качестве римских граждан некоторым ограничениям в правах. Политические права римских граждан: – голосование в народном собрании (jus suffragii);– избрание в магистраты (jus honorum) ;– служба в римских легионах (militaria). Гражданские права римских граждан: вступать в римский брак, создавать римскую семью (jus connubii); быть субъектом всех имущественных правоотношений и соответствующих сделок (jus commercii); право составлять и быть свидетелем при составлении завещания и право быть назначенным наследником по завещанию (testamenti factio). В эпоху христианства как господствующей религии римский гражданин обязан был исповедывать только каноническое христианское вероучение. Структура имени римского гражданина: имя в собственном смысле слова; наименование семьи или рода, к которому принадлежит гражданин; указание имени отца в родительном падеже (русское отчество); наименование трибы, в составе которой носитель имени голосует в народном собрании (даже когда собрание перестало созываться); прозвище, которое стало включаться в полное имя гражданина позднее других частей. Способы прекращения римского гражданства: – смерть ;– полная потеря правоспособности (capitis deminutio maxima) в связи с утратой гражданином свободы в случаях продажи в рабство за границей, плена, захвата неприятелем. Если захваченный в плен и обращенный в рабство римлянин возвращался в Рим, он рассматривался как никогда не утративший ни свободы, ни гражданства, ни отдельных своих прав; – отказ гражданина от прав гражданства ;– переход гражданина в число латинов в целях получения земель; – осуждение римского гражданина на смертную казнь, приговорение его к телесным наказаниям за какие-либо преступления, причем впоследствии не могло следовать восстановления прав гражданства;– изгнание на срок из пределов Рима. Вольноотпущенниками (libertini) признавались освобожденные по завещанию или внесением в списки ценза рабы. Они представляли собой категорию лиц свободного состояния, однако отличались в своих правах от полноценных римских граждан. Отпущенные из рабства, связанного с военным пленом, никогда не могли приобрести прав римского гражданства. Только отпущенные на свободу в Риме считались римскими гражданами, но не полноправными. Вольноотпущенники навсегда оставались носителями некоторой ограниченной правоспособности. В сфере публичного права ограничения прав вольноотпущенников заключались в том, что они не служили в римских легионах, а в I в. н. э. утратили и права участвовать и голосовать в народных собраниях, они не имели ни права занимать должность в магистратах, ни права быть включаемыми так же, как и их дети, в число сенаторов. В период империи ограничения публичных прав вольноотпущенников усилились, в то же время сложился институт присвоения вольноотпущенникам полной политической правоспособности специальным постановлением императора, которая сообщала им полную правоспособность и в сфере частного права, или путем присвоения императором золотого перстня. В праве Юстиниана ограничения политических прав вольноотпущенников больше нет. Сохранялись, однако, ограничения их правоспособности в области частноправовых отношений: воспрещались браки вольноотпущенников с лицами сенаторского сословия, как до I в. были воспрещены браки со всеми свободнорожденными. Вольноотпущенник нес по отношению к освободившему его из рабства господину ряд личных и имущественных обязанностей, построенных по типу обязанностей детей в отношении отца: вольноотпущенник обязан господину своей гражданской жизнью, как сын обязан отцу своей жизнью физической. Отсюда отношения патроната между бывшим господином – патроном и его вольноотпущенником – клиентом, отношения, в которых выражается продолжающаяся эксплуатация бывшего раба. Правоотношения, составляющие в совокупности патронат, могут быть сведены к следующим группам: – совокупность личных и имущественных, семейного характера прав патрона (право домашнего суда над клиентом и другие); - обязанность вольноотпущенника оказывать патрону личные услуги; – взаимная обязанность помогать друг другу в материальной нужде, давать алименты. К этому присоединялось также право патрона наследовать по закону после вольноотпущенника, не оставившего нисходящих и умершего без завещания. Отношения патроната отражались в структуре гражданского имени вольноотпущенника: он носил имя в собственном смысле слова и наименование семьи или рода патрона, указывая и имя последнего в родительном падеже в качестве имени отца и превратив свое прежнее имя раба в прозвище. Патрон утрачивал свои права, если отказывал вольноотпущеннику в алиментах, если возбуждал против него судебное обвинение, грозившее смертной казнью, в случаях, когда патрон пытался на возмездных началах передать другому лицу свое право на личное пользование рабом.

14. СЕМЕЙНОЕ СОСТОЯНИЕ. ПОНЯТИЕ РИМСКОЙ СЕМЬИ. Семья – сфера личных прав, имеющих непосредственную связь с конкретным лицом. Строй древнейшей римской семьи во многом схож с первобытно-общинной семьей, которая характеризуется общей совместной собственностью членов семьи на средства производства и продукты производства. С образованием государства в семье происходит трансформация – во главе семьи становится домо-владыка (paterfamilias). Правовые черты римской семьи:

1) власть, которую отец семейства имел над детьми, внуками и правнуками, над женой, находившейся на положении дочери, и всеми домочадцами в совокупности. Рим начал свою историю в области семейного права с моногамной семьи, основой которой и была patria potestas (отцовская власть). Решающим в такой семье было подчинение членов семьи власти одного и того же paterfamilias (отцу семейства). Все они именуются sui – «свои», тогда как отец семейства – sui juris – «сам себе господин», «полноправный»;

2) на первый план выдвигалась не когнатическая связь между paterfamilias и его подвластными, а агнатическая. Родство определяется по линиям – прямым (parentes – родители и liberi – дети) и боковым, а также по степеням, определяемым числом рождений, связывающих родственников. Братья и сестры могут быть полнородными (germani) и неполнородными: consanguinei и uterini (единоутробными). Римляне различали и свойства. Агнатическое родство – родство, определяемое подчиненностью главе семьи, отцу семей-|ства, первоначальное родство (по римской терминологии – юридическая связь). В состав агна-тической семьи входили: его жена in manu mariti, его дети in patria potestate, жены сыновей, состоящие в браке cum manu и подчиненные не власти своих мужей, которые сами были подвластны paterfamilias, а власти этого последнего, и наконец все потомство подвластных сыновей. Поэтому дочь, выходившая замуж и поступавшая под власть нового домовладыки, переставала быть агнаткой своего отца, братьев и т. д. В этой семье только paterfamilias является вполне правоспособным лицом, persona sui juris. Никто из остальных членов семьи personae alieni juris полной правоспособности не имеет. Когнатическое родство – кровное родство. С течением времени власть отца семейства уменьшилась из-за усиления самостоятельности взрослых членов семьи. В связи с этим все большее распространение начало получать когнатическое родство, пока совсем не заняло приоритетное место;

3) термином familia (семья) обозначалось совокупность всего того, что принадлежало семье: не только агнаты, но и принадлежащие семье рабы, кабальные, скот и даже вещи неодушевленные (имущество). Власть paterfamilias над женой и детьми по существу мало отличалась от его прав на раба. Существенное отличие patria potestas от права собственности на раба проявлялось лишь в момент смерти paterfamilias: право собственности на раба переходило к наследнику paterfamilias, в то время как лица, бывшие in patria potestate, переживали capitis deminutio, которая в данном случае означала не умаление прав, а изменение семейного состояния, заключавшееся для некоторых из членов семьи (для сыновей умершего) даже в приобретении полной правоспособности.

15. ВИДЫ БРАКА ПО РИМСКОМУ ПРАВУ. Брак (matrimonium) – «союз мужчины и женщины, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого нрава» (Модестин). Как проявление требований «человеческого права» брачный союз подчиняется установлениям гражданского права (публичного и частного), как проявление требований «божественного права» брачный союз должен отвечать высшим предписаниям морального и религиозного характера. Правильный брак – союз, заключенный мужчиной и женщиной одного правового качества; этот брак заключался в специальных, признанных законами формах, этот брак рождал все предусмотренные правом личного и имущественного характера последствия для супругов. Неправильный брак или вообще брачный союз – союз между партнерами разного права (между римлянином и женщиной другого гражданства, между перегринами и т. п.); этот брак рождал все правовые последствия для супругов, но не в соответствии с предписаниями цивильного права. Брак характеризовался:–взаимностью : в него вступают два партнера, причем безусловное равенство сторон не является обязательным условием брака;-состоянием физической зрелости и наличием определенных сексуальных качеств партеров; – согласием партнера; – наличием половой связи между партнерами в браке; – стремлением партеров заключить именно брачный союз; – постоянной совместной жизнью супругов : партнеры в браке ведут общее хозяйство, живут вместе и т. п.Отсутствие любого из вышеперечисленных условий ставило под сомнение правовой смысл брачного союза, переводило отношения мужчины и женщины в другое качество либо служило основанием для признания брака недействительным. Виды римского брака: – matrimonium justum – законный римский брак между лицами, имеющими ius conubii; – matrimonium juris gentium – брак между лицами, не имеющими jus conubii.

Виды законного римского брака: – cum manu mariti – брак с властью мужа, в силу которой жена (uxor) поступала либо под власть мужа, либо под власть домовладыки, если сам муж был подвластным лицом. Вступление в такой брак неизбежно означало capitis deminutio жены: если до брака жена была persona sui iuris, то после вступления в брак cum manu она становилась persona alieni iuris. Если до брака она была in potestate своего отца, то, вступив в этот вид брака, она подпадала под власть мужа или его paterfamilias, если муж был под властью отца, и становилась агнаткой семьи мужа;– sine manu mariti – брак без власти мужа, при котором жена оставалась подвластной прежнему домовладыке либо была самостоятельным лицом. В отличие от конкубината обладал особым намерением основать римскую семью, иметь и воспитывать детей. Брак sine manu следовало возобновлять ежегодно. Прожив в течение года в доме мужа, жена автоматически подпадала под его власть – по давности. Женщина, не желавшая установления над собой власти мужа фактом дав-ностного с нею сожительства, должна была ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи и таким образом прерывать годичное давностное владение ею (Законы XII Таблиц).

Cum manu и sine manu mariti различались между собой как по формальным основаниям (порядок заключения, расторжения и т. д.), так и по существу (содержание имущественных и личных отношений супругов).

16. ПОНЯТИЕ ВЕЩИ И ЕЕ КЛАССИФИКАЦИЯ. Вещи (res) в римском праве – не только местно ограниченные части материального, телесного внешнего мира, не имеющие в глазах права способности быть субъектом права, но и всякое имущество как имеющее материальную ценность, благо, комплекс юридических прав или требований, также обладающий признанной самостоятельной правовой целостностью. Естественное понятие имущества – все, что фактически имеет для субъекта имущественную цену, правовое понятие – имущество, юридически принадлежащее лицу.Вещное право абсолютно. Классификация вещей: – телесные (res corporales), которые можно осязать (земля, человек, золото и т. д.), и бестелесные (res incorporales), которые состоят только в праве и не имеют в собственном смысле материального выражения, но подразумевают осуществление некоторых действий в отношении предметов: наследство, обязательство, сервитут и т. д.; – движимые и недвижимые . Недвижимость – земельные участки, недра, посевы, постройки. Все эти строения, связанные с землей или фундаментально прикрепленные к ее поверхности, считались ее составными частями. Действовало правило «сделанное на поверхности следует за поверхностью». Поэтому отдельная собственность на дом и на землю, на которой находился этот дом, была невозможна; – манципируемые (res mancipi) – особо ценные вещи и права, требующие для передачи права собственности соблюдения сложной обрядовой процедуры – манципации (in jure cessio): земельные участки, расположенные в Италии, построенные на них дома, предиальные сервитуты, упряжные и вьючные животные; и неманципируемые (res nec mancipi) – остальные вещи (и имения вне Италии), для передачи права собственности на которые достаточно было простой фактической передачи – традиция; – потребляемые , которые изменяли свою количественную характеристику в процессе пользования вплоть до полного уничтожения без превращения качества вещи, и непотребляемые, которые не изменяли своих основных характеристик в процессе использования; – делимые , не изменяющие своей сути от деления, и неделимые; – вещи, определенные родовыми признаками , – измеряемые мерой, весом (вино, песок, деньги и т. д.), и вещи, индивидуально определенные, – имеющие единичные свойства, помимо меры, веса, либо важные для их обладателя в их единичном качестве; – главные (материально, физически законченные) и побочные (или придаточные) (теряют свое качество при отделении от главной вещи); – сложные , которые включали в себя несколько самостоятельных элементов, могущих быть признанными за отдельные вещи, и простые. Подвид сложных вещей – составные вещи (которые не уничтожали качеств простых элементов, в них включенных); – бесхозяйные (res nullius – ничьи вещи), которые на данный момент никому конкретно не принадлежат и принадлежать не могут (рыба в море, звери в лесу, вещи военного врага и т. д.); и вещи, находящиеся в правовом обладании, – любая вещь, включая перечисленные, но имеющая конкретного владельца, признаваемая за такового римским правом;– плоды (fructus) – вещи, регулярно получаемые от эксплуатации другой вещи: рабочая сила животных и рабов; натуральные – хлеб, фрукты и т. д.; доход – чистая прибыль; цивильные – проценты на капитал.

17.ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРАВ НА ВЕЩИ. Вещное право – совокупность правовых норм, закрепляющих, регулирующих и охраняющих принадлежность вещи отдельным лицам. Римское право установило, что вещные права могут быть неодинаковы по своему содержанию, соответственно некоторые права представляют наиболее полное господство над вещью, некоторые – ограниченное господство. Выделяют следующие институты вещного права: 1) право владения вещью. Владение (pasessio) – реальное господство лица над вещью, вытекающее из фактического, физического отношения лица к предмету владения. Это состояние не могло быть временным, оно представляло собой прочное отношение лица к вещи. Элементы владения: 1) субъективный (или волевой) – воля лица владеть вещью для себя; 2) объективный (или материальный) – реальное господство над предметом владения,т.е.фактическое обладание вещью. Виды владения:-законное – при наличии юридического основания; – незаконное – лишенное юридического основания; – недобросовестное, если владелец знал или должен был знать о неправомерности своего владения, но вел себя так, как будто вещь ему принадлежала; – добросовестное, если он не знал и не должен был знать о неправомерности владения вещью. 2)право собственности на вещь; Собственность в римском праве – правовое господство лица над вещью. Элементы права собственности: – dominium – право на законное правомерное господство лица над телесным объектом; – proprietas – право, принадлежащее собственнику, право на принадлежность вещи данному, а не другому лицу. Виды:1. от объекта права: – общественная; частная; 2. от субъекта права : – индивидуальная – обладателем было физическое лицо; – публичная – обладателем было юридическое лицо; – общая (condominium) – одна и та же вещь была предметом господства нескольких равноправных лиц; 3.от происхождения и степени обл

РИМСКОЕ ПУБЛИЧНОЕ И ЧАСТНОЕ ПРАВО. ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ

Римское право – право античного Рима, Римского государства рабовладельческой формации.
Право в объективном смысле – совокупность правовых норм, в субъективном смысле – право, принадлежащее субъекту права. Римские юристы не проводили такого различия. Они делили право на 2 части, различие которых проводилось путем противопоставления интересов государства и общества интересам отдельных личностей.
1. Публичное право (jus publicum) – совокупность норм, регулирующих вопросы религиозного характера и вопросы управления. Это право, которое «ad statum rei Romanae spectat» (относится к положениям Римского государства). Публичное право включало в себя святыни, служение жрецов, положение магистратов (Ульпиан). К нему относились нормы, определяющие правовое положение государства и его органов и регулирующие их отношения с частными лицами. Римское публичное право содержало нормы о судопроизводстве: формах судебного процесса, вызове в суд, доказывании и доказательствах, процессуальном представительстве; уголовного права: о преступлениях и наказаниях, об ответственности за преступления; о законах, сенатус-консультах и долговременном обычае; о порядке похорон и церемоний; о правоспособности и дееспособности лиц, о структуре власти, о занятии государственных должностей. Нормы публичного права носили повелительный характер (императивные) и не могли быть изменены. Применялись методы власти и подчинения. Публичное право неразрывно связано с обязанностями.
2. Частное право (jus privatum) – совокупность норм, регулирующих вопросы имущественных и семейных отношений в римском обществе. Это право, которое относится «ad singulorum utilitatem» (касается выгоды, интересов отдельных лиц). Частное право регулировало отношения частных лиц между собой и в институтах, связанных с производством, обменом вещей и услуг. Частное право делилось на комплекс имущественных (по поводу вещей) и личных прав (абсолютных, неотчуждаемых).
Римское частное право регулировало: имущественные и некоторые неимущественные отношения; семейные отношения: порядок заключения брака, положение главы семьи, личные неимущественные и имущественные отношения в семье; отношения собственности, права на чужие вещи (сервитуты, залоговое право, эмфитевзис и супер-фиций); обязательственные правоотношения, т. е. порядок заключения и исполнения договоров, ответственность за неисполнение; наследование, т. е. переход имущества к другим лицам после смерти наследодателя. Для римского общества понятие частного права не совпадало с понятием гражданского права (ius civile), поскольку не все жители Рима были гражданами. Государство минимально вмешивалось в частное право. Основное место занималиусловно-обязательные, упра-вомочивающие, разрешающие нормы, т. е. нормы диспозитивные (восполняющие). Частное право могло изменяться и либо применяться, либо нет, было глубоко индивидуалистичным, что дало Генриху Гейне назвать его «библией эгоизма». Частное право, в отличие от публичного, – действительно право, за редким исключением (например, обязанность принятия наследства при наличии отказа). Частное право – самая оформленная и законченная часть римского права.

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ИСТОЧНИКОВ РИМСКОГО ПРАВА

Источники римского права – формы закрепления и выражения правовых норм, имеющие общеобязательное значение и включающие способы, формы образования норм права и условия жизни общества.
Виды источников римского права:
– обычное право;
– законы;
– плебисциты – акты собрания плебеев без сенаторов. Отличие плебисцитов от обычных законов – плебесциты принимались народным собранием без предварительного обсуждения в сенате по инициативе плебейских трибунов. Закон Гортензия 287 г. до н. э. придал плебисцитам силу законов;
– сенатусконсульты;
– конституции императоров;
– эдикты магистратов;
– ответы юристов.
Ниже перечислены источники римского права.
1. Надписи на дереве, камне, бронзе (например, «Гераклейская таблица», бронзовая доска, на которой был изложен закон о муниципальном устройстве), на стенах построек (например, надписи, найденные при раскопках г. Помпеи, засыпанного лавой при извержении Везувия в 79 г. н. э.) и т. д. В новое время (начиная со второй половины XIX в.) надписи опубликовывали в специальном изданииCorpus inscriptionum latinarum (Свод латинских надписей); над этим изданием поработали историки Моммзен, Дессау, Гюбнер, Гиршфельд и др. Наиболее важные с правовой стороны надписи даются в 7 изд. (1909 г.) книги Брунса «Источники римского права» (Bruns. Fontes iuris romani).
2. Законы XII Таблиц – свод законов, признаваемый источником всего публичного и частного права, запечатленный в виде медных многогранных колонн, выставленных на римском форуме. Законы XII Таблиц состояли из разделов: о вызове в суд (таблица I), о вершении исков (таблица II), о долговом рабстве (таблица III), о порядке манципации при сделках (таблица IV), о завещании и семейных делах (таблица V), о пользовании земельным участком (таблица VI), о воровстве (таблица VII), о личном оскорблении – обиде (таблица VIII), об уголовных наказаниях (таблица IX), о порядке похорон и церемоний (таблица X), о публичных делах в городе (таблица XI),
0 неиспрашивании привилегий (таблица XII). Подлинный и полный текст Законов XII Таблиц неизвестен, известны попытки их реконструкции и систематизации на основании цитат из других римских юридических источников классической эпохи.
3. Corpus juris oivilis – кодификация императора Юстиниана.
4. Произведения римских юристов, в особенности произведения римских историков : Тита Ливия (конец I в. до н. э. – начало I в. н. э.), Тацита вв. н. э.), Аммиана Марцеллина (IV в. н. э.); римских антикваров («грамматиков»): Варрона (II-
1 вв. до н. э.), Феста (I в. н. э.); римских ораторов (в особенности Цицерона, I в. до н. э.);римских писателей: Плавтаи Теренция, в комедиях которых немало указаний на состояние права; лириков и сатириков (Катулла, Горация, Ювенала и др.); философа Сенеки и др.
5. Папирусы, изучению которых посвящена специальная отрасль исторической науки – папирология. Папирусы содержат богатый материал для познания местных особенностей в праве отдельных провинций Римского государства. Есть папирусы, содержащие и документы общеимперского значения, например на папирусе сохранился эдикт Антонина Каракаллы – Constitutio Antonina 212 г. н. э. о предоставлении прав римского гражданства

провинциалам.

КОДИФИКАЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА

Причина кодификации римского права – к III в. н. э. накопился большой объем несистематизированных римских законов, противоречащих друг другу.
Первые попытки кодификации римского права предпринимали частные лица. После смерти Марка Аврелия Papirius Iustus собрал его конституции. В 295 г. в Берите (Бейруте) появился кодекс гре-горианцев (Codex Gregorianus), который содержал конституции императоров от Адриана (117 г. н. э.) до Диоклетиана (295 г. н. э.) в 14 книгах. Дополнением к нему служил кодекс Гермогенианус (Codex Hermogenianus), составленный между 314и 324 г. н. э. в 1 книге, содержащий конституции до Константина.
В начале IV в. на базе работ Ульпиана был разработан учебник – переработанные сочинения Павла «Синтенции» в Дигестах.
Официальная кодификация римского права началась в первой половине V в. н. э., итогом которой стал кодекс Феодосия (Codex Theodosianus) 437 г., содержащий в 16 книгах конституции императоров начиная от Константина. Кодекс Феодосия содержал вещное и обязательственное право (две части имущественного права).
В 527 г. в Византии к власти пришел Юстиниан. Стремясь создать дисциплинированное чиновничество, навести порядок в судах и придать своей империи стройную единую правовую основу, Юстиниан созвал на помощь выдающихся юристов. В результате была реализована и всеобъемлющая кодификация права на новых принципах, отражавших высокий уровень юриспруденции и юридической науки Византии в рамках римской правовой культуры.
В начале 528 г. была учреждена государственная комиссия из 10 специалистов под руководством известного юриста Трибониана. В апреле 529 г. комиссия опубликовала кодекс императорских конституций в 12 книгах, с изданием которого все прежние сборники и отдельные акты стали рассматриваться как не имеющие юридической силы. В 530 г. была назначена новая комиссия из 16 человек (практиков и людей науки) под руководством того же Трибониана.
Комиссия осуществила грандиозную компиляцию отрывков из трудов римских юристов примерно пяти предыдущих столетий, опубликованную в декабре 533 г., под названием «Дигест» (от лат. digеsta – «собранное»), или «Пандект» (от греч. pandectac – «все вмещающее»). Одновременно Юстиниан поставил перед комиссией задачу выделить общие принципы римского права – в целях как учебных, так и идейно-политических, результатом чего стали «Институции». В 534 г. был переработан и обновлен Кодекс императорских конституций, в котором на этот раз преимущественно обобщалось право уже христианской эпохи.
После выхода в свет кодекса законодательная деятельность Юстиниана продолжалась – все крупные изданные им акты позднее составили «Новеллы», систематизированные уже после смерти Юстиниана.
Кодекс Юстиниана 529 г. представлял собой учебник, состоящий из 4 частей: Институции, Дигесты, Кодекс, Новеллы.
С началом возрождения римского права в эпоху его рецепции все четыре элемента Свода Юстиниана получили обобщенное название Corpus iuris civilis; под таким же обозначением они были впервые в единстве изданы Д. Готофредом и вошли в историческую традицию. Все части свода в подлиннике не сохранились, а дошли до нас в позднейших списках littera Florentina – в VI–VII вв., остальные – в VIII–XI вв.

ПРАВОСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

Правоспособность (caput) – способность иметь права, быть субъектом права, а следовательно, получать законную защиту со стороны всех институтов римского государства.
Правоспособный субъект – persona.
Элементы правоспособности:
статус свободы (status libertatis) – все население делилось на свободных и рабов;
статус гражданства (status civitatis) – население делилось на римских граждан и неграждан;
статус главы семьи, фамилии (status familiae) – делились на никому не подвластных («отцов семейства») и подвластных. Правоспособность возникала:
естественным путем – рождением – необходимо, чтобы выход ребенка был из утробы матери; чтобы младенец вышел живым (независимо от состояния, продолжительности жизни и того, как он себя проявит, – движением, криком); чтобы младенец был доношен; наличие «образа человеческого»;
искусственным путем, например при освобождении раба римским гражданином он становился вольноотпущенником и приобретал правоспособность.
Статус свободы и статус главы семьи могли быть установлены с помощью судебного процесса по частным искам; были выработаны специальные иски – средства защиты или оспаривания статуса. Не мог устанавливаться судом только статус гражданства – принадлежность к римскому гражданству определялась публично-правовыми средствами и гарантировалась публично-правовым порядком. Не подлежал оспариванию объем гражданских прав лица в зависимости от возрастной, половой и со-|словной характеристики субъекта.
Не обладали полной правоспособностью:
– женщины (в том числе римские гражданки), невзирая на положение в семье, никогда не могли претендовать на таковое;
– несовершеннолетние в гражданско-правовом смысле (даже если в отношении публичного права они были полноправными гражданами). Степени утраты правоспособности:
capitis deminutio maxima – полная потеря правоспособности, связанная с утратой статуса гражданства;
capitis deminutio media – промежуточное ограничение правоспособности (если гражданин оставлял Рим и переезжал в провинцию);
capitis deminutio minima – изменение в семейном статусе (не только уменьшение, но и расширение правоспособности).
Ограничение правоспособности – умаление гражданской чести:
intestabilitas – применялась к лицу, которое было свидетелем или весовщиком при совершении гражданской сделки, а затем отказывалось подтвердить факт такой сделки или ее содержание. Позже поражала лиц, виновных в составлении или распространении пасквилей. Заключалась в лишении права быть свидетелем и прибегать к помощи свидетелей при совершении гражданских сделок. С исчезновением формальных сделок утратила свое значение;
infamia (бесчестье) – влекла за собой лишение права быть представителем в суде, опекуном, избранным на общественные должности. Магистраты не допускали к осуществлению публичных функций лиц с сомнительной репутацией. Цензор мог вычеркнуть такое лицо из списка сенаторов или из всаднических центурий. Консул мог не допустить к выборам в магистрат, а претор – к выступлению в сенате;
turpitudo (позор) – влекла ограничение в правоспособности в связи с занятием некоторыми профессиями, например профессия актера.

ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО

Опека (tutela) – установление правового покровительства одного лица в отношении других, которые в силу традиции или прямых требований закона признавались нуждающимися в опеке, или «охраняющем управлении».
Формы опеки:
обязательная опека домовладыки в отношении всех членов своей семьи и всех подвластных;
завещательная опека, которая устанавливалась по завещанию домовладыки в отношении наследника, если он не обладал необходимыми качествами, которые бы сделали его лицом «своего права»;
наставленная опека, когда опекун назначался по решению уполномоченного на то магистрата в отношении лиц, признанных в этом нуждающимися по своим правовым или социальным качествам.
Опека – публичная повинность, от которой можно отказаться лишь при наличии уважительных причин (например, отправление государственных обязанностей, неграмотность, болезнь, возраст свыше 70 лет, ученые занятия, частые отлучки по общественным или государственным делам). Нельзя было брать на себя более трех опек.
Опека устанавливалась в отношении:
несовершеннолетних – до достижения опекаемым лицом определенного возраста. Несовершеннолетние: дети (infantes) – лица в возрасте до 7 лет; подростки (infantes raaj ores) – лица в возрасте от 7 до 12 лет, мальчики – до 14 лет; юноши – до 25 лет;
женщин – постоянно и не зависела от достижения какого-либо возраста. При этом опека устанавливалась как в отношении замужней, так и в отношении незамужней женщины, но ее назначение осуществлялось во втором случае по личному пожеланию женщины. Опекун не имел прав ни в отношении личности женщины, ни над ее имуществом, но соучаствовал только в совершении тех юридических действий, которые нуждались в гарантии и в его утверждении по законам.Попечительство (cura) – особый вид законной опеки, устанавливаемой только по решению властей в отношении сумасшедших и безумных, а также расточителей.

Попечительство устанавливалось по решению магистрата, который исследовал психическое состояние и социальное поведение интересующего лица. В отношении безумных могло быть принято решение о полной их недееспособности, тогда попечитель полностью принимал на себя ведение дел и возможных судебных процессов опекаемого, но могло быть признано наличие «светлых промежутков», тогда действия опекаемого, совершенные в – эти промежутки, имели полную правовую силу. В – отношении расточителей принималось решение об их ограниченной дееспособности: они не могли совершать сделки отчуждения, заключать обязательства личного характера и так далее, но они сохраняли все права по приобретению имущества, несли ответственность за причиненный их действиями вред и другие.
Не могли быть опекунами и попечителями: несовершеннолетние, неграждане, расточители, безумные, глухие, немые, тяжелобольные, рабы, женщины, солдаты, лица духовного звания, муж в отношении жены, кредиторы, должники и т. д.
Опека или попечительство (исключая опеку над женщинами) прекращались:
– с исчезновением условий для назначения опеки (если безумный выздоровел, если расточитель исправился, если несовершеннолетний достиг необходимого возраста);
– смертью опекуна или попечителя либо уменьшением его правоспособности по решению суда.

ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ

Действительный брачный союз предполагал взаимные права и обязанности супругов. Внутри римского брака существовало неравенство супругов, которое выражалось в том, что на жену приходились преимущественно требования обязательного характера, а мужу предоставлялись значительные права в отношении жены.
Личные отношения супругов по римскому семейному праву различались в зависимости от формы заключения брака: – в браке cum manu жена следовала сословному и гражданскому положению своего мужа. Ее внутрисемейный статус был подчиненным: она приравнивалась как бы к дочери, а муж приобретал над нею власть домовладыки. Правосубъектность жены полностью поглощалась правосубъектностью мужа. От мужа зависела сама судьба жены, в отношении которой ему принадлежало jus vitae ас necis. Муж мог продать ее в кабалу, рабство, вправе был наложить на нее любое наказание вплоть до лишения ее жизни. Обычаи обязывали мужа не налагать на жену наказаний, не выслушав совета родственников по этому вопросу. Жена не могла жить одна, она была обязана следовать месту жительства своего мужа. Муж имел право заставить жену жить в своем доме, прибегнув для этого или к насильственным действиям, или к помощи властей. Муж мог истребовать покинувшую дом жену при помощи такого же иска как обеспечивающего возврат имущества, оказавшегося в чужом незаконном владении. Требование о возврате жены могло быть предъявлено даже к ее родителям, поскольку выход замуж сопровождался разрывом агнатских связей женщины с ее кровными родственниками и возникновением агнатско-|го родства между нею и семьей мужа;
– брак sine manu не менял юридического положения жены. Она остается во власти отца, если была подчинена отцовской власти до брака. В случае если она была до вступления в брак persona sui iuris, то и после брака она остается лицом своего права. Кровные родственные связи с ее прежней семьей не порывались, как не возникало и агнатского родства между женой и семьей мужа. Мужу никакая власть над женой не принадлежала: супруги в личном отношении считались юридически равными объектами. Муж не был вправе обязать жену, покинувшую его дом, вернуться против ее воли. Однако муж окончательно решал ряд вопросов семейной жизни.
Независимо от формы брака жена обязывалась к домашним работам, к поддержанию дома в состоянии, отвечающем сословному положению семьи (т. е. невыполнение этих требований делало причину развода уважительной и влекущей для нее штрафные последствия).
Супруги (в том числе муж) обязаны были поддерживать нормальные отношения в семье как личного, так и сексуального свойства. Наличие половой связи между партнерами в браке было обязательно. Отказ в выполнении супружеского долга, прелюбодеяние жены (измена мужа трактовалась римским правом ограничительно – наравне с двоеженством) также считались основаниями для требования о прекращении брака. Прелюбодеяние жены могло караться домашней саморасправой, на которую имели право муж и отец жены (но только второй имел право полностью безнаказанно убить нарушительницу супружеских устоев).
Идеал римской жены: pia – благочестивая и верная, pudica – стыдливая, скромная, lanifica – прядущая шерсть и domiseda – домоседка.

ЛЕГИСАКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

Легисакционный процесс (legis actio) – первая и древнейшая форма процесса, представляющая собой иск из закона в противоположность самоуправству.
Стадии легисакционного процесса:
in jure – сфера деятельности судебного магистрата (рекса, консула, позже – претора). Лицо, считавшее свое право нарушенным, чтобы возбудить дело в суде, должно было сделать об этом заявление перед магистратом, который устанавливал дозволенность притязания, заявляемого истцом, содержание этого притязания и существование условий его действительности. Цель этой стадии – может ли быть данное притязание предметом судебного разбирательства. Магистрат предоставлял возможность защиты нарушенного субъективного права в суде (т. е. иск) не в – любом случае, а лишь тогда, когда притязание соответствовало закону и его формулировкам. Нет иска – нет и права на судебную защиту;
in judicio. Спор разрешался судьей по существу. Могла быть начата не раньше, чем через 30 дней. Этот промежуток был установлен с целью предоставления сторонам возможности собрать доказательства. Стороны являлись в суд в назначенное время. Судебное разбирательство начиналось с изложения сторонами сущности спора. Затем они подробно излагали основания своих утверждений. Судья оценивал доказательства по своему собственному усмотрению и объявлял устное решение, не подлежащее обжалованию. В результате производства in iure наступало litis contestatio (прекращение спора) и bis de eadem re ne sit actio (дважды по одному делу иск недопустим).
Формы легиакционного процесса:
legis actio sacramento (самый распространенный) – процесс-пари с залогом при исках о свободе. Словесный поединок между сторонами происходил перед магистратом. На процессе должна была присутствовать спорная вещь или какая-нибудь часть ее. Истец требовал от ответчика обоснования своих действий, от которого ответчик мог отказаться. После этого истец предлагал ответчику внести залог или вносил его сам. Если стоимость спорной вещи превышала 1000 ассов, сумма залога равнялась 500 ассам и 50 ассам – в других случаях. Залог проигравшей стороны шел в пользу сначала жрецов, а позже – казны;
legis actio per sponsionem praeiudicialem. Являлся позднейшим изменением legis actio sacramento.
Проигравшая сторона теряла треть спорной суммы в пользу выигравшей. Заключался в приглашении явиться через 30 дней для получения извещения о назначении судьи;
legis actio per manus iniectionem – вещный иск посредством наложения руки. Применялся при наличии судебного решения или неуплате признанного долга. Ответчик приводился к магистрату, и, если не уплачивал долг или не вступался vindex (защитник), истец уводил ответчика, налагая на него оковы не менее 15 фунтов и выдавая не менее 1 фунта муки в день. В течение 60 дней ответчик трижды выводился в базарные дни на площадь, после чего мог быть продан или убит;
legis actio per pignoris capionem – вещный иск посредством захвата залога. Применялся при сделках, связанных с жертвоприношением, а также солдатами и откупщиками податей без магистрата;
legis actio per judicis postulationem – вещный иск, заключающийся в просьбе к магистрату назначить

судью. Применялся при разделе общей собственности.

ФОРМУЛЯРНЫЙ ПРОЦЕСС

Формулярный процесс пришел на смену легисак-ционному процессу.
Центральное место в формулярном процессе занимала письменная формула, которую претор давал судье в виде директивы. На ее основании требовалось вынести решение по делу. Путем формул преторами осуществлялось правотворчество; признание права на иск означало признание наличия материального права.
Основные части формулы:
интенция (intentio – обвинение), где указывалось имя судьи; излагались исковые требования; указывалось право, на котором истец основывал свои притязания. Начиналась со слов «если выяснится»;
демонстрация (demonstratio), в которой излагался состав дела, его фабула. Она перечисляла юридические факты, которые создали право истца и обязанность ответчика. Начиналась со слова «поскольку»;
кондемнация (condemnatio), в которой судье предоставлялось право осудить или оправдать ответчика. При разделе общего имущества употреблялась adiudicatio – полномочие судьи заменить одно состояние вещных прав другим. То, что указано в кондемнации, имело решающее значение, даже если противоречило интенции. Иногда перед кондемнацией вставлялась оговорка «если вещь не будет реституирована по твоему распоряжению». Невыполнение этого арбитражного распоряжения влекло невыгодные последствия (определение стоимости вещи истцом под присягой, иногда учетверение суммы кондемнации).
Дополнительные части формулы:
прескрипция (praescriptio) – предшествует основному тексту формулы (сразу после имени судьи). Ставила возможность начать процесс в зависимости от выявления определенных обстоятельств. Составлялась в интересах истца, если контракт не имел названия в цивильном праве или истец хотел взыскать часть того, что должен ответчик, и избежать консумпции. В интересах ответчика – если он утверждал, что до этого дела должно быть рассмотрено более важное дело (например, если истец, не доказывая своих прав на наследство, виндицировал вещь из наследственной массы). Начиналась со слов «пусть процесс считается»;

эксцепция (exceptio) – возражение ответчика на иск. Она следовала за интенцией, если ответчик отрицал иск, если не возражал против иска, но отрицал свою обязанность исполнить требования или если возражал против исковых требований, указанных в интенции.
Стадии формулярного процесса:
in jure – истец излагал свои притязания в любой форме. Претор, выслушав заявление истца и возражения ответчика и признав допустимость иска, составлял письменную формулу, являвшуюся юридическим выражением заявленного истцом притязания и возражений ответчика, и направлял ее в суд;
in judicio – начиналась с изложения сторонами доказательств, поскольку о вопросе, поставленном перед судом, теперь можно было узнать из формулы. Процесс проходил в устной форме при свободной оценке доказательств. Источниками доказательств были показания свидетелей и доказыванию подлежали лишь спорные факты. Бремядоказывания исковых требований распределялось в соответствии с формулой: истец доказывал факты, которыми он обосновывал иск, ответчик – факты, которыми он обосновывал возражения. Решение всегда выносилось в денежном выражении. Исход дела стал целиком зависеть от содержания формулы.

ЭКСТРАОРДИНАРНЫЙ ПРОЦЕСС

Экстраординарный (extra ordinem), или когниционный, процесс (cognitio extra ordinem) – чрезвычайный порядок рассмотрения судебного спора, который вытекал из непосредственной деятельности претора по осуществлению правовой защиты. Был установлен Конституцией 294 г. как единственная форма процесса.
Экстраординарный процесс воспринял принципы прежних форм гражданского процесса: диспози-тивности и состязательности.
В экстраординарном процессе судебные функции осуществлялись административными органами: в Риме и Константинополе (в связи с разделением империи на Западную и Восточную) – praefectus urbi (начальником городской полиции), в провинциях – правителем провинции, а по менее важным делам – муниципальными магистратами. Однако нередко императоры принимали судебные дела и к своему личному рассмотрению.
Дело рассматривалось указанными лицами вне формулярного процесса. Они же принимали заявление об иске и, назначив день суда, от своего имени вызывали ответчика.
Сосредоточившись в руках административных органов, экстраординарный процесс не делился на стадии (in jure и in judicio).
Рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в присутствии лишь сторон и особо почетных лиц, которые имели право присутствовать при этом. Если истец не являлся к слушанию дела, оно прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно.
Экстраординарный процесс осуществлялся в письменной форме. Документы имели больший вес по сравнению со свидетельскими показаниями.
В экстраординарном процессе участвовали адвокаты.
Экстраординарное производство предусматривало обязательные судебные пошлины – на покрытие канцелярских расходов, на досудебную подготовку дела и т. п.
Решение по делу чиновник выносил в письменной форме. Оно сразу вступало в законную силу и признавалось за истину (в отношении сторон по данному процессу).
В противоположность процессу классического периода в экстраординарном процессе впервые было допущено апелляционное обжалование вынесенного решения в следующую, вышестоящую инстанцию. На решение praefectus urbi можно было приносить жалобы императору, на решение правителя провинции – praefectus praetorio (начальнику императорской гвардии), а на его решения – императору. Отказ в апелляции (с Юстиниана не более двух) влек удвоение присужденной суммы.
Судебное решение в экстраординарном процессе приводилось в исполнение органами государственной власти по просьбе истца. В случае присуждения ответчика к выдаче определенной вещи она отбиралась указанными органами принудительно (manu militari), если в течение двух месяцев ответчик не передавал ее добровольно.
Если присуждалась денежная сумма, судебные исполнители отбирали у ответчика соответствующую сумму или какую-нибудь вещь, которую продавали для удовлетворения претензии истца. Обращение взыскания на все имущество должника имело место лишь в том случае, если заявлены претензии несколькими кредиторами несостоятельного должника, причем он не передавал добровольно имущество для их удовлетворения.
Правило республиканского процесса об окончательном погашении однажды предъявленного иска (хотя бы по нему и не состоялось решение) в экстраординарном процессе не применялось.

ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. ВИДЫ СОБСТВЕННОСТИ

Собственность в римском праве – правовое господство лица над вещью. Элементы права собственности:
dominium – право на законное правомерное господство лица над телесным объектом;
proprietas – право, принадлежащее собственнику, право на принадлежность вещи данному, а не другому лицу.
Содержание права собственности:
право владения (ius possidendi) – условное или материальное обладание лица вещью, начиная с возможности держать в руках до права заявить о принадлежности вещи тебе перед другими лицами, в любой момент потребовать гарантирован-ности этого материального обладания;
право использования (ius utendi) – употребление вещи для собственных материальных или духовных нужд, использование как самой вещи, так и приносимых ею плодов, доходов, употребление – как непосредственно личное, так и через других лиц;
право распоряжения (ius abutendi) – возможность распорядиться вещью по своему усмотрению, вплоть до полного ее уничтожения в физическом смысле или в юридическом (передав вещь третьему лицу).
Виды собственности: 1) от субъекта права:
индивидуальная – обладателем было физическое лицо, обладающее соответствующим правовым статусом;
публичная – обладателем было юридическое лицо – корпорация публичного права или государственная казна (находившаяся на особом положении);
общая (condominium) – одна и та же вещь была предметом господства нескольких равноправных лиц;
2) от объекта права:
общественная (коллективная) – распространялась на вещи, которые не могли быть по своей природе и общественному предназначению предметами индивидуального обладания;
частная, когда вещи по своей природе признавались возможными к индивидуальному обладанию;
3) от происхождения и степени обладания:
квиритская – древнейший вид собственности. Субъектом мог быть только римский гражданин. Могла быть приобретена путем манципации или мнимого судебного спора. Объектом могли быть только вещи, способные участвовать в обороте;
преторская (бонитарная). Возникала, когда ман-ципируемые вещи отчуждались без обязательной в таком случае манципации. По закону получалось, что, несмотря на передачу вещи и уплату приобретателем ее цены, вещь оставалась в собственности отчуждателя. В некоторых случаях отчуждатель, несмотря на то что он продал вещь приобретателю, заявлял виндикационный иск о возврате вещи, ссылаясь на то, что передача вещи была совершена незаконным образом. В этих случаях претор включал в формулу иска эксцепцию, что вещь должна быть присуждена истцу только при условии, что он не продавал ее ответчику. Приобретатель становился собственником вещи, вещь прочно закреплялась в его имуществе (in bonus);
провинциальная – распространялась на провинциальные земли, которые принадлежали римскому народу на праве общей собственности по правузавоевания. Одна часть провинциальных земель составляла государственную собственность, другая предоставлялась прежним владельцам. С данной собственности взимались платежи в пользу государства, их оборот регулировался не цивильным правом, а правом народов;
перегринская – собственность, принадлежащая перегринам. Получала защиту в эдиктах пере-гринских преторов.

ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Кроме отраслей в структуре права юридические нормы можно подразделить на две большие группы: на частное и публичное право. Деление системы права на публичное и частное является наиболее устоявшимся и широко признанным в юриспруденции. Такое деление получило признание еще в Древнем Риме.

Частное право - это упорядоченная совокупность юридических норм, охраняющих и регулирующих отношения частных лиц. Публичное же право образуют нормы, закрепляющие порядок деятельности органов государственной власти и управления.

Критериями классификации правовых норм на нормы публичного и частного права являются выполняемая ими в обществе роль и характер интересов, защищаемых теми или иными нормами .

Публичное право образуют нормы, регламентирующие порядок организующей деятельности органов государственной власти и управления по обеспечению общественного интереса. Одной из сторон возникающих отношений является государство, которое с помощью властных велений обеспечивает подчинение других субъектов. Поэтому предписания публичного права не могут быть изменены соглашением частных лиц .

Однако это не означает, что государство или органы, его представляющие, не могут быть участниками частноправовых отношений.

Советская юридическая наука неплохо изучила сферу публичного права (централизованное управление и императивные методы, его сопровождающие), чего нельзя сказать о частном праве.

Частное право связано, прежде всего, с возникновением и развитием . Его образуют нормы, охраняющие и регулирующие отношения частных собственников в процессе производства и обмена. Это область децентрализованного регулирования общественных отношений. Государственная власть «изгоняется» из сферы частных интересов, выполняя лишь обеспечивающие функции. Недаром формирование капиталистических отношений вызвало рецепцию римского права.

Если частное право — область свободы и частной инициативы, то публичное — сфера власти и подчинения. Частное право состоит из отраслей гражданского, предпринимательского, семей но-брачного, трудового права, а публичное — из отраслей конституционного, административного, финансового, уголовного и иных.

Таким образом, основной смысл деления права на частное и публичное состоит в установлении пределов вмешательства государства в сферу интересов граждан и их объединений.

Для публичного права характерны:
  • одностороннее волеизъявление;
  • субординация субъектов и правовых актов;
  • преобладание императивных норм;
  • ориентация на удовлетворение общественного интереса.
Для частного права характерны:
  • свободное двустороннее волеизъявление, использование договорной формы регулирования;
  • равенство сторон;
  • преобладание диспозитивных норм;
  • ориентация на удовлетворение частных интересов.

Гражданское и административное право (аккумулируя дозволительный и обязывающий режимы регулирования) являются олицетворением частных и публичных начал, а уголовное (выражая запрещающий режим воздействия на адресата) выполняет публичные задачи по защите социально значимых отношений.

Деление права на частное и публичное несколько условно. В правовой системе они тесно переплетены. Ведь частное право не может существовать без публичного, которое защищает и обеспечивает нормальное функционирование первого. Поэтому на практике довольно часто возникают комбинации публичного и частного институтов. Наглядными примером этому является развивающееся информационное право. По поводу его дальнейшего развития в Окинавской хартии глобального информационного общества 2000 г. специально подчеркивается жизненная важность не только частных, но и публичных властных начал формирования и передачи информации, которые в конечном счете защищают и обеспечивают частный интерес.

Между публичным и частным правом, а также входящими в них отраслями складываются не субординационные (отдающие приоритет какой-то одной отрасли), а координационные связи, обеспечивающие системное воздействие на общественные отношения. В связи с этим нормы ГК РФ не должны подменять нормы земельного или природоохранного законодательства, отдающих предпочтение общественным интересам. Публичное право активно используется для защиты общественных интересов при использовании природных ресурсов и для выравнивания положения экономически неравных субъектов в частноправовых отношениях, когда экономически сильная сторона распределяет права в свою пользу, нарушая необходимый баланс интересов. Тем самым публичное право обеспечивает равные возможности разных субъектов в их свободной конкуренции.

В литературе выделяют следующие критерии, в зависимости от которых те или иные нормы права относят к частному либо публичному праву:

  • интерес (если частное право призвано регулировать частные интересы, то публичное — общественные, государственные);
  • предмет правового регулирования (если частному праву свойственны нормы, регулирующие имущественные отношения, то публичному — неимущественные);
  • метод правового регулирования (если в частном праве господствует метод координации, то в публичном — субординации);
  • субъектный состав (если частное право регулирует отношения частных лиц между собой, то публичное право — частных лиц с государством, либо между государственными органами).

В настоящее время в правовой системе России все больше утверждаются такие институты частного права, как право наследуемого пожизненного владения, интеллектуальной собственности, возмещения морального ущерба и другие.

Сферы публичного и частного права

В сфере публичного права всегда доминирует государство, так как его нормы выражают прежде всего интересы государства и общества. Что же касается граждан или создаваемых ими организаций, то они, будучи участниками публично-правовых отношений, обязаны следовать устанавливаемым им в законах и подзаконных актах предписаниям. Говоря о соотношении публичного и частного права, древнеримские юристы отмечали: «Jus publicum privatorum pactis mutari поп potest» («Публичное право не может быть изменено соглашением частных лиц»). Поэтому публичное право, как правило, имеет императивный характер, жестко предписывает физическим и юридическим лицам варианты обязательного (иногда и дозволенного) поведения.

В частноправовых отношениях в отличие от публично-правовых вмешательство государства является ограниченным. Это сфера господства доброй воли и частной инициативы лиц — участников правоотношений. Частное право направлено прежде всего на защиту интересов граждан, частных лиц в их взаимоотношениях с государством, выступающим в качестве юридического лица и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких , как , земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционною, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционного, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В , например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Оно поддерживалось и развивалось такими государствоведами и правоведами, как П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, Г. Ф. Шершеневич и др.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных властей по этому поводу была четко сформулирована В. И. Лениным в 1922 г. в письме к Народному комиссару юстиции РСФСР Д. И. Курскому в связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса. Глава Советского правительства писал, что «мы ничего частного не признаем», для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное. Не случайно большинство авторов советского периода к делению права на публичное и частное относились отрицательно.

В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. отношение к этой проблематике изменилось, частное право стало рассматриваться как фактор общественного прогресса. В 1991 г. был создан Исследовательский институт частного права при Президенте РФ — государственное учреждение, осуществляющее научно-профессиональную разработку и экспертизу проектов правовых актов, направленных на установление общих правовых начат гражданского общества и развитие рыночных отношений.

В настоящее время в России при сохранении её деления на отрасли и институты используется классификация права на публичное и частное, как и во многих других странах мира. Тем не менее нашей стране еще предстоит найти оптимальное соотношение между публично-правовыми (т. с. общественно-государственными) и частноправовыми интересами и соответствующим . С одной стороны, традиционный приоритет публичного начала исторически пронизывает правовую и политическую идеологию (и даже психологию). С другой стороны, в ходе исторического развития грани между публичным и частным правом в ряде областей жизни общества стираются, возникают смешанные публично-правовые и частноправовые отношения (по трудовым вопросам, социальному обеспечению и др.).

Понятие res publicae. Понятие коллегиальности и единовластия, их сочетание в римском государстве. Народное собрание: куриатные, центуриатные и трибутные (плебейские). Их полномочия.

Сенат и его полномочия.

Магистратуры и их полномочия. Виды магистратур: ординарные и экстраординарные. Высшие и низшие ординарные магистратуры. Отдельные магистры: диктатор, начальник конницы, консулы, престоры, цензоры, плебейские трибуны, квесторы, курульные эдилы.

Исторические формы единоличной власти. Rex (вождь, царь) и его правомочия. Princeps (первоприсутствующий, государь) и его правомочия. Dominus (господин) и его правомочия. Imperator (повелитель, император) и его правомочия. Установление и прекращение власти монарха.

Армия в период республики и период империи Рима.

Римское публичное право.

Государственный строй Рима.

Вопросы лекции:

  1. 1. Римское публичное право: понятие и содержание.
  2. 2. Система управления Рима.

Публичное право (jus publicum) - совокупность норм, регулирующих вопросы религиозного характера и вопросы управления. Это право, которое «ad statum rei Romanae spectat» (относится к положениям Римского государства).

Публичное право включало в себя святыни, служение жрецов, положение магистратов (Ульпиан). К нему относились нормы, определяющие правовое положение государства и его органов и регулирующие их отношения с частными лицами.

Римское публичное право содержало нормы:

о судопроизводстве:

Формах судебного процесса,

Вызове в суд,

Доказывании и доказательствах,

Процессуальном представительстве;

2. уголовного права:

О преступлениях и наказаниях,

Об ответственности за преступления;

3. о законах, сенатусконсультах и долговременном обычае;

4. о порядке похорон и церемоний;

5. о правоспособности и дееспособности лиц,

6. о структуре власти,

7. о занятии государственных должностей.

Нормы публичного права носили повелительный характер(императивные) и не могли быть изменены. Применялись методы власти и подчинения. Публичное право неразрывно связано с обязанностями.

В сфере публичного права главенствующим источником и основной формой правовых предписаний был закон — lex. Законом могло считаться далеко не всякое нормативное предписание, даже исходящее от соответствующего органа государственной власти. Для того, чтобы получить качество такового, закон должен был обладать соответствующим, внутренним содержанием и быть принятым с учетом предписанного правом и государственной традицией порядка. Согласно наиболее общему юридическому определению, «законы — это имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом».

Таким образом, в римском праве законом считалось специальное и конкретное в правовом отношении выражение суверенной воли римского народа, реализованное через сложившиеся государственные установления.

Закон должен представлять оформленное выражение общей воли римского народа — «закон есть приказ и распоряжение народа». Соответственно силу закона lex могли получить только постановления учреждений, признанно воплощавших весь римский народ.

Помимо основной формы — решений центуриатных комиций, законом считались постановления плебса — plebiscitum (или «приказ и распоряжение плебса»), решения Сената — senatusconsultum, конституции государя (или «приказ и распоряжения римского народа», переданные через посредство делегированной государю власти).

Закон должен представлять согласованную волю римского народа относительно общих по своему значению вопросов, относящихся к «публичным делам». Предписания закона должны быть возможно более всеобщими, и, соответственно, смысл законного регулирования понимался также ограничительно.

Lex — это подтверждение какого-либо торжественного политического акта, факта делегации полномочий, удостоверение факта выборов, узаконение полномочий должностного лица.

Lex — это регламентация правовой ситуации, касающейся тех отношений, которые входят в область интересов «публичных дел» (а не, например, нравственных или идейных, культурных и т.п. коллизий).

Lex — это определение общих правил формирования отношений между лицами, имеющими правовое значение, процедуры использования тех или иных прав, привиле-гий, конкретнее — объектов прав и полномочий и т.п.

Наконец, lex — это регламентация условий совершения юридических действий, а также всего того, что придает отдельным элементам этих действий общеправовое значение (признание доказательственного значения за тем или иным фак-том или, напротив, отрицание такового и т.п.).

Закон должен представлять индивидуализированное выражение всеобщей воли относительно общих вопросов — это требование составляло существенную особенность представления о содержании и направленности закона в римской юридической культуре. В единичном законе (законодательном акте) не могут охватываться разные по своему приме-нению вопросы права (например, нельзя регулировать одним законом вопрос опеки и освобождение от тяжких уголовных наказаний малолетних преступников, хотя бы и то, и другое имело в виду интересы одних и тех же субъектов правоотношений — несовершеннолетних). Это, прежде всего, было связано с характером судебного правоприменения в Риме: с наличием разных судебных органов по разным категориям дел. Но, в не меньшей степени было и общеправовым требованием к законотворчеству как делу весьма ответственному: избыточный закон не только не создает нового права, но вредит старому праву. Равно нельзя было предлагать издание законов во всеобщих, не нормативно-регулирующих по своему содержанию формулировках. «Законов сила есть повелевать, запрещать, разрешать, наказывать» — и если предположение не заключало в себе вполне конкретного запрещения, повеления, разрешения, предписания о наказании (безразлично, касалось ли это абстрактного множества субъектов права, определенного числа или даже единичного человека — силу lex могло иметь «распоряжение народа» и по отношению к отдельному индивидууму), то такое законодательное предположение не могло стать полноправным законом, согласованным со всеми канонами права.

Наличие в законе обязательных составных частей (введение— диспозиция — санкция), обусловило внутреннюю типологию законодательных актов.

Главным классифицирующим элементом является заключительный — санкция. И в зависимости от содержания этого элемента, от характера санкции, сформировалось несколько видов законов. Дополнительным организующим моментом содержания законодательного акта должна была являться точная принадлежность его к одному из сложившихся видов: не могло быть закона, который мог бы расцениваться как не принадлежащий ни к одному из этих классов или к двум классам разом.

Сложилось в римском праве три основных и один дополнительный вид законов.

Законы совершенные (leges perfectae),

Законы не вполне совершенные (leges minus quam perfectae),

Законы несовершенные (leges imperfectae),

Законы более чем вполне совершенные (leges plus quam perfectae).

Законы совершенные (leges perfectae) предполагали конкретное запрещение какого-либо деяния, какого-либо нарушения правовых предписаний. И если это деяние все-таки совершалось, то оно объявлялось недействительным, не рождающим юридических последствий. Но никаких иных последствий или невыгод для участвующих лиц такой закон не предполагал. Например, завещание, составленное неправовым способом, не имело силы, и наследники лишались права воспользоваться его распоряжениями, но не терпели иных утеснений (штрафа и т.п.).

Законы не вполне совершенные (leges minus quam perfectae) предполагали запрещение какого-либо деяния или нарушения правовых предписаний, но не объявляли его изначально недействительным, а предусматривали собственно санкцию-наказание за нарушение закона или права. Таковы были в громадном большинстве уголовные законы, но такими могли быть и законы по вопросам частных прав: так, наследник, получивший по завещанию свыше той доли, какую он мог получить по закону, не только терпел соответствующее уменьшение своей доли, но еще и уплачивал штраф, либо вообще платил штраф, превосходящий его долю.

Законы несовершенные (leges imperfectae) не отменяли действительности совершенных в нарушение их предписаний действий, но и не налагали никаких за то наказаний или иных ограничений. Это были главным образом организующие порядок правоотношений законодательные акты, в которых заключались общие нормативные требования, процеду-ры, гарантии действительности юридических действий и т.п. К этому виду законов принадлежат, в том числе все акты публично-правового содержания: о полномочиях властей, о характере деятельности тех или иных учреждений и т.п.

Дополнительный классификационный подвид составили законы более чем вполне совершенные (leges plus quam perfectae), который собственно догматика классической эпохи не знала, но который представлен рядом законодательных актов. Согласно этим законам, не только совершенное в противоречие их требований деяние объявлялось юридически недействительным, но еще и налагалось наказание за посягательство на установленный правовой порядок.

Смысл существования закона как источника правовых норм в том, что тот или другой круг важных для регулирования правоотношения вопросов был разрешен в единой принудительно-предписывающей форме. Обязательная сила законов для данного гражданского сообщества считалась поэтому необходимой чертой всей системы jus civile. Законы суть опосредованное выражение воли народа — поэтому, в том числе, непременным должно быть для истинных граждан и для всего публично-правового порядка исполнение их требований. Обратное отношение разрушает самый правовой смысл закона: «Бесполезно издавать законы, если им не подчиняются». В отличие от обычая закон есть, как правило, одномоментное выражение юридически обязывающей воли, привязанное к конкретной дате, к конкретным обстоятельствам издания. Чтобы всякий вновь изданный закон не ломал каждый раз заново всей системы правовых норм, выработались определенные принципы восприятия действия закона.

Принципы действия закона:

Соответствовать прежнему и будущему законодательству,

Допущение обратной силы и действия закона.

Во-первых, для придания действительности своим правовым предписаниям закон должен быть должным образом обнародован, или опубликован. Эта процедура самым непосредственным образом влияет на вступление закона в силу. Закон считается вступившим в силу либо с момента его формального обнародования, либо с истечением времени, достаточного для ознакомления с его содержанием на всей территории, для которой он предназначен (в исторических условиях не только древности, но и даже нового времени, вплоть до наступление эры средств электронной связи, сложились даже конкретные сроки, привязанные к географическим и территориальным характеристикам: например, на расстоянии в 100 миль закон считался вступившим в силу на следующий день после опубликования, в 200 миль — через 2 дня и т.д.; объявление закона вступившим в силу с момента утверждения или подписания рассматривалось как нонсенс или как устремление крайнего деспотизма).

Во-вторых, закон должен быть вписан определенным образом в историческую систему правовых норм прежнего и будущего законодательства Основным принципом римского права было признание силы закона только на будущее время, прежние юридические факты и отношения по-прежнему подлежат действию прежних же норм — leges et constitutions faturis certum est dare formam negotiis, non ad facta praeteria revocari. Однако как общее начало наличествовало и допущение за законами обратных силы и действия. Это было связано с тем, что закон должен был регулировать то, что и в будущем будет подобно настоящему, что он может не только запрещать на будущее, но и извинять в прошлом. Действие закона на прошлое могло быть предусмотрено самим законодателем, особенно если акт был рассчитан на регулирование длящихся правоотношении (например, давностных сроков). Механически под обратную силу закона подпадали все нормы судебно-процессуального свойства: все дела и споры, вызванные давними правоотношениями, решались по правилам вновь установленным.

Пространство действия закона характеризовалось трояким качеcтвом:

временное,

территориальное,

правовое.

В отношении временного пространства подразумевалось неограниченное время действия закона: не могло быть закона с точно означенным сроком окончания действия. Более того, римское право не предусматривало возможности собственно юридической отмены закона, можно было принять содержательное новое законное постановление по тому же вопросу или в отношении того же лица, но единожды правомочно выраженная воля народа сомнению не подлежала. Ранний закон в любом случае преимуществовал (в этом также была особенность римского публично-правового порядка).

Закон прекращал свое действие или с юридическим видоизменением норм по тому же вопросу путем нового закона, или с прекращением фактическим своего действия; по отпадению обстоятельств — с прекращением причин, породивших закон: cessante ratione legis, cessat et ipsa lex.

В отношении территориального пространства действия законы могли распространяться на территорию данного государственного подчинения (самый распространенный случай) либо иметь внетерриториальное значение.

В этом втором случае их действие зависело или от признания другим государством действия чужих законов на своей территории, или от наличия субъектов исключительной подсудности вне зависимости от места своего нахождения и вступления в правовые коллизии (например, римские граждане античной эпохи или монахи крупнейших орденов средневековья). Преимущественное распространение того или другого критерия менялось в разные исторические эпохи жизни римского права. В отношении правового пространства действия за законами признавалось качество всеобъемлющего действия. Изъятие из-под действия закона каких-либо отношений или лиц (кроме того что прямо оговаривалось в нем) считалось несомненным публичным вредом, обход закона — даже если формально его постановления не были нарушены — противозаконным действием, во всяком случае характеризующимся как порочащее для причастного этому индивида.

В силу принадлежности своей области человеческого, а не божественного права, содержание закона не может не быть ограниченным. «Ни законы, ни сенатусконсульты не могут быть написаны так, чтобы охватывали все возможные случаи, но лишь то, что преимущественно случается». Из этого общего доктринального принципа вытекало подразумение не только допустимых и возможных исключений из закона, но и безусловной необходимости истолкования закона применительно к конкретным обстоятельствам и времени. В силу присущего римской правовой и тем более законодательной традиции особого исторического формализма, вопрос истолкования закона стал специально важным, были разработаны более-менее точные правила истолкования, делающие таковое обязательным и правовым, а не субъективным упражнением.

Допустимость и желательность истолкования закона соответственно его так называемому духу, а не букве вытекали также из прагматической цели римского закона: цель его в том, чтобы выразить благо, чтобы устранить субъективизм правоприменения. Поэтому благое истолкование признается таковым при соответствии следующим критериям:

а) законы должны истолковываться не буквально, но с точки зрения их общего смысла и значения, не в строгом смысле отдельных слов или выражений (которые могут быть случайными), но воссоздавая волю законодателя;

б) если различные положения одного и того же закона разноречивы и тем более противоречивы, необходимо изучать значение всей ситуации, ставшей предметом рассмотрения закона; при этом итоговое истолкование, допускается, может не совпадать ни с одним из исходных положений;

в) законы должны истолковываться не в нарушение прав частных лиц и корпораций. Истолкование, следуя этим принципам, также может, быть не идеальным с точки зрения норм прежнего права, оно в итоге может быть ошибочным. Если эта ошибка общепринята, то тем самым, как признавалось, создавалось новое право, новые требования и новые нормы, равно обязательные с собственно положениями закона.

Собственно конкретного термина — понятия, равнозначного современному «государство», римская юридическая культура не сформировала. То, на что были направлены требования публичного права, именовалось res publicae —

«дела общественные», под чем понимались порядок организации структуры, властвующей в интересах всех, определения ее полномочий — в целом и по частям, реализации этих полномочий, включая и принудительные.

Предписания, которые в правовом смысле формировали организацию rei publicae, считались относящимися к праву божественному или к праву гражданскому (jus civile); заранее исключалось, что на требования публичного права могут оказывать влияние критерии права естественного или тем более права общенародного. Основополагающим принципом организации rei publicae в римской юридической традиции было предпочтение целесообразности над справедливостью. В частном праве доминировала, напротив, справедливость.

Источником всех государственных установлений признавался единственно римский народ — Populus Romanus. Начало народного суверенитета должно воплощаться во всех главных принципах и институтах публичного правопорядка. Все образуемые в сообществе властные органы или учреждаемые должностные лица обладают полномочиями только в силу тем или иным способом переданных им римским народом прав и в пределах этих прав; соответственно подразумевалось, что существуют установления, превосходящие власть народа, и что есть поэтому определенные стороны общественного бытия, не подверженные публично-правовому регулированию. Разграничение на fas и jus было существенным и для требований публичного правопорядка.

Внутренняя организация властной структуры rei publicae должна быть взаимно уравновешенной, чтобы во всех политических стремлениях доминировало стремление к наилучшему воплощению воли римского народа. «Наилучшее же установление дел публичных такое, каковое в трех корнях заключается: в правлении единовластном, лучших людей и народном — но умеряемых совмещением».

Сочетание в государственном устройстве начал монархии, аристократического правления и народовластия считалось обязательным для правильно устроенной «республики».

В силу своей общественной значимости публичные дела требуют общественного согласования, требуют совета многих людей. Коллегиальность поэтому является необходимой чертой процедуры принятия государственных решений. Однако обязательность уважения прав большинства, тем более большинства в представительстве, не входило в круг начал публичного правопорядка: целесообразным и полезным в интересах «Римского народа» может быть как раз решение одного, но учитывающее «советы многих». (Именно поэтому представительное единовластие не считалось противоречием общим началам публичного права.)

Необходимость agere cum popolo обусловила существование в римской государственности народных собраний даже тогда, когда реально властное значение их было невелико.

Народные собрания (comitia) были трех видов, подразделяющихся как по истории их возникновения, так и по публично-правовым полномочиям:

куриатные,

центуриатные,

трибутные (плебейские).

Все виды народных собраний не могли действовать самостоятельно: они обязательно должны быть созваны полномочным магистратом — должностным лицом, советующимся с народом; их решения вне такого порядка не считались обязательными.

Куриатные собрания назывались так потому, что голосование вопроса происходило по куриям, исторически сложившимся подразделениям римской общины, восходящим к древнейшей военной организации.

Куриатным собраниям подлежали две основные категории «публичных дел»:

а) религиозные и семейные — посвящение в сан жреца, составление завещания,

б) светского характера.

К последним относились избрание верховного представителя римского народа (в древности — царя, позднее — высших магистратов), предоставление должностным лицам публичноправовых полномочий, обжалование судебных решений, дарование прав гражданства.

Центуриатные комиции воплощали цензовую систему организации народовластия, в них участвовали все полноправные граждане общины соответственно размеру исчисленного имущества.

Основным полномочием центуриатных собраний было принятие законов от имени римского народа, а также избрание некоторых должностных лиц.

Центуриатные собрания стали главенствующим типом решения основных «публичных дел».

Трибутные собрания были, по сути, формой самоуправления общины по территориальному признаку; решения такой сходки граждан были обязательны только в пределах данной трибы (например, на рубеже I в. до н.э. — I в. н.э. в Риме было 35 триб) и преимущественно по вопросам финансовым, организации полицейской власти в районе трибы и т.п.

Важнейшим принципом организации всей системы народовластия в римской публично-правовой традиции было, как видно, строгое различие полномочий разных видов собраний, не пересекающихся друг с другом.

Аристократическое начало в государственном устройстве воплощал Сенат (Senatus), собрание «лучших людей», призванных руководить всей общиной.

Сенат формировался главным образом из тех, кто своей прежней деятельностью доказал умение руководить народом — т.е. из бывших должностных лиц, военачальников и т.д., а также отвечал высокому имущественному цензу. Позднее звание сенатора стало наследственным, связывалось с соблюдением определенных правовых ограничении и, по существу, стало не только государственно-политическим чином, но и сословным обозначением.

Сенат считался как бы «опекун» римского народа и потому обладал некоторыми императивными полномочиями: мог не утвердить принятый собранием закон (но сам принять закон права не имел), представлял республику во внешних сношениях, заведовал государственной казной, контролировал деятельность должностных лиц.

Однако влияния на выбор должностных лиц, т.е. в конечном счете, на свой собственный состав, Сенат не имел.

Вторым важнейшим принципом организации системы власти в римской публично-правовой традиции было, как видно, строгое распределение полномочий между различными установлениями и органами. Притом что ни один орган власти не мог представлять римский народ в целом — в этом были не только необходимые правовые гарантии от узурпации власти, но и требование «действовать с народом».

Наличие взаимных сдержек и непересекающихся полномочий разных государственных органов было в римском праве гарантией реализации народного суверенитета. Salus populi suprema lex — благо народа признавалось высшим законом и высшим принципом организации власти и требований публичного права. Поэтому допускалось, что народ может устанавливать освобождения от требований права и закона, обращать свою волю как в будущее, так и в прошлое. Однако и здесь иногда возникала оговорка, восходящая еще к мифологическим временам классической эпохи: даже решения народа обязательны лишь тогда, когда нет возражений со стороны богов или героев. Каноном римского публичного права было именно народовластие, но не власть автоматического большинства народа.

Несмотя на то, что начало народного суверенитета полагалось основополагающим для публично-правового порядка в римском праве, исторически более длительная часть государственно-политической и правовой истории Рима характеризовалась установлениями, прямо монархическими или близкими к ним. Монархия была доминирующей характеристикой публично-правового порядка и на протяжении второй эпохи истории римского права — у тех народов и обществ, где проходила рецепция римского права.

Конструкции монархического строя в канонах и принципах римского права дали богатейший публично-правовой материал благодаря тому, что единоличная, более или менее неограниченная власть была зафиксирована в разных исторических и государственно-политических модификациях:

Rex (вождь, царь),

Princeps (первоприсутствующий, государь),

Dominus (господин),

Rex (вождь, царь) как властитель времени формирования государственности. Его единоличная и пожизненная власть характеризовалась единством административных, военных и судебных полномочий, основанных на обычаях и нравах, в рамках учреждений и институтов военной демократии; государственные властные полномочия римского царя были неразрывны с верховными религиозно-жреческими функциями.

Princeps (первоприсутствующий, государь) как властитель переходного от республиканского к чисто монархическому строю времени (27 г. до н.э. — 284 г. н.э.). Его единоличная и пожизненная власть, допуская и наследование ее, основывалась на совокупности полномочий существовавших должностных лиц республиканского строя и характеризовалась сосредоточением военных, административных, затем законодательных и судебных полномочий, которые реализовывались, однако, через прежние, республиканские по своей правовой конструкции типы учреждений и при помощи таких правовых институтов.

Dominus (господин) как властитель собственно времени оформившейся монархии эпохи классического Рима (284— 476 гг.). Его власть была наследственной, характеризовалась единством законодательных, административных, военных, судебных и административных полномочий, а также особыми привилегиями и личным статусом. В значительной степени неограниченный характер его власти реализовывался через новые административные учреждения и путем новых правовых институтов, только номинально связанных с традиционными римскими структурами власти.

Обобщенная догматическая конструкция монархической власти, имея в виду эти исторические модификации единоличной государственной власти в римской юридической традиции, имеет поэтому несколько условное значение и в наибольшей мере соответственна развитым формам этой власти.

Государь (princeps) считался в публично-правовом отношении главой сообщества римского народа, из этого его положения — как «главы, основания и предела» (caput, principium et finis) сообщества — вытекали признанные или допускаемые права и полномочия монарха. Собственной суверенностью государь (монарх) в канонах римского права не обладал; его власть проистекала и основывалась на делегированной ему — в особой торжественной правовой форме — власти всего римского народа в отношении «публичных дел». Полномочия монарха были только концентрацией полномочий всего сообщества. Вместе с тем презюмировалась высокая степень неограниченности этих полномочий — в этом не было противоречия с началом народного суверенитета, поскольку монарх действовал от имени, во имя и на благо своего сообщества: «То, что угодно государю, имеет силу закона, т.к. именно народ посредством Lex regia, дающим высшую власть, сообщил ему свою верховную власть и силу».

Специально римское право не регулировало ни наследование монархической власти, ни другие коллизии, связанные с переменами личности властителей.

Однако практически в правовой традиции сформировалось несколько связанных с этими вопросами институтов и правил.

Власть государя наследственной не признавалась.

Власть монарха прекращалась с его физической смертью, допускалось также отрешение государя от власти и личное его отречение от нее.

Восшествие на престол сопровождалось торжественной процедурой делегации власти.

Власть государя наследственной не признавалась. Власть могла быть передана по наследству в роде прежнего монарха, но это не было безусловным требованием, и эта передача нуждалась в подтверждающем акте делегации власти от имени римского народа или представлявшего его учреждения. Равно обоснованными в правовом отношении были бы и претензии на эту власть со стороны других лиц. Строгих традиционных цензов для личности властителя не установилось; единственным, более и менее выдерживавшимся на практике было требование о принадлежности к патрицианско-аристократическому слою или соответствующему сословию (в эпоху средневековья).

Власть монарха прекращалась с его физической смертью, допускалось также отрешение государя от власти и личное его отречение от нее. Последнее не требовало каких-либо специальных процедур, тогда как отрешение от власти, для того чтобы иметь обязывающее правовое значение, должно было быть совершено от имени римского народа и сколько-нибудь полномочными в этом отношении властями. Отрешение монарха от власти рассматривалось как особо значительное общественное осуждение не только его государственной деятельности, но и личных качеств, создавало в правовом смысле особую ситуацию максимального умаления на основе специального постановления о damnatio memoriae (об «осуждении памяти»). Согласно этому правилу запрещались процедуры похорон и траура, даже семейного, в отношении отрешенного монарха, отменялись все государственные акты, изданные от его имени, предписывалось уничтожать все статуи и иные изображения отрешенного государя.

Восшествие на престол сопровождалось торжественной процедурой делегации власти — посредством особого закона о правлении либо, позднее, религиозной церемонией, свидетельствующей о божественном освящении власти. Закон о правлении (lex regia) заключал перечень всех возлагаемых на монарха полномочий от имени народа, в том числе утверждал исключительно его единоличную власть в командовании войском, в управлении провинциями, в праве покровительства римским гражданам и др.

В общей форме определенные актом о передаче ему государственной власти полномочия монарха охватывали почти все области и формы государственного регулирования «публичных дел».

Монарх (государь) обладал законодательной властью, т.е. правом издавать постановления (constitutia), имеющие силу законов и во всем том объеме и качестве регулируемых вопросов, что связывались в римском праве с законом: «Постановления государя есть то, что постановлено. декретом, эдиктом или посланием, и никогда не было сомнения насчет того, что постановления государя имеют силу закона». Монарх признавался вправе изымать отдельные случаи или действия отдельных лиц из-под силы права и закона, предоставлять привилегии и в целом творить специальное право. В отношении постановлений государя действовало правило, обратное тому, какое определяло соотношение действия разновременных законов: позднейшие повеления первенствовали перед более ранними.

С установлением единоличной власти (монархии) в римском публично-правовом порядке к государю переходили функции и полномочия главы государства. В качестве такового единственно монарх уже обладал правом предоставления римского гражданства, а также полномочиями по установлению организации провинций, т.е. административно-территориального деления империи, порядка управления вновь образуемыми территориальными единицами, городами и т.д.

Монарх обладал высшей административной (правительственной) властью в государстве. Он мог издавать распоряжения, обязательные для всех должностных лиц (хотя они всегда должны быть персональными, а не всеобщими по содержанию — последнее в традиции римского права могло определяться только установлениями в форме законов о содержании деятельности и полномочиях того либо другого должностного лица). Он председательствовал в Сенате или аналогичном ему государственном учреждении (совете). Он обладал всеми полномочиями и обязанностями по охране правопорядка на основе законов, даже тех, от действия которых сам был изъят. Как бы заменяя прежние покровительственные для граждан полномочия трибунов, государь имел право предоставлять убежище (даже в нарушение законов собственного государства) гражданину или любому иному лицу, мог давать право обжаловать любое решение других должностных лиц.

Монарх обладал и широким кругом судебных полномочий. Он имел право на осуществление личного правосудия в общих рамках права и закона в порядке экстраординарного судопроизводства или поданной на его имя апелляции. Признавалось, что в выборе формы уголовного наказания монарх свободен от точного следования правовым правилам. Монарх обладал совершенным правом помилования, причем выраженное в общем виде такое повеление должно было трактоваться в наиболее благосклонном для обвиненного направлении. Тем самым в скрытой форме подразумевалось право монарха вообще отступать в своем правоприменении от прямых предписаний законов.

Исключительность публично-правового положения монарха (на основе сосредоточения в его власти широкого круга государственных функций и прав, прежде разделенных между разными учреждениями и институтами) оформилась и в дополнительных, исключительных правах-прерогативах монарха, которыми ни по отдельности, ни в совокупности не характеризовались полномочия республиканских и традиционных органов власти. Личность государя была изъята из-под действия законов и права. Собственность императора не подлежала регулированию традиционным частным правом и имела привилегированный статус как в отношении ее охраны, так и в отношении возможных претензий со стороны третьих лиц. Преступления, совершенные против личности и власти монарха, рассматривались как посягательства на власть всего римского народа, как преступления против сообщества в целом, образуя специфическую категорию (laesae majestatis). Традиция предписывала исходить из презумпции благости действий государя в сомнительных случаях, их подзаконности и непротивоправности; все обвинения в адрес монарха по этому поводу должны были доказываться выдвигавшими их лицами, т.е. действия монарха в том числе не подлежали правовому удостоверению. Это последнее требование было, по существу, важнейшей гарантией правительственной деятельности монарха в качестве главы государства.

Другим видом реализации государственной власти от имени и во благо римского народа была деятельность должностных лиц — магистратов (magistratus, деятель).

Магистрат, в традиции римского публично-правового порядка, это не чиновник, не служащий, названный для выполнения определенных функций, а частица римского народа, носитель его прав и величия. Из такого понимания смысла магистратской деятельности вытекало и содержание власти и полномочий магистратов: они считались как бы переданными им народом, были своего рода частицей отчужденного суверенитета римского народа. Другое своеобразие власти и полномочий всех магистратов выражалось в том, что такой условно переданный суверенитет не мог не быть универсальным в отношении исполнения публично-правовых функций, т.е. магистраты могли различаться по уровню применения своих полномочий, по большему или меньшему содержанию своей власти, но все они не были специализированными (например, одним — военные дела, другим — администрация, третьим — суд и т.д.), а каждый обладал частицей совокупной государственной власти.

Все магистраты, или должностные лица, в римской публично правовой традиции были выборными и строго безвозмездными; их деятельность рассматривалась как почетная обязанность (honor) римского гражданина, отказаться от нее (при соответствии всем другим, потребным для должности, критериям) можно было только по признаваемым правом причинам. Но, с другой стороны, ненадлежащее исполнение обязанностей магистрата в большинстве случаев не влекло иного, кроме как общественно-нравственного, порицания.

Римские магистратуры (система которых сформировалась в главном в республиканский период классической эпохи) можно подразделить на несколько видов по разным, но наиболее принципиальным основаниям, каждое из которых в свою очередь характеризует ту или другую сторону власти и полномочий должностных лиц.

Различались магистратуры:

1.ординарные (выборные)

1.1.высшие

Консулы,

Преторы,

Цензоры.

1.2.низшие

Эдилы (плебейские и курульные),

Квесторы,

Народные трибуны (должность признается магистратурой не всеми исследователями).

2.экстраординарные (назначаемые)

2.1.высшие

Диктатор,

Командующий конницей,

Интеррекс,

Децемвиры для записи законов,

Военный трибун с консульской властью,

Триумвир (Второй триумвират).

Магистратуры различались по объему полномочий:

1 курульные эдилы (исполнявшие в основном полицейские функции),

2 квесторы (занимавшиеся финансовым контролем, уголовной юстицией и др.) считались обладавшими меньшим объемом власти (potestas) и квалифицировались как малые (m. minores);

3 диктатор,

4 консулы,

5 преторы квалифицировались как большие (m. majores), поскольку наделялись наиполным возможным объемом власти (imperium).

Магистратуры различались по социальному назначению:

1 были чисто плебейские должностные лица (трибуны, плебейские эдилы), которые могли избираться только из числа плебеев и для целей социальной и правовой охраны именно этого слоя,

2 патрицианские (все другие названные должности).

Магистратуры характеризовались различиями по степени почетности:

1 диктатор,

2 децемвиры,

3 консулы,

4 преторы,

5 эдилы исполняли свою государственную должность, сидя в особом курульном кресле (не только символ власти, но гарантия неприкосновенности) — m. curules;

6 народные трибуны и др., не обладавшие этим знаком власти считались m. incurules.

Магистратуры могли различаться способом образования полномочий:

1 большинство известных должностей были постоянными, обычными в публично-правовом порядке (m. ordinaria);

2 но некоторые (диктатор, децемвиры, правитель конницы и т.п.) создавались только по чрезвычайным обстоятельствам, хотя и с учетом правовой традиции и считались как бы выходящими из обычного порядка течения государственных дел (m. extraordinaria).

Особым статусом обладали также должностные лица, избранные, но по тем или иным обстоятельствам не вступившие в реальное исполнение своей должности (m. designati), а также избранные на место прежних магистратов, не доведших свою государственную деятельность до конца (m. suffecti).

В системе магистратур были и только назначаемые должностные лица обычно для особых обстоятельств вне собственно территории Рима (проконсулы, пропреторы и т.п.), которые рассматривались как подчиненные назначившему их магистрату (или Сенату).

В принципе магистратом (должностным лицом) мог стать любой полноправный римский гражданин (cives optimo jure). Однако поскольку деятельность магистратов не оплачивалась, и даже напротив, для исполнения высших должностей предполагались некоторые расходы для «блага города» (организация игр, шествий и т.п.), то само собой большинство магистратур могло заниматься только людьми обеспеченными или даже богатыми.

Избрание магистратов производилось органами, представлявшими весь римский народ — народными собраниями, причем разные по типу магистратуры избирались разными видами народных собраний. В более позднюю эпоху Древнего Рима, а также в эпоху рецепции римского права считалось, что Сенат (или подобный ему орган) также вправе избирать такие магистратуры, остававшиеся, впрочем, вполне независимыми от него. При избрании вступали в действие некоторые дополнительные цензы: во-первых, следовало соблюдать некоторый порядок в занятии должностей, которые систематизировались в определенной иерархической последовательности (квестор, эдил, претор, консул), и на должность, стоящую выше в этой условной иерархии, не мог претендовать гражданин, не занимавший более низких должностей; во-вторых, следовало соблюдать установленный правом промежуток между исполнением разных должностей — в 2 года. Из совокупности этих требований само собой сложился возрастной ценз в пассивном избирательном праве, отличный от активного права римских граждан: для занятия консульской должности — 42 года, преторской — 40 лет, квесторской — 30 лет.

Заинтересованное в избрании на магистратскую должность лицо само должно было выставить свою кандидатуру, заранее заявив о своей претензии магистрату, полномочному созывать то или иное народное собрание. Имя кандидата, если он признавался отвечающим общеправовым и специальным цензовым требованиям, публично оглашалось заблаговременно до дня выборов, и остававшееся время могло использоваться для предвыборной агитации (ведущий такую агитацию кандидат облачался в белую тогу, появлялся в общественных местах в сопровождении «групп поддержки» и т.п., проводил «работу с избирателями», причем со временем эксцессы таких избирательных кампаний заставили регулировать законом нарушение порядка выборов, карать связанную с выборами коррупцию и т.п.). В случае избрания предусматривалась дополнительная процедура вступления магистрата в должность, сопровождавшаяся его клятвой на верность законам и римскому народу, религиозным обрядом. Без этой процедуры, которая была как бы узаконением получения им от римского народа полномочий, избранный кандидат не считался полноправным магистратом и не мог исполнять своих обязанностей.

Все римские магистратуры, помимо выборности, обладали некоторыми общими чертами, в которых выражались общие начала римского публично-правового порядка.

Все магистратуры характеризовались:

Кратковременностью,

Коллегиальностью,

Ответственностью,

Кратковременность определяла, что должностные лица избирались на срок не более одного года, диктатор или любая иная чрезвычайная магистратура — 6 месяцев (хотя и с возможностью продления полномочий), только цензоры — на 5 лет; повторное занятие той же должности не допускалось. Все они были коллегиальными: кроме диктатора, все другие магистраты избирались попарно и исполняли свою должность либо чередуясь по месяцам, либо в другом схожем порядке; причем решение одного магистрата могло быть приостановлено другим по праву veto, что было важной сдержкой против проявлений субъективизма. Все магистраты были ответственны перед римским народом: после истечения срока полномочий (и только после этого) магистрат мог быть привлечен к ответственности за упущения или преступления по должности. Однако в связи с отсутствием прямого правового регулирования содержания магистратской должности реально в вину могло было быть оставлено только корыстное исполнение должностей от имени римского народа.

По объему возложенных на него полномочий магистрат мог пользоваться двоякого рода властью в отношении своих сограждан и других учреждений и лиц в границах государства или города: imperium или potestas.

Наибольшую власть предполагало исполнение должности с imperium, что включало полномочия общеадминистративные, военного управления и право уголовной юстиции. Содержание potestas было значительно уже: оно на деле означало только возможность административно-полицейской и распорядительной власти в отношении граждан. С возложением на него imperium магистрат получал вытекающие из этого права: выполнять жреческие функции (вступать в «общение» с богами от имени римского народа, приносить жертвы, проводить религиозные церемонии), проявлять законодательную инициативу (обращаться с предложениями к Сенату и народным собраниям, созывать народное собрание определенного вида, посылать сообщения о государственных делах в Сенат и т.д.), издавать правоприменительные и общеадминистративные акты (edicta), командовать армией (объявлять сбор войска — мобилизацию территории, назначать младший командный состав, награждать и наказывать военных), осуществлять управление со-ответственно характеру своей должности и правосудие в отношении граждан. Содержание полномочий в объеме imperium разнилось также в зависимости от того, шла речь о власти магистрата внутри или вне собственно Города. На территории Рима («внутри городских стен») на все решения магистрата была возможна provocatio (обжалование) со стороны гражданина, предполагалась возможность перерыва между осуществлением полномочий магистратом, сдающим свой пост, и принимающим его, допускалось вмешательство магистрата-коллеги в исполнение решения. Вне города (в презумпции особых, полувоенных условий) власть магистрата была практически единоличной, его решения обжалованию не подлежали, а невозможность сдать исполнение дел новому должностному лицу продлевала полномочия предыдущего без особых распоряжений.

В качестве должностного лица римский магистрат располагал рядом принудительных полномочий в отношении римских граждан. Он мог лично или через подчиненных задержать нарушающих правовой порядок, в том числе даже подвергнуть специально аресту, имел право возбуждать обвинение в судах против гражданина, пользовался властью налагать установленные и предусмотренные законами штрафы. В особых случаях, для принуждения гражданина к исполнению публично-правовых обязанностей или для обеспечения правосудия, магистрат мог распорядиться об аресте принадлежащей гражданину вещи.

Вокруг магистрата и только во исполнение его полномочий складывался его личный совет (consilium), а также делопроизводственный аппарат советников и секретарей, получавших за эту работу жалованье и переходивших по «наследству» к преемнику его должности.

Наиболее характерной чертой магистратуры в римском публично-правовом порядке было обязательное требование коллегиальности исполнения должности и полномочий, причем коллегиальности в ее подлинном, не совещательном только содержании: коллега магистрата («коллегами зовутся те, кто равной властью обладают») ни в коем случае не был заместителем магистрата, но в полной мере равным ему лицом, с теми же полномочиями, и его участие в исполнении возложенных на них государственных функций уравновешивало возможные искривления или злоупотребления. Вытекавшие отсюда технические неудобства разрешались уже только на основе личного авторитета.

Как представитель «величия римского народа» магистрат пользовался особым административным и правовым статусом. Его личное достоинство и неприкосновенность были предметом специальной уголовно-правовой охраны, в особых случаях посягательства на власть магистрата приравнивались к laesae majestatis. Неподчинение приказу или распоряжению магистрата считалось безусловно отягчающим вину обстоятельством либо само по себе рассматривалось как преступление. Вместе с тем магистрат был специальным в уголовно-правовом отношении субъектом особого вида преступлений — должностных, т.е. некоторые его действия могли дать основу для специальной квалификации. В общем виде считалось, что магистрат не может пренебрегать своими обязанностями, уклоняться от исполнения должности, не проявлять заботы о «публичных делах», даже не относящихся к его прямой компетенции, вообще заботиться, чтобы «государство не терпело ущерба». Упущения в исполнении обязанностей магистрата могли впоследствии стать поводом для законного судебного разбирательства, приговора и изгнания.

Список дополнительной литературы:

1. Новицкий И.Б. Римское право + CD Электорнный учебник. М.: Издательство КноРус, 2011.

2. Омельченко О.А. Римское право: Учебник. Издание второе, исправленное и дополненное. — М.: ТОН — Остожье, 2000.

3. О. А. Жидков, Н. А. Крашенинникова,В. А. Савельев. История государства и права зарубежных стран. Часть 1 - 1996.

4. Барон Ю. Система римского права. В 3-х т. СПб., 1909.

5. Покровский И.А. История Римского права. Мн., 2009.